Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Д. Антонель, А. Жобер, Л. Ковальсон.   Заговоры ЦРУ

9. Убийство президента Кеннеди

Материал подготовлен Давидом Антонелем

К середине утра 22 ноября небо очистилось. Дождя не ожидалось, и защитный пластиковый верх был убран. Из своей машины президент приветствовал толпу. Слева от него на заднем сиденье находилась мадам Кеннеди; перед ним на откидных сиденьях — губернатор Коннэлли и слева — его жена. За рулем сидел Уильям Гpeep, a рядом с ним — Рой Келлерман, оба сотрудники секретной службы1.

Следом за президентским лимузином шла открытая машина, где находилось еще восемь сотрудников секретной службы — двое сзади, двое спереди и по двое с каждой стороны машины на подножках. Им было приказано «ощупывать» взглядом толпу, крыши и окна домов, эстакады и перекрестки, чтобы обнаруживать любой намек на опасность.

За ними шла машина с вице-президентом и мадам Джонсон, сенатором Ральфом Ярборо, за которой также следовал автомобиль с сотрудниками секретной службы. И наконец, длинный кортеж машин с представителями местных властей и журналистами...

Торжественная встреча в Далласе должна была, как надеялись, вылиться в демонстрацию популярности президента в городе, который высказался против него во время общенациональных выборов в 1960 году. Как только было принято решение продлить визит в Техас на два дня, те, кто отвечал за президентский маршрут, в частности губернатор Коннелли и специальный помощник президента Кеннет О'Доннелл, сочли при общем одобрении, что был бы желателен торжественный проезд по улицам Далласа.

8 ноября секретной службе президента сообщили, что предусмотрено 45 мин. для следования кортежа от аэропорта Лав до места, где руководители делового мира и городские власти должны были дать банкет в честь президента. После изучения различных зданий с точки зрения удобства и безопасности местом банкета была избрана городская Торговая палата. Учитывая этот выбор и согласно существующей практике предоставлять как можно большему числу людей возможность увидеть президента, маршрут кортежа был указан как нельзя более точно.

18 ноября этот маршрут был одобрен местным комитетом по организации встречи президента и представителями Белого дома. 19 ноября он был опубликован в печати. В нем ясно указывалось, что с Мейн-стрит кортеж выедет на перекресток Элм-стрит и Хьюстон-стрит, следуя по направлению к Торговой палате...

В момент, когда кортеж въехал на Мейн-стрит — главную артерию, пересекающую Даллас с востока на запад,— прием, оказанный президенту, был восторженным. На западной оконечности Мейн-стрит кортеж свернул вправо, на Хьюстон-стрит, и проследовал в северном направлении до следующего перекрестка, чтобы затем повернуть налево на Элм-стрит, самую прямую и самую короткую дорогу к Стеммонскому шоссе и Торговой палате. Президентский автомобиль выехал на перекресток Хьюстон-стрит и Элм-стрит. Прямо напротив, в северо-западном углу перекрестка, возвышалось шестиэтажное коммерческое здание из красного кирпича — техасский склад школьных учебников. Сотрудник секретной службы Рафус Янгблад, находившийся в машине вице-президента, заметил, что часы, установленные на верху здания, показывали 12 час. 30 мин.— предусмотренное время прибытия в Торговую палату.

Автомобиль президента начал спускаться к железнодорожному мосту, под которым кортеж должен был проехать, перед тем как попасть на Стеммонское шоссе. Фасад техасского склада школьных учебников находился в этот момент справа от президента, слева от него простиралась Дили-плаза — покрытая зеленью открытая местность, уходящая далеко к западу от центра Далласа. Один из сотрудников секретной службы связался по радио с Торговой палатой, чтобы объявить, что президент прибудет через пять минут.

Через несколько секунд один за другим раздались выстрелы. Президент схватился руками за шею, несколько мгновений сохраняя прямое положение, а затем подался слегка вперед на своем сиденье. Пуля попала ему в низ затылка, чуть правее позвоночника. Продолжив свою траекторию вниз, она вышла из горла, разорвав нижнюю левую часть галстука.

До выстрелов губернатор Коннелли был обращен лицом к толпе справа. Он начал поворачиваться влево и вдруг почувствовал удар в спину. Его настигла пуля, попавшая в правую верхнюю часть спины, в точку над правой подмышкой. Выйдя из груди ниже правого соска, пуля пробила лежащую на коленях кисть правой руки, а затем ранила левую ногу выше колена. Сила удара, похоже, пошатнула губернатора вправо, и мадам Коннелли притянула его к себе на колени.

После этого в голову президента сзади попала другая пуля, нанеся ему огромную и на этот раз смертельную рану. Он упал влево на колени мадам Кеннеди.

Сотрудник секретной службы Клинтон Хилл, который стоял на левой подножке следующего автомобиля, услышал звук, похожий на хлопок петарды, и увидел, как президент резко осел вперед и влево. Хилл спрыгнул с подножки и рванулся к машине президента. Сотрудник Янгблад, сидевший рядом с шофером на переднем сиденье автомобиля вице-президента, услышал выстрел и заметил необычное волнение в толпе. Он прыжком перескочил спинку сиденья и закрыл собой вице-президента. В тот же момент сотрудник Келлерман, находящийся на переднем сиденье президентской машины, обернулся, чтобы посмотреть на президента. Увидев, что произошло, он крикнул шоферу: «Надо сматываться, мы задеты!» Он связался по радио с головным автомобилем и сказал: «Направляйтесь немедленно в госпиталь, мы за вами!» Сотрудник Греер тут же нажал на акселератор. В этот момент Хилл успел впрыгнуть на багажник, на который взобралась мадам Кеннеди. Он столкнул ее на заднее сиденье и прикрыл собой ее и раненого президента. На большой скорости президентский автомобиль направился к госпиталю Паркленд, в семи километрах от места происшествия.

По прибытии в Паркленд президентом сразу же занялась бригада врачей, предупрежденных полицией Далласа. Хотя они не смогли нащупать у президента пульс, врачи отметили прерывистое дыхание и еле слышное биение сердца. Они обследовали большую рану на голове и маленькую, диаметром примерно шесть миллиметров, в нижней части горла. Чтобы облегчить дыхание, хирурги сделали трахеотомию, расширив горловую рану и вставив туда дыхательную трубку. Полностью поглощенные своей задачей спасти жизнь президента, врачи так и не перевернули тело президента, чтобы обследовать рану в спине. В 13 час, когда сердце перестало биться и после соборования священником, было объявлено, что президент скончался. Губернатор Коннелли перенес операцию и впоследствии оправился от своих тяжелых ранений2.

Чуть позже, в 13 час., на центральной улице Далласа был убит выстрелом в упор полицейский Типпит. Свидетели видели, как убийца зашел в кинотеатр, где он и был некоторое время спустя арестован.

Тем временем полиция обнаружила винтовку с оптическим прицелом на шестом этаже техасского склада школьных учебников. Из окон этого этажа прекрасно просматривалось место убийства президента. Проводившие следствие сотрудники почти сразу же установили, что один из служащих склада исчез. Отсутствующий на месте служащий и арестованный в кинотеатре убийца оказались одним и тем же лицом. Его имя сразу же стало известно всему миру: Ли Харви Освальд.

Ему было предъявлено обвинение в убийстве двух человек: президента Кеннеди и полицейского Типпита.

Двумя днями позже, воскресным вечером 24 ноября, во время перевода из одной далласской тюрьмы в другую Освальд был убит из револьвера 38-мм калибра содержателем ночного клуба по имени Джек Руби.

29 ноября президент Джонсон назначил комиссию со специальной задачей «обеспечить, чтобы истина стала известна в тех пределах, в которых она может быть раскрыта». Комиссию, состоящую из семи членов, возглавил Верховный судья Соединенных Штатов Эрл Уоррен.

Расследование длилось десять месяцев. «Широта и тщательность, с которыми проводилось расследование, проиллюстрированы, в частности, статистическими данными, представленными ФБР и секретной службой. Сразу же после убийства более 80 служащих ФБР были привлечены к этой работе в качестве вспомогательных или временных сотрудников бюро в Далласе. С 22 ноября 1963 г. ФБР провело около 25 тыс. допросов и перекрестных допросов лиц, имевших сведения, которые могли заинтересовать следствие; к 11 сентября 1964 г. ФБР представило комиссии более 2300 докладов, насчитывающих в общей сложности 25 400 страниц. За тот же период сотрудники секретной службы провели около 1150 допросов и представили 800 докладов на 4600 страницах»3.

24 сентября 1964 г. комиссия представила свой заключительный доклад президенту Джонсону. Доклад базировался на 26 томах приложений. Его основные выводы можно резюмировать следующим образом:

1. Было выпущено три пули, и только три.

2. Все три пули выпущены из винтовки, найденной на шестом этаже здания техасского склада школьных учебников.

3. Выстрелы были произведены из одного окна на этом этаже.

4. Одна из пуль пробила шею президента перед тем, как попасть в губернатора.

5. Другая — попала президенту в голову.

6. Выстрелы были произведены Ли Харви Освальдом.

7. Полицейский Типпит был убит тем же Ли Харви Освальдом.

8. Нет никакого основания полагать, что Ли Харви Освальд или Джек Руби принимали участие в заговоре с целью убийства президента Кеннеди.

9. Ничто не указывает на то, что Ли Харви Освальд когда-либо был сотрудником, агентом или информатором ФБР, ЦРУ или любого другого правительственного учреждения.

10. Ничто не указывает на то, что Джек Руби имел тесные отношения с полицией Далласа, ФБР, ЦРУ или любым другим правительственным учреждением, или на то, что он был связан с миром организованной преступности, или что он когда-либо знал Ли Харви Освальда.

11. Ли Харви Освальд действовал сам и по собственной инициативе.

12. Джек Руби при убийстве Ли Харви Освальда действовал сам и по собственной инициативе.

Никогда еще преступление не приводило к такому широкому и углубленному расследованию. Каждый след был изучен лучшими криминалистами. Каждое свидетельство сто раз перепроверено. Все обстоятельства убийства тщательно восстановлены. Прошлое Ли Харви Освальда и Джека Руби раскопано до третьего колена, и даже самые незначительные документы, относящиеся к этим людям, проанализированы экспертами.

И все-таки в 1967 году три четверти американцев, согласно результатам опроса, были убеждены, что убийство в Далласе было результатом заговора.

8 марта 1975 г. «Нью-Йорк таймс» сообщила, что «из хорошо информированных источников ей стало известно, что комиссия Рокфеллера решила посвятить часть своего заключительного доклада убийству президента Кеннеди». Комиссия, которая вела в то время следствие по делу о незаконных действиях ЦРУ, не желала оставлять без ответа некоторые противоречащие докладу Уоррена утверждения, на основании которых выходило, что ЦРУ прямо или косвенно было замешано в этом убийстве.

И действительно, в заключительном докладе, опубликованном 6 июня 1975 г., есть глава, посвященная этому вопросу. Она начинается так:

Утверждалось, что в убийстве президента Джона Кеннеди в Далласе 22 ноября 1963 г., возможно, приняло участие ЦРУ. На этот счет были выдвинуты две различные версии.

Согласно первой версии, в убийстве по заданию ЦРУ лично участвовали Говард Хант и Фрэнк Стерджис.
Согласно второй версии, ЦРУ было связано либо с Джеком Руби, либо с Ли Харви Освальдом, либо с ними обоими, а эти отношения так или иначе легли в основу плана убийства.

Два этих разных довода были проанализированы комиссией.

При этом не было предпринято полного пересмотра доклада Уоррена: такая работа вышла бы за рамки, определенные для комиссии декретом, и отвлекла бы ее от поставленной перед ней цели.


Далласские бродяги



Первая из двух настоящих версий утверждает, что Говард Хант и Фрэнк Стерджис были в 1963 году сотрудниками или агентами ЦРУ. В ней также содержится утверждение, что они вместе находились в Далласе 22 ноября и были задержаны некоторое время спустя после убийства в железнодорожном вагоне, который стоял за «зеленым холмом» — зоной, расположенной впереди и справа от президентского автомобиля в тот момент, когда Джон Кеннеди был убит.

Согласно этой версии, полиция должна была загадочным образом освободить обоих, не зарегистрировав их задержание в полицейском участке, не сфотографировав и не сняв отпечатков пальцев. Тем не менее, говорят, их фото было сделано журналистами в то время, когда их везли к шерифу графства Даллас. Были утверждения, что якобы имеется «поразительное сходство» между личностями, представленными на этих газетных фото, и на фотографиях Ханта и Стерджиса, сделанных в 1972 году.

С другой стороны, некоторые кадры двух любительских фильмов, снятых в момент убийства президента (Запрудера и Никса), вроде бы обнаруживают присутствие нескольких вооруженных винтовками людей на склонах зеленого холма.

Эта версия предполагает также, что по крайней мере одна из пуль, задевших президента Кеннеди, была послана со стороны зеленого холма, где, как полагают, находились Хант и Стерджис. Направление выстрела, похоже, подтверждается резким движением тела президента назад и влево после того, как в него попала пуля.

Из всего этого сделали вывод, что в убийстве президента, вероятно, приняли участие сотрудники ЦРУ и, видимо, как следствие, что в нем было, возможно, замешано и само управление.

Комиссия подвергла разные элементы этой версии настолько глубокому изучению, насколько она сочла необходимым, чтобы установить со всей беспристрастностью, принимало ли ЦРУ или нет участие в убийстве президента.

Ниже приведены результаты ее расследований.

Версия, на которую ссылается здесь комиссия, развита Майклом Кэнфилдом и Аленом Beберманом в книге, изданной в июле 1975 года в Нью-Йорке, под названием «Государственный переворот по-американски». Некоторые элементы этой версии были освещены американским телевидением за несколько месяцев до выхода книги. Поскольку доклад Рокфеллера был опубликован в июне, Кэнфилд и Веберман смогли добавить к основному содержанию своей книги несколько прямых ответов на критику комиссии в их адрес. Мы воспроизводим эти ответы вслед за соответствующими отрывками доклада, лишь предоставляя их вниманию читателя и не давая здесь суждений о весомости приведенных аргументов. Вот для начала общая оценка Кэнфилда и Вебермана той части доклада Рокфеллера, которая касается их версии:

«Как и ожидалось, в докладе комиссии Рокфеллера заявлено, что не существует ни одного достойного доверия доказательства участия ЦРУ в убийстве Джона Ф. Кеннеди. Вместо того чтобы провести собственное расследование (используя средства, предоставленные ей как правительственной комиссии), она решила ограничиться оценкой различных доводов о соучастии ЦРУ, которые были ей предоставлены. В большинстве случаев они исходили от добровольных свидетелей, некоторые из которых не обладали необходимой подготовкой, чтобы отвечать на вопросы, поставленные комиссией и таким сведущим в докладе Уоррена прокурором, как Дэвид Белин.

Пренебрегая своими обязанностями, комиссия повела себя так, как будто сами свидетели и общественность должны были найти доказательства возражениям, выдвинутым по докладу Уоррена. Ее целью, очевидно, было защитить, но не рассмотреть заново этот доклад».


ХАНТ И СТЕРДЖИС. 1963 ГОД

К ноябрю 1963 года Говард Хант уже в течение многих лет был сотрудником ЦРУ, где продолжал работать до выхода на пенсию в 1970 году.

На протяжении всего 1963 года он занимал пост в Вашингтоне, в его обязанности входила организация пропагандистских кампаний в зарубежных странах. По долгу службы ему приходилось выезжать в различные города Соединенных Штатов, но никогда он не выезжал на юг или юго-запад. В течение всего года он жил со своей семьей в пригороде Вашингтона, где его дети посещали школу.

Фрэнк Стерджис ни в 1963 году, ни в какое другое время не был ни сотрудником, ни агентом ЦРУ. Он сам показал это под присягой перед комиссией, а предпринятые в архивах ЦРУ поиски не позволили обнаружить ни малейших сведений, доказывающих, что он когда-либо числился среди сотрудников ЦРУ или выполнял его задания в качестве агента, информатора или кого-либо другого4.

Стерджис заявил в своих показаниях, что он вовлекался в различные «авантюры», связанные с кубинским вопросом и, как он думал, организованные и финансировавшиеся ЦРУ. Он также заявил, что передавал, прямо или через посредников, сведения чиновникам федерального правительства, которые, как он считал, работали на ЦРУ.

Кроме того, он утверждал, что никогда не был связан с чем-либо, имеющим хотя бы малейшее отношение к убийству президента Кеннеди, ни в ЦРУ, ни где-либо еще.

БЫЛИ ЛИ ОНИ В ДАЛЛАСЕ 22 НОЯБРЯ?

Хант и Стерджис оба под присягой давали показания комиссии. И тот и другой отрицали, что находились в Далласе в тот день, когда был убит президент.

Хант заявил, что провел весь день в пригороде Вашингтона. Его свидетельство было подтверждено его двумя детьми5 и бывшей домработницей семьи Хантов. Стерджис же сказал, что провел весь день 22 ноября 1963 г. в Майами, во Флориде, и это свидетельство было подтверждено его женой и ее племянником. Племянник, живший в то время с семьей Стерджиса, в настоящее время имеет адвокатскую практику на Среднем Западе.

За исключением домработницы Хантов, все свидетели, лично подтвердившие, что Хант и Стерджис в день убийства президента Кеннеди находились, соответственно, в Вашингтоне и в Майами, являются членами их семей или близкими родственниками.

Свидетельствам лиц, настолько заинтересованных в этом деле, придали бы меньше веса, если бы существовали доказательства обратного. Но, при отсутствии противоречащих элементов, свидетельства членов семьи не могут быть отброшены.

БЫЛИ ЛИ ОНИ ЗНАКОМЫ В ТО ВРЕМЯ?

Хант заявил, что он никогда не встречал Фрэнка Стерджиса до того, как Бернард Баркер представил ему его в Майами в 1972 году. В свидетельстве Стерджиса содержится тот же смысл, за тем исключением, что он не помнит, состоялось ли это знакомство в конце 1971 или в начале 1972 года.

С другой стороны, Стерджис заявил, что хотя он часто слышал о некоем «Эдуардо», сотруднике ЦРУ, который играл активную роль в «комитете за освобождение Кубы» в Майами до операции в заливе Кочинос, но никогда не видел его. Только в 1971 или в 1972 году он узнал, что «Эдуардо» был не кто иной, как Говард Хант. Стерджис также участвовал в деятельности антикастровских групп в Майами до, во время и после того, как Хант ведал политическим аспектом плана операции в заливе Кочинос (в 1960 и в начале 1961 г.).

Согласно другому показанию, связь между Хантом и Стерджисом существовала еще до 1971 года. Один свидетель утверждал, что Стерджис — это псевдоним, а настоящее имя лица, называющего себя Стерджисом,— Фрэнк Фиорини и что он позаимствовал имя Стерджис у Хэнка Стерджиса, персонажа романа, написанного Хантом в 1949 году (под названием «Бимини Ран»). Стерджис, со своей стороны, заявил, что по рождению он Фрэнк Анджело Фиорини, что в девичестве его мать была Мэри Бона, а отца звали Анджело Антонио Фиорини. Он был еще ребенком, когда его родители развелись, и мать снова вышла замуж за человека по имени Ральф Стерджис. По настоянию матери он в 1960 году на законных основаниях сменил свою фамилию в Норфолке, Вирджиния, на фамилию отчима.

Проведенные в архивах компетентных судов поиски установили, что 23 сентября 1952 г. в суд города Норфолка поступило прошение. Некий Фрэнк Анджело Фиорини просил изменить его имя на Фрэнк Антонио Стерджис. В прошении отмечалось, что мать Фрэнка Анджело развелась 15 лет назад с его отцом и вышла замуж за некоего Ральфа Стерджиса, что ребенок всегда жил с матерью, носящей имя Мэри Стерджис, и что отчим Фрэнка также желал, чтобы он изменил свою фамилию на Стерджис. Суд 23 сентября 1952 г. (в тот же день, когда поступило прошение) постановил разрешить ему изменить имя. Это постановление сохранилось в архивах суда в Норфолке. В прошении, как и в соответствующем постановлении об изменении имени, Фиорини был ошибочно записан «Фиорино».

В свете этих документальных доказательств невозможно придать ни малейшего значения версии, согласно которой Стерджис позаимствовал свое настоящее имя у персонажа романа Ханта или же что изменение имени было так или иначе связано с фактом, что Стерджис знал Ханта еще до 1971 или 1972 года.

«Комиссия ссылается на тот факт, что в 1935 году мать Фрэнка Стерджиса развелась с Фиорини и вышла замуж за Стерджиса. Мы признаем нашу ошибку, но только частично, поскольку этот новый факт лишь усиливает нашу аргументацию. В самом деле, правдоподобнее, что именно Хант позаимствовал у Стерджиса имя для персонажа своего романа, а не наоборот: когда кто-либо принимает имя героя популярного романа (Мозес Герцог, например, Сола Белоу), он имеет тенденцию сохранить его без изменений. С другой стороны, романист, который использует прообраз реального человека, склонен слегка изменить его имя. Хелен Бесс станет, например, Элен Бесс. Еще вероятнее, что автор использует в произведении прозвище этого человека или что-либо подобное. Если Хант на самом деле знал того, кто в свое время назывался Фрэнк Фиорини, он, несомненно, знал, что мать Фрэнка звали мадам Стерджис. Имя «Фрэнк Стерджис» выступало, следовательно, в качестве подходящего для героя романа, а измененное на Х(Фр)энк Стерджис, стало прекрасным именем для книги. Три года спустя, в 1952 году, Фиорини решил изменить свое имя на Фрэнк Стерджис» (Canfield et Weberman).


ПРОВЕРКИ, ПРОВЕДЕННЫЕ В АРХИВАХ ЦРУ

Была проведена контрольная проверка в журналах учета кадров, бухгалтерских книгах и командировочных предписаниях ЦРУ в том, что касалось деятельности Говарда Ханта. Возможности ознакомиться с журналами выхода сотрудников на работу, относящимися к тому времени, не представилось, поскольку они были уничтожены согласно существующему в ЦРУ правилу, по которому архивные документы подлежат уничтожению через три года после их бухгалтерской проверки. Остающиеся документы, в том числе те, что регистрируют очередные отпуска, больничные листы и командировки, показывают, что Хант не совершил никакой поездки служебного характера на протяжении ноября 1963 года. Из учетной книги видно, что он не просил очередного отпуска, а только взял одиннадцать часов по болезни за две недели, предшествовавшие 23 ноября. Невозможно было с точностью определить дату или даты, когда он отсутствовал по болезни.

Однако некоторые признаки позволяют предположить, что Хант мог использовать несколько из этих одиннадцати часов отпуска по болезни в день 22 ноября.

Хант утверждал в своем показании, что он провел послеобеденное время 22 ноября с женой и семьей в своем доме в пригороде Вашингтона. 22 ноября была пятница, а следовательно, рабочий день для служащих ЦРУ. Хант так и не смог вспомнить, был ли он на службе утром этого дня.

Принимая во внимание, что Стерджис никогда не числился ни среди агентов, ни среди служащих ЦРУ, управление не обладает никакими сведениями о нем ни в книгах учета кадров, ни в журналах командировочных предписаний или отпусков.

Когда следствие рассматривало обвинение, согласно которому Хант и Стерджис находились вместе в Далласе в день убийства президента Кеннеди, оно встретило при выполнении своей задачи трудности, вызванные тем, что этот довод был впервые выдвинут в 1974 году, то есть десять лет спустя после убийства. Доказательства, которые можно было получить ранее, стали недоступными. Факты о встречах с родственниками, друзьями, соседями или сослуживцами (которые могли бы знать, где точно находились Хант и Стерджис в этот день) были забыты. Некоторых из этих людей уже нет в живых. Наконец, архивы, которые могли бы составить источник ценнейших сведений, более не существуют.

Не было возможности определить с полной уверенностью, где действительно находились Хант и Стерджис в тот день, когда был убит президент Кеннеди. Так или иначе, не нашлось ни одного реального доказательства, которое можно было бы противопоставить их утверждениям, что каждый из них провел этот день, соответственно, в Вашингтоне и в Майами.

«22 ноября 1963 г. не из тех дней, которые люди забывают. Свидетельствуя, Хант и Стерджис заявили, что находились в этот день, соответственно, в Вашингтоне и в Майами. Но, за исключением домработницы, единственными свидетелями, кто подтвердил сказанное ими, были члены их семей. Комиссия признала, что цена такого рода свидетельских показаний невелика. Более того, она обнаружила, что Хант, возможно, взял 22 ноября отпуск по болезни. Последний же был не в состоянии вспомнить, был ли он на службе в ЦРУ в то утро. И никто не засвидетельствовал, что разговаривал с ним по телефону на протяжении этого дня» (Canfield et Webermann).


ТРОЕ НЕИЗВЕСТНЫХ БРОДЯГ

Были ли Хант и Стерджис задержаны вблизи места убийства и приведены в контору шерифа? Эта гипотеза основана на так называемом сходстве между Хантом и Стерджисом, с одной стороны, и двумя личностями, с другой стороны, которые на короткое время попали в поле зрения в Далласе сразу после убийства.

Президент Кеннеди был убит около 12 час. 30 мин. по далласскому времени. Президентский кортеж пересекал тогда Дили-плаза с востока на запад, перед тем как выехать на Элм-стрит. В представленных полицией рассказах очевидцев мнения расходятся в том, что касается направления выстрелов. Некоторые по звуку выстрелов решили, что стреляли из здания техасского склада школьных учебников, который находился сзади президента и несколько правее в тот момент, когда он попал под обстрел. У других создалось впечатление, что выстрелы исходили с другой стороны. Чтобы свести вместе все элементы доказательства, было, разумеется, предпринято углубленное расследование.

Несколько часов спустя после выстрелов городская полиция Далласа обшарила все товарные вагоны, стоящие на путях за Дили-плаза. Около шести или восьми человек, позднее названных «бродягами», были задержаны внутри или вблизи этих товарных вагонов и отправлены затем для допроса либо в находящуюся неподалеку канцелярию шерифа Далласа, либо в центральный полицейский комиссариат. Все они были освобождены без составления какого-либо протокола их задержания и без того, чтобы власти посчитали нужным сфотографировать их или взять отпечатки пальцев.

Среди шести или восьми бродяг, задержанных около товарных вагонов, было три человека, которые, по словам задержавших их полицейских, были застигнуты в фургоне, стоявшем в полумиле к югу от места убийства.

Полицейские повезли их в канцелярию шерифа не самой прямой дорогой, а той, которая, по их мнению, давала возможность выбрать наиболее удобный маршрут: они проследовали вдоль железнодорожных путей в северном направлении до моста, расположенного к западу от техасского склада школьных учебников, затем срезали в сторону Хьюстон-стрит и, повернув по ней к югу, доехали до конторы шерифа.

В тот момент, когда полицейские вместе с бродягами проезжали перед складом учебников, их сфотографировали находящиеся там журналисты.

Копии пяти фотографий с «бродягами» были представлены экспертам комиссии.

Свидетель, по собственной инициативе давший показания комиссии, заявил, что, «по слухам», фургон, в котором были найдены трое названных бродяг, находился на небольшом расстоянии к северо-западу от места убийства (т. е. впереди справа от президентского автомобиля) в тот момент, когда раздались выстрелы. Между тем местом, где стоял фургон, и машиной президента находился зеленый холм.

Другие свидетели (давшие показания также по собственной инициативе и знакомые с первым) утверждали, что пуля, попавшая президенту в голову, была послана со стороны зеленого холма. Те же самые свидетели заявили, что один из трех сфотографированных бродяг был «поразительно» похож на Говарда Ханта, а другой — не менее «поразительно» на Фрэнка Стерджиса. Наконец, были выдвинуты утверждения, что если эти двое бродяг — на самом деле Хант и Стерджис и если в президента действительно стреляли с места, расположенного спереди и справа от него, то это стало бы доказательством, что ЦРУ было замешано в убийстве.

БЫЛИ ЛИ СРЕДИ НИХ ХАНТ И СТЕРДЖИС?

Даже нетренированному глазу видно, что сходство между бродягами из Далласа и Хантом и Стерджисом не более чем поверхностное. Бродяга, якобы похожий на Ханта, явно старше и ниже ростом. Тот, кого сравнивают со Стерджисом, кажется тоньше последнего. Более того, волосы и лицо довольно сильно отличаются от волос и лица Стерджиса.

Свидетели, которые говорили о «поразительном сходстве» бродяг с Хантом и Стерджисом, не обладали какой-то особой компетенцией в области опознания по фотографиям. Их свидетельство, похоже, основано на сравнении снимков бродяг, сделанных в 1963 году, с единственным фото Стерджиса (датированным 1972 г.) и двумя фотографиями Ханта (также 1972 г.).

Более 15 снимков Ханта и Стерджиса, сделанных до и после 22 ноября 1963 г., были переданы в лабораторию ФБР, чтобы сравнить их со всеми известными фотографиями задержанных в Далласе бродяг (ФБР имело полный набор этих фото, снятых в день убийства тремя журналистами). Эта работа была поручена Линдолу Шейнифелту из ФБР, признанному специалисту по анализу и опознанию с помощью фотографий.

Отчет Шейнифелта (входящий в общий отчет лаборатории ФБР от 21 апреля 1975 г. и подписанный директором ФБР Кларенсом М. Келли) содержит заключение, что «ни Говарда Ханта, ни Фрэнка Стерджиса нет среди трех бродяг, задержанных и сфотографированных в Далласе»6.

Что касается Ханта, то было показано со всей очевидностью, что он выглядел гораздо моложе того бродяги на фотографии. У него более гладкий подбородок, четче обрисованный и более вытянутый. Подбородок бродяги, напротив, покрыт складками, а нос более округлен.

В случае со Стерджисом разница еще более заметна. Его лицо романского типа, а у бродяги — скорее нордического. У Стерджиса очень темные вьющиеся волосы, а у бродяги — русые либо совсем светлые и редкие. Лицо Стерджиса круглое, с квадратным подбородком, а у бродяги — овальное и подбородок округлен. Есть также заметное различие в длине носа и высоте лба. Контуры носа и ушей также различны.

Рост Ханта — около 175 см, а Стерджиса — приблизительно 180 см. Лаборатория ФБР провела на том же месте в Далласе следственный эксперимент, использовав те же фотоаппараты, которыми были сделаны снимки бродяг. Изучив полученные данные, лаборатория пришла к выводу, что бродяга, «похожий» на Ханта, должен был иметь рост 170 см, а тот, в котором увидели сходство со Стерджисом,—188 см, учитывая возможную ошибку в 2,5 см в ту или другую сторону. Следовательно, существует 18 см разницы в росте двух бродяг, в то время как разница в росте Ханта и Стерджиса не превышает 5 см7.

Фотографии далласских бродяг были опубликованы в нескольких газетах Соединенных Штатов, они были напечатаны в номере журнала «Ньюсуик» от 2 апреля 1975 г., их показывали по ведущим телевизионным каналам. Но не нашлось ни одного свидетеля, который бы подтвердил, что узнает в том или другом бродяге Ханта или Стерджиса, и ни один из признанных специалистов не опознал их на фотографиях бродяг.

К этому критическому анализу противоречащих официальным выводам утверждений о присутствии 22 ноября 1963 г. в Далласе Ханта и Стерджиса следует сделать два замечания.

Версии об участии ЦРУ в убийстве президента ни в коей мере не основываются на попытках идентифицировать Ханта и Стерджиса с далласскими бродягами. На такую идентификацию не опирается даже особая версия Кэнфилда и Вебермана. Выводы же всегда обращены к другому: имеется большое число деталей, позволяющих, по мнению некоторых исследователей, допустить вмешательство ЦРУ. Многие из них наводят на мысль о водопроводчиках, известных по уотергейтскому делу. Так, если ЦРУ было замешано в убийстве, то, вероятно, через посредство исполнителей типа Ханта и Стерджиса. А тогда вполне естественно, что встает вопрос о сходстве этих людей с далласскими бродягами...

Кэнфилд и Веберман заявляют, что их не убедили аргументы комиссии Рокфеллера, но в то же время пишут в своей книге:
«Важно подчеркнуть, что авторы не считают неопровержимым, что эти люди [Хант и Стерджис] были среди задержанных в Далласе бродяг».


Второе замечание: критики доклада Уоррена, не согласные с особой версией Кэнфилда и Вебермана, объясняют тот факт, что Дэвид Белин сосредоточил расследование комиссии Рокфеллера именно на ней, чисто тактическими соображениями. Без труда доказав, что Ханта и Стерджиса не было среди далласских бродяг, комиссия запросто преуспела в дискредитации всех «заговорщических теорий».


Зеленый холм



Свидетели, которые выступили в защиту, по их мнению, убедительной версии, по которой ЦРУ сыграло некую роль в убийстве, особенно настаивают в своем доказательстве на движениях тела президента в тот момент, когда он был ранен в голову. Эти свидетели основывают свои утверждения на детальном анализе фильма Запрудера, главным образом 312-го и последующих кадров. Они представляют дело так, что движения тела и головы президента после рокового выстрела доказывают, что он был ранен пулей, посланной с места, находящегося справа и спереди по ходу движения его автомобиля, то есть со стороны зеленого холма и товарного вагона, где, по мнению некоторых, были найдены «Хант» и «Стерджис».

Абрахам Запрудер, владелец фабрики верхней одежды в Далласе, находился немного к востоку от зеленого холма, на земляной насыпи. Он снимал проезд кортежа маленькой любительской камерой с телеобъективом, и когда роковая пуля поразила президента, его автомобиль был почти прямо перед ним. Этот фильм общей продолжительностью 22 сек. был сразу же куплен журналом «Лайф», опубликовавшим отдельные кадры из него 29 ноября. Но кадр 313-й, показывающий переднюю правую часть головы президента, окруженную в момент разрыва розовым облачком из мозгового вещества и крови, не был напечатан. «Лайф» отказался впоследствии передать фильм комиссии Уоррена, а она, со своей стороны, не потребовала наложить на него арест. Таким образом, наиболее важная часть экспертизы была тогда проведена на копиях, качество которых, по мнению специалистов ФБР, было намного ниже оригинала.

Кадр 312-й фильма Запрудера показывает, что президент уже поражен в шею. Его тело обращено вперед по движению автомобиля и наклонено в левую сторону. Лицо слегка наклонено влево, а подбородок, похоже, касается груди.

На 313-м кадре президент получил роковую рану, и его голова четко смещается вперед.

На 314-м кадре (т. е. примерно через 1/18 сек.) голова смещается уже назад.

Последующие кадры отражают быстрое движение назад головы и туловища, которое сопровождается поворотом влево.

Затем фильм показывает, как тело президента склоняется и падает.

По данным, полученным комиссией Уоррена, камера Запрудера работала со скоростью 18,3 кадра в секунду. Когда фильм пропускают через проектор с той же скоростью, движения головы вперед (с 312-го по 313-й кадр) почти не заметно, но это движение становится очевидным, если тщательно проанализировать эти два кадра. Речь идет об очень коротком движении как в пространстве, так и по времени. Движение назад и движение тела влево очень быстры и ясно выражены. Их можно легко наблюдать при демонстрации фильма как с обычной, так и с замедленной скоростью.

Появились утверждения, что движение тела назад и влево можно объяснить лишь тем, что выстрел был произведен спереди и справа от президентского автомобиля, то есть со стороны зеленого холма. [...]

В докладе Уоррена кадры 314-й и 315-й переставлены. Анализ движения головы после рокового выстрела, сделанный на основе сравнения этих двух кадров, указывал, следовательно, на перемещение вперед.

Джошуа Томпсон, нанятый журналом «Лайф» для расследования обстоятельств убийства президента, имел возможность изучать оригинал фильма дольше и более тщательно, чем кто бы то ни было. Он заявил о своей убежденности в том, что Кеннеди стал жертвой перекрестного огня8.

Нью-йоркский оптик Роберт Гроден, который в начале 1975 года впервые предоставил весь фильм целиком американскому телевидению, также убежден, что резкое движение назад, которое наблюдается начиная с 314-го кадра, произошло в результате попадания пули, посланной с зеленого холма.

Мы не имеем возможности детализировать баллистическую и медицинскую экспертизы. Почти каждый их пункт стал темой бесконечных споров.

В докладе комиссии Рокфеллера упомянуто, что три врача, которые делали вскрытие вечером 22 ноября в военно-морском госпитале Бетезда, дали заключение, что президент был поражен в голову одной пулей и что эта пуля попала в него сзади.

Доклад напоминает затем, что в феврале 1968 года независимые друг от друга власти поручили четверым экспертам заново изучить документы вскрытия (описа¬ния, (фотографии, рентгеноснимки и т. п.) и что они под¬твердили заключения трех врачей Бетезды.

Несмотря на это, комиссия назначила пять новых экспертов, которые дали свои заключения раздельно. Они также подтвердили, указано в докладе, что ни одна из пуль не поразила президента спереди. Движение головы назад объясняется действием мускульной спазмы вследствие частичного разрушения мозга.

Марк Лейн, который первым оспорил доклад Уоррена и остается его самым скрупулезным толкователем, замечает по поводу этой части доклада Рокфеллера:
«Задачу комиссии Рокфеллера можно определить, исходя из ее названия: комиссия по расследованию деятельности ЦРУ внутри Соединенных Штатов. Но как можно на основе сделанной врачами интерпретации фильма Запрудера снять с ЦРУ обвинение или, наоборот, доказать, что оно было замешано в убийстве президента? Если даже доказать, что все пули были посланы сзади, разве тем самым возможность заговора была бы исключена? Ведь когда раздались выстрелы, за спиной президента находилась половина обитателей земного шара... Дэвид Белин рассуждал, по-видимому, так: если хотя бы одна пуля была послана спереди, то ЦРУ могло быть замешано; но если доказать, что все пули были выпущены сзади, то участие ЦРУ становится невероятным, поскольку убийцы из управления, как люди чести, никогда бы не стали стрелять в спину своему президенту»9.


СВИДЕТЕЛЬСТВА, ПРОТИВОРЕЧАЩИЕ ДРУГ ДРУГУ

Что касается направления полета пуль, поразивших президента, то комиссия привела в доказательство и другие детали. Вот некоторые из них:

a) По мнению экспертов ФБР, осколки пуль, найденные в президентском автомобиле и достаточно большие для баллистической экспертизы, указывают на винтовку Освальда и ни на какую другую. Вещественное доказательство № 399 также соответствует винтовке, найденной на шестом этаже техасского склада школьных учебников10.

b) Не было найдено ни одной конкретной улики (винтовки, гильзы, пули или отметины на машине президента) в подкрепление той версии, по которой один или несколько выстрелов было сделано с другой стороны, нежели сзади и сверху автомобиля.

c) Большинство свидетелей утверждали, что слышали три выстрела. Три гильзы были найдены на шестом этаже у окна в юго-восточном углу техасского склада школьных учебников, и, согласно ФБР, все три, без риска ошибиться, соответствуют винтовке Освальда. Кроме того, именно в этом окне, по утверждению выступивших перед комиссией Уоррена свидетелей, был виден стреляющий человек. Винтовка Освальда была найдена на шестом этаже этого здания менее часа спустя после убийства.

d) Нет ни одного свидетеля, который бы видел другого убийцу или бы заметил, что стрелял кто-либо еще, что кто-то выбрасывал в каком-нибудь месте оружие; нет ни одного свидетеля, который бы слышал где-нибудь еще щелчок затвора. Трое служащих склада школьных учебников показали перед комиссией Уоррена, что они смотрели на кортеж из открытого окна на пятом этаже юго-восточного угла здания. Один из них утверждал, что слышал не только три выстрела, но также щелчок затвора винтовки и звук падающих на пол гильз. Все трое заявили, что в момент выстрелов что-то сыпалось с верхнего этажа и они тут же решили между собой, что стреляют оттуда.

е) Возможность выстрела спереди президентского автомобиля можно отбросить. Пуля в этом случае должна была бы пройти через ветровое стекло, во всяком случае, если бы стреляли с эстакады, находившейся прямо напротив машины президента. Но ведь эстакаду охраняли двое полицейских, а ветровое стекло осталось в сохранности. Помимо полицейских там были 15 железнодорожников, но ни один из них не слышал выстрелов с эстакады. [...]

Боб Уидрик утверждал в своей статье в «Чикаго трибюн» от 15 июня 1975 г., что один из связных ЦРУ информировал членов конгресса, ведущих расследование по делу управления, что «двое советников президента Кеннеди, Кэннет О'Доннелл и Дэвид Пауэрс, заявили следствию вскоре после убийства, что они видели нечто такое, что можно принять за выстрелы, сделанные с другого направления, чем техасский склад школьных учебников. Но до того, как О'Доннелл и Пауэрс смогли доложить об этом комиссии Уоррена (засвидетельствовав свои показания в устной или письменной форме под присягой), Эдгар Гувер или один из его помощников добился от них, чтобы они не высказывали своих сомнений перед комиссией». По мнению автора статьи,
«ФБР предупредило О'Доннелла и Пауэрса, что такое свидетельство может иметь последствия в международном масштабе и вызвать сильную реакцию общественности, которая потребует дать отчет о других секретных сведениях, которые бюро имело тогда в своем распоряжении» (Canfield et Weberman).


Каждый из этих вопросов является объектом полемики, и чтобы ответить на них в том контексте, в котором они представлены, не хватит, пожалуй, и целой книги. Мы можем представить здесь лишь образцы документов, на основании которых и возникли эти противоречия.

64 свидетельства дают указание на то, с какой стороны были сделаны выстрелы. Они распределяются таким образом:


— со стороны зеленого холма..........— 33

— со стороны здания ТСШУ—..........— 25

— с восточной стороны Хьюстон-стрит......— 2

— с обеих сторон одновременно.............. — 4

Вот, например, два свидетельства, выбранные среди первых 33 и согласующиеся между собой, но несовместимые с выводами официальных комиссий.

ГРАФСТВО ДАЛЛАС

КАНЦЕЛЯРИЯ ШЕРИФА

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ ДОКЛАД

Предмет: Убийство президента Кеннеди

Доклад полицейского офицера Роджера Крейга

Дата: 23 ноября 1963 г.

«Я находился перед входом в канцелярию шерифа в доме 505 на Мейн-стрит в Далласе, штат Техас, наблюдая за проездом президентского кортежа. Президент Кеннеди только что проехал то место, где я стоял, и мимо меня проезжали остальные машины, когда я услышал винтовочный выстрел, а затем через несколько секунд еще два.

Сразу же после первого выстрела я вместе с полицейским Бадди Уолтерсом побежал к перекрестку наискось через Хьюстон-стрит и поднялся на обочину Элм-стрит, а потом на железнодорожную насыпь. Мы обежали ее, а затем я вернулся по шоссе к Элм-стрит и услышал от Уолтерса, что пуля попала в тротуар в ее южном конце. Вместе с полицейским Лумми Льюисом я пересек Элм-стрит в поисках возможного следа, оставленного пулей. Примерно в этот момент я услышал пронзительный свист, обернулся и увидел какого-то белого, со всех ног бегущего со стороны склада к подножию холма. Я заметил также едущий вдоль тротуара светлый «универсал» (если не ошибаюсь, «Рэмблер») с багажником на крыше, к которому устремился неизвестный. За рулем «универсала» сидел белый с кожей, покрытой сильным загаром.

Я хотел пересечь Элм-стрит в обратном направлении, чтобы задержать автомобиль и установить личность неизвестных, но сильное движение не позволило мне это сделать. У тут же сообщил об этом факте сотруднику Секретной службы, имя которого я не знаю, и устремился к складу учебников, чтобы принять участие в производимом там обыске.

Позже, а именно к вечеру того же дня, я узнал, что в мэрии содержится какое-то подозрительное лицо. Я позвонил туда и передал капитану Фритцу, что видел подозрительного субъекта, бежавшего к подножию холма и севшего там в машину. Капитан Фритц попросил, чтобы я тут же приехал к нему. Я так и сделал и по прибытии в мэрию признал в находящемся там подозрительном лице того самого бежавшего субъекта, который потом пытался скрыться в „универсале"». (Подписано: Крейг)


Полицейский Гарольд Элкинз, в свою очередь, свидетельствует 26 ноября:

«Я стоял у входа в канцелярию шерифа в доме 505 на Мейн-стрит. Не прошло и нескольких секунд после того, как проехал президентский автомобиль, когда я услышал выстрел, а спустя две секунды прозвучало еще два.

Я сразу же побежал к тому месту, откуда, похоже, стреляли. Это зона, расположенная между книжным складом и железнодорожной веткой к востоку от последней. Там было много полицейских, и мы перекрыли туда доступ публике. После десяти минут безуспешных поисков в этом месте я поднялся на башню, возвышающуюся над железной дорогой, откуда открывается также вид на все пространство, окружающее здание книжного склада. Находившийся там служащий описал мне две автомашины, которые он видел в этой зоне всего лишь за несколько минут до моего прихода.

Когда я спустился, другие полицейские сообщили мне, что выстрелы были сделаны из здания склада — как было установлено. Я направился туда, но, узнав, что внутри и снаружи склада было уже много полицейских, вернулся на улицу и замешался в толпе, чтобы попытаться собрать свидетельства о совершившейся трагедии. Доставив несколько человек в комиссариат, я отправился на телецентр, где встретил двух свидетелей, пришедших вместе с журналистом.

Чуть позже один из далласских полицейских появился в нашем участке вместе с тремя задержанными, которых он арестовал в районе железной дороги11. Я доставил их в городскую тюрьму и сдал капитану Фритцу. Затем я вернулся в участок, где провел остаток дня, расспрашивая свидетелей и записывая их показания». (Подписано: Элкинз)12


Расхождения были и в другом случае. В докладе Рокфеллера упомянуто (п. с):
«Винтовка Освальда была найдена на шестом этаже здания склада меньше часа спустя после убийства».
А вот противоречащее этому свидетельство:

ШТАТ ТЕХАС ГРАФСТВО ДАЛЛАС

В упомянутый ниже день передо мной, Мэри Рэттэн, секретарем суда этого графства, предстал Сеймур Вейцман, принял присягу и заявил:

«Вчера, 22 ноября 1963 г., я находился на углу Мейн-стрит и Хьюстон-стрит, случайно проходя мимо этого места, в момент, когда машина с президентом, проехав, повернула на запад в направлении Стеммонского шоссе. В этот момент меня окликнул мой спутник, шедший вслед за мной. Я обернулся, и тут услышал один за другим три выстрела.

Я побежал на северо-запад в направлении, откуда, как нам казалось, выстрелы были произведены, и перепрыгнул через ограду.

Затем кто-то сказал, что стреляли из старого техасского дома. Я сразу же устремился к этому зданию и начал поиски внутри. Прибыл капитан Фритц и отдал приказ перекрыть и полностью обыскать весь шестой этаж. Я участвовал в этих поисках вместе с инспектором Буном из службы шерифа.

Мы искали в северо-западном углу шестого этажа и почти одновременно заметили винтовку. Это был маузер с ручным затвором калибра 7,65 мм с оптическим прицелом 4—18 и снабженный толстым кожаным ремнем темно-коричневого цвета. Он лежал среди коробок около лестничной клетки. Было 13 час. 22 мин., когда винтовка была найдена. Капитан Фритц взял ее в руки и выгнал из магазина один оставшийся патрон.

После этого я вернулся в участок».(Подписано: Сеймур Вейцман)

Подписано и произнесено под присягой передо мной 23 ноября 1963 г. (Подпись: Мэри Рэттэн)13


Но ведь «винтовка Освальда» — это итальянский карабин «Манлихтер — Каркано» калибра 6,5 мм, на котором без труда можно прочесть: «СДЕЛАНО В ИТАЛИИ» и «КАЛ. 6,5».

Откуда же тогда эта ошибка в определении марки и калибра? Авторы различных неофициальных версий, конечно, не преминули выдвинуть гипотезу о том, что винтовка была впоследствии подменена в полиции. В самом деле, окружной судья Далласа объявил 22 ноября во время телевизионной пресс-конференции, что оружие, найденное на шестом этаже склада, представляло собой винтовку немецкой системы «маузер» 7,65-мм калибра. Эта информация, сразу же переданная на весь мир, была исправлена лишь на другой день. Тогда все узнали, что Освальд был владельцем винтовки «Манлихтер — Каркано».

Многие детали подтверждают свидетельство Вейцмана, и многие, настолько же правдоподобные, противоречат ему.

Была ли ошибка такого рода возможной? А как это узнать, если комиссия Уоррена отказалась показать «винтовку Освальда» тому, кто, как полагали, обнаружил ее на шестом этаже склада... Вопрос, таким образом, представляется полностью неразрешимым. И это лишь один из тысячи подобных вопросов.

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ЭКСПЕРТИЗЫ

Комиссия Рокфеллера консультировалась со многими другими экспертами. В ее докладе приведены заключения одного из них:

Доктор Уэкт заявил, что имеющиеся доказательства указывают на то, что президент был ранен двумя пулями сзади и что нет никаких данных в поддержку версии, по которой выстрелы были сделаны спереди или спереди и справа от машины президента.

В статье, написанной в 1974 году вместе с одним из его сотрудников — она была приложена к его свидетельству,— доктор утверждает, что
«если даже допустить, что какая-нибудь другая пуля попала в голову президента до, после или в одно время с известным выстрелом, то нельзя обнаружить никаких ее следов в имеющихся документах вскрытия».


В своем показании доктор заявил, что на фотографиях, сделанных при вскрытии, на затылке у президента можно увидеть отметину выше того места, где кончаются волосы, которая, как он подумал, могла быть раной на выходе пули. По его мнению, другие фотографии вскрытия и рентгеноснимки не подтверждают эту гипотезу, хотя, как он думает, врачи, производившие вскрытие, могли и не заметить этой раны.

Доктор Уэкт сказал, что были еще неясные моменты в том, что касается движения назад и влево головы и тела президента после 313-го кадра, но в то же время заявил, что это могло быть результатом нервно-мускульной реакции на протяжении примерно одной десятой секунды. [...]

Но когда доклад Рокфеллера был опубликован, доктор Уэкт заявил, что сделанный им анализ был искажен комиссией, и потребовал обнародовать его показания во всей их полноте. Он отрицал приписанное ему утверждение, что
«имеющиеся доказательства указывают на то, что президент был ранен двумя пулями сзади и что нет никаких данных в поддержку версии, по которой выстрелы были сделаны спереди или спереди справа от машины президента».
Доктор определил это как «явную подтасовку» его свидетельства. При этом он утверждал, что в покушении участвовали по меньшей мере двое убийц и что один Ли Харви Освальд не мог быть виновником всех ран, констатированных у президента Кеннеди и губернатора Коннелли (Ассошиэйтед Пресс, Питтсбург, 11 июня 1975 г.).

Параграф А 4 этой главы заканчивается так:

Основываясь на результатах расследования, проведенного ее сотрудниками, комиссия считает, что нет никаких данных, подтверждающих версию, согласно которой президент Кеннеди был ранен пулей, посланной либо со стороны зеленого холма, либо с какого-нибудь места, находящегося спереди, спереди справа или справа от его автомобиля. Комиссия также считает, что движения головы и тела президента после поразившего его выстрела в голову логично объясняются тем, что этот выстрел был сделан сзади, сверху и немного справа от него. [...]

Святой союз



Вторая версия об участии ЦРУ в убийстве президента Кеннеди предполагает существование разного рода связей между ЦРУ, Ли Харви Освальдом и Джеком Руби.

ОСВАЛЬД

Утверждалось, что в качестве сотрудника ЦРУ Говард Хант выполнял задание ЦРУ по организации политической деятельности некоторых членов антикастровской кубинской общины, обосновавшейся в Соединенных Штатах. Это происходило еще до операции в заливе Кочинос в апреле 1961 года. Кроме того, высказывалось мнение, что в рамках полученного задания Хант играл активную роль в создании «кубинского революционного комитета» и что этот комитет имел представительство в Новом Орлеане.

Наконец, внимание привлекалось к тому факту, что Ли Харви Освальд проживал в Новом Орлеане с апреля по сентябрь 1963 года. В это время он составлял и распространял листовки комитета «За справедливое отношение к Кубе» с указанным на них адресом этого комитета, который совпадал с номером дома, где помещалось также представительство «кубинского революционного комитета» в Новом Орлеане.

Каждое из этих сведений частично обосновано, но многие другие значительные факты, раскрытые комиссией, были замолчены. Так, не было упомянуто, что листовки комитета «За справедливое отношение к Кубе» были набраны самим Освальдом, что у этого комитета никогда не было представительства по указанному на листовках адресу. Не было сказано и о том, что Освальд одолжил этому комитету выдуманные с начала до конца отделение в Новом Орлеане, представительство и председателя, что названный дом, ранее действительно бывший штаб-квартирой антикастровской организации, уже не использовался для этой цели в то время, когда Освальд печатал свои листовки, и, наконец, что Освальд пытался проникнуть в ряды этой организации.

Как следствие была выдвинута гипотеза, что Хант мог иметь контакты с Ли Харви Освальдом на протяжении весны или лета 1963 года. Но невозможно доказать, что Хант когда-либо встречался с Освальдом или что он вообще бывал в Новом Орлеане в течение этого года. Нет доказательств и того, что Хант имел хоть малейший контакт с представительством «кубинского революционного комитета» в Новом Орлеане.

Из служебного дела Ханта в ЦРУ видно, что начиная с 1961 года ему ни разу не поручалось задания, которое могло бы свести его внутри или за пределами Соединенных Штатов с членами кубинской общины или с кубинскими эмигрантскими организациями. Это изменение направления его деятельности произошло, следовательно, за два года до того, как Освальд поселился в Новом Орлеане в апреле 1963 года.

Версия о тайной связи между Освальдом и ЦРУ была сформулирована, когда после убийства президента не прошло и нескольких дней.

Освальд родился в 1939 году в Новом Орлеане. В 1959 году в Далласе он поступил на службу в военно-морские силы. Он был оператором радиолокационной станции на базе Ацуги в Японии в то время, когда эта база использовалась самолетами У-2. Там же он изучал русский язык.

В сентябре 1959 года он демобилизовался из армии. Некоторое время спустя в посольстве Соединенных Штатов в Москве он сдал свой паспорт, заявив, что имеет намерение получить советское гражданство. После этого он работал на заводе в Минске.

В 1962 году он вернулся в США вместе с женой, русской по национальности, на которой женился во время пребывания в Советском Союзе, и их дочерью. Он снова получает без каких-либо проблем американское гражданство. Комитет «За справедливое отношение к Кубе», чьи листовки Освальд распространял в августе 1963 года, был прокастровской организацией. Но «кубинский революционный комитет» (который находился по указанному Освальдом в листовке адресу) был антикастровской эмигрантской организацией.

Некоторые считают, что многие другие подробности жизни Освальда также позволяют провести связь с миром разведки. Но привести их все здесь мы не можем.

Комиссия Уоррена посвятила часть своего доклада опровержению такого рода версий.

Комиссия Рокфеллера рассматривает лишь одну возможность — связь с ЦРУ, которая могла осуществляться через Ханта.


РУБИ

Джек Руби появляется в этой истории в связи со смертью Освальда.

В воскресенье, 24 ноября, Освальда должны были перевести из городской тюрьмы в тюрьму графства Даллас. В субботу поздно вечером прессе сообщили, что перевод состоится в воскресенье утром. Отделение ФБР в Далласе получило в промежутке между 2.30 и 3 час. утра несколько телефонных звонков с угрозой убить Освальда.

В подземном этаже городской тюрьмы собрались представители телевидения, радио и прессы. Освальд появился перед многочисленными камерами корреспондентов из двери, находящейся прямо напротив, и направился к автомобилю, который должен был доставить его в другую тюрьму. (Справа от него был пандус, спускающийся с Мейн-стрит, а слева — поднимающийся на Коммерс-стрит.) Предназначенный для Освальда бронированный фургон прибыл на место вскоре после 11 час, но в тот же момент было решено, что обыкновенный полицейский автомобиль будет предпочтительнее...

Освальд появился примерно в 11 час. 20 мин. с солидной охраной из инспекторов полиции с двух сторон и сзади. Он был в ослепительных лучах юпитеров, когда какой-то человек отделился от группы журналистов. В правой руке он держал кольт 38-мм калибра. Несколько шагов... и он был рядом с Освальдом. Блеснула вспышка, которую было ясно видно на фоне черного свитера жертвы. Раненный пулей в живот, Освальд, с перекошенным от боли лицом, свалился на пол и почти тут же потерял сознание. Вся сцена напрямую транслировалась телевидением. Семь минут спустя Освальд был в госпитале Паркленд. В 13 час. 7 мин. объявили, что он скончался.

Джек Руби заявил, что он убил Освальда в приступе депрессии и ярости, вызванном смертью президента. Он отрицал, что его действия каким бы то ни было образом были связаны с заговором, направленным на то, чтобы заставить Освальда замолчать навсегда.

Тем не менее сразу же была выдвинута версия о заговоре. Она эхом прошла по всем публикациям на следующий день после смерти Освальда:

«Некоторые наблюдатели выдвигают версию, по которой Освальд действовал вместе с группой людей, которая затем «убрала» его, чтобы избавиться от разоблачения. Он мог быть выбран ими из-за своего «прокастровского» прошлого...

Все журналисты — очевидцы убийства Освальда Джеком Руби — сходятся во мнении об обстоятельствах, при которых оно произошло, подчеркивая, что перевод Освальда из тюрьмы полицейского управления в тюрьму графства Даллас осуществлялся без какого-либо продуманного плана и без соблюдения правил безопасности. Если кто-либо действительно хотел избавиться от Освальда, то полиция оказала ему более эффективную помощь.
«Я сам мог бы убить Освальда. Когда я спускался по лестнице в то место, где было совершено преступление, никто даже не спросил, кто я такой», — утверждает английский журналист.
Другой корреспондент говорит, что полиция потребовала предъявить удостоверения прессы только после убийства. До этого никакой проверки не было произведено. Со своей стороны агентство Рейтер утверждает, что, пока Освальд был в руках полиции, возможностей убить его было более чем достаточно...

Адвокат из Чикаго Льюис Катнер сделал важный вклад в выяснение личности Руби. Так, убийца Освальда несколько месяцев был служащим профсоюза, в руководящий комитет которого входил близкий друг Джимми Хоффы, руководителя профсоюза водителей грузовиков, исключенного из АФТ — КПП за гангстеризм. Руби изгнали, по-видимому, за его «зверские» методы...»14.


Эти первые возникшие после убийства Освальда слухи порой были обоснованы.

То, что касалось, например, отношений Джека Руби с Джеймсом Хоффой, было впоследствии подтверждено: 8 декабря 1939 г. в Чикаго был убит секретарь-казначей профсоюза мусорщиков; контроль над профсоюзом взял в свои руки Пол Дорфман (близкий друг Хоффы, о котором шла речь выше), а новым секретарем-казначеем был назначен Джек Руби15.

Но иногда эти слухи были ложными или не поддающимися проверке...

Как это было сделано ею с версией о связи Освальда с миром разведки, комиссия Уоррена постаралась опровергнуть неофициальные версии по делу Руби.

В 1967 году Руби умер в тюрьме от рака.

А комиссия Рокфеллера продолжила работу по опровержению, начатую комиссией Уоррена.


Один из аргументов, с помощью которого пытаются доказать существование связи между Джеком Руби и ЦРУ, основывается на свидетельском показании, по которому Фрэнк Стерджис участвовал в целом ряде актов кубинских эмигрантов в то время (конец 50 — начало 60-х гг.), когда ЦРУ финансировало и организовывало антикастровские движения среди них.

Утверждалось, кроме того, что однажды кто-то сообщил ФБР, что в начале 50-х годов Руби занимался контрабандой оружия, переправляя его на Кубу, и что Стерджис также был связан с этим делом в 50—60-х годах.

Помимо этого, были заявления, согласно которым Стерджис в течение некоторого времени (до побега с Кубы в 1959 г.) управлял в Гаване игорными домами и казино, а Руби совершил в августе или сентябре 1959 года поездку на Кубу по приглашению какого-то друга, у которого были интересы в игорных домах Кубы и Соединенных Штатов. Если верить этим заявлениям, Стерджис, как и Руби, поддерживал связи с «мафиози», у которых были интересы в Соединенных Штатах и на Кубе.

Исходя из этих утверждений, свидетель делал вывод, что Стерджис и Руби могли знать друг друга и встречаться, хотя и не привел какого-нибудь реального доказательства в поддержку этого тезиса.

Заключение комиссии таково, что если даже принять на веру все детали приведенного выше свидетельского показания, то сделанные из него выводы следует рассматривать как чисто спекулятивные в том, где с их помощью делаются попытки провести связь между ЦРУ, с одной стороны, и Освальдом и Руби — с другой.

РАССЛЕДОВАТЬ ЗАНОВО?

Гарольд Вайсберг — исследователь, обладающий исключительным упорством. В 1965 году под заголовком «Whitewash I» он опубликовал тщательно продуманную критику доклада Уоррена. В следующем году он опубликовал в «Whitewash II» серию секретных документов, касающихся обстоятельств, с помощью которых, по его утверждению, дело было замято. Затем в «Photographic Whitewash» он выпустил в свет вторую серию документов. В течение 1974 года Вайсберг занимался критическим разбором стенограмм некоторых заседаний комиссии Уоррена, и в ноябре того же года появился «Whitewash IV: новое описание убийства ДФК» (Джона Фицджеральда Кеннеди). Это описание приоткрывало завесу над удивительными вещами...

22 января 1964 г. комиссия Уоррена рассматривала показания генерального прокурора Техаса Уаггонера Карра, действительно стоящие внимания. Последний узнал из надежного источника, что Освальд был постоянным информатором ФБР под опознавательным номером 179 и в этом качестве получал ежемесячно 200 долл. с сентября 1962 года. Это показание не подвергалось сомнению со стороны членов комиссии. Двое из них (Аллен Даллес и Джеральд Форд16) даже задаются вопросом, какого рода работу мог в действительности выполнять Освальд для ФБР... Другой член комиссии (не названный в описании) заметил, что бюро сводит вместе все концы в обвинении Освальда, а это выглядит странно... Тогда развивается следующая идея: ФБР хочет, чтобы дело было закрыто до того, как проявятся его связи с Освальдом... В последовавшей за этим дискуссии кто-то заявляет, что, если эта информация будет обнародована, «люди подумают, что убийство президента было результатом заговора, а комиссия ничего не сможет сделать, чтобы нейтрализовать это впечатление».

27 января обсуждался тот же вопрос. Ли Рэнкин, первый советник комиссии, заявляет:
«Ну и грязный же слух, очень плохой для нас, достойный большого сожаления для вовлеченных в это дело учреждений. Мы должны сделать все, чтобы его нейтрализовать».
Даллес замечает, что Гувер ни в коем случае не захочет признать, что Освальд мог быть агентом ФБР:
«Я думаю, что Гувер скажет, что у него нет ничего общего с этим типом.., и если он займет такую позицию, то уже ничего нельзя будет доказать».


Сенатор Рассел добавляет, говоря о руководителях ФБР: «Они первыми станут это отрицать», затем, обращаясь к Даллесу:
«А ведь ваши люди будут вести себя точно так же, не так ли?»

— Именно так.


Тогда бывшего директора ЦРУ спрашивают, займет ли он ту же позицию в случае, если ему придется отвечать на тот же вопрос, и солжет ли он после того, как произнесет присягу перед комиссией? И Даллес отвечает:
«Президенту Соединенных Штатов я сказал бы все, поскольку я ему подчиняюсь, но никому другому я не обязан говорить всей правды...»


14 мая Гувер свидетельствует:
«Я торжественно заявляю, что Ли Харви Освальд никогда не был ни сотрудником, ни агентом, ни информатором ФБР...»


И Маккоун, бывший в период, когда произошло убийство и проводилось расследование, директором ЦРУ, делает подобное заявление в том, что касается ЦРУ.

Итак, в ноябре 1974 года состоялась публикация нового описания заседаний комиссии Уоррена. Некоторое время спустя телевидение полностью показало фильм Запрудера. В послениксоновской Америке эти разоблачения дали мощный импульс появлению «подпольных версий». Число людей, убежденных в том, что президент Кеннеди пал жертвой заговора, увеличилось до более чем 80%»

В феврале 1975 года член палаты представителей Генри Гонзалес представил конгрессу резолюцию, требующую проведения нового расследования трех наиболее крупных политических убийств 60-х годов (Джона Кеннеди, его брата Роберта и Мартина Лютера Кинга), а также покушения, жертвой которого стал в 1972 году Джордж Уоллес17. Эта резолюция получила поддержку 33 конгрессменов, один из которых — член палаты представителей Стьюарт Маккини заявил:

«После Уотергейта и разоблачений деятельности ФБР и ЦРУ в народе проявляется страшный скептицизм в отношении слов правительства, и эти убийства рассматриваются в том жe свете...

Мне очень трудно поверить, что покушения на президента Кеннеди, Роберта Кеннеди, Мартина Лютера Кинга и Джорджа Уоллеса никак не связаны между собой и являются делом рук одиночек. Мне не удается убедить себя, что Ли Харви Освальд был настолько расчетлив и настолько опасен, чтобы в одиночку проникнуть в число сотрудников склада школьных учебников и обеспечить успех своему предприятию. Невероятное множество вопросов встает в связи с убийствами Роберта Кеннеди и Мартина Лютера Кинга. Большинство американцев не верят в то, что им было сказано по этому поводу... Я намереваюсь присоединиться к моему коллеге Гонзалесу и рекомендовать образование комитета палаты представителей для проведения расследования этих убийств. Слишком много людей задают себе вопросы, остающиеся без ответа... К тому же мы узнали, что бывший президент Джонсон имел серьезные сомнения в отношении выводов, сделанных комиссией Уоррена...

Специальная комиссия сената по уотергейтскому делу доказала американскому народу, что конгресс обладает необходимыми средствами для ведения расследования, которые позволяют идти гораздо дальше, чем это может сделать система правосудия...»


22 мая член палаты представителей Томас Доунинг, в свою очередь, представил резолюцию, идентичную резолюции Гонзалеса, но ограниченную лишь убийством в Далласе. В ответ на вопросы журналистов он сказал18:

«Когда появился доклад комиссии Уоррена, у меня возникло сомнение, что один человек мог с такой точностью произвести за пять или шесть секунд три выстрела. Но в то время я считал, что комиссия, должно быть, права. Она состояла из честных, компетентных людей, старающихся работать в интересах своей страны. И я изгнал из головы несовместимую с ее выводами идею, хотя облачко сомнения, касающееся распределения выстрелов, осталось. А недавно, ближе познакомившись с этим делом, я обнаружил, что было много других вопросов, которые не получили ответа, и что комиссия Уоррена не изучила все аспекты проблемы и не опросила всех свидетелей. Теперь я убежден, что заговор существовал, и думаю, что общественность имеет право об этом знать. Именно поэтому я предложил провести расследование заново.

— Что заставило вас изучить это дело глубже?

— Фильм Запрудера. Он убедил меня, что в президента Кеннеди стреляло более одного человека.

— Как вы думаете, почему комиссия Уоррена не пришла к тому же выводу?

— Я думаю, что вряд ли комиссия в полном составе хотя бы раз видела этот фильм.
Один или два ее члена, возможно, и видели его полностью, но, без сомнения, не изучили достаточно внимательно... Напомню вам также, что тогда все были убеждены, что убийство было непосредственно совершено Ли Харви Освальдом и никем другим. Я думаю, что этот факт мог оказать влияние на комиссию Уоррена. Они подошли к этому вопросу с заранее сложившимся представлением. Расследование затягивалось, и президент Джонсон пожелал закрыть дело. Комиссия закрыла его чуть раньше, чем следовало... В то время ЦРУ и ФБР пользовались большим уважением, и их заявления слепо принимались на веру. Но после того, что произошло впоследствии, я полагаю, сегодня эти органы были бы расспрошены более серьезно».


В июньском докладе комиссии Рокфеллера одна из глав была посвящена убийству президента Кеннеди. Эта глава, которую мы только что представили вашему вниманию, заканчивается так:

«Множество измышлений было выдвинуто по поводу участия ЦРУ в убийстве президента Кеннеди. Комиссия предприняла усилия, чтобы по этому делу были проведены новые исследования, и заключает, что не имеется ни одного доказательства какого-либо участия управления».


Это заключение не положило конец старым противоречиям, а лишь породило новые. Поскольку ЦРУ было слишком уверенно объявлено невиновным без достаточных к тому оснований, люди заподозрили худшее. Число американцев, убежденных, что Кеннеди стал жертвой заговора, лишь увеличилось.

К тому же было еще много разоблачений, ставящих на этот раз под вопрос роль ФБР в этом деле.

Стало известно, что 24 ноября 1963 г. Эдгар Гувер приказал уничтожить одно из писем Ли Харви Освальда. 24 ноября, то есть в день смерти «официального» убийцы президента. Это письмо, которое Освальд сам отнес в отделение ФБР в Далласе дней за десять до убийства, было сохранено этим отделением.

Письмо, как сообщалось, не содержало ничего, кроме угроз в адрес далласской полиции... Но, каким бы ни было его содержание, какие бы объяснения ни давались сегодня относительно причин его уничтожения, любое расследование, проводимое ФБР по делу об убийстве президента, заранее теряло к себе доверие, поскольку было доказано, что не более двух дней спустя после убийства бюро начало уничтожать некоторые материальные улики.

Внутри комиссии Черча сформировалась тогда подкомиссия под председательством сенатора Швейкера, заявившего:
«За девять последних месяцев я узнал больше о функционировании правительственной машины, чем за 15 лет членства в конгрессе... Мы не знаем, что же произошло в действительности, но мы уверены в том, что Освальд имел связи с секретными службами. Как только начинают поднимать прошлое, сразу же находят их следы... Доклад Уоррена — не более чем карточный домик».
Сенатор не исключал ни одной возможности.

Трудно провести грань между существующими сегодня различными версиями. Но из огромного набора ныне доступных данных выступает весьма странный контекст...

Главные действующие лица драмы были все в одно и то же время связаны с миром организованной преступности и с разведывательными учреждениями.

Между двумя мощными тайными организациями вскрывается сугубо засекреченный и глубокий союз. Как одна, так и другая используют в качестве политического орудия убийство. Обе располагают для осуществления террора людьми и необходимой компетенцией. Их интересы сходятся почти повсюду в мире. И часто они вступают в сотрудничество...

Список их совместных предприятий был бы длинен. Но кто знает точные границы этого единственного в своем роде и страшного договора? Святой союз в интересах государства и гнусных преступников...

После поражения в заливе Кочинос один человек стал смертельной угрозой для того и другого из этих тайных обществ19.

Человек, который не пожелал вновь завоевать Кубу силой оружия, разбив, таким образом, все надежды мафии вернуть себе те сказочные инвестиции, которые превратили Гавану в первый источник ее доходов. Человек, который вместе со своим братом Робертом решил атаковать организованную преступность в Соединенных Штатах так, как еще никто до него не делал. Человек, который хотел «разбить ЦРУ на тысячу кусков», поскольку представлял, что оно старается ускользнуть из-под его контроля. И особенно: человек, который был во власти это сделать.

Заплатил ли он за это своей жизнью?

Или это лишь еще одна версия для тех, кого не слишком волнуют оставшиеся без ответа вопросы?

«Это дело останется открытым навсегда», — заявил, поверив, что он пророк, Гувер перед комиссией Уоррена. Он только что уничтожил доказательства и думал, что этим прикроет расследование... Но самый секретный из секретов не бывает вечным.



1Речь идет о секретной службе, в функцию которой входит охрана президента. Ее не следует путать с секретными службами ЦРУ.
2"Report of the Presidents Commission on the Assassination of President John F. Kennedy". U. S. Government Printing Office 1964, (так называемый доклад Уоррена). Мы частично использовали французский перевод, опубликованный в 1965 году издательством Робера Лаффона.
3"Report Warren".
4 «ЦРУ не сохраняет досье на своих агентов, привлеченных к выполнению деликатных заданий, и если те попадаются, оно отрекается от них» (Canfield et Weberman).
5Один из сыновей Ханта, в то время девяти лет, был не в состоянии вспомнить, были ли его родители в этот день дома. Четвертый (последний) из детей Хантов тогда еще не родился. Мадам Хант впоследствии умерла.
6«Линдол Шейнифелт, который делал для комиссии работу по сравнению фотографий, провел также большую часть фотографических исследований для комиссии Уоррена» (Canfield et Weberman.)
7В докладе эти цифры даны в футах и дюймах. Мы их перевели в сантиметры.
8Josian Thompson. Six Seconds in Dallas, a Micro-study of Kennedy Assassination» Randon House, 1967.
9Mark Lane. Rush to Judgement (1966; introduction a ledition de 1975).
10Вещественное доказательство № 399 — это пуля, которая (согласно докладу Уоррена) прошла через шею президента, перед тем как ранить губернатора Коннелли. Она была найдена почти не деформированной сразу по прибытии в госпиталь Паркленд. «Неверующие» назвали ее «волшебной пулей».
11Речь идет, несомненно, о «трех бродягах».
12Дополнительный следственный доклад, датированный 26 ноября 1963 г.
13"Raport Warren. Annexes, vol. XXIV".
14"Le Monde", 26 et 27 nov., 1963.
15Результаты расследования, проведенного в 50-х годах комиссией сената, советником которой был Роберт Кеннеди (комитет Макклеллана).
16Речь идет, без сомнения, о преемнике Никсона на посту президента.
17Роберт Кеннеди был убит 5 июня 1968 г. в Лос-Анджелесе. Калифорнийские судебные власти решили в августе 1975 года образовать новую специальную комиссию для расследования этого убийства. Мартин Лютер Кинг был убит в Мемфисе 4 апреля 1968 г., а Джордж Уоллес — тяжело ранен в Лореле (штат Мэриленд). Раздавались требования добавить к этому списку Малькольма Икса.
18Напечатано в "The Saturday Evening Post", предложившей в 1975 году награду в 250 тыс. долл. тому, кто первым представит сведения, дающие основания для ареста и осуждения кого-либо за смерть президента Кеннеди.
19Эта идея была развита в книге Robert Anson. They Killed the President, Bantam, 1975.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.
Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Юрий Бобылов.
Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

Чарлз Райт Миллс.
Властвующая элита

под ред. А. Черинотти.
Розенкрейцеры: из молчания – свет

Юрий Мухин.
Лунная афера США
e-mail: historylib@yandex.ru
X