Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Борис Башилов.   Враг масонов N1 (масоно-интеллигентские мифы о Николае I)

XXXIV

 
       Николай I стал управлять с помощью бюрократии вовсе не потому, что он был сторонником бюрократических методов управления. Он стал управлять Россией с помощью чиновников только после того, как убедился что русское образованное общество не хочет помогать ему. Что же оставалось после этого делать Николаю I как не опереться на созданный Сперанским бюрократический аппарат? Да, но этот аппарат был очень плох, — говорят противники Николая I! Да, он был очень плох! Но разве в этом виноват один Николай Первый? 125 лет до него, коверкали и ломали существовавшие формы управления и объявляли гениями тех кто их коверкал, но стоило только появиться царю, который признал вредными те идеи, на основании которых коверкался правительственный аппарат, как почему то он и оказался виновным в негодности правительственного аппарата.
       Бюрократия в царствование Имп. Николая сильно развилась не потому, что этого желал Николай I, а потому, что проведенная в царствование Александра масоном Сперанским реформа государственного аппарата была проведена так, что благоприятствовала сильному развитию бюрократии. По мнению В. Ключевского "Сперанский справедливо считается основателем нового русского бюрократизма" (Курс Рус. ист. ч. V, стр. 191). В своих планах перестройки государственного управления Сперанский преследовал определенную цель. Меньшевичка по убеждениям, еврейка родом, Шварц, (литературный псевдоним В. Александрова) в рецензии на вышедшую в США книгу М. Раева "Михаил Сперанский" с восторгом отмечает, что "Сущность преобразования, Сперанский видел в том, чтобы ограничить дотоле самодержавное правление. Чтобы провести это в жизнь, надо было разделить власть на три категории — законодательную, исполнительную и судебную".
       Карамзин правильно угадал истинный смысл преобразования Сперанского когда сказал: "Он шьет нам кафтан по чужой мерке, новая форма его законов чужда русским". Как верно отмечает С. Середонин в Русском Биографическом Словаре, вышедшем в 1909 году, Сперанский был "своего рода Пушкиным для бюрократии: как великий поэт, точно чародей, владел думами и чувствами поколений, так что над развивавшимся бюрократизмом долго парил образ Сперанского".
       Многие же выдающиеся русские историки, в том числе и Ключевский, считают Сперанского таким же великим государственным деятелем, как и Петра. При чем сделанная Ключевским характеристика Сперанского столь противоречива, что кажется — Ключевский издевается над почитателями Сперанского и мстит кому-то, приказавшему ему именовать Сперанского одним из самых выдающихся русских государственных деятелей. Похвалы Ключевского — хуже обвинений, которые делают по адресу Сперанского его враги. "Ум его, — пишет Ключевский, — вырос в работе над отвлеченными понятиями и привык с пренебрежением относиться к простым житейским явлениям или, говоря философским жаргоном, к конкретным эпирическим фактам бытия".
       "Картина, кажется ясна — человек ум которого "привык с пренебрежением относиться к простым житейским явлениям" не может быть выдающимся государственным деятелем, поскольку государственному деятелю все время приходится иметь дело именно с "конкретными эмпирическими фактами быта". Ключевский это, конечно, отлично понимает и поэтому в следующей фразе, желая смягчить свой приговор уму Сперанского заявляет: "Философия XVIII века немало народила таких умов; старая русская духовная академия всегда производила их довольно. Но у Сперанского был не только философский, но и здоровый, крепкий ум, каких всегда бывает мало, а в тот философский век бывало меньше, чем когда-либо". Итак, философский ум привыкший с пренебрежением относиться к жизни, ум которых философия XVIII века народила немало оказывается в то же время и... умом здоровым и крепким "каких всегда бывает мало, а в тот, философский век бывало меньше, чем когда-либо".(?!)
       "Продолжительным и упорным трудом Сперанский заготовил себе обширный запас разнообразных знаний и идей". Как же применил этот обширный запас знаний и идей "здоровый и крепкий ум" Сперанский? Оказывается в этом запасе "было много роскоши, удовлетворявшей изысканным требованиям умственного комфорта; было, может быть, даже много лишнего и слишком мало того, что было нужно для низменных нужд человека, для понимания действительности; в этом он походил на Александра, и на этом они сошлись друг с другом". "Это был один из тех сильных, но заработавшихся умов, которые, без устали все абстрагируя и анализируя, кончают тем, что перестают понимать конкретное". Итак "не только философский, но и здоровый, крепкий ум, каких всегда бывает мало" до того все анализировал, и абстрагировал, что кончил тем, что перестал "понимать конкретное".
       К реорганизации государственного аппарата России Сперанский подошел так же как и Петр I. "Когда он приступил к перестройке русского государственного порядка, — пишет Ключевский, — он взглянул на наше отечество, как на грифельную доску, на которой можно чертить какие угодно математически правильные политические построения. Вот почему выработанный им план отличается необыкновенной стройностью, точностью, последовательным проведением принятых начал. Но этот план оказался таким высоким, что ни государь, ни автор никак не могли приблизить его к уровню действительных потребностей и средств русской жизни".
       Изложив план Сперанского, Ключевский утверждает: "Можно сказать, что все наши публицисты XVIII и XIX вв. не сказали столько умных и глубоких мыслей о существующем порядке, сколько сказано в одном этом документе". Но сделав очередной комплимент по адресу Сперанского, дальше заявляет: "Государственный порядок слагается из двух элементов: из учреждений и отношений, ими регулируемых и направляемых. Законодательство создает учреждения цель которых известным образом установить и направить общественные отношения". Александр же и Сперанский "хотели создать государственный порядок прежде отношений: в этом их ошибка, точнее сказать, в этом выразилось направление, какое получила русская мысль во второй половине XVII века, на задаваемые текущей жизнью вопросы давались готовые ответы, взятые со стороны. Изложенный план Сперанского построен из элементов политического порядка, складывавшегося на Западе. Таким образом, поставив себе вторую цель раньше первой, составитель проекта не дошел ни до той, ни до другой: если бы он выработал план общественных отношений, из них вырос бы сам собой новый политический порядок; так как он хотел установить новый политический порядок прежде отношений, то мы не имеем ни этого порядка, ни соответствующих отношений". Конечный приговор Ключевского о плане государственных преобразований Сперанского на основании которого Сперанского объявляют одним из величайших государственных деятелей России таков: "Как схема политического порядка, он годится для всех времен и народов; как практически разработанный порядок он не применим нигде". То есть практическая ценность плана равна нулю.
       Сперанского провозглашают величайшим государственным деятелем вовсе не за то, что он был, действительно, таким деятелем, а за то, что масоны-декабристы были духовными детьми масона Сперанского. Меньшевичка Шварц не согласна с оценкой проф. Раева, считающего, что Сперанский был не настоящим либералом. "Обширный материал, привлеченный Раевым, — пишет она, — опровергает эту оценку. Можно обмануть людей, но нельзя обмануть классы". Ненависть к Сперанскому со стороны национальной части русского общества "убедительно говорит о том, кем был и кем мог бы в иных исторических условиях стать Сперанский". А по замыслу декабристов масон Сперанский, как известно, должен был быть первым президентом Русской республики.
 
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Джон Колеман.
Комитет трехсот

Эндрю Росс Соркин.
Слишком большие, чтобы рухнуть
e-mail: historylib@yandex.ru
X