Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Масоны и заговор декабристов

III. Масоны и декабристы

Вся идейная основа, как первых русских тайных политических союзов, возникших после Отечественной войны, так и более поздних, не русская, чужая. Все они списаны с иностранных образцов.

Некоторые исследователи истории восстания декабристов утверждают, что устав «Союза Благоденствия» списан с устава немецкого «Тугендбунда». Но вернее всего истоки политических идей декабристов надо искать в политических идеях европейского масонства и в идеях «Великой» французской революции, которые снова нас приводят к масонским идеям о «всеобщем братстве, равенстве и свободе», утверждаемых с помощью насилия.

«Масоны и декабристы, — пишет Н. Бердяев, — подготовляют появление русской интеллигенции XIX в., которую на западе плохо понимают, смешивая с тем, что там называют intelectuels. Но сами масоны и декабристы, родовитые русский дворяне, не были еще типичными интеллигентами и имели лишь некоторые черты, предваряющие явление интеллигенции».[2]

Французский посол Ланжероне в депеше от 11 апреля 1820 года пишет: «…вся молодежь, и главным образом офицерская, насыщена и пропитана либеральными доктринами. Больше всего ее пленяют самые крайние теории: в Гвардии нет офицера, который бы не читал, и не перечитывал бы труды Бенжамена Костана, и не верил бы, что он их понимает».

Спустя семь месяцев заместитель французского посла граф Габриак сообщает своему правительству: «Несомненно, что у многих гвардейских офицеров головы набиты либеральными идеями настолько крайними, насколько эти офицеры мало образованны. Они живут вдали от всех осложнений либерализма: они ценят тон и форму военного командования заграничных армий, но они находят их невыносимыми у них самих».

«В гвардии, — сообщает 29 августа 1822 года заместитель французского посла граф Буальконт, — сумасбродство и злословие дошли до того, что один генерал недавно нам сказал: «Иногда думается, что только не хватает главаря, чтобы начался мятеж. В прошлом месяце в гвардии открыто распевалась пародия на известный мотив «Я долго скитался по свету», которая содержала в себе самые преступные выпады по адресу Его Величества лично, и на Его поездки и конгрессы: эта пародия распевалась многими офицерами. Затем, то, что произошло в собрании молодых гвардейских офицеров, показывает так ярко дух, царящий среди них, что нельзя об этом не донести».

«Возбужденные предшествовавшими горячими и невоздержанными спорами относительно политических событий присутствовавшие на этом собрании 50 офицеров закончили его тем, что, вставши из-за стола, проходили по очереди мимо портрета Императора и отпускали по его адресу ругательства».

Из этого же письма графа Буальконта мы узнаем, кто был подстрекателями этих мятежных настроений. Это были масоны.

«Я имел случай, — пишет граф Буальконт, — видеть список русских масонов, составленный пять лет назад: в нем было около 10.000 имен, принадлежащих к 10–12 ложам С. Петербурга…в громадном большинстве это были офицеры».

Многие из декабристов прошли через масонские ложи. В уставе Союза Спасения, — справедливо указывает Цейтлин, — «явственно видны масонские черты, и впоследствии можно проследить в политическом движении тех лет тайные подземные струи масонства».

Цейтлин — еврей, и он знал, что писал.

Признает, что заговор декабристов идейно вырос на масонских идеях, и Н. Бердяев.

«Декабристы, — утверждает он в «Русской идее», — прошли через масонские ложи. Пестель был масоном. Н. Тургенев был масоном и даже сочувствовал иллюминатству Вейсгаупта, т. е. самой левой форме масонства».

Нет никакой возможности перечислить имена всех, кто после окончания Отечественной войны был членами масонских лож всевозможных направлений.

Масонство преследовало, как и раньше, две цели: подорвать православие, основу духовной самобытности русского народа и источник его духовной силы и подорвать окончательно самодержавие — источник физической силы русского народа.

С целью свержения самодержавия, офицеры, состоявшие в масонских ложах, начали подготовку к уничтожению самодержавия.

Декабристское восстание было реализацией замыслов масонов, к которым оно готовилось десятки лет. Декабристское восстание — это по существу восстание масонов.

«Их боевое отрицание, — пишет граф Толь в книге «Масонское действо» — было направлено одновременно против церкви и против самодержавия. В кружках декабристов всюду настольными книгами были французские классики по политике и философии и все иностранные политические сочинения, которые были усвоены французами. Так же, как французской политической литературой, декабристы интересовались французской философией. Под давлением этой философии из них немногие сохранили религиозность, большинство отрицательно относилось к христианству и особенно к его обрядам, а некоторые доходили до атеизма в духе этого времени».

«На 100 с лишком декабристов, живших в Чите, только 13 оставались христианами, большинство относилось к увлечению христианством или индифферентно, или скептически, или же прямо враждебно, во имя своего убежденного деизма или атеизма. Они часто насмехались над верой и особенно над соблюдением праздников, постов и молитв».

Существует глубочайшее заблуждение, что в рядах революционных партий, замышляющих революционные и социальные перевороты, состоят будто бы сплошь ангелы. История всех бывших революционных заговоров показывает, что в рядах революционных организаций обычно сосредотачивается огромное количество людей чрезвычайно низкого морального уровня.

Комплектование всех организаций и партий, пытающихся облагодетельствовать человечество, обычно идет следующим порядком.

Зачинатели — идеалисты-фанатики. Поддерживают фанатиков все, обиженные существующим строем, люди с непомерно развитым честолюбием, все, кто за пределами революционной корпорации, представляет из себя человеческий нуль.

Участники революционных и противоправительственных тайных организаций во все века распадались на пять основных групп: фанатиков, мечтателей, честолюбцев, авантюристов, неудачников, надеющихся при новом строе добиться лучшего положения, чем то, которое они имеют. Деление это, конечно, очень условно, так некоторые члены революционных организаций могут быть зачислены сразу в две-три группы. Политический фанатик может быть одновременно и авантюристом и т. д.

Но история всех революционных движений неопровержимо доказывает, что средних, нормальных людей, людей с нормальным характером, нормальным складом ума и воли среди революционеров всегда очень мало. В большинстве случаев сторонники резких политических и социальных переворотов — люди неуравновешенные, неудачники, не нашедшие себе места при существующим строе.

Историк «Великой французской революции» Ипполит Тэн, изучив биографию большинства ее «выдающихся деятелей», пришел к выводу, что это были: «…люди, выбитые из жизненной колеи, сумасброды и негодяи всякого рода и всякого слоя, особенно низшего, завистливые и озлобленные подчиненные, запутавшиеся в делах торговцы, пьянствующие и слоняющиеся без дел служащие, завсегдатаи кафе и кабаков, городские и деревенские бродяги, уличные женщины — одним словом, всякие паразиты общества…

Среди всего этого сброда — несколько фанатиков, в поврежденных мозгах которых легко укоренились модные теории; все остальные, по большей части, просто хищники, эксплуатирующие водворившиеся порядки и усвоившие себе революционную догму только потому, что она обещает удовлетворить всех их похотям. Из этих подонков невежества и порока якобинское правительство набирает лучший состав своего штаба и своих кадров». Эти люди обычно живут в мире воображаемого, мире социальных и политических иллюзий, нежели в области реальной жизни. Они живут вне времени и пространства. Как дети, они не умеют и не хотят ждать, желают немедленного осуществления своих намерений.

Когда переворот совершается, со дна поднимаются стаи деморализованных личностей, которым глубоко наплевать на идеи господ фанатиков, а которые хотят только любой ценой присосаться к власти.

Этот непреложный закон провидец русского будущего Ф. М. Достоевский формулировал так:

«В смутное время колебаний или переходов, всегда и везде поднимается всякая сволочь, которая есть в каждом обществе».

В итоге, между тремя основными группами завязывается борьба не на жизнь, а на смерть, в результате которой господа честолюбцы, человеческие нули и выплывшее на поверхность дно, довольно быстро делает господ фанатиков и идеалистов на голову короче.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Энтони Саттон.
Уолл-стрит и большевистская революция

Д. Антонель, А. Жобер, Л. Ковальсон.
Заговоры ЦРУ

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 2

Эрик Лоран.
Нефтяные магнаты: кто делает мировую политику
e-mail: historylib@yandex.ru
X