Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Алексей Шишов.   100 великих казаков

Иван Васильевич Падуров (1798–1859)

Генерал-майор. Герой Русско-турецкой войны 1828–1829 годов. Наказной атаман Оренбургского казачьего войска

Родился в войсковой столице городе Оренбурге. Происходил из старинного казачьего рода Падуровых, самым известным в котором был его дед Тимофей Иванович, казачий сотник. Тот был депутатом от оренбургского казачества в Уложенной комиссии 1767–1769 годов, учреждённой императрицей Екатериной II в начале её царствования.

Однако такая приобщённость к государственным делам не помешала казачьему сотнику вместе со своим отрядом у крепости Татищевой перейти на сторону Емельяна Пугачёва, который присвоил ему чин полковника своей «царской» армии. Тимофей Иванович в истории Пугачёвского бунта известен своими «угрозительными» письмами оренбургскому губернатору И. А. Рейнсдорпу, атаману Оренбургского казачьего войска В. И. Могутову и старшине Яицкого казачьего войска М. Бородину с требованием сдаться Пугачёву.

Полковник пугачёвцев кончил жизнь так же, как и вождь крестьянской войны, выходец из донских казаков. Он был выдан властям заговорщиками и казнён в Москве на Болотной площади…

Внуку пугачёвца суждено было стать героем одной из войн России с Турцией и наказным атаманом оренбургского казачества. Иван Падуров получил домашнее образование. Служить начал в 14 лет урядником в канцелярии Оренбургского генерал-губернатора для письмоводства.

Дальнейшая служба его проходила на Оренбургской укреплённой пограничной линии. Здесь, на Южном Урале, на границе Киргизской (Казахской) степи, он выбился в офицеры. В 1813 году был произведён в зауряд-хорунжие, в следующем году — в зауряд-сотники, через два года — в зауряд-есаулы. Действительным же хорунжим становится в 20 лет, сотником — в 23 года, есаулом — в 27 лет. Иначе говоря, служба у Ивана Падурова ладилась.

Сотником Падуров состоял адъютантом при войсковом атамане В. А. Углицком. После его смерти в 1822 году находился при управляющем войском (до назначения нового атамана).

В июле 1823 года по делам службы был послан степью из Оренбурга на волжские берега, в Самару. В пути подвергся нападению киргизов и попал к ним в плен. В ноябре того же года они освободили казачьего офицера по грозному настоянию оренбургского генерал-губернатора. То есть дело обошлось без выкупа.

Имея хорошие рекомендации и немалый опыт степной службы, есаул И. В. Падуров в феврале 1828 года назначается командиром вновь формируемого 9-го Оренбургского казачьего полка. Он создавался от войска для участия в Русско-турецкой войне 1828–1829 годов.

Полку Падурова довелось воевать на Балканском театре. Первую благодарность оренбуржцы получили за «примерное» форсирование Дуная. Им довелось участвовать во многих больших делах той войны: боях при Эски-Армаутларе и Козлудже, в Кулевчинском сражении (в нём участвовало пять казачьих полков), под осаждённой крепостью Шумла. Главнокомандующий русской армией генерал-фельдмаршал И. И. Дибич-Забалканский не раз отмечал казачью доблесть.

Иван Васильевич Падуров за мужество и умелое командованием полком за неполный год участия в войне награждался трижды: Анненским оружием «За храбрость», орденом Святого Владимира 4-й степени и чином войскового старшины.

Его подчинённые всегда отличались мужеством, демонстрируя на полях Болгарии лихость степной конницы, не раз ставя турок, обученных воевать по-европейски, в затруднительные, опасные положения. То есть они на тех полях брани сражались столь же доблестно, как донцы и астраханцы, линейные кавказские казаки, будущие кубанцы и терцы.

9-й Оренбургский казачий полк удостоился за «выказанную доблесть» сразу двух коллективных наград. Первой стало вручённое в 1831 году полковое (простое) знамя с надписью «За отличие в Турецкую войну в 1829 году» и знаки отличия на головные уборы нижних чинов с такой же, как и на знамени, надписью.

Мерилом отношения казаков к своим командирам, а войска — к своим героям служит память о той или иной войне, походе и сражении в народном творчестве: песнях, сказаниях, легендах, поговорках… Так, о полке Ивана Падурова, воевавшего в 1829 году за Дунаем, была сложена песня, певшаяся в станицах и хуторах до начала XX века:

Уж ты степь ли наша, степь наша широкая!
Широко-долго, степь, ты протянулася.
Пролегла во степи больша дороженька,
По этой дороженьке никто не прохаживал,
Никто следику не прокладывал,
Тут шёл-то, прошёл Падуров с полком.
Впереди-то идут бравые хорунжишки,
За хорунжишками младые уряднички,
За урядничками идёт полк казачоньков.
Как у вас-то в полку несчастьице случилося —
Как убили у вас бравого хорунжушку.
Как хорунжушки шашками возбрякнули,
А младые уряднички песенку возгаркнули,
А полк-казачоньки слезнёхонько восплакнули.
Не в чистом поле снежки забелелися,
Не алы цветы заалелися —
Забелелося тело белое,
Заалелася кровь алая.

…Когда война победно завершилась, 9-й Оренбургский казачий полк не вернулся в родные края. Он до августа 1832 года нёс карантинную службу по течению реки Прут, оберегая приграничные губернии России от эпидемий, которые свирепствовали в Дунайских княжествах — Молдавии и Валахии.

Герой Оренбуржья в Турецкой войне войсковой старшина Иван Падуров, сдав один полк, распущенный по домам, вскоре принял командование над другим — Оренбургским казачьим «непременным» полком. Его чины частью служили на пограничной линии, частью находились в станицах.

Полковник И. В. Падуров неоднократно командовал военными экспедициями (казачьими отрядами), которые посылались в Киргизскую степь. Такие степные походы состоялись в 1836, 1838 и 1839 годах.

…Турецкая война сделала его авторитетным человеком. В июне 1841 года он становится членом войскового правления, с марта 1852 года — присутствующим в войсковом правлении.

13 декабря 1852 года Иван Васильевич Падуров высочайшим указом императора Николая I назначается наказным атаманом Оренбургского казачьего войска. Ему присваивается генерал-майорский чин.

Шла эпоха присоединения Туркестана к Российской империи. Оренбургское, уральское, сибирское казачество оказалось на переднем крае этих исторических событий. Оставаясь в атаманской должности, Падуров в апреле 1853 года назначается начальником экспедиционного отряда на Сырдарью для взятия кокандской крепости Ак-Мечеть, самого большого разбойного гнезда в Средней Азии.

В июле того года он командует осадными войсками у стен Ак-Мечети, находясь в подчинении оренбургского военного губернатора генерала от кавалерии В. А. Перовского. За овладение этой сильной пограничной крепости Кокандского ханства был награждён орденом Святого Станислава высшей, 1-й степени.

Атаман Иван Васильевич Падуров ушёл из жизни в расцвете сил. Его именем были названы казачий посёлок Оренбургского войска и улица в казачьем предместье города Оренбурга. Память о нём хранилась и в походной песне казаков Южного Урала.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Лэмб Гарольд.
Чингисхан. Властелин мира

Адольф фон Эрнстхаузен.
Война на Кавказе. Перелом. Мемуары командира артиллерийского дивизиона горных егерей. 1942–1943

Алина Ребель.
Евреи в России: самые влиятельные и богатые

Надежда Ионина, Михаил Кубеев.
100 великих катастроф

Дмитрий Самин.
100 великих вокалистов
e-mail: historylib@yandex.ru
X