Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Робеспьер на троне. Революция, совершенная Петром и ее исторические результаты

XXI. Лживость легенды, что "реформы Петра" двинули вперед русскую культуру

 
       Достижения в области культуры в эпоху Петра очень незначительны, хотя по его приказу и было переведено с иностранных языков около 1000 книг. Петровские "реформы", как теперь известно, не только не способствовали культурному развитию России, но, по мнению историков, даже задержали на полстолетия поступательный ход развития русской культуры.
       Постоянные набеги, пожары и время истребили большинство памятников русской деревянной архитектуры. Но по сохранившимся древним каменным церквам мы можем судить, что русская архитектура развилась с стремительной быстротой, исключительно скоро освободившись от подражания византийской архитектуре. Свидетель этому чудеснейший образец церкви на Нерчи, построенной уже в 1165 году. Петр нанес страшный урон русскому национальному искусству:
       "Эпоха Петра Великого разделяет историю русского искусства на два периода, резко отличающихся друг от друга, второй не является продолжением первого. Путь, по которому шло развитие в первом периоде, вдруг пресекается, и работа, приведшая уже к известным результатам, как бы начинается сначала, в новой обстановке и при новых условиях: нет той непрерывности, которая характеризует развитие искусства в других странах, — пишет Г. К. Лукомский в своей книге "Русская старина". 64
       И, действительно, Петр Первый изменил все, что имело внешнюю форму. Только русская музыка не имела внешней формы и только поэтому она сохранила после Петра свою исконную русскую сущность.
       До возникновения СССР ни одна из эпох русской истории не оставляет такого тяжелого, давящего впечатления, как эпоха, последовавшая вслед за смертью Петра. Никакой Европы из России, конечно, не получилось, но Россия очень мало стала походить на бывшую до Петра страну. Крестьяне превратились в рабов, высший слой общества перестал напоминать русских. Созданное Петром шляхетство разучилось даже говорить по-русски и говорило на каком-то странном жаргоне.
       Представитель образованного класса Московской Руси, глава "темных раскольников", по выражению академика Платонова, "слепых ревнителей старины", протопоп Аввакум, писал на языке уже близком языку Пушкина. Вот образец его стиля.
       "С Нерчи реки, — пишет Аввакум, — назад возвратился на Русь. Пять недель по льду голому ехали на нартах. Мне под робят и под рухлишко дали две клячи, а сам и протопопица брели пеши, убивающеся о лед. Страна варварская, иноземцы не мирные".
       А представители созданного Петром шляхетства писали свои мемуары следующим языком.
       "Наталия Кирилловна была править некапабель. Лев Нарышкин делал все без резона, по бизарии своего гумора. Бояре остались без повоира и в консильи были только спекуляторами".
       Эти строки, в которых современный русский человек не может ничего понять, заимствованы историком Ключевским из мемуаров одного из наиболее образованных людей Петровской эпохи. Сопоставьте язык протопопа Аввакума и Петровского шляхтича и вы легко сделаете вывод, кто ближе к сегодняшним людям, и за кем мы идем и хотим идти.
       Из усилий Петра повысить культурный и экономический уровень современного ему русского общества, ничего не получилось. Тысячи переведенных с иностранных языков книг, переведенных варварским, малопонятным слогом, продолжали лежать на складах. Их никто не хотел покупать, как никто не хочет сейчас покупать сочинений Ленина и Сталина. Позже большинство этих книг были использовано на переплеты позднее изданных книг.
       Карамзин писал про Петра Великого, что при нем русские, принадлежавшие к верхам общества, "стали гражданами вселенной и перестали быть гражданами России". В эпоху Петра зарождается обличительная литература, ставящая своей целью борьбу с национальной верой, национальной формой власти и национальной культурой. Таковы все писатели Петровской поры, Татищев, Феофан Прокопович и Посошков. Взгляды Феофана Прокоповича и Татищева складываются под влиянием европейских рационалистов, Фонтеля, Бейля, Гоббса и Пуффендорфа.
       Переводная литература самым разлагающим образом действует на головы русского юношества. Интересное свидетельство мы находим в "Истории России" Соловьева. Серб Божич с удивлением говорит суздальскому Митрополиту Ефрему (Янковичу):
        "Мы думали, что в Москве лучше нашего благочестие, а вместо того худшее иконоборство, чем у лютеран и кальвинов: начинается какая-то новая ересь, что не только икон не почитают, но и идолами называют, а поклоняющихся заблудшими и ослепленными. Человек, у которого отведена мне квартира, какой-то лекарь и, кажется, в политике не глуп, а на церковь православную страшный хулитель, иконы святые и священнический чин сильно унижает: всякий вечер приходят к нему русские молодые люди, сказываются учениками немецкой школы, которых он поучает своей ереси, про священнический чин, про исповедь и причастие так ругательно говорит, что и сказать невозможно".65
       "Как давно сын твой стал отвратен от святой церкви и от икон", — спросил у Евдокии Тверитиной в 1708 году священник Иванов.
       Евдокия Тверитинова ответила:
       "Как от меня отошел прочь и стал искать науку у докторов и лекарей немецкой слободы".
       То есть, когда пошел по проложенному Петром I гибельному пути.
 
64Г. К. Лукомский. "Русская старина". Мюнхен. Из-во Орхис. стр. 86.
65Соловьев. "История России". Т. XXVI, стр. 259.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юрий Гольдберг.
Храм и ложа. От тамплиеров до масонов

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.
Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 2

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 1
e-mail: historylib@yandex.ru
X