Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Аскольд Иванчик.   Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

2.6.3. «Проегипетская» традиция IV—III вв. до н. э. (Феопомп, Аристотель, Дикеарх, Нимфодор, Аполлоний Родосский)

В эпоху после Геродота Сесострис стал достаточно популярным персонажем в греческой литературе. Возможно, в «Филиппиках» Феопомпа содержался специальный экскурс о нем, однако судить о его содержании трудно. Ясно лишь, что Феопомп упоминал этого царя (FGrHist 115 F 46). То, что это упоминание находилось в третьей книге, содержанием которой был захват Филиппом Амфиполя, поход в Пангей и в Фессалию (F 42 — 44, 48), видимо, свидетельствует о том, что оно было сделано в связи с походами Сесостриса во Фракию и Скифию. Можно предполагать, что он следовал в своем рассказе Геродоту, которого, очевидно, изучал достаточно тщательно. Известно, что Феопомп даже написал эпитому геродотовского сочинения в двух книгах (Suda s.v. Θεόπομπος = FGrHist 115 Τ 1, F 1-4).

О Сесострисе писал и Аристотель, сообщения которого не вполне согласуются с геродотовскими, однако легко могут быть из них выведены. Прежде всего, он пишет, что Сесострис пытался соорудить канал от Нила до Красного моря (Meteor. I, 14, 352b, ср. Strabo I, 2, 31 (из Аристотеля); XVII, 1, 25) — информация, отсутствующая у Геродота. Однако Геродот говорит, что именно Сесострис соорудил все имеющиеся в Египте каналы (II, 108), из чего вполне можно было сделать вывод, что древняя попытка сооружения канала, ведущего в Красное море, принадлежит также ему. Кроме того, Аристотель упоминает Сесостриса в «Политике» (VII, 9, 1 — 5 1329b) как законодателя, которому приписывается государственное устройство Египта, в частности разделение общества на наследственные классы. Здесь вряд ли можно усмотреть появление новой информации — Сесострис выступает у Аристотеля в качестве аналога критского Миноса, как наиболее известная и яркая фигура египетской древности, которой удобно приписать законодательную деятельность (тем более, что о такой деятельности, правда, в другой связи, говорит и Геродот) и установление египетской «конституции». Разделение египетского общества на наследственные классы, видимо, впервые описанное Геродотом (II, 164 — 168)25, было наиболее известной чертой этой конституции (ср. Plat. Tim. 24а —b; Isocr. Busir. 15 sqq и др.)26, и не удивительно, что его установление было приписано Сесострису.

Пожалуй, единственное, в чем Аристотель существенно отклоняется от Геродота — это указание на то, что Сесострис жил «гораздо раньше» Миноса. Согласно мнению Геродота, современник Троянской войны Протей был вторым царем Египта после Сесостриса (II, 112). В то же время Идоменей Критский, участник той же войны, относится также ко второму поколению после Миноса, так что Сесострис и Минос по Геродоту должны быть примерно современниками27. Вряд ли, однако, Аристотель вникал в эти хронологические расчеты — его указание, скорее всего, объясняется общим мнением греческих авторов о большей древности египетской культуры и египетского социального устройства по сравнению с греческими (ср. о древности египтян: Aristot. Meteor. I, 14, 351b). Можно считать, таким образом, что Аристотель находился в основном в рамках геродотовской традиции о Сесострисе и вряд ли имел об этом царе какие-то независимые от нее источники информации. Отклонения от геродотовского рассказа легко объясняются собственными добавлениями Аристотеля, основанными не на новых сведениях о египетском царе, а на его собственных представлениях и теориях более общего порядка.

Прямой ученик Аристотеля Дикеарх также писал о Сесострисе, о чем свидетельствуют фрагменты его сочинения, сохранившиеся в схолиях к Аполлонию Родосскому (Schol. Apoll. Rhod. IV, 272-276 Wendel = fr. 57—58 Wehrli). Из этих фрагментов мы можем узнать несколько больше о том, с какой точки зрения Сесострис интересовал Аристотеля и ранних перипатетиков и каков был его образ в их представлении. Судя по фрагментам, Дикеарх, как и Аристотель, интересовался Сесострисом прежде всего как законодателем и «культурным героем»; его завоевания даже не упомянуты. Продолжая традицию своего учителя, Дикеарх считает, что именно Сесострис разделил египетское общество на наследственные классы; кроме того, он приписывает ему «изобретение» коневодства28.

Из этих фрагментов следует также, что Сесострис интересовал Дикеарха и с точки зрения хронографических штудий. Дикеарх сообщает, что Сесострис правил после Гора (τΩρος), сына Исиды и Осириса, причем его правление относится ко времени за 2500 лет до царя Нила, современника Троянской войны, со времени которого до первой Олимпиады прошло еще 436 лет. Таким образом, Дикеарх, в отличие от Геродота, считал Сесостриса первым египетским царем-человеком (ср. Hdt. II, 144). Согласно мнению Геродота, первого египетского царя звали Μίνης, причем от Сесостриса его отделяло правление еще 330 царей (Hdt. II, 98 — 102). Вероятнее всего, датировка Дикеарха основывается на принятом в школе Аристотеля мнении о том, что именно Сесострис был изобретателем египетского государственного устройства и, следовательно, первым египетским царем, а также на его датировке «гораздо раньше Миноса». Датировка падения Трои у Дикеарха совпадает с датой этого события в Паросской хронике, что, очевидно, свидетельствует о единстве источника (по мнению Ф. Якоби, одна из «Аттид»)29.

Что касается абсолютной даты правления Сесостриса, а именно за 2500 лет до взятия Трои, то с ней дело обстоит сложнее. Вероятно, дата связана именно с тем, что он считается первым царем-человеком, правившим Египтом после богов. Сама эта дата должна рассматриваться в общем контексте представлений о хронологии восточных мудрецов, которые существовали у Аристотеля и его учеников. Как известно, ученики Платона (а возможно и он сам), включая Аристотеля, а затем и ученики последнего, всерьез интересовались иранским религиозным и философским дуализмом, включавшим представления о борьбе в мире доброго и злого богов (что, конечно, не означает зависимости философии Платона от иранских учений, как это иногда предполагалось). При этом Зороастр, с именем которого связывались эти представления, возможно, считался как бы предтечей Платона, предвосхитившим его идеи30. Согласно усвоенному в Академии варианту зороастрийских представлений («мудрость магов»), каждый из двух противоборствующих богов, Оромазд (Ώρομάσδης, Ώρομάζης), отождествляемый с Зевсом, и Ариман (Αρειμάνιος), отождествляемый с Аидом, попеременно побеждают, причем время господства каждого из них длится 3000 лет. Затем наступает 3000-летний период их борьбы, в конце которого победителем оказывается Оромазд (Plut. De Is. et Os. 47, 370b-с = Theopomp. FGrHist 115 F 65, из Евдокса). Под влиянием этих представлений Зороастра датировали за 6000 лет до Платона, подразумевая, что жизнью Зороастра начинается эра Оромазда, а жизнью Платона завершается эра Аримана (Eudox. Cnid. F 341 — 342 Lasserre; Aristot. Fr. 6, 34 Rose). Очевидно, вариантом той же датировки является и отнесение Зороастра ко времени за 5000 лет до Троянской войны (Hermodor. apud Diog. Laert. I, 2; Hermip. Fr. 78-79 Müller; Plut. De Is. et Os. 46, 369d)31. Разумеется, использование этих трехтысячелетних циклов, в том числе для датировки Зороастра, вовсе не означает заимствования всего связанного с иранским хилиазмом мировоззрения32: элементы иранских представлений, будучи включенными в греческий контекст, подвергались существенному переосмыслению и перетолкованию.

Очевидно, Аристотель и его ученики стремились связать эти сведения о Зороастре и магах с традицией о египетской мудрости. Прямым свидетельством этого является уже цитированный фрагмент сочинения Аристотеля Περι φιλοσοφίας (fr. 6 Rose = Diog. Laert. I, 8), в котором он говорит, что маги старше египетских мудрецов. Здесь имеются в виду, конечно, Зороастр и Сесострис, который, как указывалось, для перипатетиков не завоеватель, а прежде всего первый египетский законодатель и основатель египетской мудрости. Если перипатетики стремились связать две традиции, они не могли не отождествить иранскую эру Оромазда с известной из Геродота (а возможно и помимо него) эрой правления богов в Египте (Hdt. II, 144). Окончание эры Оромазда и победу над ним Аримана греческий рационалист должен был отождествить с убийством Осириса Тифоном / Сетом и попыткой убить и его сына Гора (ср. Hdt. II, 144, 156, 171; именно такое отождествление см. Plut. De Is. et Os., 46 — 47, 369d—370с). Это событие, завершающее эру правления светлого бога, следовательно, должно было быть датировано на 3000 лет позже Зороастра. Поскольку по мнению Дикеарха Сесострис правил после Гора, сына Осириса, его правление начинает новый 3000-летний цикл, как эпоха Зороастра начала предыдущий. Правда, Дикеарх изменяет здесь опорную дату — следующий 3000-летний цикл начинается не жизнью Платона, как считалось в Академии, а примерно первой Олимпиадой, т. е. началом достоверной греческой истории (именно так оценивается первая Олимпиада в греческой хронографической традиции, ср. Euseb. Arm. 181 Karst; Hieron. 86a —b Helm) — Сесострис правит за 2500 лет до Троянской войны, от которой до первой Олимпиады проходит еще 436 лет, т. е. примерно за 3000 лет до начала летоисчисления по Олимпиадам. Таким образом, датировка Сесостриса у Дикеарха, отклоняющаяся от геродотовской традиции, объясняется скорее всего представлением о нем как основателе египетской мудрости, возникшей на 3000 лет раньше греческой мудрости, но на 3000 лет позже мудрости магов, т. е. Зороастра. Разумеется, речь идет об ученой конструкции, никак не связанной с исторической реальностью.

В рамках геродотовской традиции остается и другой раннеэллинистический автор, упоминающий Сесостриса — Нимфодор Амфипольский, которого часто ошибочно отождествляют с более поздним Нимфодором Сиракузским33. Во фрагменте его сочинения Νόμιμα βαρβαρικά, сохранившемся в схолиях к «Эдипу в Колоне» Софокла (fr. 21 Müller, ср. Suda s.v. Σέσωστρις), содержится изложение геродотовского пассажа II, 35-36, часто очень близкое к оригиналу. В этом пассаже говорится о том, что в Египте мужчины усвоили многие обычаи и привычки, характерные у других народов для женщин, а женщины — для мужчин. Правда, Нимфодор, в отличие от Геродота, приписывает их введение Сесострису — в соответствии с общей для эллинизма тенденцией связывать те или иные обычаи или изобретения с именем конкретного реформатора или мудреца34. Это обстоятельство лишний раз подтверждает, что в греческой литературе, по крайней мере в раннеэллинистическую эпоху, таким собирательным образом египетского мудреца и правителя, с которым связывалась большая часть информации о Египте, был Сесострис.

Аполлоний Родосский также упоминает о деяниях Сесостриса, хотя и не называет его имени35. Он сообщает (IV, 272 — 281) о неком египтянине, который во главе своей армии покорил всю Европу и Азию и основал множество городов, в том числе город колхов Эю, жители которого до сих пор хранят надписи предков и κύρβιας с картой мира. Аполлоний кратко излагает здесь ту информацию, которую можно почерпнуть у Геродота — Сесострис покорил всю Европу и Азию и от его воинов происходят колхи; упоминание надписей — видимо, аллюзия на стелы и надписи Сесостриса, о которых говорит Геродот36.



25 См. Lloyd 1988, 182-201.

26 Об использовании образа Египта в философских и политических теориях Платона, Аристотеля и Исократа см. Froidefond 1971, 231-353.

27 Newman 1902, 387.

28 О деятельности Сесостриса как законодателя см. также Ael. V. Η. XII, 4, ср. XIV, 34.

29 Jacoby 1904, 146—147. Об античных датировках падения Трои см. Pierart 1989, 1-20; Burkert 1995, 139-148, с литературой.

30 Jaeger 1923, 133-138. Ср. критику: Sporri 1957, 209-233, с литературой.

31 См. об этом Gisinger 1921, 22-23; Jaeger 1923, 136-138; Nybeis 1938, 27-31; Kerschensteiner 1945, 194-195, 209; Sporri 1957, 215-216, 219; Lasserre 1966, 254-255. Cp. de Jong 1997, 168, 200-201, 319-320.

32 Об авестийском хилиазме см. Kellens 2003, 235-241, с предшествующей литературой.

33 Laqueur 1937, 1623-1625; FGrHist, Bd. Illb (1955), 602.

34 Ср. Жмудь 2000, 263-278, с литературой.

35 Указание, что Аполлоний Родосский называет царя Сесострисом (Malaise 1966, 246) ошибочно.

36 Не исключено, что Аполлоний вдохновлялся здесь не Геродотом, а Гекатеем Абдерским, см. Murray 1970, 168 (ср. ниже, 2.6.4).
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Аскольд Иванчик.
Накануне колонизации. Северное Причерноморье и степные кочевники VIII-VII вв. до н.э.

А.Н. Дзиговский.
Очерки истории сарматов Карпато-Днепровских земель

М. И. Артамонов.
Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н. э.)

Бэмбер Гаскойн.
Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана

Вадим Егоров.
Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв.
e-mail: historylib@yandex.ru
X