Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.6.1. Образ Сесостриса в античной традиции

Античная традиция о Сесострисе, особенно рассказ о нем Геродота, многократно анализировалась и достаточно хорошо изучена1. Можно считать доказанным, что в ее основе, начиная с рассказа Геродота, лежат некие фольклорные и парафольклорные рассказы об этом царе, которые были широко распространены в Египте. Сесострис стал собирательным персонажем, в рассказах о котором бродячие фольклорные сюжеты соединились с воспоминаниями о былом величии египетской державы и походах нескольких древних фараонов. В фольклорных рассказах о нем существенную роль играла «националистическая пропаганда», прославлявшая Сесостриса как воплощение величия Египта, великого царя, который превзошел современных владык страны, прежде всего Кира и Дария. Несомненен и греческий вклад в «роман» о Сесострисе, включая и литературную переработку разных авторов, начиная с Геродота. Наличие этих элементов в традиции о Сесострисе признается почти всеми, однако их удельный вес оценивается по-разному. По-разному оценивается и соотношение различных вариантов античной традиции об этом царе.

Для того, чтобы представить себе облик фольклорной основы вошедших в греческую литературу рассказов о Сесострисе, их следует сопоставить с многочисленными египетскими сказками, песнями, поучениями и под., героями которых были исторические персонажи, особенно часто различные фараоны, в том числе и Сенусерт/Сесострис. Этот вид литературы был чрезвычайно популярен в Египте в течение всей его истории2; его позднейшим сильно эллинизированным ответвлением является и псевдо-каллисфеновский роман об Александре, написанный в Египте, видимо, в III в. н. э.3 (ср. ниже, 2.6.5). Множество происходящих из Египта литературных демотических папирусов, количество которых не меньше, если не больше, греческих литературных4, свидетельствует о том, что египетская литература процветала здесь в птолемеевскую и римскую эпоху и соответствующая традиция никогда не прерывалась. В основном это были новые произведения: большая часть литературы Среднего и Нового царства в позднюю эпоху уже была утрачена и продолжала существовать лишь в устной традиции, хотя не исключено и сохранение некоторых литературных текстов5. Египетские рассказы о фараонах циркулировали в устной и письменной форме далеко не только в египтоязычной, но и в грекоязычной среде Египта начиная по меньшей мере с III в. до н. э. Об этом свидетельствует, например, фрагмент литературного сочинения, известного как «Сон Нектанеба», относящийся к этому времени6. Особый интерес представляет еще один образец египетской литературы о фараонах на греческом языке, правда, иного жанра. Речь идет о гимне в честь легендарного царя Порраманреса (обычно отождествляемого с Аменофисом), написанном в начале I в. до н. э. в Фаюме неким Исидором. Автор, египтянин, для которого греческий язык не был родным, излагает египетские источники, стараясь при этом подражать образцам греческой эпической поэзии, включая Гомера7 (ср. ниже, 2.6.4).

Рассказы о Сесострисе, сохранившиеся в пересказах античных авторов, очевидно, принадлежали тому же кругу и хронологически располагались между древнеегипетскими сказками и рассказами, где действовали фараоны, с одной стороны, и романом об Александре — с другой. Попытки египтологов сопоставлять рассказы Геродота о Сесострисе с египетскими текстами эпохи Сенусертов или Рамсеса II и рассматривать эти рассказы как источник по египетской истории8 представляются поэтому излишне прямолинейными — они не могут дать большего результата, чем, например, попытки изучать историю правления Хеопса на основании древнеегипетской сказки о Хеопсе и волшебнике или историю раннего средневековья по легендам о короле Артуре. Следует учитывать также, что египетские рассказы о Сесострисе к тому же подверглись греческой переработке (не только Геродота, но еще и его информаторов), так что они еще больше удалились от своей исторической основы, чем египетские сказки о фараонах. Разумеется, произведения художественной литературы на исторические темы могут быть важным исторических источником, однако они говорят гораздо больше об эпохе своего создания, чем об эпохе, в которой действуют их персонажи9.



1 Sethe 1900; Maspero 1901, 593-609. 665-683; Kees 1923а, 1862-1876; Posener 1934, 75-81; Braun 1938, 13-18; Malaise 1966, 244-272; Lloyd 1982, 37-40; Lloyd 1988, 16-37; Obsomer 1989, с прочей литературой. Ср. Lange 1954 (популярная брошюра, содержащая ряд неточностей и ошибок). Ср. также Armayor 1980, 51 — 74, где автор отрицает египетский элемент в геродотовеком рассказе о Сесострисе (как и других рассказах о Египте), заменяя его «Mesopotamia inspiration». Эта теория не доказана, особенно в том, что касается геродотовских Άσσύριοι λόγοι, которые, возможно, вообще никогда не были написаны и видеть в которых источник II книги гораздо более рискованно, чем предполагать для нее египетские источники, как это делается обычно. Столь же легковесны параллели между Сесострисом и греческими героями, например Ясоном — они ограничиваются упоминанием Колхиды и военных кораблей в рассказах об обоих и тем, что Ясон и Сесострис были женаты. Вряд ли можно на основании этого утверждать, что весь рассказ о Сесострисе — слепок с мифа о Ясоне. Автор справедливо замечает, что геродотовские ссылки на египетских жрецов скорее всего фиктивные и вряд ли Геродот действительно получал информацию непосредственно от них. Однако из этого еще не следует, что Геродот вообще не был в Египте и не разговаривал с его жителями (скорее всего, с египетскими греками). Недопустимо, кроме того, рассмотрение всех античных рассказов о Сесострисе вместе, как делает автор — в них четко выделяются разные традиции, имеющие отчасти различное происхождение (см. ниже). Весьма суровую, но справедливую критику его взглядов на Геродота см. Pritchett 1982, 234-285, ср. также Pritchett 1993.

2 Ср. Erman 1923, 39-121, 197-237, 318-349; Hermann 1938. О литературе эпохи XII династии и ее роли в рождении легенд о Сесострисе см. Posener 1956, passim, особ. 141—144.

3 О близости между древнеегипетскими литературными сочинениями о фараонах и «романами» о Сесострисе и Александре см. Pfister 1976, 41 — 51.

4 Samuel 1983, 108-110; Tait 1994, 203-222

5 Tait 1994, 204-205. Ср. Hermann 1938, 39-42.

6 См. Koenen 1985, 171-194, с литературой; ср. Stephens, Winkler 1995, 13-16. Возможно, сюда же относится папирусный фрагмент, опубликованный как «а narrative about Amenophis» (P. Оху 3011): Kussl 1991, 178-179. Фрагмент, однако, слишком мал и не позволяет судить о содержании и жанре произведения. Возможно, речь идет о чисто греческом романе на восточную тему, вроде романа о Нине и Семирамиде, ср. Stephens, Winkler 1995, 23-71. Ср. также о значении этой литературы о фараонах среди источников Манефона: Dillery 1999, 102-113.

7 Vanderlip 1972, 63-74.

8 См. например Sethe 1900; Lange 1954; Malaise 1966; Obsomer 1989. Против такого подхода справедливо возражал еще Г. Масперо (Maspero 1901. 682), замечая, что его оппонент К. Зете «а traite son sujet comme s'il se fut agi d'une question d'histoire veritable, quand ce n'est qu'une question d'histoire litteraire». К сожалению, тот же упрек можно предъявить многим авторам более поздних работ. Здесь же он говорит, что Сесострис — это не Сенусерт I, не Рамсес III, не Шешонк и не какой-либо другой исторический монарх, a «un Pharaon de rornan... qu'on doit laisser a sa legende sans essayer de Tintroduire dans l'histoire».

9 Cp. Bowersock 1994, passim.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Рустан Рахманалиев.
Империя тюрков. Великая цивилизация

Э. А. Томпсон.
Гунны. Грозные воины степей

С.А. Плетнёва.
Kочевники южнорусских степей в эпоху средневековья IV—XIII века

А. И. Тереножкин.
Киммерийцы

Валерий Гуляев.
Скифы: расцвет и падение великого царства
e-mail: historylib@yandex.ru
X