Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Дж. Пендлбери.   Археология Крита

III. Ориенталистический и архаический периоды

(см. карту 19)

С VIII века на Крите начинается подлинный эллинский период. Карта особенно поучительна в том отношении, что показывает движение населения к западу или, что более вероятно, заселение этой части острова иммигрантами с материка. Возникают большие города — Аксос, Полирения и Гиртакина; весьма вероятно, что раскопки могли бы обнаружить памятники этого периода и в Фаласарне, Элиросе и Сибрите. Лишь немного уступают по величине вновь основанные Рокка, Бени и Орнити (последний город, возможно, расположен на месте древней Осмиды). Быстро разрослись Элефтерна и Кидония. Но интереснее всего состоящее из посвятительных приношений отложение в пещере Иды, наиболее ранние памятники которого приблизительно соответствуют по времени позднейшим памятникам Диктейской пещеры. Поскольку различные предания указывают в качестве места рождения Зевса обе эти пещеры, перенесение центра культа в рассматриваемом периоде из одного пункта в другой дает нам наглядное представление о происшедшем перемещении центра культурной жизни вообще. Однако культ Зевса Диктейского продолжал существовать в Палекастро на восточной оконечности острова, где население, повидимому, было сосредоточено в одном крупном городе — Пресосе. Далее к востоку о процветании острова свидетельствуют города Лато и Дрерос, в Ласити — город на Папуре, Фрати на склонах Дикты. На юге Ритион, Гортина, Пилорос и Фест, в центре — Кносс, Приниас (древняя Резения?) и Астретси (древний Диатонион?) напоминают, что мы вступаем, наконец, в соприкосновение с греческой литературой и историей.

Трудные условия жизни раннего железного века миновали. Излюбленный теперь тип города в достаточной мере обеспечивает возможность защиты, что было необходимо в условиях частых столкновений между городами. Однако город не был абсолютно недоступен; обычно он имеет характер акрополя с городскими постройками по склонам холма (фото 21-24). Селиться на побережье, повидимому, еще избегали, вероятно, не столько вследствие какой-либо особой опасности, сколько из-за отсутствия удобных для заселения мест. Несомненно, раскопки под классическими и римскими слоями [340]


19. Поселения ориенталистического и архаического периодов. [341]

позднейших портовых городов могут в конце концов открыть какое-нибудь портовое сооружение архаического периода.

Мы располагаем некоторыми сведениями относительно организации и законов этих городов.35) Остров сделался теперь совершенно «дорийским», и общественное устройство его в основном было таким же, как в Спарте. Действительно, Ликург, по преданию, многое заимствовал от Крита, и считалось, что критяне, в общем, сохранили дорийский идеал в большей чистоте, чем это было в других местах, где его приходилось приспосабливать к местным условиям. Во главе каждого города-государства стояли десять космов, избиравшихся на год из членов аристократических семейств. Они объединяли в своих руках функции спартанских царей и эфоров. Совет — Βωλα — состоял из бывших космов, которые оставались пожизненно его членами. Народное собрание только утверждало уже принятые решения. Старое население было разделено на свободных, периэков и рабов, μνοΐα или μνοίται — название, в котором, может быть, позволительно усматривать связь с именем Миноса.36) Общественный строй и система воспитания молодежи полностью были разработаны с расчетом на войну. Если мелких раздоров между городами оказывалось недостаточно, то критяне находили применение для своего оружия на чужбине; они славились в древности в качестве наемников.

Архитектура архаического периода. Развалины Лато доныне остаются лучшим образцом, дающим нам представление о городе архаического периода. Лато имеет двойной акрополь (фото 21) с крутыми со всех сторон склонами. В некоторых местах, приблизительно на середине западного склона, хорошо сохранились городские стены.37) Вдоль этих стен идет дорога, поднимающаяся к укрепленным воротам, откуда узкая мощеная улица ведет вверх, через седловину между двумя вершинами. Несколько ниже высшей точки седловины расположена агора. Это довольно большая открытая площадь, на северной оконечности которой находится лестница, проходящая между двумя башнями к притонею; в его главном зале находится алтарь. Вдоль западной стороны агоры идет портик. Перед пританеем расположено простое, вероятно, не имевшее крыши святилище, состоящее из одного зала. На южной стороне дороги находится экседра, образующая [342] южную оконечность агоры. Сравнение с Гурнией (стр. 206) напрашивается само собой, но в Лато место феодального замка, образующего центр города, занимает группа общественных зданий. Правильной системы улиц нет. Дома разбросаны совершенно беспорядочно. План типичного дома показан на рис. 47. Дом построен из крупных, довольно грубо обработанных камней, за исключением дверных косяков, которые обтесаны с четырех сторон и часто сделаны из цельных глыб. В скале имеется выемка, служащая одной из стен. Эта особенность характерна для западной части Крита,38) где почти каждый древний акрополь дает ряд примеров скальных срезов, но редко встречается в восточной части Крита, где, вследствие твердости местного камня, строители предпочитали располагать здания террасами, чем делать выемки. На одном конце находится двор, из которого проникали в переднее помещение. За ним располагались другие комнаты. Как обычно, они делятся на две группы — отдельно для мужчин и для женщин или дли господина и слуг.


Рис. 47.


Рис. 48.

В Колонне, в области Ласити, перед входной дверью в вымостку пола вертикально поставлен метеоритный камень. [343]

Простейшую форму храма представляет древнейший Пифион в Гортине. Это простое помещение, вход в которое расположен с востока. Далее идут храмы в Лато, состоящие из пронаоса, часто образующего выступ с одной стороны, и целлы. Следов колонн не обнаружено; высказывалось предположение, что эти храмы не имели крыши. Наиболее совершенный образец представляет храм А в Приниасе (рис. 48). Он состоит из пронаоса и целлы. Вход, над которым находился скульптурный фриз с изображением всадников, разделен четырехугольным столбом на две части. Повидимому, была также колонна посередине двери, ведущей в целлу. Ее перемычка была украшена тщательно сделанной резьбой, изображающей на нижней поверхности богиню, а на боковых сторонах — животных; на обоих концах перемычки находились статуи сидящей богини (см. ниже). Целла по своему устройству напоминает ранний храм в Дреросе. Ее алтарь был выложен плитами известняка, на которых видны следы огня, а по сторонам были две колонны. Как и в Дреросе, эта часть храма, вероятно, не имела крыши. Остатков алтаря не было найдено, но сохранились следы выступа, идущего вдоль южной стороны. От храма Зевса Диктейского в Палекастро не осталось ничего, кроме карниза и немногих предметов, а небольшое святилище в Кносском дворце полностью разрушено.

В архаическом периоде камни обтесываются более тщательно, даже для обыкновенных домов. В плане строения имеют форму неправильного многоугольника, но с некоторой тенденцией к симметрии. Каменная кладка обыкновенно производится сухим способом, и «цементный раствор», обнаруженный в Лато, по всей вероятности, употреблялся в более позднее время при ремонте зданий. Фриз и перемычка в Приниасе и карниз в Палекастро дают нам некоторое представление об антаблементе, но о стиле колонн мы ничего не знаем. Вероятно, они были еще деревянные, весьма возможно, старого минойского типа. Древнейшая известная нам дорическая капитель на Крите была найдена в Кноссе на вершине акрополя (Монастериако Кефали), откуда она была взята значительно позднее для использования в качестве жернова. Несмотря на округленный эхинос, ее нельзя датировать временем ранее самого конца VI века; место расположения храма, откуда она происходит, неизвестно.

Гробницы архаического периода. Погребальные обычаи остаются без изменения. Можно указать лишь очень немного гробниц геометрического стиля, которые не использовались бы по крайней мере до конца ориенталистического периода. Однако строительство толосов прекращается. Во Фрати найдены погребения в пифосах, а в Агиос-Константиносе — неглубокая могила в одной из комнат более раннего дома. [344] Возможно, что часть высеченных в скале гробниц, которые можно видеть в Пателе около Приниаса, на Кутсуласе, холме к востоку от Полирении, и в Рокке, была первоначально сооружена именно в этом периоде, хотя очень немногочисленные найденные в них черепки относятся только к классическому и эллинистическому периодам.

Керамика архаического периода. Керамика проходит сначала промежуточную фазу, которая, как уже было сказано, частично захватывает конец геометрического периода. В ней начинает заметно проявляться восточное влияние.39) Сначала, как указывает Пейн, в орнаменте заметно сопротивление отходу от геометрической традиции, но постепенно входит в употребление свободный криволинейный рисунок. Наиболее типичны веревочный и растительный орнамент (рис. 49). Формы сосудов почти не изменяются, воспроизводятся лишь варианты прежних форм. Полихромные сосуды встречаются только в гробницах — в поселениях еще не было найдено ни одного такого сосуда. Только три типа сосудов украшаются подобным орнаментом, причем два из них — чаши простые и подвесные с лепной отделкой — очень редки. Все остальные сосуды принадлежат к типу пифосов с тремя ножками. Как в форме, так и в орнаменте заметно влияние Кипра.40) Рисунок наносится на густой слой белой поливы. Краски применяются красная и темносерая, часто почти синяя, но встречается и желтая. Какое широкое распространение получила эта форма орнамента, показывают кносские сосуды, первоначально расписанные в геометрическом стиле, но позднее покрытые белой поливой и расписанные в новой технике. Пейн видит ключ к установлению хронологической последовательности для этих сосудов в постепенном вытеснении красного цвета как основного серым. Гораздо более обычными становятся изображения птиц; на одном сосуде мы видим целый лес листьев, сквозь которые пробираются птенцы. Верхняя часть его окаймлена изображениями рыб. Вновь проявляется традиционная любовь критян к природе; включение птиц в композицию панелей не связано ни с каким внешним влиянием.41) Только на одном сосуде имеется изображение человеческих фигур: воин в шлеме с плюмажем приближается к женщине в длинной юбке и с густой сеткой на волосах. Обе фигуры стоят на подставках, что, повидимому, является художественной условностью.42) Рисунок очень груб, особенно по сравнению с [345]


Рис. 49. 1-54 — образцы керамики ориенталистического периода из Кносса. [346]

изображениями рыб и цветов. При датировке керамики мы, вероятно, будем близки к истине, предположив, что появление восточных влияний относится ко второй половине VIII века, а полихромные сосуды — к периоду от последней четверти того же века до середины VII века.

Особую группу составляют сосуды из Фрати. Здесь обычны изображения человеческих фигур. Часто встречаются и лепные сосуды. Очень интересен сосуд в форме ведра, на котором представлена богиня, держащаяся за стилизованные деревья; справа и слева от нее сидят две птицы. Голова изображена en face, а волосы выполнены рельефом.43) Для этих сосудов, встречающихся на всем протяжении ориенталистического периода, можно указать лишь немного параллелей в других местах, даже на Крите. По мнению автора этой книги, они обнаруживают больше сходства с аттическими вазами того же времени, чем с каким-либо иным стилем.

Известно много хороших образцов пифосов с рельефными изображениями животных, сфинксов и человеческих фигур. Фрагменты этих сосудов — самая обычная находка на поверхности поселений этого периода. Курби44) в своем исследовании, посвященном этим сосудам, делит их на три группы: новомикенскую, включающую также сосуды из Диктейской пещеры и из Литтоса, которые он датирует, повидимому, геометрическим периодом, ориенталистическую, относимую им ко времени от 750 до 650 года до н. э., архитектурную (650—550 годы до н. э.), орнамент которой напоминает фриз на зданиях. Однако представляется вероятным, что его новомикенские и ориенталистические сосуды принадлежат к одному и тому же времени.

Эти керамические изделия — последние на Крите, имеющие отчетливо выраженный местный характер. В дальнейшем критские сосуды будут представлять собой только слабое подражание современным им стилям, преобладающим в других местах. Заслуживает упоминания лишь один сосуд — пинакс из гробницы в Пресосе. Внутренняя часть его изображает всадника и очень близка по стилю к фризу из Приниаса (см. ниже). Снаружи имеется фрагмент великолепной сцены борьбы героя с морским чудовищем (фото 90, 2). Четкий контур и великолепная передача движения и энергии в изображении тела напоминают лучшие минойские произведения. Трудно допустить, что этот сосуд не местного происхождения.45) [347]

Изделия из металла архаического периода. В течение ориенталистического периода на Крите было создано много превосходных произведений искусства из бронзы.46) Наиболее ранние из них — знаменитые бронзовые щиты, найденные в пещере на Иде.47) Они представляют собой посвятительные приношения, сделанные из тонкой бронзы, причем меньшие экземпляры, без выступа посередине, более всего напоминают по форме гонги или кимвалы. Орнамент сделан насечкой или, реже, нарезкой. Щиты имеют центральный выступ, в одном случае настолько большой, что он оформлен в виде скульптурного изображения птичьей головы, а в другом — в виде львиной головы. Вокруг расположены фризы с изображениями животных. Встречаются также сфинксы и змеи. На одном из «гонгов» изображено божество с ассирийской бородой, поднимающее над головой льва.48) По обе стороны от него находятся крылатые прислужники. Наиболее близки к этим изделиям из бронзы финикийские чаши IX—VII веков, находимые в Нимруде, на Кипре, в Италии и в Греции. Их стиль чисто восточный — смешение ассирийских и египетских мотивов. Однако «щиты», повидимому, являются местными изделиями, о чем свидетельствует не только то, что они обычно фигурируют в качестве посвятительных приношений, но также и то, что некоторые детали рисунка не имеют восточного характера.49) По времени они, вероятно, относятся к последней половине VIII века.50)

Концом VIII или самым началом VII века датируются бронзовые рельефы из Кавуси и Кносса, принадлежащие, возможно, одному и тому же мастеру. Восточные черты в них выражены очень ярко, особенно в сценах борьбы человека с двумя львами и в изображении колесницы, устремляющейся против лучников.51)

К VII веку относится ряд фигур, вырезанных из листов бронзы и предназначенных, вероятно, для прикрепления к деревянному ящику или другому подобному предмету. Лучшая из них изображает двух охотников — юношу, несущего на плече дикую козу, и бородатого человека с луком. Рельеф очень низкий и детали сделаны нарезкой. В узких талиях, характерной короткой повязке на бедрах и завитках на лбу [348] юноши видно продолжение минойской традиции.52) Можно обнаружить черты сходства между этими предметами и «митрами» из Аксоса.53) Последние выполнены в низком рельефе техникой штамповки с нарезными деталями. К тому же типу принадлежат пластинки из Олимпии, носившиеся в качестве украшений на груди; на них выгравированы фигуры животных, геральдические сфинксы, а в одном случае — фриз с изображением божеств.54) Для критской школы характерны тонкая гравировка и чистота линий, а также применение в орнаменте зигзагов, мотивов завитков жимолости и связанных спиралей. К началу VI века может быть отнесен великолепный шлем из Аксоса с рельефными изображениями крылатых коней и розетками. Налобник украшен гравированными львиными головами, а внизу расположены узоры, типичные для Крита.

Статуи и статуэтки архаического периода. Самые ранние скульптурные произведения найдены в храме Дрероса.55) Они сделаны из бронзовых пластинок, выбитых по форме и скрепленных на деревянном сердечнике.56) Две женские фигурки одеты в прямые цилиндрические юбки с двойной полосой из мелких шишечек, проходящей сверху вниз. Торс обнажен, но обозначен короткий кусок ткани над плечами и верхней частью рук. Прямые густые волосы коротко подстрижены, а сверху надет «полос». Руки плотно прижаты к бокам. Мужская фигура обнажена, если не считать «митры» и круглой шапочки, напоминающей ермолку. Руки согнуты в локтях и немного отстранены от корпуса. Слегка намечены ключицы и ребра. Черты лица у всех трех фигур выполнены четко, но с таким расчетом, чтобы смотреть на них только спереди. В бронзе оставлены углубления, в которые должны были вставляться глаза, сделанные из другого материала. Моделировка этих фигур, относящихся, самое позднее, к концу VIII или самому началу VII века, весьма хороша — значительно лучше, чем на протяжении ряда последующих поколений.

К VII веку относится ряд «дедалических» скульптурных и терракотовых памятников, которые недавно были подвергнуты [349] тщательному рассмотрению Дженкинсом.57) Устанавливаемая им раннедедалическая фаза (около 680—670 гг.) представлена одной головой, находящейся в Нью-Йорке. Лицо треугольное, с массивным носом, обрамлено париком или, может быть, волосами, тщательно причесанными в виде горизонтальных валиков, как это типично для Крита. Веки глаз обозначены двумя бороздками. У раннедедалических фигур — от 670 до 655 года — лицо более полное. Веки и брови переданы хорошо, но черты все еще остаются грубыми. К этому периоду принадлежит каменная фигура в сидячем положении из Маллы и несколько терракотовых голов из Диктейской пещеры. Среднедедалическому I периоду, от 655 до 645 года, свойственна уже лучшая моделировка, заметная, например, на одной голове из Малого дворца в Кноссе. Углы рта подняты вверх для обозначения улыбки. Глаза намечены глубокими кругами. Вероятно, к этому периоду относится фриз со всадниками из Приниаса и первоначальные фигуры богинь на дверной перемычке, копия которых, сделанная в архаическом духе около 600 года, представлена сохранившимися фрагментами. До этого времени фигуры предназначались только для рассматривания спереди. Со среднедедалического II периода — с 645 до 640 года — мастер начинает уделять внимание и профилю. Каменная статуя, находящаяся в Оксерре и принимаемая за критскую, характеризуется энергичным угловатым подбородком; глаза ее, как и у некоторых терракотовых голов из Феста, трактованы таким образом, что их можно рассматривать и сбоку, хотя правильный угол был найден лишь несколько позднее. В этом приближении к трехмерному моделированию Крит опередил современный ему Эгейский мир. Следующий шаг в этом направлении сделан в среднедедалическом III периоде (640—630 годы), к которому принадлежат сосуд в виде головы из Арханес и маленькая бронзовая фигурка из Дельф. Маленькие глаза и двойная складка над ними остаются типично критскими, но лицо короче и очертания его правильнее. Последний, позднедедалический период продолжается от 630 до 620 года; лучшее произведение этого периода — известная каменная фигура из Элефтерны. У этой статуи подбородок совсем прямоугольный, рот прямой и хорошо моделированный, короткий выступающий нос; глаза попрежнему обозначены двойной бороздкой (фото 92, 2).

В VI веке критское искусство переживает глубокий упадок, и если не считать бронзовой статуэтки юноши, несущего барана,58) скульптурные памятники являются лишь слабыми подражаниями произведениям пелопоннесской школы. Некоторый [350] интерес представляют несколько терракот из Пресоса, в особенности одна статуэтка из числа найденных в небольшом храме в Месаврисисе, являющаяся, очевидно, прямым продолжением типа минойской богини, хотя руки ее и не подняты.59) На холме алтаря найдено несколько крупных расписных фигур львов, относящихся к различному времени. Из того же поселения происходит верхняя половина мужской фигуры в три четверти натуральной величины,60) резкие, отчетливые черты которой составляют контраст с более мягкими контурами, свойственными VII веку. Эту скульптуру можно предположительно отнести ко второй половине VI века. Середина VI века — наиболее вероятная дата для терракотового рельефа из Диктейского храма в Палекастро (фото 92, 1). Она состоит из ряда кусков, формованных по одной модели и изображающих воина, поднимающегося на колесницу, которую, по странной ошибке мастера, везут с полной скоростью две лошади; ниже бежит собака.61) Другие терракотовые пластинки и формы, относящиеся к различным периодам VI века, не обнаруживают характерных для Крита особенностей. Найденные в пещере Иды статуэтки из слоновой кости изучались Кунце.62) Он находит для них параллели в Эфесе, Нимруде, Арслане, Таше и Сирии, хотя большинство их датирует еще VIII веком. Кунце приходит к выводу, что все эти изделия ввезены из Азии.

Надписи архаического периода. Первой греческой надписью на острове является ранний законодательный кодекс из Гортины, датируемый началом VI века. Применяемый в нем алфавит, за исключением незначительных отличий, совпадает с алфавитами Феры и Мелоса и очень близок к «финикийскому» алфавиту. Надпись глубоко вырезана и читается справа налево. Монеты на Крите не чеканились до начала V века, и из этой надписи видно, что денежными единицами для исчисления штрафов были котлы и треножники.

Поселения, в которых были найдены памятники ориенталистического и архаического периодов

Западный Крит

а) Раскопанные поселения

Аксос

Храм

(Levi, Annuario, XIII-XIV)

Элефтерна

Отложения

(Payne, В. S. A., XXX, 266; Hartley, там же, XXXI, 110; ср. Rev. Arch., XXXI, 10) [351]

Элленес

Пещера

Черепки (Marinatos, Arch. Anz., 1932, 77)

Пещера Иды

Пещера

Бронза (Ath. Mitt., X, 62; Kunze, Kretishe Bronzereliefs; Halbherr, Mus. It. Ant. Clas., II, 689; Kunze, Ath. Mitt., 60/61, 218 сл.)

Кидония

Могилы

He опубликованы, инвентарь находится в музее в Кании. Кроме того, много сосудов из окрестностей в том же музее и в музее Кандии

б) Находки на поверхности

Бени

Стены, виденные Спраттом (11, 105) на северном краю деревни. Стены и черепки в южной части, виденные автором в 1935 г.

Гиртакина

Описание у Пашли (II, III). Надпись (Daublet; В. С. Н., XIII, 175; ср. Savignoni, Mon. Ant., 1901, 408). Черепки, рассеянные по большой площади, виденные автором в 1935 г.

Кераме

Черепки и стены в Висале, виденные автором в 1929 и 1932 годах

Кисамос

Сосуды в местном музее

Орнити

Может быть, древняя Осмида. Хорошо сохранившиеся стены укреплений и черепки пифосов с рельефным орнаментом, виденные автором в 1935 г.

Перихали

Лекиф, опубликованный Савиньони (Mon. Ant., 1901,459)

Полирения

Общее описание см. Pashley, II, 46. Многие фундаменты стен относятся к архаическому времени. Много черепков на всем пространстве поселения. Сосуды в музее в Хании

Рокка

Низко расположенное поселение к северо-западу от деревни; сосуд, виденный автором в 1935 г. Акрополь на возвышенности

Центральный Крит

а) Раскопанные поселения

Агиа-Параскеви

Гробница

Позднейшее отложение в скальной гробнице (A. J. A., XL, 371)

Амнисос

Отложение

Из дома (Marinatos, Πρακτικά, 1933, 93; Arch. Anz., 1934, 246; 1935, 245)

Кастеллос Цермиадон

Отложение

Сосуды в С. M. III доме, раскопанном автором в 1937 г.

Кераса

Отложение

Сосуды и пр. близ эллинистической гробницы. Раскопано автором в 1937 г.

Остров Христос

Отложение

(В. С. Н., 1928, 502)

Кносс

Отложения

Во дворце (P. of M., II, 6; В. S. A., XXXI, 76, 77). Вне дворца (J. H. S., LVI, 159)


Гробницы

(В. S. A., XXIX, 277; J. H. S., LV, 166; LIII, 289)

Колонна

Дома

Окрестности города на Папуре, раскопанные автором в 1937 г.

Лагу

Дома

Два дома в Донадес, раскопанные автором в 1937 г. [352]

Фрати

Поселение

Дома и укрепления на горе пророка Илии (Levi, Annuario, X-XI, 32 сл.)


Гробницы

Погребения в пифосах на западном склоне (там же, 79). Позднейшее отложение в гробницах со сводами, 174. В Селли, 381

Плати

Отложение

Над минойским поселением, в основном фрагменты пифосов (Dawkins, В. S. A., XX, I)

Приниас

Город

Может быть, древняя Резения. Архитектурные и другие памятники (Pernler, Annuario, I, 18, 53 и Mem. Ist. Lomb., XXII, Bolletino d'Arte, I, 28, II, 455, cp. Halbherr, A. J. A., 1901, 399; Savignoni, там же, 404; A. J. A., 1934, 171)

Психро

Пещера

Несколько черепков из теменоса (Hogarth, В. S. A., VI, 94)

Спилиаридия

Дом

Позднейшее отложение в доме близ пещеры (Xanthoudides, В. С. Н., 1922, 522)

Тилиссос

Отложение

Несколько предметов (Hazzidakis, V. Т. М., 109)

б) Находки на поверхности

Агиу-Георгиу Папура

Черепки и терракотовые пластинки очень тонкой работы с северо-восточного склона, виденные автором в 1936 г.

Агиос-Константинос

Черепки и стены, виденные автором в Харакии в 1937 г.

Апано Аситес

Сосуд в музее в Кандии (Catalogue 587)

Арханес

Глиняная статуэтка. Музей в Кандии (Catalogue, 3262); см. также отчет о бронзовых памятниках

Астретси

Может быть, древний Диатонион (Mariani, Mon. Ant., VI, 235; Taramelli, там же, IX, 349). Пифос с рельефным орнаментом (Marinates, Arch. Anz., 1933, 313)

Гетану

Фрагменты пифосов с насечкой, найденные Акумианосом в 1935 г.

Гониес

Поселение в Факистриесе, к югу от деревни, обнаруженное Акумианосом в 1935 г. Также в Лефтери или Столосе выше предыдущего поселения. Видел Ксантудидис

Камараки

Статуэтка из Филеримо в музее в Кандии (Catalogue, 5238)

Кастамонетса

Отложение с посвятительными приношениями, виденное Эвансом (Evans, Diary, 15 (3) 95). Пифос с рельефным орнаментом (Marinatos, Arch. Anz., 1934, 246)

Кефала

Находящийся во владении крестьянина кувшин из погребения на северо-западном склоне, виденный автором в 1936 г.

Клисиди

Черепки на холме, виденные Т. Дж. Денбабином в 1938 г.

Купапи

Может быть, древняя Эльтина. Надпись (Xanthoudides, 'Αρχ. Δελτ., IV, Пар. II, 24)

Крусонас

Терракотовые статуэтки в музее в Кандии (Catalogue, 6342-4; Mariani, Mon. Ant., VI, 48)

Лягу

Черенки в Багали и Сту Ставраку тон Лаккон, виденные Мани Коутс в 1947 г.

Литтос

Пифосы с насечкой в музее в Кандии [353]

Южный Крит

Маратокефала

Фрагменты пифосов и следы стен, найденные Мариани (Rend. Line, 1894, 180)

Матия

Пинакс из Харакии (Levi, Annuario, X-XII, 621)

Понта

Обширное поселение; много хороших фрагментов с рельефами, виденных автором в 1935—1936 гг. (ср. Evans, Diary, 1898)

Стаматаки

Архаическая терракотовая статуэтка (Mariani, Mon. Ant., VI, 39)

а) Раскопанные поселения

Гортина

Город

Храм Аполлона Пифийского (Mon. Ant., I, 8; III, I; XVIII, 381). Одеон (Annuario, II, 303; VIII, 9)

Каливиана

Гробницы

Бедные погребения (Mon. Ant., XIV, 654)

Фест

Отложение

Над отложением геометрического периода во дворце (Halbherr, Mori. Ant., XII, 21; Marinates, Arch. Anz., 1933, 312; 1935, 244)

б) Находки на поверхности

Биеннос

Черепки на Коракии около деревни, виденные автором в 1935 г. (ср. Mariani, Mon. Ant., VI, 174)

Ритион

Ср. Spratt, I, 333 (Evans, Diary, 2(4)94). Стены и черепки, виденные автором в 1934 г. (В. S. A., XXXIII, 86)

Пилорос

Надпись из Анкераме на востоке (Halbherr, Mus. It. Ant. Class., III, 719)

Восточный Крит

а) Раскопанные поселения

Агиос-Константинос

Гробница

(Bosanquet, В. S. A., VIII, 239)

Анавлохос

Отложение

На Како Плай (Demargne, В. С. Н., 1931; ср. Mariani, Mon. Ac. Line, VI, 244)

Дрерос

Город

Дома и общественные здания (Хапthoudides, Άρχ. Δελτ., IV, II, 23). Позднейшее отложение в храме (Marinatos, В. С. Н., LX, там же, 1933, 299)

Кавуси

Гробница

Гробница со сводами на Скуриасменосе с позднейшим отложением (Boyd, A. J. Α., 1901)

Сту Куку то Кефали

Дом

Терракотовые фигурки и пластинки (Hogarth, В. S. A., VII, 148)

Лато

Город

Дома и общественные здания (Demargne, В. С. Н., XXV, 282; XVII, 206), а также другие остатки поблизости в Мелиссакии (В. С. Н., 1929, 382)

Палекастро

Храм

Храм Зевса Диктейского (Bosanqaet, В. S. A., XI, 298; ср. Kunze, Kret. Bronz. Rel., 247 и в других местах. Ath. Mitt., 60/61, 218 сл.) [354]

Пресос

Город

В основном на северо-западной стороне акрополя — холма с алтарем (Bosanquet, В. S. A., VIII, 254; XV, 281; Halbherr, A. J. A., 1901, 371; Comparetti, Mus. It., II, 673). Гробницы (Hopkinson, B. S. A., Χ, 148; Marshall, там же, XII, 63; Forster, там же, XI, 243)

б) Находки на поверхности

Каламафка

Черепки на восточном склоне Кастеллоса, виденные автором в 1935 г.

Литинес

Пифос с насечкой в музее в Кандии (Catalogue, 1578). Бозанке видел сосуды и терракотовые статуэтки, найденные на бугре к югу от дороги

Малла

Дедалическая статуя из Пателы в музее в Кандии (Catalogue, 245; Pernier, Annuario, II, 312)

Сития

Терракотовая статуэтка (Mariani, Mon. Ant., VI, 175). «Ушебти» XXVI династии, виденное автором

Топлу

Следы архаических погребений, виденные Акумианосом в 1936 г.

Туртулли

Гидрия в музее в Кандии (Catalogue, 7417)


35) Основной источник — Аристотель, Политика, II.

36) Гибрий, б: τούτω δέσποτας μνείας κέκλημοα.

37) Стены городских укреплений всегда трудно датировать. Большинство экземпляров в материковой Греции относится ко времени после V века. Трудно, однако, в данном случае установить различие между укреплением и домами, поскольку каменная кладка в обоих случаях одинакова.

38) Лучший пример дает Рокка, где срез скалы, образующий стену, часто достигал высоты двух этажей, на что указывают ясно различимые отверстия для стропил потолка.

39) См. Payne, В. S. A., XXIX, 277 сл., где дается лучший анализ этой керамики.

40) Пейн (цит. соч.) сравнивает их с аттическими полихромными вазами V века, указывая, что они имеют погребальный характер.

41) Там же, 283.

42) Ср. митру из Ретимнал Greek and Roman Bronzes, 61.

43) Annuario, X-XII, 330, рис. 431.

44) Courby, Vases Greequee à relief, 40 cл.

45) Гопкинсон (Hopkinson, В. S. A., Χ, 149 cл.) высказывает предположение, что этот пинакс привозной и принадлежит к группе Мелоса и Делоса. Бэшор (Buschor, Greek Vase Painting, 32) считает, что он происходит с Крита и усматривает связь между ним и эгинским сосудом с изображением Одиссея и барана, который относили почти ко всем ориенталистическим стилям и который, возможно, является раннеаттическим.

46) Ср. Kunze, Kretische Bronzereliefe.

47) Другие экземпляры — из Палекастро и Фрати.

48) Это молодой бог-охотник типа Гильгамеша, одним из жилищ которого был Загрос. Интересно отметить, что Загрей рано появляется на Крите.

49) С. А. Н., IV, 583.

50) Кунце склонен отнести эту дату к IX веку: ср., однако, рецензию Пейна, J. H. S., LIII, 122.

51) Kunze, цит. соч., табл. 56; J. H. S., 290.

52) С. А. Η , IV, 586. Lamb, цит. соч., 59 cл.; ср. другой экземпляр из Дрероса, В. С. Н., LX, табл. XXX. Фигура представляет собой силуэт.

53) Annuario, XIII-XIV; имеются достаточные основания полагать, что экземпляр, находящийся в Кандии и происходящий, по имеющимся сведениям, из Ротимна (Lamb, цит. соч.), в действительности также происходит из Аксоса.

54) Olympia, IV, табл. LVIII и LIX.

55) В. С. H., LX , табл. LXIII и готовящийся Monument Piot.

56) Метод, который Павсаний (III, 17, 16 и в других местах) упоминает под названием σφυρηλατος. Павсаний описывает выполненную этой техникой статую Зевса в Спарте работы критских художников Клеарха, ученика Дипойна, и Скиллиса.

57) Olympia, 1936, 25, 29, 34, 42, 45, 51, 58, 79 и ссылки, имеющиеся там же.

58) Lamb. цит. соч., 84.

59) В. S. A., VIII, 278.

60) Там же, 272, табл. XIII.

61) Там же, XI, 300.

62) Ath. Mitt., 60/61, 218 сл.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств

А. В. Махлаюк.
Солдаты Римской империи. Традиции военной службы и воинская ментальность

Хельмут Хефлинг.
Римляне, рабы, гладиаторы: Спартак у ворот Рима

Фюстель де Куланж.
Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима
e-mail: historylib@yandex.ru
X