Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Алексей Шишов.   100 великих казаков

Феликс Антонович Круковский (1804–1852)

Генерал-майор. Герой Кавказской войны

Казаком Кавказской линии Круковский стал не от рождения, а по зову судьбы. Происходил он из польской шляхетской семьи Гродненской губернии. Образование получил в иезуитском коллегиуме.

На военную службу 17-летний Феликс Круковский поступил в 1821 году — унтер-офицером в лейб-гвардии Подольский кирасирский полк. Через два года получил первый чин кавалерийского офицера — корнета. Затем служил в Татарском уланском и Рижском драгунском полках.

Судьба забросила его на Северный Кавказ в 1837 году. В тот год он получает чин майора с назначением в Кавказское линейное казачье войско. Он становится командиром Горского линейного казачьего полка, воевавшего в Чечне. Так началось его долгое, до последнего дня жизни, участие в длительной Кавказской войне.

В те годы начинается подъём имама Шамиля и активность боевых действий в Нагорном Дагестане и Чечне. Горский казачий полк постоянно участвует то в боях на Кавказской укреплённой линии, то в военных экспедициях в горы и заповедные леса предгорий Кавказа. Круковскому доводилось раз за разом подтверждать своё умение командовать полком в боевых ситуациях.

В 1840 году он участвует в «делах» при чеченских аулах Чемулго и Шеналук. В бою на реке Фортанге получает пулевое ранение в шею. За конные атаки войска мюридов награждается орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом.

В 1841 году Круковский со своим казачьим линейным полком участвовал во многих боях на территории Малой и Большой Чечни. В следующем году выполнял задачу по охране от нападений «немирных» чеченцев территорий по верхнему течению рек Терек и Малой Кабарды, то есть земель «мирных» осетин и кабардинцев.

Командование Отдельного Кавказского корпуса (русских войск на Кавказе) высоко ценило тактическое искусство полкового командира. В конце 1842 года он принимает командование над одним из самых прославленных полков Кавказского линейного казачьего войска — Хопёрским, который был сформирован в своё время из переселившихся на Терек казаков с Верхнего Дона, подвергшегося в ходе восстания Булавина страшному опустошению.

В следующем году Феликс Круковский прославился тем, что во главе четырёхсот конных хопёрцев отбил ночное нападение примерно четырёхтысячного отряда противника на станицу Бекешевскую, рассеял его и тем спас город Пятигорск от разорения. Этот бой сделал Круковского знаменитым, о нём заговорили и казаки, и горцы.

За Пятигорское дело командир Хопёрского казачьего полка производится в полковники. А боевой орденской наградой ему стал Святой Георгий 4-й степени.

…В 1845 году полковник Ф. А. Круковский назначается командиром Нижегородского драгунского полка, самого прославленного полка регулярной кавалерии русской армии в войнах на Кавказе. С нижегородцами он участвует в ряде экспедиций в Чечне и Дагестане.

В середине 1840-х годов, вершины успехов имама Шамиля, драгунам под его командованием довелось участвовать в целом ряде трудных боёв. Они ещё больше прославили решительного и бесстрашного Круковского. Это были бои в Гойтинских и Гехинских лесах, на реке Мартана.

Окончательно стать казаком Феликсу Антоновичу пришлось в 1848 году. В тот год он производится в генерал-майорский чин и назначается наказным атаманом Кавказского линейного казачьего войска, с которым за девять лет войны на Кавказе Круковский сроднился и на поле брани, и в быту.

В те годы Кавказская война по-настоящему бушевала, вызывая огромный накал страстей с обеих сторон. В 1849–1851 года генерал-майор Круковский в качестве начальника конного отряда участвует в боях с «немирными» горцами за Кубанью, на реке Белой и в Чечне (на правом фланге Кавказской укреплённой линии) в экспедициях под общим командованием генералов Завадского и Нестерова.

Казаки-линейцы могли гордиться не только умелым командованием своего наказного атамана, но и его бесстрашием и отвагой. Примером личной храбрости казачьего генерала может служить то, что он объезжал в условиях войны сторожевые пикеты без всякого конвоя, в сопровождении только одного казака-проводника.

Наказной атаман Кавказского линейного казачьего войска Ф. А. Круковский погиб вместе со своим конвоем 18 января 1852 года в бою в чеченском ауле Шаухал. Случилось это в ходе военной экспедиции князя А. В. Барятинского к верховьям реки Гойты.

В тот день авангардная колонна под командованием генерал-майора Круковского подошла к лесным хуторам близ аула Дуба и укрепления Урус-Мартан. Казаки были посланы вперёд. Выбив стрелков-чеченцев, засевших за завалами, атакующие казаки-линейцы ворвались в аул, который уже никто не защищал, и рассыпались по нему.

Опасаясь, что они могут быть разбиты поодиночке или небольшими группами, Круковский в сопровождении конвоя из двадцати казаков-линейцев и майора Полозова, поскакал к только что взятому аулу, в котором ещё не утихла ружейная пальба. Он остановился на площади у мечети, приказав трубачу играть сигнал сбора.

В это время из мечети грянул ружейный залп. Приметный по форме генерал был смертельно ранен несколькими пулями. Конвой пришёл в замешательство. Почти сразу же из близкого оврага выскочили в большом числе горцы, которые ударили в шашки, окружив конвойных казаков. Ординарец Круковского казак Толчанинов попытался было вынести командира с поля боя. Но Круковский только и успел сказать ординарцу:

— Брось меня и спасайся сам.

Толчанинов, однако, не оставил Круковского в беде и в рукопашной схватке был изрублен вместе с генералом. Погиб и почти весь конвой: казаки, встав в круг перед мечетью, дорого продавали свои жизни.

На шум боя в аул прискакали нижегородские драгуны. Там они нашли тело своего командира, раздетого донага и всего изрубленного. Погиб и конвой: лишь несколько смертельно раненных казаков смогли рассказать о случившемся.

Впоследствии царскому наместнику на Кавказе князю А. В. Барятинскому удалось за большие деньги выкупить у имама Шамиля Георгиевский крест и орден Святого Станислава 1-й степени, принадлежавшие генералу и бывшие на его черкеске в день гибели. Шашку же и кинжал Круковского Шамиль не согласился уступить ни за какие деньги.

Генерал-майора и георгиевского кавалера Ф. А. Круковского похоронили со всеми воинскими почестями в станице Екатериноградской. На его могиле был поставлен скромный, но приметный памятник: большой чугунный крест на пьедестале из белого камня, обтёсанного в виде пирамиды. До наших дней этот памятник, естественно, не сохранился.

Кавказский наместник, будущий генерал-фельдмаршал и победитель имама Шамиля светлейший князь Воронцов писал в Санкт-Петербург военному министру по поводу гибели атамана линейного казачества Кубани и Терека следующие слова:

«Если бы выбрать из войска тысячу лучших людей и у каждого из этих людей взять его лучшие достоинства и качества, то и тогда сумма их не перевесила бы тех качеств, которыми обладал покойный атаман, совершенно незаменимый для нашего кавказского казачества…»

…Император Николай II счёл необходимым отметить 50-летие гибели в бою генерал-майора Феликса Антоновича Круковского. В 1902 году его имя, как вечного полкового шефа, было присвоено 1-му Горско-Моздокскому полку Терского казачьего войска.

Этот казачий полк являлся гордостью терского казачества. Он имел Георгиевское знамя с надписью «За военные подвиги против непокорных горцев», восемь Георгиевских серебряных труб «За отличие в Турецкую войну 1877 и 1878 годов». Знаки отличия за Крымскую (или Восточную) войну носили на головных уборах — папахах казаков первой сотни полка.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Тамара Т. Райс.
Византия. Быт, религия, культура

Алексей Шишов.
100 великих героев

Майкл Шапиро.
100 великих евреев

Гарольд Лэмб.
Сулейман Великолепный. Величайший султан Османской империи. 1520-1566

Е. А. Глущенко.
Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования
e-mail: historylib@yandex.ru
X