Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Р.Ю. Почекаев.   Батый. Хан, который не был ханом

§ 15. Внутренняя политика. Батый основатель Золотой Орды?

Всякий, кто может вести верно дом свой, может вести и владение; кто может устроить десять человек согласно условию, прилично дать тому тысячу и тьму, и он может устроить хорошо.

Билик Чингис-хана

Вернувшись на Волгу, Бату произвел передел владений в улусе Джучи. В первую очередь это коснулось перераспределения уделов в связи с существенным расширением территории улуса. Теперь наследник Джучи сам решал, кто из родственников заслуживает какого удела — к тому же с учетом новоприобретенных земель на Западе [ср.: Кляшторный, Султанов 2004, с. 211-212, 222]. Симон де Сент-Квентин сообщает, что «у Батота есть, оказывается, восемнадцать баронов-братьев, каждый из которых имеет десять тысяч или менее воинов в своем подчинении» [Saint-Quentin 1965, XXXII, 34]. Абу-л-Гази пишет: «Когда Саин-хан, возвратившись из этого похода, остановился на своем месте, еказал Орде, по прозванию Ичен, старшему из сыновей Джучи-хана: „В этом походе ты содействовал окончанию на-иего дела, поэтому в удел тебе отдается народ, состоящий пятнадцати тысяч семейств в том месте, где жил отец твой". Младшему своему брату, Шибан-хану, который такие сопутствовал своему брату Саин-хану в его походе, ...из адовых владений отдал четыре народа: Кушчи, Найман, Карлык и Буйрак, и сказал ему: „Юрт (область), в котором ты будешь жить, будет между моим юртом и юртом старшего моего брата, Ичена. Летом ты живи на восточной стороне Яика, по рекам Иргиз-сувук, Орь, Илек до гор Урала; а во время зимы живи в Ара-куме, Кара-куме и по берегам реки Сыр — при устьях рек Чуй-су и Сари-су"» [Абуль-Гази 1996, с. 104; ср.: МИКХ 1969, с. 347].

Наделив наиболее крупными уделами старших братьев, Бату выделил остальным владения в рамках этих уделов — своего и Орду: «С... четырьмя братьями — Удуром, Тука-Тимуром, Шингкумом он [Орду-Ичен. — Р. П.] составил левое крыло монгольского войска» [Рашид ад-Дин 1960, с. 66].[15] Особый удел на территориях, отошедших Бату, получил, вероятно, и самый старший сын Джучи — Бувал или его сын Татар: к нему отошли самые западные владения Улуса Джучи вплоть до Болгарии и Валахии [см.: Трепавлов 1993, с. 89; ср.: Веселовский 1922, с. 3].

Не забыл Бату и других сподвижников из числа остальных Чингизидов — своих двоюродных братьев и племянников. Выделяя им уделы, правитель Улуса Джучи, очевидно, намеренно игнорировал родовые связи отдельных семейств Чингизидов. Так, Иоанн де Плано Карпини сообщает о «Коренце» (Курумиши) — сыне Орду, который имел владения к югу от Киева и «является господином всех, которые поставлены на заставе против всех народов Запада», о сыне Чагатая — Мауци, «который выше Корейцы» и кочует «с другой стороны Днепра», и некоем Картане, женатом на сестре Бату, который кочует у Дона (возможно, речь идет о Кадане — сыне Угедэя) [Иоанн де Плано Карпини 1997, с. 71 — 72]. Абу-л-Гази пишет: «Младшему своему брату, Шибан-хану, отдал в удел из государств, покоренных в этом походе, область Корел... Шибан-хан послал в область Корел одного из своих сыновей, дав ему хороших беков и людей. Этот юрт постоянно оставался во власти сыновей Шибан-хановых; говорят, что и в настоящее время государи Корельские — потомки Шибан-хановы» [Абуль-Гази 1996, с. 104].

Под «областью Корел» надо, вероятно, понимать народы, сравителей которых Рашид ад-Дин называл «келарами», т.е. волжских булгар и башкир. Действительно, есть основания полагать, что Шибаниды владели какими-то областями в Поволжье: именно оттуда в середине XIV в. начинали Швой путь к золотоордынскому трону Хайр-Пулад и Хасан, ротомки Шибана. Результаты новейших нумизматических исследований позволяют предположить, что Бату выделил владения в Волжской Булгарии и Мунке, сыну Тулуя: в Булгаре чеканились монеты с его тамгой. Традиционное представление о том, что проставление этой тамги символизировало признание верховенства великого хана, исследователи оспаривают в связи с тем, что она появляется только на монетах, чеканенных в Булгаре, тогда как на монетных дворах рфугих регионов ее не чеканили [см.: Петров 2005, с. 170-1-71][16]. Таким образом, ни один из этих Чингизидов не имел владений поблизости от уделов их семейств — это гарантировало Бату сохранение власти и контроля над всеми областями Улуса Джучи, даже наиболее отдаленными.

Неоднократно сталкиваясь с претензиями своих родственников на реальную власть в уделах в ущерб улусному правителю, Бату не позволял родичам закрепляться в полученных ими владениях и обзаводиться союзниками из числа местной знати. Стремясь не допустить появления автономных наследственных уделов, Бату периодически «перетасовывал» владения своих родственников, переводя царевичей под разными предлогами из одних уделов в другие. Пример подобной политики наследника Джучи приводит Вильгельм де Рубрук: «У Бату есть еще брат по имени Берка, пастбища которого находятся в направлении к Железным воротам, где лежит путь всех сарацинов, едущих из Персии и из Турции; они, направляясь к Бату и проезжая через владения Берки, привозят ему дары... Тогда, по нашем возвращении, Бату приказал ему, чтобы он передвинулся с этого места за Этилию, к востоку, не желая, чтобы послы сарацин проезжали через его владения, так как это казалось Бату убыточным» [Вильгельм де Рубрук 1997, с. 115; ср.: Языков 1840, с. 138; Бартольд 2002в, с. 141]. Таким образом, в течение всего времени правления Бату в Улусе Джучи не существовало родовых уделов: все они являлись временными и переходили от одних владетелей к другим по воле правителя улуса см.: [Федоров-Давыдов 1973; Сафаргалиев 1996, с. 315; Мыськов 2003, с. 47]. Подобную же политику в дальнейшем старались проводить и преемники Бату, но в результате ослабления ханской власти во второй половине XIV в. «пришлые» Чингизиды получили возможность закрепляться на новых землях и передавать их по наследству. Так, например, Мунке-Тэмур в начале своего правления перевел в Крым одного из сыновей Туга-Тимура, потомки которого в годы последующих смут сумели закрепиться в крымских областях, породнились с местными феодалами, а позднее один из них, Менгли-Гирей, покончил с Большой Ордой — юртом преемников Бату!

Сам Бату, по-видимому, старался привлекать на свою сторону местную знать, вступая в брак с дочерьми покоренных правителей: «У Бату 26 жен», — сообщает Вильгельм де Рубрук [Вильгельм де Рубрук 1997, с. 92], и, несомненно, многие из них были не монголки, а представительницы местных правящих династий. Впрочем, отсутствие сообщений о потомстве его от этих жен весьма красноречиво: традиционно ханский трон и важнейшие должности в государствах Чингизидов занимали сыновья ханов от монгольских жен. Бату укреплял преданность покоренного населения, оказывая милости виднейшим представителям местной знати даже из числа старых недругов. Так, например, все владения и имущество хорезмийского военачальника Тимур-Мелика, в течение долгих лет сражавшегося с монголами на стороне хорезмшаха Ала ад-Дина Мухаммеда и его сына Джалал ад-Дина, а затем бежавшего в Сирию, Бату вернул сыну этого полководца [Juvaini 1997, р. 94].

Конечно, наследник Джучи, став правителем областей с многочисленным и разноплеменным населением, был вынужден в первую очередь опираться на своих соотечественников. Вместе с ним с востока пришли представители различных монгольских племен, которые впоследствии положили начало настоящим династиям влиятельных сановников при дворе Бату и его преемников: Ит-Кара из племени алчи-татар, Байху из племени хушин и его пасынок Элдэкэ из племени джурьят, Мунгэту-нойон из племени сиджиут и другие [Рашид ад-Дин 1952а, с. 111, 172, 183]. Впоследствии четыре наиболее влиятельных рода Крымского ханства — Ширины, Аргыны, Кипчаки и Мангыты — претендовали на происхождение от приближенных Бату [см.: Хорошкевич 2001, с. 96]. Но вместе с тем наследник Джучи активно привлекал на службу выходцев из мусульманских государств. Так, главным писцом (после принятия ханами Золотой Орды ислама эта должность трансформировалась в пост везира) при Бату являлся мусульманин ходжа Наджмудан [Кадырбаев 2005, с. 215]. Причина тому была проста: Бату стремился распространить в своих новых владениях методы управления, в эффективности которых имел возможность убедиться, видимо, еще находясь при дворе великого хана [Крамаровский 2003, с. 68].

Свернув завоевательную деятельность, Бату наконец-то смог «предаться забавам и удовольствиям», что он и сделал — особенно после того, как помог Мунке стать великим ханом [Juvaini 1997, р. 268]. Но его деятельная натура позволяла ему надолго устраняться от государственных дел. Он восстанавливал города, много внимания уделяя развитию городской инфраструктуры и торговли. В начале1250-х гг. в Улусе Джучи были отстроены разрушенные в ходе монгольского нашествия Булгар, Сувар, Сауран, Отрар, Дженд и другие [Егоров 1985, с. 95-96, 129-130; см. также: Белавин 2000, с. 126]. При нем началось восстановление путей сообщения, рынков, постоялых дворов и других элементов городской и торговой инфраструктуры, столь важных для обеспечения нормальной жизни в регионах. Археологические находки на территории бывшей Золотой Орды позволяют предположить, что правители Улуса Джучи со времен Бату оказывали покровительство местным ремесленникам, в произведениях которых сочетались элементы монгольского, тюркского, мусульманского и даже европейского стилей [Миллер 1999, с. 517; Крамаровский 2001, с. 17 и след.].

Бату строил и новые города. Вильгельм де Рубрук, побывавший в Улусе Джучи в 1252-1253 гг., сообщает о городе, получившем в исторической традиции название «Сарай-Бату»: «...вблизи Сарая, это — новый город, построенный Бату на Этилии» [Вильгельм де Рубрук 1997, с. 179]. Иоанн де Плано Карпини, посетивший Бату несколькими годами раньше, в 1246-1247 гг., про Сарай не упоминает, а последующие упоминания об этом городе относятся уже к XIV в. [Лебедев 2005, с. 16]. Отметим, однако, что местоположение этого города до сих пор является дискуссионным. Историки и археологи ХIХ-ХХ вв. (в т. ч. Н. М. Карамзин, С. С. Саб-луков, Ф. В. Баллод, Г. А. Федоров-Давыдов и др.) отождествляли Сарай-Бату с развалинами ордынского города у поселка Селитренное. Но сегодня эта версия подверглась серьезному сомнению: современные археологи сумели обнаружить у Селитренного культурный слой, относящийся к XIV в., но не ранее [Рудаков 1999; см. также: Григорьев 2004, с. 215 и след.]. Следует также иметь в виду, что дошедшие до нас источники, современные Бату, не содержат каких-либо определенных сообщений о существовании его постоянной «статической» столицы — в отличие от кочевых ставок. По некоторым сведениям, Бату считается основателем и ряда других городов — Крыма на Крымском полуострове, Маджара на Северном Кавказе, Укека и Казани в Поволжье и южнее их — Хаджи-Тархана, по некоторым сведениям — Сарайчука на Урале («Сарайчик» русских летописей) [см.: Греков, Якубовский 1998, с. 108; Егоров 1985, с.97, 107, 1 19; Трепавлов 2002, с. 226; Зайцев 2004, с. 10 и след]. Интересно отметить, что сам Бату до конца жизни оставался кочевником: Вильгельм де Рубрук, побывавший у его в 1253 г., сообщает, что был принят властителем Улуса Джучи в его кочевой ставке и все пять недель, в течение оторых был у него, тот вместе со своим двором кочевал вдоль Волги [Вильгельм де Рубрук 1997, с. 116, 119; ср.: Языков 1840, с. 143, 180].

В правление Бату в Улусе Джучи начинается чеканка новой, монгольской, монеты. Правда, помещалось на ней имя багдадского халифа ан-Насира (прав. 1180-1225 гг.). Почему именно этого, давно умершего багдадского правителя? Дело в том, что этот халиф, будучи врагом хорезмшаха Мухаммада, еще со времен Чингис-хана воспринимался монголами как союзник. Упоминание на монете имени халифа — духовного лидера мусульман — способствовало признанию этой монеты и, соответственно, ее свободному обращению среди приверженцев ислама, которые в Улусе Джучи составляли большинство [см.: Петров 2001, с. 70-71; р.: Мухамадиев 2005, с. 93, 104-105]. Свернув завоевания, Бату тем не менее обладал огромными вооруженными силами. Винсент из Бове пишет: «В войске этого Батота всего шестьсот тысяч, а именно сто шестьдесят тысяч татар и четыреста сорок тысяч христиан и прочих, то есть безбожников» [Saint-Quentin 1965, XXXII, 34][17]. Не следует понимать эту информацию так, будто Бату постоянно держал в боевой готовности сотни тысяч всадников: такую регулярную армию было бы просто невозможно прокормить! Полагаю, речь идет о разделении Улуса Джучи на шестьдесят туменов — административных областей, каждая из которых в случае войны должна была выставить до 10000 воинов под командованием управителя — темника [ср.: Владимирцов 2002, с. 404-406]. Естественно, далеко не каждая область выставляла установленное число воинов, да это чаще всего и не требовалось. Тем не менее «списочная численность» армии Бату, видимо, составляла несколько сот тысяч воинов, а это означало, что свои отношения с иностранными государями он мог строить с позиции силы...

Все вышесказанное позволяет увидеть, что Бату гораздо активнее действовал как правитель, чем как полководец. В походах его окружали сородичи-Чингизиды, во многом равные ему по положению, а также назначенные великим ханом военачальники-монголы — соратники Чингис-хана, Джучи, Чагатая и Угедэя, для которых Бату являлся всего лишь одним из многочисленных юных Чингизидов. В собственном же улусе наследник Джучи имел возможность сам выбирать себе сподвижников, кому он, по словам Иоанна де Плано Карпини, «внушал сильный страх» и кто не смел обсуждать его повеления.

Несомненно, внутренняя политика Бату позволила заложить основы будущего могущества Золотой Орды. Но дает ли это основание считать наследника Джучи ее основателем? Историки называли Бату создателем Золотой Орды, и эти утверждения стали элементом мифа о «хане Батые». Между тем еще в 1870-е гг. один из первых исследователей истории Улуса Джучи Г. С. Саблуков вполне определенно связывал основание Улуса со старшим сыном Чингис-хана и отмечал, что при Бату, и даже при Берке «Кипчакское ханство» являлось уделом монгольской державы, а не самостоятельным государством [Саблуков 1896, с. 4].

Во многом формированию образа Бату как основателя Золотой Орды способствовала поддержка этой точки зрения такими авторитетными востоковедами, как В. В. Бартольд, считавший Бату ханом и основателем «Золотой Орды» (сам В. Бартольд писал это название в кавычках), и Р. Груссе, который сообщает о «ханстве Бату», сложившемся в результате его западных походов [Бартольд 2002а, с. 496; Grousset, 2000, р. 392]. Эту позицию поддерживали впоследствии многие авторитетные историки Улуса Джучи [Греков, Якубовский 1998, с. 51-52; Сафаргалиев 1996, с. 293-294]. Странно, что и современные исследователи, имея в своем распоряжении источники и актовые материалы, не доступные их предшественникам, продолжают без малейших сомнений разделять эту же точку зрения [см. напр.: Хафизов 2000, с. 66; Мыськов 2003, с. 23]. Единственной «уступкой» современных авторов стало употребление названия «Улус Джучи», которое постепенно вытесняет из отечественной историографии традиционное прежде название «Золотая Орда». Анализ источников и исследований (включая даже те, авторы которых настаивают на основании Орды «Бату-ханом») показывает, что все попытки представить Бату основателем Золотой Орды или тем более Улуса Джучи необоснованны.

Прежде всего обратимся к названию государства. Впервые название «Золотая Орда» встречается в исторических сочинениях конца XIII - начала XIV вв., в частности — у Рашид ад-Дина [Рашид ад-Дин 19526, с. 230]. Но персидский историк, сообщая об «урду-и заррин-и бузург зарин» («Большая Золотая Орда»), имеет в виду вовсе не название государства Бату, а одну из ставок Чингис-хана [Греков, Якубовский 1998, с. 52]. В русских же источниках название «Золотая Орда», как название государства, появляется не ранее середины XVI в. Основать государство с таким названием Бату не мог. Считать же его основателем Улуса Джучи — абсурд, поскольку само название свидетельствует о том, что его первым правителем (причем не «основателем», а именно назначенным правителем!) был Джучи. Например, Сафаргалиев вполне справедливо указывает, что начало Улусу Джучи было положено около 1208 г., когда Чингис-хан выделил в управление своему старшему сыну области, населенные «лесными народами», которые он же, Джучи, и покорил [Сафаргалиев 1996, с. 293]. Поэтому считаю не вполне корректным слова некоторых современных авторов о том, что Улус Джучи был образован в результате завоеваний Бату на Западе [см., напр.: Хафизов 2000, с. 66]. Можно говорить о его существенном расширении» изменении статуса Бату как его правителя, но никак не об образовании Улуса Джучи, появившемся тремя десятилетиями ранее!

Исследователи предлагают несколько дат создания Золотой Орды и, соответственно, начала правления в ней Бату. Наиболее ранняя — 1236 г., вероятно, связывается с завоеванием Волжской Булгарии, ставшей центром владений Бату [Греков, Якубовский 1998, с. 59]. Вторая — 1240 г.: традиционное для русских авторов увязывание возникновения Золотой Орды с установлением монголо-татарского ига, отсчет которого они ведут от падения Киева. Наконец, третья дата — 1242/1243 г., когда Бату вернулся из западного похода в Поволжье и впервые принял у себя великого князя Ярослава Всеволодовича, признав его старшим правителем Русской земли [Вернадский 2000, с. 147; Каргалов 1984, с. 17; Егоров 1985, с. 27; Кучкин 1991, с. 18; Горский 2001а, с. 48]. Рассмотрим, имели ли эти даты какое-то принципиальное значение в биографии Бату.

Прежде всего завоевание Волжской Булгарии было за: вершено не в 1236, а в 1237 г. К этому времени Бату уже около десяти лет являлся правителем Улуса Джучи, и покорение булгар ничего не изменило в его статусе. Наследник Джучи в 1236-1237 гг. приобрел собственный обширный удел, причем не имел возможности обосноваться в нем и заняться его обустройством: статус предводителя западного похода обязывал его двигаться далее. Таким образом, захват Волжской Булгарии стал всего лишь одним из эпизодов его карьеры военачальника, но никак не начала правления в собственном государстве.

Захват Киева также не являлся каким-то решающим событием. Прежде всего Киев к тому моменту уже не являлся ««ицей единой Руси, и его падение вовсе не ознаменовало покорение русских земель: в течение 1241 г. монгольские войска действовали в Галицко-Волынской Руси, продолжались и боевые действия в Северской земле. Кроме того, как и после завоевания Волжской Булгарии, Бату, захватив Киев, не вернулся в Поволжье, в свои новые владения: он, опять же в качестве ханского военачальника, продолжил поход на Запад.

1242/1243 г., казалось бы, имеет некие основания считаться «поворотной датой» в жизни Батыя: он наконец-то вернулся в низовья Волги и начал принимать у себя вассальных правителей и послов иностранных государей. Однако его контакты с вассалами и дипломатами исчерпывались тем, что он выслушивал их и отправлял в Каракорум — к великому хану, который и выносил решение в отношении каждого из прибывших! Именно такова была позиция Бату в отношении русских князей, грузинских царей, сельджукских султанов и посланцев европейских государей, визиты которых к нему зафиксированы в источниках. Сам Бату de-jure являлся лишь правителем барунгара — правого крыла Монгольской империи (по сути, состоя на службе у великого хана) и не обладал какими-либо полномочиями принимаать решения в отношении вассальных правителей и вести переговоры с посланцами иностранных государей. Такое положение Бату сохранялось, по-видимому, до воцарения Мунке в 1251 г., после чего его статус существенно повысился, как мы увидим ниже. Может быть, речь идет хотя бы об основании столицы — Сарай-Бату? Но нет — и этот город был создан не ранее начала 1250-х гг. Таким образом, 1243 год, как дата основания Бату самостоятельного государства, тоже отпадает.

Наконец, как мы уже установили, что ханским титулом Бату не обладал, поэтому в любом случае говорить о создании им «ханства» вряд ли целесообразно. Таким образом, мнение исследователей, считавших Бату основателем Золотой Орды или даже Улуса Джучи — очередной историографический миф: Бату был только правителем западного крыла Монгольской империи, подчиненным великому хану, в течение всего своего правления не обладал статусом самостоятельного государя, впрочем, и не стремясь к этому[18]. Его можно считать одним из правителей (наряду с Джучи и Берке), заложивших основы будущего самостоятельного государства, но никак не создателем такового.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Василий Бартольд.
Двенадцать лекций по истории турецких народов Средней Азии

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.

А.И.Мелюкова.
Скифия и фракийский мир

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.
e-mail: historylib@yandex.ru
X