Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Масонские и интеллигентские мифы о Петербургском периоде Русской Истории

История русского масонства

       Русская дореволюционная литература была богата всевозможными трудами по масонству вообще и русскому, в частности. Правда, она не поражала своей обширностью и тяжеловесностью, как литература на английском языке, но зато она не была так скучна, казуистична и змиемудра, как английская.
       Русская литература по масонскому вопросу отличалась прежде всего своим общим характером и почти полным отсутствуем философской трактовки масонства, хитрых, лукавых и путаных толкований его "мистического смысла" и поисков "тайных знаний", "оккультных доктрин и достижений", "магических действий и воздействия"... Трудов, подобно Пайку и Папусу, у нас не было.
       Наряду с такими книгами, как, например, А. Н. Пыпина — "История русского масонства", или М. В. Давнар-Запольского — "Правительственные гонения масонов", или Т. Соколовской — "Русское масонство в истории общественного развития", или С. В. Ешевского — "Масонство в России (Изд. 1882 г.), или, наконец, "Записки Нащокина, им диктованные в Москве в 1830", мы имеем блестящие романы Всеволода Соловьева "Великий Розенкрейцер", "Волхвы", гр. Салиаса — "Два мага" и длинный ряд интереснейших повестей и рассказов различных авторов, печатавшихся в таких популярных прежде журналах, как "Нива", "Огонек", "Природа и люди"...
       Во всей этой литературе, простой по мысли и красивой, более или менее обстоятельной по изложению, обрисовываются пути проникновения масонства в Россию, причины его развития у нас и последствия для России увлечения им. Что же именно привлекло в масонство русских людей и кого, главным образом?
       Привлекало в масонство русских людей прежде всего новшество и связанная с этим новшеством таинственность, расцвеченная какими-то заумными доктринами, то пышными, то страшными ритуалами, обрядами, нарядами, клятвами и заклинаниями, иерархией и градусами посвящения, широкой филантропией и ...чертовщиной. Сильную роль играло обыкновенное любопытство и самое обыкновенное легкомыслие, сдобренное жаждой мистики и познания "тайн природы". В это же течение вплетался карьеризм, надежда "пролезть повыше", завязать и укрепить нужные связи и вообще "выйти в люди". В этом хороводе настроений и мечтаний вертелось и корыстолюбие, и жажда приключений, и просто жульничество. И все это — на почве круглого политического невежества.
       Пресыщенную знать и изнеженное барство масонство тянуло к себе новизною ощущений при обрядах "посвящения" — гробы, виселицы с открытой петлей, черные мессы перед лежащей обнаженной женщиной, испытания неофита при прохождении им темных лабиринтов среди то огня, то воды, то провалов, то грохота "рушающихся стен", и прочая театральщина. Все это щекотало нервы и вносило "занятное" разнообразие и развлечение в жизнь избалованных людей, не думающих о "завтра".
       Рядовое чиновничество и мещан масонство соблазняло возможностью протиснуться "в ряды господ" и "сильных мира сего" — в балахоне с маской на лице сидеть рядом с тем или иным "сиятельством", называть его "братом" и даже жать ему руку, как равный, и через все это получить повышение в чинах — из писаря в помощники письмоводителя, а, может быть, и выше!
       Пройдох, жуликов и охотников до чужого кошелька масонство привлекало к себе широкими перспективами и не менее широким полем успешного действия ка ниве собирания обильной жатвы среди доверчивых, скучающих и близоруких людей.
       В эпоху императриц и несколько позже, Москва и Петербург были удивительно богаты представителями всех этих категорий тогдашнего русского общества. И не случайно, конечно, генерал-лейтенант и сенатор Кушелев в своей докладной записке Императору Александру I писал, что "масонские ложи в России наполнены людьми низкого происхождения или, можно сказать, совершеннейшей сволочью" (см. обстоятельную статью Анатолия Маркова в "Русской мысли" №786 от 5 августа 1955 года). Ген. Кушелев сам был масоном и одно время даже председателем одной из петербургских лож, но, разочаровавшись в масонских "прелестях", покинул масонство, и ему, конечно, хорошо был известен состав "братии". Но, по мере роста "общественной" акции масонства в России, — росла и его политическая роль. Это особенно наглядно выявилось в убийстве Императора Павла I и в организации заговора декабристов. Яркое освещение возникновения и роста русского масонства мы находим в пятитомном труде Бор. Башилова — "История русского масонства", недавно вышедшего в издательстве "Русь". Этот труд охватывает период в полтораста лет, о середины XVII века до первых десятилетий XIX века включительно.
       Мы не можем в нашей беглой заметке даже кратко перечислить наименования глав этих пяти томов, но должны оттенить добросовестность терпеливой работы Бор. Башилова. По мере своих (эмигрантских) возможностей, он настолько внимательно изучал все, что так или иначе относится к истории проникновения масонства в Россию, его развития у нас в различнейших формах и укрепления его политического влияния на ход русской, не только общественной, но и государственной жизни, — что страницы этого его труда буквально пестрят многими десятками имен, так или иначе освещающих поднятый им вопрос и сущность его.
       Мы видим ссылки на историков — Ключевского,. Платонова, Зызыкина, Валишевского, Соловьева, Костомарова, Шмурло, Виппера, Милюкова, Керсновского, Рязановского. И на таких писателей, как Достоевский, Алданов, Ив. Солоневич, Ив. Кириевский, проф. И. А. Ильин, Лосский, Мельников-Печерский, Шубарт, проф. Павел Ковалевский, Герцен, Г. Лукомский, Мельгунов и многих, очень многих других.
       Но тут же нужно подчеркнуть, что пятитомный труд Бор. Башилова не есть компиляция — собрание отрывков из сочинений разных авторов. Этого никак нельзя сказать, но можно с некоторой долей уверенности сказать, что этот труд представляет в какой-то мере энциклопедию по русскому масонству, освещающую русское масонство с середины XVII до первых десятилетий XIX века. Пусть эта энциклопедия далека от своей полноты, но в ней ценно усилие ее автора представить историю русского масонства не с .лично своей точки зрения, а в плане ее спокойного изложения, — так, как эта история сама собою слагается по литературно-историческим источникам. Но здесь, сейчас же у некоторых читателей может возникнуть замечание: — "Ведь все это — дела давно минувших дней! Национально-Историческая Россия разрушена и вся ее государственная жизнь раздавлена со всем ее общественно-политическим бытом. Какое значение может иметь сегодня игра в масонство пресыщенной русской знати и изнеженных от безделья русских бар, от которых и следа не осталось?!" Вопрос этот интересный, но он не серьезен для тех, кто его задает, ибо обнаруживает легкомыслие. Надо всегда твердо помнить, что поскольку в процессе своего роста и развития русское масонство сбрасывало показную мишуру своего наигранного мистицизма, фальшивой филантропии и показной нарядной обрядности и круто сворачивало на путь политических интриг и посягательств, постольку оно превращалось и превратилось в силу живучую и действенную...
       Наивно искать рождение российских "февралистов" в XX веке, — они появились у нас по меньшей мере лет на полтораста раньше в своих поисках "невыразимо прекрасного будущего". В какие формы может отлиться и уже отливается это "прекрасное будущее", мы можем судить по "Октябрю". Ближе познакомиться со всей этой "кухней" и ее поварами не только разумно, но и спасительно...
 
       М. М. Спасовский
       "Наша Страна" №451
 
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юрий Бобылов.
Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

Чарлз Райт Миллс.
Властвующая элита

Александр Дугин.
Конспирология

Луис Мигель, Мартинес Отеро.
Иллюминаты. Ловушка и заговор

под. ред. С. Глушко.
За кулисами видимой власти
e-mail: historylib@yandex.ru
X