Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.4.1. Колаксай в античной литературе

Во всяком случае упоминание «колаксаева коня» свидетельствует о том, что Алкман был достаточно хорошо осведомлен в скифской мифологии. Колаксай — хорошо известный персонаж, упоминаемый еще в двух независимых друг от друга источниках — у Геродота (IV, 5—7) и Валерия Флакка (VI, 48—59, в форме Colaxes). Согласно скифской легенде, пересказанной Геродотом, Колаксай был младшим из трех сыновей первого человека Таргитая, который родился от Зевса и дочери реки Борисфен. При них с неба упали золотые предметы: плуг с ярмом, секира и чаша. Из трех братьев только Колаксаю удалось ими завладеть, благодаря чему он получил царскую власть. Кроме того, про Колаксая сообщается, что он был прародителем скифских царей, которых называют Παραλάται. Последнее слово, очевидно, соответствует авестийскому Paraöäta, титулу первых иранских царей, в частности, Хушенга7. Имя Κολάξαϊς было истолковано В. И. Абаевым как отражение иранского *xol-a-xšaya- < *hvar-xšaya-8, т. е. «Солнце-царь». Позже Э. А. Грантовский сделал убедительную поправку к этой этимологии. По его наблюдению, имена из пересказанной Геродотом легенды свидетельствуют о существовании скифского диалекта, для которого уже в V в. до н. э. был характерен ряд фонетических новаций, отмеченных позже в осетинском языке. Другие скифские диалекты в это время и позже сохраняли более архаичный фонетический облик. Одной из особенностей этого «продвинутого» диалекта был переход г > 1 перед i. Наличие лямбды в греческой передаче имени мифического скифского царя свидетельствует, скорее всего, о необходимости восстанавливать первую часть его имени как *hvarya- (ср. др.-инд. surya-), что закономерно давало *хоlа-9; этот элемент транскрибировался средствами греческого языка как κολα-.

Таким образом, Колаксай, или «Солнце-царь», в скифских представлениях был легендарным прародителем воинского сословия (Παραλάται), в том числе и скифских царей10. Вероятно, близким ему персонажем был авестийский Хушенг, родоначальник Paraδāta, или Уархаг Нартовского эпоса, родоначальник рода (Æ)xsærtgægatæ, к которому принадлежало большинство нартовских героев и который воплощал в эпосе воинскую функцию и воинское сословие. «Колаксаев конь» Алкмана, таким образом — это конь «Солнце-царя», прародителя скифского воинского сословия, который, очевидно, играл немалую роль в скифских эпических сказаниях. Связь образа коня с солнцем в идеологии иранских кочевников достаточно хорошо известна и многократно отмечалась11. Так, Геродот специально замечал, что массагеты приносят в жертву солнцу только коней (I, 216, 4, ср. Strabo XI, К, 6).



7 Сопоставление предложено еще В. Миллером (1887, 127).

8 Абаев 1949, 242-243; Абаев 1979, 310, 363, ср. ИЭСОЯ, г. IV (1989), 247-248.

9 Грантовский 1960, 7, 19-21.

10 Подробный анализ геродотовской легенды и историю ее изучения см. Ivantchik 1999, 141-192.

11 См. например Widengren 1965, 127-130; Литвинский 1968, 28-35.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

В. Б. Ковалевская.
Конь и всадник (пути и судьбы)

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства

С. В. Алексеев, А. А. Инков.
Скифы: исчезнувшие владыки степей

Э. Д. Филлипс.
Монголы. Основатели империи Великих ханов
e-mail: historylib@yandex.ru
X