Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Враг масонов N1 (масоно-интеллигентские мифы о Николае I)

XXIV

                                                                                           "Лучше зажечь одну маленькую свечу,
                                                                                            чем проклинать темноту".
 
       Конфуций.
 
       Из-за крайне напряженной политической обстановки внутри России и в Европе, в течение всего царствования, Императору Николаю I не удалось освободить крестьян, но он провел всю черновую работу по подготовке великого дела освобождения. Благодаря изданным Николаем I законам, ограничивавшим права помещиков и расширявших права крестьян, его сын смог дать свободу миллионам русских крестьян.
       Историки, выполнявшие идейные заказы Ордена Русской Интеллигенции изображают обычно Николая I чуть ли не сторонником крепостного права, или стараются изобразить дело так, что падение крепостного права задержалось из-за проводимой им реакционной политики. Семевский в своем исследовании "Крестьянский вопрос в России" пишет, например, что "Его мечты о подготовке падения крепостного права" благодаря противодействию окружающих его лиц "не привели ни к каким строгим мерам" ограничения крепостного права, а только вызвали "целый ряд отдельных, хотя и не особенно важных, но зато довольно многочисленных узаконений, кое в чем ограничивавших помещичью власть и распространение крепостного права" (Семевский. Том II).
       Вскрыть ложность этих утверждений не так трудно. Возьмем, например, пятую часть "Курса Русской истории" В. Ключевского в котором он дает оценку отношения Николая I к вопросу освобождения крестьян. Оценка эта, как это часто у Ключевского, носит крайне противоречивый характер. Противоречивость проистекает из ложного положения в которое ставило Ключевского требование цензуры Ордена Русской Интеллигенции препарировать русское прошлое таким образом, чтобы не вступая в явное противоречие с историческими фактами все же дать им толкование в духе желательном для Ордена. Главу "Центральные и областные учреждения" В. Ключевский заканчивает следующим категорическим выводом: "Ничего в это царствование не было сделано, ни для уравнения сословий, ни для усиления их совместной деятельности". А следующую главу "Крестьянский вопрос" начинает с утверждения, полностью опровергающего приведенное выше. "С самого начала, своей деятельности, — пишет он, — новое правительство возбудило вопрос об устройстве положения и отношений общественных классов. Сущность этого вопроса сводилась к положению многочисленного крестьянского населения". Противоречивость этих утверждений очевидна всякому. Тем более, что далее В. Ключевский пишет: "Громадный перевес сельского населения, не пользовавшегося полными гражданскими правами, обращал невольно внимание правительства на его устройство. Николай I и начал свое царствование с мыслью об устройстве положения сельских классов, прежде всего — крепостного населения. В первые годы царствования Николая I его занимала мысль об освобождении крепостных крестьян, хотя, правда, новый император указом 12 мая 1826 года гласно заявил еще в начале царствования, что никаких изменений в судьбе крепостных людей не будет сделано. В 1834 году, беседуя с одним из видных государственных дельцов, Киселевым, Император указал на множество картонов, помещавшихся в его кабинете, и прибавил, что здесь, с начала царствования он собрал все бумаги, касающиеся процесса, который он хочет вести против рабства, когда наступит время, чтобы освободить крепостных во всей Империи" (Курс Рус. Ист., V. 1922 г.).
       "В 1826 году одна обладательница 28 душ заложила почти всю землю из под своих крестьян, так что у крестьян осталось всего 10 десятин. Этот случай и вызвал закон 1827 г., который гласил, что если в имении за крестьянами меньше 4,5 десятины на душу, то такое имение брать в казенное управление или же предоставлять таким крепостным крестьянам перечисляться в свободные городские состояния. Это был первый важный закон, которым правительство наложило руку на дворянское право душевладения. В сороковых годах издано было, частью по наущению Киселева, еще несколько узаконений, и некоторые из них столь же важны, как и закон 1827 г. Так, например, в 1841 г., запрещено было продавать крестьян в розницу, т. е. крестьянская семья признана неразрываемым юридическим составом; в 1843 г. запрещено было приобретать крестьян дворянам безземельным, таким образом, безземельные дворяне лишались права покупать и продавать крестьян без земли; в 1847 г. было предоставлено право министру государственных имуществ приобретать за счет казны население дворянских имений. Киселев еще раньше составил проект выкупа в продолжение десяти лет всех однодворческих крестьян, т.е. крепостных, принадлежащих однодворцам, известному классу в южных губерниях, которые соединяли в себе некоторые права дворян с обязанностями крестьян. Платя подушную подать, однодворцы, как потомки бывших служилых людей, сохраняли право владеть крестьянами. Этих однодворческих крестьян Киселев и выкупил по 1/10 доли в год. В том же 1847 году издано было еще более важное постановление, предоставляющее крестьянам имений, продававшихся в долг, выкупаться с землей на волю. Наконец, 3 марта 1848 года издан был закон предоставлявший крестьянам право с согласия помещика приобретать недвижимую собственность.
       Легко заметить, какое значение могли получить все эти законы. До сих пор в дворянской среде господствовал взгляд на крепостных крестьян как на простую частную собственность владельца наравне с землей, рабочим инвентарем и т.д. Мысль, что такой собственностью не может быть крестьянин, который платит государственную подать, несет государственную повинность, например, рекрутскую, мысль эта забывалась в ежедневных сделках, предметом которых служили крепостные крестьяне. Совокупность законов, изданных в царствование Николая, должна была коренным образом изменить этот взгляд; все эти законы были направлены к тому чтобы охранять, государственный интерес, связанный с положением крепостных крестьян. Право владеть крепостными душами, эти законы переносили с почвы гражданского права на почву государственного; во всех них заявлена мысль, что крепостной человек не простая собственность частного лица, а прежде всего подданный государства. Это важный результат, который сам по себе мог бы оправдать все усилия затраченные Николаем на разрешение крестьянского вопроса" (цитируется по курсу лекций прочитанных В. Ключевским в 1887-88 гг.).
       Но сделав это признание, важности полученных Николаем результатов, Ключевский вспоминает о беспощадности цензуры Ордена Русской Интеллигенции и начинает доказывать, что Николай собственно почти не имеет никакого отношения к достигнутому важному результату. "На почве закона 1842 года, — пишет он дальше, — только и стало возможно положение 19 февраля, первая статья которого гласит, что крестьяне получают личную свободу без выкупа. Повторю, что этот закон надо отнести весь за счет графа Киселева". Император Николай, без согласия которого ни один закон не мог бы появиться, оказывается не при чем, вся слава приписывается одному графу Киселеву. Плохое же применение изданных Николаем законов по крестьянским делам Ключевский приписывает не масонам и не крепостникам, а опять Николаю.
       Общий вывод В. Ключевского об итогах "процесса против рабства", который вел Имп. Николай таков: "Крепостной вопрос не был разрешен, но благодаря законам Николая разрешить его стало необходимым политически и возможным юридически. Во-первых, из вопроса о частной собственности землевладельца он превратился в вопрос о выкупе земли для вольных крестьян; с почвы гражданского права вопрос перешел на почву права государственного; благодаря законодательству Николая следующее царствование могло дать крепостным личную свободу без выкупа. В этом законодательстве явлена мысль, что крепостной человек не простая собственность частного лица, а прежде всего — подданный государства. Законодательство Николая сделало разрешение крепостного вопроса необходимым по нетерпеливому ожиданию крестьян. Царствование Николая не достигло своих целей, но подготовило законодательством почву для их достижений" (Курс лекций прочитанных в 1883-84 гг.).
 
загрузка...
Другие книги по данной тематике

коллектив авторов.
Теория заговора. Книга 2: Война против человечества

Юрий Бобылов.
Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

Юрий Бегунов.
Тайные силы в истории России

Александр Дугин.
Конспирология
e-mail: historylib@yandex.ru
X