Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Джон Колеман.   Комитет трехсот

Учреждения, через которые осуществляется контроль

Профилирование – метод, разработанный в 1922 году по приказу «Королевского института международных дел» (КИМД). Майор Джон Роулингз Риз (John Rawlings Reese), британский военный специалист, получил указание создать крупнейшее в мире учреждение по промыванию мозгов при «Тавистокском институте человеческих отношений», входившим в состав Суссекского университета. Оно стало ядром «Британского бюро психологической войны» (Britain's Psychological Warfare Bureau). Когда в 1970 году я впервые познакомил Соединенные Штаты с именами Риза и Тавистока, это почти не вызвало интереса у читателей. Но за прошедшие годы, по мере того как я все более и более раскрывал деятельность Тавистока и его роль в заговоре, подражательство моим ранним исследованиям вошло в моду и стало популярным.

«Британское бюро психологической войны» широко использовало результаты работы, проделанной Ризом на 80 000 «подопытных кроликах» из британской армии и на пленных солдатах, которых подвергали многим видам тестирования. Именно отработанные Тавистоком методы заставили Соединенные Штаты вступить во Вторую Мировую Войну и под руководством д-ра Курта Левина учредить УСС, предшественника ЦРУ. Левин стал руководителем «Управления планирования стратегических бомбардировок» (Strategic Bombing Survey), результатом деятельности которого была разработка плана для королевских ВВС по массированным бомбардировкам германских жилых рабочих кварталов, оставляя нетронутыми военные заводы. Военные заводы обеих воюющих сторон принадлежали международным банкирам, которые не желали разрушения своих активов.

После войны НАТО приказало Суссекскому университету организовать совершенно особый центр по промыванию мозгов, который стал частью «Британского бюро психологической войны», только теперь его исследования были направлены не на военное, а на гражданское применение. В главах о наркотиках мы еще вернемся к этому суперсекретному учреждению, которое было названо «Исследовательский институт научной политики» (ИИНП).

Целью массированных бомбардировок гражданских жилых кварталов было сломить моральный дух германских рабочих. Эти бомбардировки не преследовали цели разрушения германской военной машины. Левин и его команда актуариев вывели следующий целевой показатель: если 65 % жилья германских рабочих будет разрушено ночными бомбардировками королевских ВВС, моральный дух гражданского населения будет подавлен. Реальный рабочий документ по этому вопросу был подготовлен страховой компанией Prudential Assurance Company.

Королевские ВВС под командованием «бомбардировщика» Харриса осуществили планы Левина, кульминацией которой была ужасная бомбардировка Дрездена, при которой погибло более 125 000 человек, главным образом стариков, женщин и детей. Правда об ужасных рейдах «бомбардировщика» Харриса против германского гражданского населения была строго засекречена еще в течение долгого времени после окончания Второй Мировой войны.

Тависток разработал большинство детальных программ, в результате которых было создано «Управление военно-морской разведки» (УВМР) (Office of Naval Intelligence (ONI)), разведслужба номер один в США, по сравнению с которой ЦРУ выглядит просто карликом. Правительство США заключило миллиардные контракты с Тавистоком, чьи специалисты по стратегическому планированию разработали большую часть программ, которые Пентагон и сейчас продолжает использовать для организации обороны страны. Это является еще одной иллюстрацией той мертвой хватки, которой Комитет 300 держит США и большинство наших учреждений. В США Тависток управляет более чем 30 исследовательскими институтами; они все будут перечислены в таблицах в конце книги.

Многие из этих тавистокских институтов в США превратились в гигантских монстров, их влияние пронизывает все аспекты деятельности наших государственных учреждений и становится ведущей силой в определении любой политики. Один из тавистокских разрушителей нашего образа жизни – это д-р Александр Кинг, член-учредитель НАТО, фаворит Комитета 300, а также выдающийся член «Римского клуба». «Римский клуб» поручил д-ру Кингу разрушить американскую систему образования путем установления контроля над «Национальной ассоциацией учителей» и тесного сотрудничества с некоторыми законодателями и судьями. Если до сих пор не было широко известно о всепроникающем влиянии Комитета 300, то эта книга рассеет последние остатки сомнений на этот счет.

Пробным испытанием для «Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям» (FEMA), креатуры «Римского клуба», стала ситуация вокруг атомной электростанции на Трехмильном Острове, Харрисбург, Пенсильвания. Истеричные средства массовой информации с ходу окрестили это «аварией», хотя это была вовсе не авария, а намеренно созданная для FEMA тестовая ситуация. Результатом этого были страх и истерия, возбужденные СМИ, что вызвало бегство людей из района, в то время как фактически им ничто не угрожало.

Это рассматривалось как успех FEMA и дало много очков антиядерным силам. Трехмильный Остров стал отправной точкой для так называемых «защитников окружающей среды», щедро финансируемому движению, полностью контролируемому Аспенским институтом от имени «Римского клуба». Освещение событий в СМИ было предоставлено бесплатно Уильямом Палей (William Paley) из телекомпании CBS, бывшим агентом британской разведки.

FEMA – естественный преемник «Управления планирования стратегических бомбардировок» времен Второй Мировой войны. Д-р Курт Левин, теоретик того, что тавистокские заговорщики называют «управлением кризисами», активно участвовал в этих исследованиях. Существует неразрывная связь между Левиным и Тавистоком, которая прослеживается на протяжении 37 лет. Левин внедрил методологию «Управления планирования стратегических бомбардировок» в FEMA с незначительными изменениями, одно из которых заключалось в замене объекта воздействия: ВМЕСТО ГЕРМАНИИ ИМ СТАЛИ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. Через сорок пять лет после окончания Второй Мировой войны Тависток продолжает держать палец на спусковом крючке, но оружие теперь направлено на Соединенные Штаты.

Покойная Маргарет Мид (Margaret Меаd) под эгидой Тавистока проводила интенсивное изучение реакции немецкого и японского населения на стресс, вызванный воздушными бомбардировками. Д-р Ирвинг Янус (Irving Janus) участвовал в проекте в качестве ассоциированного профессора, а общее руководство проектом осуществлял д-р Джон Роулингз Риз, повышенный в звании до бригадного генерала британской армии. Результаты исследований были переданы FEMA. Доклад Ирвинга Януса оказал большое влияние на формирование политики FEMA. Янус позже использовал их в своей книге «ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА И СТРЕСС». ВО ВРЕМЯ «КРИЗИСА» ТРЕХМИЛЬНОГО ОСТРОВА FEMA БУКВАЛЬНО СЛЕДОВАЛО ИДЕЯМ ЭТОЙ КНИГИ. Мысль Януса была действительно проста: искусственно создать серию кризисов и манипулировать населением, следуя тактике террора Левина – люди будут действовать именно так, как требуется.

При выполнении этого эксперимента Левин обнаружил нечто новое: управление социумом в широких масштабах достигается использованием средств массовой информации, при этом ужасы ядерной войны доносятся до сознания масс посредством телевидения. Было установлено, что для драматизации ужасов ядерной войны очень эффективны женские журналы. Янус провел тест, в ходе которого Бетти Бамперс (Bumpers), жена сенатора от Арканзаса Дейла Бамперса, «писала» по этому предмету для журнала «Макколз» (McCalls magazine).

Статья появилась в январском выпуске «Макколз» 1983 года. Фактически статью писала не миссис Бамперс, она была подготовлена для нее группой писателей из Тавистока, которые специализируются на материалах подобного рода. Публикация представляла собой смесь неправды, искаженных фактов, инсинуаций, предположений и догадок, полностью основанных на ложных предпосылках. Статья Бамперс была типичным примером психологического манипулирования, которым так хорошо владеет Тависток. Ни одной из тех леди, которые читают журнал «Макколлз» не удалось избежать впечатлений от ужасной истории о том, на что похожа ядерная война.

Комитет 300 имеет в своем распоряжении огромный бюрократический аппарат, включающий в себя сотни мозговых центров и официальных учреждений, которые руководят широчайшим спектром лиц и организаций от частного бизнеса до правительственных лидеров. Я упомяну лишь некоторые из них, начиная с Германского Фонда Маршалла. В число его членов (они являются также членами НАТО и «Римского клуба») входят такие персоны как Дэвид Рокфеллер (David Rockefeller) из Chase Manhattan Bank, Габриель Хейг (Gabriel Hague) из престижной Hanover Trust and Finance Corporation, Милтон Кац (Milton Katz) из «Фонда Форда» (Ford Foundation), Вилли Брандт, лидер Социалистического Интернационала, агент КГБ и член Комитета 300, Ирвинг Блустоун (Irving Bluestone), председатель исполнительного совета профсоюза «Объединенные рабочие автомобильной промышленности» (United Auto Workers), Рассел Трейн (Russel Train), президент американского отделения «Всемирного фонда дикой природы» (World Wildlife Fund), действующего под патронажем принца Филиппа и «Римского клуба», Элизабет Миджли (Elizabeth Midgely), продюсер программ CBS, Б. Р. Гиффорд (B. R. Gifford), директор фонда Russel Sage Foundation, Гвидо Голдман из «Аспенского института», покойный Аверелл Гарриман (Averill Harriman), экстраординарный[3] член Комитета 300, Томас Л. Хьюз (Thomas L. Hughes) из Фонда Карнеги, Деннис Мидоуз и Джей Форрестор из «мировой динамики» Массачусетского технологического института.

Хотя Комитет 300 существует уже более 150 лет, он обрел свою нынешнюю форму примерно в 1897 году. Он всегда отдавал приказы через другие организации-ширмы, такие как «Королевский институт международных дел». Когда было решено, что европейскими делами должна управлять некая сверхорганизация, КИМД основал «Тавистокский институт», который в свою очередь создал НАТО. В течение пяти лет НАТО финансировалась «Германским фондом Маршалла». Пожалуй, самым важным членом «Бильдербергского клуба», внешнеполитического органа Комитета 300, был Джозеф Реттингер (Joseph Rettinger), который, как говорят, был его основателем и организатором. Ежегодные встречи «Бильдербергского клуба» в течение нескольких десятилетий были предметом восхищения охотников за заговорами.

Реттингер был хорошо обученным иезуитским священником и франкмасоном 33-й степени. Миссис Кэтрин Мейер Грэхэм (Katherine Meyer Graham), подозревавшаяся в убийстве своего мужа с целью получить контроль за газетой «Вашингтон пост», также была важным членом «Римского клуба», как и Пол Г. Хоффман (Paul G. Hoffman) из New York Life Insurance Company («Нью-йоркская компания по страхованию жизни»), одной их самых крупных страховых компаний в США, ведущей компании, входящей в состав корпорации «Рэнк», которая напрямую связана с семьей английской королевы Елизаветы. Кроме того, членами-основателями «Бильдербергского клуба» и «Римского клуба» были Джон Дж. Макклой (John J. McCloy), человек, который попытался стереть с политической карты послевоенную Германию, и, последний по счету, но не по важности, Джеймс А. Перкинс (James A. Perkins) из «Корпорации Карнеги» (Carnegie Corporation).

Какая избранная каста! И все-таки странно, что помимо сотрудников настоящих разведслужб об этой организации до последнего времени знали лишь единицы. Власть, которую имеют эти важные персоны и корпорации, телевизионные станции, газеты, страховые компании, банки, которые они представляют, соответствует власти и престижу по меньшей мере двух европейских стран, и все-таки это только малая частица безмерных всепроникающих и всеобъемлющих интересов Комитета 300.

В вышеприведенном перечне не был упомянут Ричард Гарднер, который, хотя он очень рано стал членом Комитета 300, был послан в Рим со специальной миссией. Гарднер женился на представительнице одной из старейших семей венецианской «Черной аристократии», обеспечив тем самым аристократии Венеции прямой доступ в Белый Дом. Покойный Аверелл Гарриман также был прямым посредником Комитета между Кремлем и Белым Домом; эта функция после смерти Гарримана перешла к Киссинджеру.

«Римский клуб» – действительно зловещий и могущественный орган Комитета 300. Хотя внешне основной его целью являются США, деятельность этой группы пересекается с другими органами Комитета 300, а её американские члены часто работают над «проблемами» в Японии и Германии.

Ниже приводится далеко не полный перечень официальных организаций, контролируемых Комитетом 300:

«Лига Индустриальной Демократии» (League Of Industrial Democracy)

Должностные лица: Майкл Новак (Michael Novak), Джин Киркпатрик (Jeane Kirkpatrick), Юджин Ростоу (Eugene Rostow), Ирвин Суалл (Irwin Suall), Лейн Киркланд (Lane Kirkland), Альберт Шенкер (Albert Schenker).

Цель: нарушение и ухудшение нормальных трудовых отношений между рабочими и предпринимателями путем промывки мозгов лидерам и членам профсоюзов, чтобы те выдвигали заведомо невыполнимые требования. Особое внимание при этом уделяется металлургической, автомобильной и строительной отраслям.

«Дом Свободы» (Freedom House)

Должностные лица: Лео Черн (Leo Churn) и Карл Гершман (Carl Gershman).

Цель: Распространение социалистической дезинформации среди американских рабочих, создание атмосферы разногласий и неудовлетворенности. Теперь, когда эти цели в основном достигнуты, Гершман был приглашен Лоуренсом Иглбергером на работу в CEDC – новую организацию, созданную с целью остановить торговую экспансию объединенной Германии в странах дунайского бассейна.

«Комитет За Демократическое Большинство» (Committee For A Democratic Majority)

Должностные лица: Бен Ваттенбург (Ben Wattenburg), Джин Киркпатрик (Jean Kirkpatrick), Елмо Зумва (Elmo Zumwa) и Миджи Дектор (Midge Dector).

Цель: Установление связей между образованным социалистическим классом и группами меньшинств для создания солидного избирательного блока, на поддержку которого можно будет рассчитывать при выборах левых кандидатов. Это стопроцентная фабианская организация.

«Исследовательский Институт Внешней Политики» (Foreign Policy Research Institute)

Должностные лица: Роберт Штрауз Хьюп (Robert Strausz Hupe).

Цель: подрыв и полное сворачивание космической программы НАСА.

«Социал-демократы США» (Social Democrats U.S.A.)

Должностные лица: Байярд Растин (Bayard Rustin), Лейн Киркланд (Lane Kirkland), Джей Лавстоун (Jay Lovestone), Карл Гершман (Carl Gershman), Говард Самуель (Howard Samuel), Сидни Хук (Sidney Hook).

Цель: распространение радикального социализма, особенно среди меньшинств; укрепление связей с подобными организациями в социалистических странах. Лавстоун в течение долгого времени был ведущим советником нескольких президентов США по советским делам и прямым контактным лицом по связям с Москвой.

«Институт Социальных Отношений» (Institute For Social Relations)

Должностные лица: Харланд Кливленд (Harland Cleveland), Уиллис Хармон (Willis Harmon).

Цель: изменение образа мышления Америки.

«Лига Граждан» (The Citizens League)

Должностные лица: Барри Коммонер (Barry Commoner).

Цель: возбуждение «общих» судебных дел против различных правительственных агентств, особенно в области обороны и оборонной промышленности.

«Лига Противников Войны» (War Resisters League)

Должностные лица: Ноам Хомский (Noam Chomsky) и Давид МкРейнольдс (David McReynolds).

Цель: организация сопротивления вьетнамской войне среди левых групп, студентов и голливудской «тусовки».

«Организационный Комитет Института За Демократический Социализм» (The Democratic Socialist Organizing Committee Of The Institute For Democratic Socialism)

Должностные лица: Франк Зейдер (Frank Zeider), Артур Рейдер (Arthur Redier) и Давид Макрейнольдс (David McReynolds).

Цель: распространение левой социалистической деятельности и идеологии в США и Европе.

«Отделение Расследований Антидиффамационной Лиги» (Anti-Defamation League Fact Finding Division)

Должностные лица: Ирвин Суалл, известный также как Джон Грэхэм.

Цели: эта организация представляет собой совместное предприятие ФБР и британской разведки, предназначенное для выявления групп и лидеров правого толка и их нейтрализации до того, как они станут достаточно крупными и влиятельными.

«Международная Ассоциация Машинистов» (International Association Of Machinists)

Цель: рабочий фронт, поддерживающий идеи Социалистического Интернационала, рассадник организованных беспорядков и конфликтов между рабочими и менеджерами.

«Объединенные Рабочие Швейной Промышленности» (Amalgamated Clothing Workers)

Должностные лица: Меррей Финдли (Murray Findley), Ирвин Суалл и Джэкоб Шейнкман (Jacob Scheinkman).

Цели: во многом схожи с целями «Союза Машинистов»; распространение социалистических идей и рабочих конфликтов в швейной промышленности.

«Институт А. Филиппа Рэндольфа» (A. Philip Randolph Institute)

Должностные лица: Байярд Растин (Bayard Rustin).

Цели: координация действий организаций с общими целями, например по распространению социалистических идей среди студентов и рабочих.

«Кэмбриджский Институт Политических Исследований» (Cambridge Policy Studies Institute)

Должностные лица: Гар Апелровиц (Gar Apelrovitz).

Цель: Расширение и углубление работ, проводимых Институтом политических исследований. Основан в феврале 1969 г. международным социалистом Гаром Апелровицем, бывшим помощником сенатора Гейлорда Нельсона. Апелровиц написал для «Римского клуба» вызвавшую немало споров книгу «АТОМНАЯ ДИПЛОМАТИЯ», публикация которой финансировалась «Германским фондом Маршалла». Деятельность института сосредоточена на исследовательских и практических проектах, преследующих цель коренного преобразования американского общества, т. е. создание фабианских Соединенных Штатов для подготовки к приходу Единого Мирового Правительства.

«Экономический Комитет Североатлантического Института» (Economic Committee Of The North Atlantic Institute)

Должностные лица: Аурелио Печчеи.

Цель: мозговой центр НАТО по глобальным экономическим проблемам.

«Центр Изучения Демократических Институтов» (Center For The Study Of Democratic Institutions)

Должностные лица: Основатель Роберт Хатчинс (Robert Hutchins) из Комитета 300, Гарри Эшмор (Harry Ashmore), Фрэнк Келли (Frank Kelly) и большая группа ассоциированных членов.

Цель: распространение идей, которые должны привести к социальным реформам либерального толка с демократией в качестве идеологии. Одной из их задач является разработка проекта новой конституции США, которая будет одновременно строго монархической и социалистической как в Дании.

Центр является одним из оплотов «олимпийцев». Расположенный в Санта Барбаре, он размещается в здании с помпезным названием «Парфенон». Бывший член палаты представителей Джон Рэрик охарактеризовал центр как «контору, доверху напичканную коммунистами». К 1973 году было разработано уже 35 проектов новой конституции США, причем в последнем из них предлагалась поправка, гарантирующая «экологическое право». Цель этой поправки состоит в том, чтобы практически свести на нет индустриальную базу США по сравнению с уровнем 1969 года. Другими словами, эта организация исполняет политику «Римского клуба», утвержденную Комитетом 300, предусматривающую нулевой постиндустриальный рост.

Цели и задачи Центра также включают в себя управление экономическими циклами, контроль за системой выдачи пособий по безработице, регулирование бизнеса и национальных общественных работ, контроль за загрязнением окружающей среды. Выступая от имени Комитета 300, Эшмор сказал, что задачей Центра является поиск методов и средств для более эффективной работы нашей политической системы. «Мы должны изменить систему образования и разработать новую конституцию для США, а также единую конституцию для всего мира», – заявил Эшмор.

Далее Эшмор провозглашает следующие цели:

Членство в ООН должно быть всеобщим.

Необходимо укрепить ООН.

Юго-Восточная Азия должна быть нейтрализована. (Вместо нейтрализована читай «коммунизирована»).

Холодная война должна быть закончена.

Расовая дискриминация должна быть запрещена.

Должна быть оказана помощь развивающимся странам. (Имеется ввиду помощь в разрушении экономики.)

Отказ от военного решения проблем. (Как жаль, что они не сказали это Джорджу Бушу перед войной в Персидском Заливе.)

Никакие национальные решения не могут быть приемлемы.

Необходимо сосуществование.

«Гарвардская Психологическая Клиника» (Harvard Psychological Clinic)

Должностные лица: Д-р Курт Левин и штат из 15 ученых, приверженцев «новой науки» (new-science scientists).

Цель: создание такой атмосферы в обществе, которая позволила бы Комитету 300 взять в США неограниченную власть.

«Институт Социальных Исследований» (Institute For Social Research)

Должностные лица: Д-р Курт Левин и штат из 20 ученых, приверженцев «новой науки» (new-science scientists).

Цель: разработка абсолютно нового комплекта социальных программ, имеющих целью увести Америку с пути промышленного развития.

«Исследовательский Центр Научной Политики» (Science Policy Research Unit)

Должностные лица: Лиланд Брэдфорд (Leland Bradford), Кеннет Дэм (Kenneth Dam), Рональд Липперт (Ronald Lippert).

Цель: Исследовательский институт «будущих потрясений» при Суссекском Университете в Англии, входящий в тавистокскую систему.

«Корпорация Развития Систем» (Systems Development Corporation)

Должностные лица: Шелдон Аренберг (Sheldon Arenberg) и штат из нескольких сотен сотрудников.

Цель: Координация действий всех элементов разведывательных служб США и Великобритании. Корпорация определяет, под эгидой каких «игроков» должны находиться те или иные национально-государственные образования; например, Испания должна находиться в сфере влияния ослабленной и истощенной Католической Церкви, ООН – под контролем Генерального Секретаря и так далее. Она разработала систему «Х-RAY 2», в которой персонал мозговых центров, военные объекты и правоохранительные органы связаны с Пентагоном посредством национальной сети телетайпов и компьютеров для того, чтобы применять технику слежения в национальном масштабе. Аренберг говорит, что его идеи не относятся к военной области, но все его методы фактически получены из военных источников. Он является разработчиком «Системы наблюдения и идентификации штата Нью-Йорк», типичного проекта в духе книги «1984» Джорджа Оруэлла, причем по нашей конституции этот проект совершенно незаконен. Уже запущен процесс внедрения этой «Системы» в национальном масштабе. Это именно то, о чем говорил Бжезинский как о возможности почти мгновенного доступа к компьютерным файлам с данными о любом человеке.

«Система наблюдения и идентификации штата Нью-Йорк» предоставляет данные всем правоохранительным органам и государственным учреждениям штата. Она обеспечивает хранение и быстрый доступ к индивидуальным данным, как криминальным, так и социальным. Это ТИПИЧНЫЙ проект Комитета 300. Назрела настоятельная необходимость полного расследования дел этой «Корпорации развития систем», но это не входит в задачу настоящей книги. Одно ясно: «Корпорация» не ставит своей целью защиту прав и свобод, гарантированных конституцией США. Как удобно, что она расположена в Санта Барбаре, совсем рядом с «Парфеноном» Роберта Хатчинса. Вот перечень некоторых публикаций, издаваемых этим учреждением «Римского клуба»:

«Center Magazine» («Журнал Центр»), «Counterspy» («Контршпион»), «Coventry» («Ковентри»), «Covert Action Information Bulletin» («Информационный Бюллетень Тайных Операций»), «Dissent» («Раскол», «Диссидентство»), «Human Relations» («Человеческие отношения»), «Idustrial Research» («Индустриальные исследования»), «Inquiry» («Расследование»), «Mother Jones» («Матерь Джоунс»), «One» («Один»), «Progressive» («Прогрессивный»), «Raconteur» («Рассказчик»), «The New Republic» («Новая Республика»), «Working Papers for a New Society» («Рабочие заметки о новом обществе»).

Это далеко не полный список изданий, выпускаемых под эгидой «Римского клуба». На деле таких изданий сотни, практически каждая организация учреждает свой собственный печатный орган. Учитывая огромное число организаций, управляемых «Тавистокским институтом» и «Римским клубом», мы можем опубликовать здесь лишь неполный список. Некоторые из наиболее важных фондов и мозговых центров приводятся в нижеследующих списках, которые включают в себя также и армейские мозговые центры.

Американская общественность была бы поражена, если бы она узнала, насколько глубоко вовлечена армия в исследования «новой военной тактики» совместно с «мозговыми центрами» Комитета 300. Американцы не знают, что в 1946 году Комитет 300 приказал «Римскому клубу» продолжить развитие мозговых центров, которые сами по себе представляют новое средство распространения философии Комитета. Воздействие этих мозговых центров на наших военных, (именно с 1959 года, когда они вдруг начали стремительно множиться) действительно поражает. Нет сомнения, что к концу 20-го века они будут играть еще большую роль в текущем управлении нашей страной.

«Общество Монт Пелерин» (The Mont Pelerin Society)

Mont Pelerin представляет собой экономический фонд, предназначенный для распространения ложных экономических теорий и оказания влияния на экономистов западного мира, чтобы они следовали тем моделям, которые этот фонд время от времени выпускает в свет. Его выдающимися практиками являются Фон Хайек и Милтон Фридман.

«Гуверовский Институт» (The Hoover Institution)

Первоначально основанный для борьбы с коммунизмом, институт медленно, но уверенно свернул к социализму. Его годовой бюджет составляет 2 миллиона долларов, которые предоставляются компаниями, действующими под эгидой Комитета 300. Сейчас он сосредоточился на «мирных переменах», уделяя главное внимание контролю над вооружениями и внутренним проблемам США. Он часто преподносится средствами массовой информации как «консервативная» организация, взгляды которой используются, когда нужна консервативная точка зрения. «Гуверовский институт» отнюдь не является таковым, и после того как в 1953 году контроль над институтом перешел к группе, тесно связанной с «Римским клубом», он стал рупором «желаемой» политики Единого Мирового Правительства – Нового Мирового Порядка.

«Фонд Наследия» (Heritage Foundation)

Основанный пивным магнатом Джозефом Курсом (Joseph Coors) как консервативный мозговой центр, фонд вскоре перешел под контроль фабианистов сэра Питера Викерс-Холла, Стюарта Батлера (Stuart Butler), Стивена Эйзли (Steven Ayzlei), Роберта Мосса (Robert Moss) и Фридриха Фон Хайека, действовавших под руководством «Римского клуба». Это учреждение играло главную роль в выполнении приказа британского лейбористского лидера Энтони Веджвуда Бенна по «тэтчеризации Рейгана». «Фонд наследия» безусловно не является консервативной организацией, хотя временами он может казаться таковой.

«Управление Исследований Человеческих Возможностей» (Human Resources Research Office – Humro)

Это военное исследовательское учреждение, работающее в области «психотехнологии». Большая часть персонала проходила подготовку в Тавистоке. «Психотехнология» охватывает такие области как мотивация солдат, боевой дух войск и музыка, используемая противником. Фактически большая часть того, что Джордж Оруэлл описал в своей книге «1984», поразительно похоже на то, чему учат в HUMRO. В 1969 году Комитет 300 установил контроль над этим важным учреждением и превратил его в частную некоммерческую организацию, управляемую под эгидой «Римского клуба». Это крупнейшая в США группа по исследованию поведения человека.

Одной из его областей деятельности является изучение малых групп в стрессовых ситуациях. HUMRO учит военных, что солдат – это просто продолжение своего снаряжения; оно оказало большое влияние на разработку систем «человек-оружие» и «управления человеческими качествами», столь широко применяемых в армии США. HUMRO обладает мощным влиянием на поведение армии. Его методы подавления сознания напрямую исходят из Тавистока. Предполагается, что курсы прикладной психологии HUMRO должны научить военное начальство, как заставить работать человека в качестве оружия. Показательным примером этого является тот факт, что во время войны с Ираком солдаты охотно проигнорировали свои полевые уставы и заживо похоронили 12 000 иракских солдат.

Этот вид промывки мозгов ужасно опасен, так как сегодня он применяется к армии, армия применяет его, чтобы зверски уничтожить тысячи «вражеских» солдат, а завтра армии будет сказано, что «врагами» являются группы гражданского населения, настроенные против политики правительства. Мы уже сейчас представляем собой бездумное стадо баранов с промытыми мозгами, и все-таки оказывается, что HUMRO может продвинуть подавление сознания и управление им на шаг дальше. HUMRO – это ценное дополнение к Тавистоку, и многие рекомендации HUMRO были использованы в войне в Персидском заливе. Это значительно облегчает понимание того, почему американские солдаты вели себя как безжалостные и бессердечные убийцы, совершенно не вписываясь в традиционную концепцию американского воина.

«Исследовательская и Аналитическая Корпорация» (Research Analysis Corporation)

Эта организация – близнец HUMRO в духе книги «1984»– расположена в Маклине, Вирджиния. Основанная в 1948 году, она перешла под контроль Комитета 300 в 1961 году, когда она стала частью Университета Джонса Хопкинса. Корпорация вела работы по более чем 600 проектам, включая интеграцию негров в армию, тактическое использование ядерного оружия, программы ведения психологической войны и управление массами населения.

Конечно, есть еще много крупных мозговых центров, и мы рассмотрим большинство из них далее по ходу книги. Одной из наиболее важных сфер сотрудничества между тем, чем на самом деле являются мозговые центры, и тем, что становится государственной и общественной политикой, являются «поллстеры» (pollsters) – компании по изучению общественного мнения. Именно эти компании формируют общественное мнение так, как это нужно заговорщикам. Постоянно обрабатывают избирателей телекомпании CBS, NBC, ABC, газеты «Нью-Йорк Таймс», «Вашингтон Пост». Большая часть этих усилий координируется «Национальным центром исследования общественного мнения», где на удивление многим из нас разработан психологический шаблон для всей нации.

Полученная информация закладывается в компьютеры компаний «Гэллап полл» (Gallup Poll) и «Янкелович, Скелли и Уайт» (Yankelovich, Skelley and White) для сравнительной оценки. Многое из того, что мы читаем в газетах или видим по телевидению, сначала фильтруется компаниями по изучению общественного мнения. МЫ ВИДИМ ТОЛЬКО ТО, ЧТО «ПОЛЛСТЕРЫ» РАЗРЕШАЮТ НАМ ВИДЕТЬ. Это называется «формированием общественного мнения». Вся идея такой социальной обработки состоит в том, чтобы узнать, как реагирует общество на ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДИРЕКТИВЫ, предписанные Комитетом 300. Нас называют «целевыми группами населения», а «поллстеры» оценивают степень сопротивления тому, что появляется в «Вечерних новостях». Далее мы покажем, как была запущена в ход эта лживая практика и кто несет за нее ответственность.

Все это является частью тщательно разработанного в Тавистоке процесса формирования общественного мнения. Сегодня люди полагают, что они хорошо информированы, но они не представляют себе, что мнения, которые они считают своими, фактически созданы в исследовательских институтах и мозговых центрах Америки, и ни один из нас не волен иметь своего мнения в том потоке информации, которую на нас обрушивают СМИ и «поллстеры».

Формирование общественного мнения превратилось в тонкое искусство как раз перед тем, как США вступили во Вторую Мировую войну. Американцев, которые не знали даже самих себя, заставили смотреть на Германию и Японию как на опасных врагов, которых необходимо было остановить. В некотором смысле это было верно, и это делает управляемое мышление еще более опасным, потому что в результате той ИНФОРМАЦИИ, которую подавали людям, врагами действительно оказались Германия и Япония. Совсем недавно мы видели, как хорошо работает процесс обработки сознания, когда американцев заставили воспринимать Ирак как угрозу, а Саддама Хуссейна – как личного врага Соединенных Штатов.

Такой процесс обработки сознания технически описывается как «сообщение, достигающее органы восприятия лиц, на которых нужно влиять». Одним из самых почитаемых «поллстеров» является член Комитета 300 Даниэль Янкелович из компании «Янкелович, Скелли и Уайт». Янкелович гордо заявляет своим студентам, что «опросы общественного мнения» – это инструмент манипуляции общественным мнением, хотя здесь он не оригинален. Янкелович почерпнул эту идею из книги Джона Нейсбита (Naisbitt) «ДОКЛАД О ТЕНДЕНЦИЯХ» («Trend Report»), которая была заказана «Римским клубом».

В этой книге Нeйсбит описывает все методы, используемые для формирования желаемого для Комитета 300 общественного мнения. Формирование общественного мнения – бриллиант в короне ОЛИМПИЙЦЕВ, ибо с их тысячами социологов и специалистов по «новым наукам», находящимися у них на побегушках, с находящимися в их распоряжении средствами массовой информации, НОВОЕ общественное мнение по абсолютно любому вопросу можно создать и распространить по всему миру за каких-нибудь две недели.

Именно это и имело место, когда их слуге Джорджу Бушу было приказано начать войну с Ираком. В течение двух недель не только США, но и почти весь мир был настроен против Ирака и его президента Саддама Хуссейна. Эти дирижеры и манипуляторы из средств массовой информации подчиняются напрямую «Римскому клубу», который в свою очередь подчиняется Комитету 300, во главе которого восседает королева Англии, правя огромной сетью тесно связанных корпораций, которые никогда не платят налогов и ни перед кем не подотчетны; они финансируют свои исследовательские учреждения через фонды, которые почти полностью управляют нашей повседневной жизнью.

Вместе со своими взаимосвязанными компаниями, страховым бизнесом, банками, финансовыми корпорациями, нефтяными компаниями, газетами, журналами, радио и телевидением, этот гигантский аппарат буквально оседлал Соединенные Штаты и весь остальной мир. В Вашингтоне нет ни одного политика, который так или иначе не принадлежал бы к нему. Левые бранят его, называя «империализмом», и это действительно так, но левыми управляют те же самые люди, которые управляют правыми, так что левые свободны не больше, чем мы!

Ученые, занимающиеся процессом обработки сознания, называются «социальными инженерами» или «специалистами по новым социальным наукам», они оказывают весьма существенное влияние на то, что мы видим, слышим и читаем. Старую школу социальных инженеров составляли Курт К. Левин, профессор Хэдли Кантрил (Hadley Cantril), Маргарет Мид (Margaret Meade), профессор Дервин Картрайт (Derwin Cartwright) и профессор Липсит (Lipssitt), которые вместе с Джоном Роулингзом Ризом, составили костяк «специалистов по новым наукам» в «Тавистокском институте».

Во время Второй Мировой войны более 100 исследователей под руководством Курта Левина рабски копировали методы эсесовца Рейнхарда Гейдриха. УСС было основано на методологии Гейдриха и, как мы знаем, УСС было предшественником Центрального разведывательного управления (ЦРУ). Суть всего этого в том, что правительства Британии и США уже имеют механизм, чтобы привести нас к Новому Мировому Порядку без особого сопротивления с нашей стороны, и этот механизм существует еще с 1946 года. Каждый год прибавлялись лишь новые усовершенствования.

Именно Комитет 300 создал доселе невиданные механизмы и сети контроля. Чтобы держать нас в повиновении, не нужны цепи и веревки. Наш страх того, что может случиться, гораздо более эффективен, чем любые физические средства сдерживания. Нам промыли мозги, чтобы мы отказались от нашего конституционного права носить оружие; чтобы мы предали саму нашу конституцию; чтобы позволили ООН осуществлять контроль над нашей внешней политикой, а МВФ управлять нашей налоговой и монетарной политикой; чтобы мы позволили президенту безнаказанно нарушать закон, вторгаться в другую страну и похищать ее главу государства. Короче, нам до такой степени промыли мозги, что мы как нация будем проглатывать любой беззаконный акт, творимый нашим правительством, почти не задавая вопросов.

Что касается меня, то я знаю, что скоро нам придется сражаться за то, чтобы вырвать нашу страну из-под гнета Комитета, или мы потеряем ее навсегда. Но когда дело дойдет до этого, многие ли возьмут в руки оружие? В 1776 году только 3 % населения взялись за оружие против короля Георга III. Сегодня 3 % будет совершенно недостаточно. Мы не должны позволить завести себя в тупики, ибо именно это планируют для нас те, кто манипулирует нашим сознанием, сталкивая нас с такой сложностью проблем, что мы просто не выдерживаем и уступаем всепроникающему давлению и вообще уходим от решений многих жизненно важных вопросов.

Мы назовем имена тех, кто входит в состав Комитета 300, но перед этим необходимо рассмотреть тесные и сложные взаимосвязи всех важных учреждений, компаний и банков, находящихся под контролем Комитета. Мы должны их четко обозначить, потому что именно эти люди решают, кто будет жить, а кто будет уничтожен как «бесполезный едок», где мы будем молиться Богу, что мы должны носить и даже что мы должны есть. Согласно Бжезинскому, мы должны быть под пристальным надзором ежечасно на протяжении 365 дней в году отныне и навсегда.

С каждым годом все больше и больше людей понимают, что нас предали изнутри, и это хорошо, ибо только благодаря знанию (knowledge), а это слово происходит от слова ВЕРА (belief), мы сможем нанести поражение врагу человечества. Пока нас отвлекали призраками Кремля, «троянский конь» занял позицию в Вашингтоне. Сегодня наибольшая опасность грозит свободным людям не из Москвы, а из Вашингтона. Мы должны сначала сокрушить ВНУТРЕННЕГО ВРАГА, и только после этого мы будем достаточно сильны, чтобы организовать наступление с целью стереть с лица земли коммунизм со всеми его сопутствующими «измами».

Администрация Картера ускорила крушение нашей экономики и нашей военной мощи; последнее было начато членом «Римского клуба» и «Люцис Траст» (Lucis Trust) Робертом С. Макнамарой. Вопреки своим обещаниям Рейган продолжил разрушение нашей индустриальной базы, начав с того места, где закончил Картер. Хотя нам необходимо поддерживать наш оборонный потенциал на должном уровне, мы не можем этого сделать ввиду слабой индустриальной базы; без хорошо развитого военно-промышленного комплекса мы не можем иметь жизнеспособную систему обороны. Комитет 300 понимает это, и с 1953 года он запустил в ход постиндустриальную политику нулевого роста, которая сейчас находится в полном расцвете.

Благодаря «Римскому клубу» наш технологический потенциал упал ниже уровня Японии и Германии – стран, над которыми мы вроде бы одержали победу во Второй Мировой войне. Как же это случилось? Из-за людей типа д-ра Александра Кинга и нашего ослепленного состояния ума нам не удалось вовремя осознать разрушение нашей системы образования и обучения. В результате нашей слепоты мы больше не обучаем инженеров и ученых в достаточном количестве, чтобы удерживаться среди индустриальных стран мира. Благодаря д-ру Кингу, человеку, которого в Америке знает очень мало людей, образование в США находится на самом низком уровне с 1786 года. Статистика «Института высшего образования» показывает, что навыки чтения и письма у учеников старших классов в США сейчас НИЖЕ, чем у детей в 1786 году.

То, с чем мы сталкиваемся теперь, – это не только потеря нашей независимости и самой основы нашей нации, но намного хуже – это возможность потери наших душ. Последовательное разрушение основ, на которых зиждется наша республика, создает пустоту, которую ринулись заполнять своими духовными суррогатами всякие оккультисты и сатанисты. Эту истину трудно воспринять и оценить, потому что это случилось не ВНЕЗАПНО. Если бы нас поразило внезапное потрясение, культурный и религиозный шок, мы бы стряхнули с себя свою апатию.

Но постепенность – и в этом суть фабианства – не дает возможности поднять тревогу. Вследствие того, что огромное большинство американцев не могут увидеть МОТИВАЦИИ в описываемых мной вещах, они не могут воспринять их, и поэтому к заговору относятся пренебрежительно и часто насмешливо. В стране создана запутанная ситуация путем ежедневного представления людям сотен возможностей, из которых они должны выбирать для себя самую выгодную. Мы пришли к такой ситуации, что если мотивация не будет выражена достаточно ясно, то любая информация будет отвергнута.

Это является одновременно и слабым и сильным звеном в заговорщицкой цепи. Большинство людей отвергают все, в чем не чувствуется понятных мотивов, поэтому заговорщики чувствуют себя в полной безопасности и поливают насмешками тех, кто указывает на надвигающийся кризис в нашей государственной и частной жизни. Однако, если мы сможем донести правду до достаточно большого числа людей, мотивационная блокировка сознания станет слабее, пока в конце концов не будет отброшена, так как все большее число людей будет приобщено правде, а расхожая отговорка, что «в Америке такое невозможно» потеряет свою силу.

Комитет 300 рассчитывает на нашу неповоротливую реакцию, он направляет её на им самим создаваемые события, и он не будет разочарован до тех пор, пока мы как нация будем реагировать на это так же, как сейчас. Мы должны превратить нашу реакцию на создаваемые кризисы в АДЕКВАТНЫЕ ответы путем выявления заговорщиков и разоблачения их планов, так чтобы все стало достоянием общественности. «Римский клуб» уже совершил ПЕРЕХОД К ВАРВАРСТВУ. Вместо того, чтобы ждать, пока нас «вознесут на небеса», мы должны остановить Комитет 300 прежде чем он достигнет своей цели превращения нас в узников «Нового Темного Века». Не надо надеяться на Бога, НАДО НАДЕЯТЬСЯ НА СЕБЯ. Мы должны предпринять необходимые действия.

Вся информация, которую я представляю в этой книге, получена в результате многолетних исследований, опирающихся на безупречные разведывательные источники. Ничего здесь не преувеличено. Все абсолютно точно и подтверждено фактами, поэтому не поддавайтесь инсинуациям врага, что все это, якобы, «дезинформация». В течение двух последних десятилетий я представлял информацию, которая оказывалась исключительно точной и которая объясняла много загадочных событий. Я надеюсь, что благодаря этой книге придет более лучшее, более ясное, более широкое осознание заговорщицких сил, нацеленных на эту нацию. Эта надежда осуществляется, так как все больше молодых людей начинают задавать вопросы и искать правду о том, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО происходит.

Людям трудно осознать, что эти заговорщики реальны и что они имеют ту власть, которую я и многие другие приписываем им. Многие писали и задавали вопрос, почему наше правительство ничего не делает, чтобы устранить эту ужасную угрозу цивилизации? Трудность в том, что наше правительство – ЧАСТЬ проблемы, часть заговора, и нигде и никогда это не становилось яснее, как во время президентства Буша. Конечно, Президент Буш точно знает, что Комитет 300 делает для нас. БУШ РАБОТАЕТ НА НЕГО. Другие писали: «Мы думали, что мы боролись с правительством». Конечно, это так, но за правительством стоит сила столь могущественная и всеохватывающая, что разведслужбы даже боятся упоминать об «Олимпийцах».

Доказательство существования Комитета 300 содержится в огромном количестве мощных учреждений, которые принадлежат ему и управляются им. Здесь перечислены некоторые из самых важных из них; над всеми ими стоит МАТЕРЬ ВСЕХ МОЗГОВЫХ ЦЕНТРОВ И ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ – «ТАВИСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ» с его обширной сетью из сотен «филиалов».

«Стэнфордский Исследовательский Институт» (Stanford Research Institute)

«Стэнфордский исследовательский институт» (СИИ) был основан в 1946 году «Тавистокским институтом человеческих отношений». Стэнфордский центр был создан, чтобы помочь Роберту О. Андерсону и его нефтяной компании ARCO. Андерсон обеспечил Комитету 300 права на нефть на севере Аляски. В сущности, эта работа была слишком велика для «Аспенского института» Андерсона, поэтому возникла необходимость создания нового центра, и он был создан. Этим новым центром был СИИ. Аляска продала свои права за 900 миллионов долларов, сумму, относительно малую для Комитета 300. Губернатора Аляски заманили в СИИ для получения помощи и консультаций. Это было не случайностью, а результатом тщательного планирования и глубокой обработки.

Откликнувшись на призыв губернатора о помощи, три сотрудника Стэнфордского института организовали на Аляске учреждение, где они встретились с секретарем штата Аляска и руководителем Управления планирования штата. Фрэнсис Грихан (Francis Greehan), возглавлявший команду СИИ, уверил губернатора, что волнующая его проблема эксплуатации богатого нефтяного месторождения будет надежно решена СИИ. Естественно, Грихан не упоминал Комитет 300 или «Римский клуб». Менее чем за месяц Грихан собрал команду экономистов, ученых-нефтяников и специалистов по «новым наукам», число которых измерялось сотнями. Доклад СИИ губернатору насчитывал 88 страниц.

Это предложение было принято законодательным собранием Аляски практически без изменений. Грихан действительно сделал замечательно много для Комитета 300. Начав с малого, СИИ вырос в учреждение со штатом в 4000 человек и бюджетом более 160 миллионов долларов. Его президент Чарльз А. Андерсон был свидетелем этого роста во время своего пребывания в должности, как и профессор Уиллис Хармон, директор Центра СИИ по изучению социальной политики, где заняты сотни «специалистов по новым наукам», причем большинство ключевых сотрудников были переведены туда из лондонского филиала Тавистока. Одним из них был председатель правления и бывший агент британской разведки Давид Сарноф (David Sarnoff), который был тесно связан с Хармоном и его командой в течение 25 лет. Сарноф был чем-то вроде «сторожевого пса» головного института в Суссексе.

Стэнфордский институт утверждает, что он не дает моральной оценки проектам, которые он принимает в работу, исполняя заказы для Израиля и арабов, Южной Африки и Ливии, но как легко представить, такое отношение позволяет ему успешно устанавливать устойчивые тайные связи с иностранными правительствами, что ЦРУ находит весьма полезным. В книге Джима Риджуэя «ЗАКРЫТАЯ КОРПОРАЦИЯ» представитель СИИ Гибсон хвастает недискриминационной позицией СИИ. Не будучи включенным в списки «Федерального контрактного исследовательского центра» (Federal Contract Research Center), СИИ сегодня представляет собой огромнейший военный мозговой центр, оставляющий позади корпорации «Гудзонский институт» (Hudson Institute) и «Корпорацию Рэнд» (Rand Corporation). Среди специальных отделений СИИ есть экспериментальные центры по ведению химической и биологической войны.

Один из самых опасных видов деятельности Стэнфорда – операции по подавлению восстаний гражданского населения – именно такие разработки в духе книги «1984» правительство уже использует против своих граждан. Правительство США платит СИИ миллионы долларов ежегодно за такого рода весьма спорные «исследования». После студенческих протестов против проводившихся в СИИ экпериментов с химическим оружием, Стэнфорд «продал» себя частной группе за 25 миллионов долларов. Конечно, реально ничего не изменилось, СИИ остался Тавистокским проектом, и Комитет 300 все еще владеет им, но доверчивые люди кажется удовлетворились такой ничего не значащей косметической заменой.

В 1958 году появилось нечто совершенно новое. «Управление новейших исследований и продуктов» (Advanced Research Products Agency (ARPA)), агентство, выполняющее контрактные заказы Министерства обороны, обратилось к СИИ с совершенно секретным предложением. Джон Фостер из Пентагона сказал, что СИИ необходимо разработать программу защиты США от «технологических сюрпризов». Фостер хотел создать такие условия, при которых сама окружающая среда превращалась бы в оружие, т. е. он хотел иметь специальные бомбы, вызывающие извержения вулканов или землетрясения; кроме того, он планировал также исследовать модели поведения потенциальных противников, а также создавать новые минералы и металлы для использования в новых видах оружия. Проект был принят СИИ под кодовым названием «Шейки» (Shaky).[4]

Огромный электронный мозг «Шейки» был способен выполнять множество команд, его компьютеры были сконструированы для СИИ компанией IBM. 28 ученых работали над тем, что получило название «Расширение человека» («Human Augmentation»). Компьютер IBM мог даже решать аналоговые задачи; он узнавал и идентифицировал ученых, работавших с ним. «Специальные применения» этой машины можно легче представить, чем описать. Бжезинский знал, о чем говорил, когда он писал «ТЕХНОТРОННУЮ ЭРУ».

СИИ тесно сотрудничает с десятками гражданских консультационных фирм, пытаясь применить военные технологии для ситуаций, возникающих внутри страны. Это не всегда удаётся, но по мере совершенствования технологий перспективы всепроникающего надзора, описанные Бжезинским, становятся реальностью. ОН УЖЕ СУЩЕСТВУЕТ И ИСПОЛЬЗУЕТСЯ, ХОТЯ ВРЕМЯ ОТ ВРЕМЕНИ ПРИХОДИТСЯ ИСПРАВЛЯТЬ НЕБОЛЬШИЕ СБОИ. Одной из таких гражданских консультационных фирм была фирма «Шривер Макки Ассошиейтс оф Маклин» (Schriever McKee Associates of McLean) из штата Вирджиния, руководимая отставным генералом Бернардом А. Шривером (Bernard A. Schriever), бывшим шефом «Управления системами военно-воздушных сил», которое разработало ракеты «Титан», «Тор», «Атлас» и «Минитман».

Шривер создал консорциум, в который вошли компании «Локхид» (Lockheed), «Эмерсон Электрик» (Emmerson Electric), «Нортроп» (Northrop), «Контрол Дэйта» (Control Data), «Рейтеон» (Raytheon) и TRW под названием, «URBAN SYSTEM ASSOCIATES, INC.» («Партнеры по городским системам»). Каковы же были цели консорциума? Его целью было решение социальных и психологических «городских проблем» с помощью военных технологий, используя современные электронные системы. Интересно отметить, что в результате работы с «Urban System Associates» TRW стала крупнейшей компанией по сбору кредитной информации.

Все это показывает, что наша страна уже живет в условиях ТОТАЛЬНОГО НАДЗОРА, который является первым требованием Комитета 300. Ни одна диктатура, особенно в глобальных масштабах, не может функционировать без тотального надзора за каждым индивидуумом. СИИ реально готовился стать ключевой исследовательской организацией Комитета 300.

К восьмидесятым годам 60 % контрактов СИИ были посвящены «будущему» с применением как в военных, так и в гражданских сферах. Его главными клиентами были «Дирекция оборонных исследований и техники» (Directorate of Defense Research and Engineering) Министерства обороны США, «Управление аэрокосмических исследований» (Office of Aerospace Research), работавшее по теме «Применение наук о поведении к управлению исследованиями» («Applications of the Behavioral Sciences to Research Management»), Исполнительное управление Президента, «Управление по науке и технологии» (Office of Science and Technology), Министерство здравоохранения США. От имени Министерства здравоохранения СИИ вел программу «Образцы в ESDEA. Раздел I, тесты совершенствования чтения» («Pattern in ESDEA Title I Reading Achievment Tests»). Другими клиентами были Министерство энергетики США, Министерство труда США, Министерство транспорта и Национальный научный фонд (ННФ) (National Science Foundation (NSF)). Особую важность представляла статья, разработанная для ННФ и озаглавленная «Оценка будущего и международные проблемы».

Cтэнфордский центр под руководством «Тавистокского института» в Лондоне разработал всеохватную и зловещую систему, которая получила название «Программа шпионажа в бизнесе» («Business Intelligence System»). Ее подписчиками стали более 600 компаний в США и за рубежом. Программа охватывает такие исследовательские темы, как «Международные деловые отношения Японии», «Маркетинг потребления в период нестабильности», «Растущая угроза международного терроризма», «Сенсорная оценка продуктов потребления», «Электронная система переводов денег», «Электронно-оптические датчики», «Методы планирования исследований», «Оборонная прoмышленность США и источники капитала» (U.S. Defense Industry and Capital Availability). Ключевые компании Комитета 300, которые стали клиентами этой программы, включают в себя «Бехтел Корпорейшн» (Bechtel Corporation) (Джордж Шульц входил в состав её совета директоров), «Хьюлетт Паккард» (Hewlett Packard), TRW, «Бэнк оф Америка» (Bank of America), «Шелл», RCA, «Блит» (Blyth), «Истман Диллон» (Eastman Dillon), «Сага фудс корпорейшн» (Saga Foods Corporation), «Макдонелл Дуглас» (McDonnell Douglas), «Кроун Зеллербах» (Crown Zellerbach), «Уэллс Фарго Банк» (Wells Fargo Bank), и «Кайзер индастриз» (Kaiser Industries).

Но одной из самых зловещих программ СИИ, могущей нанести огромный ущерб путем изменения направления развития Соединенных Штатов, ущерб социальный, моральный, и религиозный, была программа Стэнфордского «Фонда Чарльза Ф. Кеттеринга» «ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА» («changing iМАges of man») под официальным стэнфордским названием «Контракт № URH (489)-2150, Доклад о политических исследованиях № 4/4/74», подготовлен «Центром по изучению социальной политики» СИИ, руководитель Уиллис Хармон («Contract Number URH (489)-2150 Policy Research Report Number 4/4/74, Prepared by SRI Cеnter for the Study of Social Policy, Director Willis Harmon»).

Доклад, занимающий 319 страниц, был написан 14 специалистами по новым наукам под руководством Тавистока и 23 высших контролеров, включая Б. Ф. Скиннера, Маргарет Мид, Эрвина Ласло и сэра Джефри Виккерса, высокопоставленного офицера британской разведки МИ-6. Следует напомнить, что его зять, сэр Питер Виккерс-Холл, был членом-основателем так называемого консервативного «Фонда наследия». Большая часть из 3000 страниц «рекомендаций», данных администрации Рейгана в январе 1981 года, была основана на материале, взятом из программы Уиллиса Хармона «ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА».

Я удостоился привилегии получить копию доклада «ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА» от моего коллеги-разведчика пять дней спустя после того, как доклад был принят правительством США. То, что я прочел, шокировало меня, ибо я понял, что смотрю на программу будущего Америки, которая не похожа ни на что, известное до сих пор. Нация должна быть запрограммирована на изменение и должна настолько привыкнуть к таким запланированным изменениям, что действительно глубокие изменения будут едва заметны. Мы так стремительно катимся вниз со времени написания «ЗАГОВОРА ВОДОЛЕЯ» («THE AQUARIAN CONSPIRACY» – книжное название технической работы Уиллиса Хармона), что сегодня развод не вызывает осуждения, количество самоубийств стремительно растет и они почти никого не удивляют, отклонения от социальных норм и сексуальные извращения, упоминание о которых считалось вульгарным в приличном обществе, стали обычным явлением и не вызывают никакого особого протеста.

Как нация мы не заметили, что программа «Изменение образа человека» коренным образом изменила наш американский образ жизни. Мы оказались подавлены «уотергейтским синдромом». Некоторое время мы находились в шоке и отчаянии, узнав, что Никсон оказался дешевым проходимцем, который общался с мафиозными друзьями Эрла Уоррена в прекрасном доме, который они построили ему по соседству с его поместьем. Когда на наше сознание обрушивается слишком много «будущих потрясений» и заголовков новостей, мы впадаем в растерянность; или, скорее, огромный спектр возможностей выбора, с которыми мы ежедневно сталкиваемся, приводит нас в замешательство до такой степени, что мы уже не в состоянии сделать правильный выбор.

Хуже всего то, что после лавины шокирующих фактов преступлений среди высокопоставленных должностных лиц и трагедии вьетнамской войны наше общество, по-видимому, больше не желает знать правду. Такая реакция подробно описана в работе Уиллиса Хармона. Короче говоря, американская нация реагировала именно так, как было запрограммировано. Еще хуже то, что не желая принять правду, мы делаем шаг еще дальше: мы хотим, чтобы правительство оградило нас от правды.

Нам хотелось бы похоронить коррупционное зловоние администраций Рейгана и Буша под могильным слоем земли. Мы не хотели раскрытия преступлений, получивших названием «дело (или скандал) Иран – контрас». Мы позволяем президенту лгать нам о его местопребывании в период 20–23 октября 1980 года. И все-таки эти преступления по своему размаху намного превзошли все, совершенное Никсоном во время его пребывания на посту президента. Понимаем ли мы как нация, что мы стремительно катимся под гору без тормозов?

Нет, мы этого не понимаем. Как раз те люди, которые просто обязаны донести до американского народа правду о том, что частное, хорошо организованное «малое правительство» в Белом Доме совершает одно преступление за другим – преступления, которые ранят саму душу нации и подрывают республиканские устои, на которых она зиждется – как раз те люди и говорят нам, чтобы мы не беспокоили общественность такими вещами. «Мы действительно не хотим знать обо всех этих измышлениях» – вот стандартный ответ.

Когда высшее выборное должностное лицо страны в открытую ставит нормы ООН над Конституцией Соединенных Штатов – нарушение, достойное импичмента – большинство воспринимает это как «нормальное явление». Когда высшее должностное лицо страны начинает войну без объявления войны Конгрессом (этот факт почувствовали средства массовой информации), мы вновь принимаем это, вместо того, чтобы смело посмотреть правде в лицо.

Когда война в Персидском заливе, которую наш президент замышлял и планировал, началась, мы были не только счастливы от жесточайшей цензуры новостей, мы приняли ее всем сердцем, искренне считая, что она была «полезной для ведения войны». Наш президент лгал, Эйприл Гласпи (April Glaspie) лгала, Госдепартамент лгал. Они говорили, что война оправдана, потому что президента Хусейна предупреждали, чтобы он оставил Кувейт в покое. Когда телеграммы Гласпи в Госдепартамент были наконец опубликованы, сенаторы Соединенных Штатов один за другим выступили, требуя защитить проститутку Гласпи. Не имеет значения, что это были и демократы, и республиканцы. Мы, народ, позволили им избежать наказания за их гнусную ложь.

При таком отношении американского народа самые дикие мечты Уиллиса Хармона и его команды ученых становятся реальностью. «Тавистокский институт» ликовал, празднуя свой успех в деле разрушения самоуважения и самооценки этой когда-то великой нации. Нам сказали, что мы выиграли Войну в Заливе. Но большинство американцев еще не почувствовали, что победа стоила им самоуважения и чести нации. Они лежат, догнивая, в пустынных песках Кувейта и Ирака вместе с трупами иракских солдат, которых мы безжалостно и бессмысленно убили во время их согласованного отступления из Кувейта и Басры – мы не смогли сдержать нашего слова, оставаться верными которому мы были должны по Женевской конвенции и не должны были атаковать их. «Что вы хотите, – спрашивали нас контролеры, – победу или самоуважение? Вы не можете иметь и то, и другое».

Сто лет назад такое случиться не могло, а теперь это случилось и сопровождается полным безразличием. Мы не устояли в этой широкомасштабной всепроникающей войне, ведущейся против нашей нации Тавистоком. Как и немцы, сломленные «Управлением планирования стратегических бомбардировок», очень многие из нас не выдержали, и наша нация превратилась в то, о чем тоталитарные режимы прошлого могли только мечтать. «Вот, – сказали бы они, – нация, одна из самых больших в мире, которая не хочет знать правду. Нам больше не нужны ведомства пропаганды. Нам не нужно стараться скрывать правду от этой нации, они охотно отвергают ее по своему собственному желанию. Это никчемная нация».

Наша когда-то гордая Республика Соединенных Штатов Америки превратилась в сборище преступных организаций; история показывает, что они – признак начала тоталитаризма. Такова арена постоянных изменений, на которой находится Америка в конце 1991 года. Мы живем в загнивающем обществе, запрограммированном на смерть – в обществе без будущего. Мы даже не содрогнулись при известии ни о 4 миллионах бездомных, ни о 30 миллионах безработных, ни даже о 15 миллионах убитых младенцев (при абортах, перев.). Они – «отбросы эры водолея». Этот заговор столь отвратителен, что когда с ним сталкиваются лицом к лицу, то большинство не признает его существования, рационально объясняя эти события тем что, мол, «времена меняются…».

Именно такую реакцию и программируют в нас «Тавистокский институт» и Уиллис Хармон. Разрушение наших идеалов не вызывет протеста. Духовный и интеллектуальный потенциал нашего народа подорван! 27 мая 1991 года президент Буш сделал очень глубокое заявление, суть которого, по-видимому, была совершенно неверно истолкована нашими политическими комментаторами:

«Моральная сторона американской политики требует от нас следовать моральному курсу такого мира, где выбирается меньшее из зол. Это и есть реальный мир, не разделенный на черное и белое. Здесь очень мало моральных абсолютов».

Чего еще можно ожидать от президента, который, вероятно, является самым зловещим человеком, когда-либо занимавшим Белый Дом?

Подумайте над этим, вспомнив о его приказе военным похоронить заживо 12 000 иракских солдат. Подумайте над этим, вспомнив о продолжающейся войне и геноциде иракского народа. Президент Буш с удовольствием характеризовал президента Саддама Хуссейна как «Гитлера нашего времени». Он даже не представил ни одного мало-мальски правдоподобного доказательства своего утверждения. В этом просто не было необходимости. Президент Буш сделал заявление – и мы приняли это без вопросов. Подумайте над этим перед лицом правды – ведь он делал все это от имени американского народа, хотя сам тайно получал приказы от Комитета 300.

Но самое главное, обдумайте вот что: президент Буш и его покровители чувствуют себя настолько безнаказанными, что они больше не считают нужным скрывать свой зловещий контроль над американским народом или как-то лгать об этом. Из его заявления прямо следует, что он как наш лидер будет заключать всевозможные компромиссы с правдой, честью и достоинством, если его (и наши) управители посчитают это необходимым. 27 мая 1991 года президент Соединенных Штатов отменил все принципы нашей Конституции и смело провозгласил, что он более не связан ею. Это большая победа «Тавистокского института» и «Управления планирования стратегических бомбардировок», целью поражения которого вместо жилых кварталов немецких рабочих в 1945 году стала душа американского народа в войне, которая началась в 1946 году и продолжается по сей день.

Усиленное давление на нашу нацию с целью ее изменения стало оказываться «Стэнфордским исследовательским институтом» с начала шестидесятых годов. Наступление СИИ набирало силу и мощь. Включите свой телевизор, и вы увидите победу СИИ воочию: ток-шоу на тему самых интимных сексуальных подробностей, специальные видеоканалы, где безраздельно царят извращения, рок-н-ролл и наркотики. Там, где когда-то кумиром был Джон Уэйн, мы теперь имеем искусственную апологию человека (да и человека ли?) по имени Майкл Джексон – пародию на человеческое существо, которого почитают как героя, а он тем временем кружится, дрыгается, бормочет и визжит на телевизионных экранах миллионов американских домов.

О женщине, прошедшей через целую серию замужеств и разводов, средства массовой информации трубят на всю страну. Целые часы эфирного времени посвящаются то одной, то другой немытым наркоманским и декадентским рок-группам, их безумным звукам, сумасшедшим кривляниям, одежде и языковым извращениям. Мыльные оперы, где некоторые сцены приближаются к порнографическим, уже не вызывают комментариев. В шестидесятых годах такого не потерпели бы, сейчас же это считается нормой. Мы подверглись обработке тем, что «Тавистокский институт» называет «будущими шоками», причем это будущее УЖЕ НАСТАЛО, и мы уже настолько оглушены этими постоянными культурными шоками, что любой протест кажется бесполезным жестом, поэтому логически мы думаем, что нет никакого смысла протестовать.

В 1986 году Комитет 300 приказал усилить давление. Падение США было недостаточно быстрым. Соединенные Штаты начали процесс «признания» мясников Камбоджи, преступного режима Пол Пота, которые сами признали убийство 2 миллионов граждан Камбоджи. В 1991 году колесо сделало полный оборот. Соединенные Штаты пошли войной на дружественную нацию, которая была запрограммирована верить вашингтонским предателям. Мы обвиняли президента малой нации Ирака Саддама Хуссейна во всех грехах, НИ ОДИН ИЗ КОТОРЫХ ДАЖЕ ОТДАЛЕННО НЕ БЫЛ ПРАВДОЙ. Мы убивали и калечили их детей, мы оставили их голодать и умирать от всевозможных болезней.

В то же время мы послали эмиссаров Буша из Комитета 300 в Камбоджу ПРИЗНАТЬ ПРЕСТУПНЫХ МАССОВЫХ УБИЙЦ 2 МИЛЛИОНОВ КАМБОДЖИЙЦЕВ, которые были принесены в жертву эксперимента Комитета 300 по резкому сокращению населения (депопуляции) городов. То же самое произойдет в больших городах Соединенных Штатов в уже не столь отдаленном будущем. Теперь президент Буш и его подчиненная Комитету 300 администрация фактически говорят следующее: «Слушайте, люди, что же вы хотите от меня? Я говорил вам, что буду делать компромиссы, где посчитаю нужным, даже если придется переспать с полпотовскими убийцами. ТАК ЧТО – ЦЕЛУЙТЕ МОИ ЛЯЖКИ».

Уровень давления на общество с целью его изменения достигнет своего пика в 1993 году, и мы станем свидетелями сцен, которые раньше посчитали бы невозможными. Ошеломленная Америка будет реагировать, но очень слабо. Нас не беспокоит даже самая последняя угроза нашей свободе – персональные компьютерные карточки. Идеи книги «ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА» Уиллиса Хармона слишком сложны для понимания большинства, поэтому прибегли к услугам Мэрилин Фергюсон, чтобы сделать их более понятными. Под вывеской «Эры Водолея» проходят стриптиз-шоу на сцене, а песня «Заря Эры Водолея» («The Dawning of the Age of the Aquarius») заняла верхние строки хит-парадов и обошла весь мир.

Персональные компьютерные карточки, когда их полностью распространят, лишат нас нашей привычной окружающей среды, а, как мы увидим, окружающая среда означает намного больше, чем общепринятое значение этого слова. Соединенные Штаты получили сильнейшую моральную травму, которую не получала ни одна нация в мире, и самое худшее еще впереди.

Все происходит так, как распорядился Тависток и по планам стэнфордских «социологов». Времена не меняются – их меняют. Все изменения заранее запланированы и происходят в результате тщательно рассчитанных действий. Сначала мы изменялись медленно, но сейчас скорость изменения увеличивается. Соединенные Штаты превращаются из «одной нации под Богом» в многоязычный конгломерат под разными богами. США более не является «одной нацией под одним Богом». Основы Конституции потерпели поражение.

Наши предки разговаривали на одном языке, исповедовали одну религию – Христианство и придерживались общих идеалов. Не было чужаков в нашей среде; это пришло позднее как намеренно спланированная попытка расколоть страну на ряд разделенных национальностей, культур и вер. Если вы сомневаетесь в этом, пройдитесь в субботу по Ист Сайду Нью-Йорка или по Вест Сайду Лос-Анджелеса и оглядитесь вокруг. Соединенные Штаты стали несколькими нациями, пытающимися сосуществовать под общей системой правительства. Когда шлюзы иммиграции были широко раскрыты Франклином Д. Рузвельтом, кузеном главы Комитета 300, культурное потрясение вызвало большое замешательство и путаницу, в результате концепция «единой нации» перестала работать. «Римский клуб» и НАТО усугубили ситуацию. Формула «возлюби ближнего своего» не работает, если ваш ближний не такой «как вы сами».

Для создателей нашей Конституции те истины, которые они провозгласили для будущих поколений, были самоочевидны. Не будучи уверенными в том, что следующие поколения также найдут эти обязательные для исполнения истины самоочевидными, ОНИ ПРИНЯЛИСЬ ПОДРОБНО ТОЛКОВАТЬ ИХ. ПО-ВИДИМОМУ ОНИ БОЯЛИСЬ, ЧТО НАСТАНУТ ВРЕМЕНА, КОГДА ИСТИНЫ, КОТОРЫХ ОНИ ПРИДЕРЖИВАЛИСЬ, ПЕРЕСТАНУТ БЫТЬ САМООЧЕВИДНЫМИ. «Тавистокский институт человеческих отношений» сделал все, чтобы наступило то, чего так боялись создатели конституции США. Это время наступило с приходом Буша с его «отсутствием моральных абсолютов» и Новым Мировым Порядком Комитета 300.

Это является частью концепции социальных изменений, навязанной Америке. Концепция эта по словам Хармона и «Римского клуба» будет означать для американцев серьезные психологические травмы и все возрастающее давление. Общественные беспорядки, начавшиеся со времен создания Тавистока, «Римского клуба» и НАТО, будут продолжаться в США до тех пор, пока не будет достигнут предел этих изменений. Нации состоят из индивидуумов, и как у индивидуумов, у них есть психологический предел, после которого изменения невозможны, независимо от силы индивидуума или нации.

Эта психологическая истина была надежно подтверждена «Управлением планирования стратегических бомбардировок», которое рекомендовало бомбить жилые кварталы немецких рабочих до «предельной точки насыщения». Как упоминалось ранее, этот проект разрабатывался под эгидой страховой компании «Пруденшиал иншуранс компани» (Prudential Insurance Company), и сегодня никто не сомневается в том, что Германия потерпела поражение именно в результате этой операции. Многие ученые, работавшие над этим проектом, либо продолжают работы по «бомбардировке» Америки до «предельной точки насыщения», либо передали свои изощренные методы своим последователям.

Наследство, которое они оставили после себя, проявляется в том факте, что не мы сами потеряли свой путь как нация, но нас намеренно сбили с того пути, по которому нас более двухсот лет вели авторы Декларации независимости. Короче говоря, мы потеряли связь с нашими историческими корнями, утратили веру, которая вдохновляла многие поколения американцев на поступательное развитие нации, используя наследие создателей декларации независимости и конституции Соединенных Штатов. То, что мы потеряли свой путь, понятно всем, ищущим правду, какой бы горькой она ни была.

Руководимые Бушем с его «отсутствием моральных абсолютов», мы ползем непонятно куда как потерянная нация, и это проявляется в настроениях индивидуумов. Мы сотрудничаем с Комитетом 300 для нашего собственного краха и нашего порабощения. Некоторые чувствуют это и переживают сильную обеспокоенность. Различные теории заговора, с которыми они знакомы, по-видимому, не могут раскрыть им всё до конца. Это потому, что они ничего не знают об Иерархии Заговорщиков – Комитете 300.

Эти души, которые чувствуют глубокую обеспокоенность, которые чувствуют, что происходит нечто совершенно недолжное, все-таки не могут собрать свои силы в кулак для решения проблем, блуждая в темноте. Они заглядывают в будущее, которое ускользает от них. Американская мечта становится миражом. Они вкладывают свою веру в религию, но не предпринимают никаких шагов, чтобы подкрепить эту веру ДЕЙСТВИЕМ. Американцы никогда не переживали возрождения так, как переживали его европейцы в самый мрачный момент Темных Веков. Решительным ДЕЙСТВИЕМ они пробудили в себе дух преображения, результатом чего стало славное Возрождение.

Враг, который направил их к такому результату, решил в 1980 году нанести Соединенным Штатам удар такой силы, чтобы возрождение Америки оказалось бы невозможным. Кто же этот враг? Этот враг – не безликие «они». Враг четко определен как Комитет 300, «Римский клуб», НАТО и все их филиалы, мозговые центры и исследовательские организации, управляемые Тавистоком. Нет необходимости использовать слова «они» или «враг», кроме как для сокращения. МЫ ЗНАЕМ И КЕМ ЯВЛЯЮТСЯ «ОНИ», И КТО ВРАГ. Комитет 300 с его «аристократией» либерального истэблишмента восточного побережья США, его банками, страховыми компаниями, гигантскими корпорациями, фондами, коммуникационными сетями во главе с ИЕРАРХИЕЙ ЗАГОВОРЩИКОВ – ВОТ, КТО ВРАГ.

Эта сила осуществила большевистскую революцию и установила царство террора в России, развязала Первую и Вторую мировые войны, войну в Корее, войну во Вьетнаме, организовала кризисы в Родезии, Южной Африки, Никарагуа и на Филиппинах. Это тайное сверхправительство, которое осуществило направленный развал экономики США и окончательную деиндустриализацию страны, которая когда-то была величайшей индустриальной державой мира.

Америку сегодня можно сравнить с солдатом, вдруг заснувшим в пылу сражения. Мы, американцы, просто заснули и позволили ввергнуть себя в апатию, вызванную чрезмерными возможностями выбора. Эти изменения трансформируют окружающую нас среду, лишают нас воли к сопротивлению – мы становимся вялыми, апатичными и в конце концов засыпаем в разгар битвы.

Существует технический термин для этого состояния. Он называется «глубоко проникающее длительное напряжение». Искусство оказания влияния на большие группы людей посредством глубоко проникающего длительного напряжения было разработано «Тавистокским институтом» и его дочерними организациями в США: «Стэнфордским исследовательским институтом», «Рэнд корпорейшн» и еще, по меньшей мере, 150 исследовательскими учреждениями в США.

Д-р Курт Левин – ученый, разработавший эти дьявольские способы ведения войны – заставил среднего американского патриота сходить с ума по поводу различных теорий заговора, порождая у него чувство неуверенности, опасности, чувство одиночества и даже страха. Эти настроения возникают у него по мере того, как он пытается искать, но никак не может найти причину упадка и разложения, вызванные концепцией «ИЗМЕНЕНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА». Он не способен ни распознать, ни тем более противостоять социальным, моральным, экономическим и политическим изменениям, которые он считает нежелательными и недопустимыми, но которые тем не менее становятся все интенсивней.

Имени д-ра Левина нет ни в одной книге по истории нашего истэблишмента, которые в конечном итоге являются записями событий главным образом с точки зрения правящего класса или победителей в войне. Поэтому я с гордостью представляю вам это имя. Как упоминалось выше, д-р Левин организовал «Гарвардскую психологическую клинику» и «Институт социальных исследований» под эгидой «Тавистокского института». Названия этих двух организаций не раскрывают их истинных целей.

Это напоминает мне о постыдном билле (законопроекте) о реформе законодательства о денежных знаках и монетном дворе, принятом в 1827 году. Название билля было достаточно безобидным или звучало безобидно, что было намеренно сделано его создателями. Посредством этого билля сенатор Джон Шерман предал нацию в руки международных банкиров. Предположительно, Шерман проталкивал билль «не прочитав его». Как мы знаем, истинная цель билля была в том, чтобы разрешить обращение не только серебряных, но и любых иных денежных знаков и монет и таким образом дать бесчестным банкирам неограниченную власть над кредитом нашей нации; этой власти банкиры ясно и четко лишались в недвусмысленных формулировках Конституции США.

Курт Левин дал «Тавистокскому институту», «Римскому клубу» и НАТО неограниченную власть над Америкой, на какую не должна иметь право ни одна организация, объединение или общество. Эти учреждения использовали узурпированную власть, чтобы разрушить волю нации к сопротивлению планам и намерениям заговорщиков, лишить нас плодов Американской Революции и направить нас на путь, ведущий прямо к Новым Темным Векам под властью Единого Мирового Правительства.

Помощниками Левина в осуществлении этой далеко идущей цели были Ричард Кроссман (Richard Crossman), Эрик Трист (Eric Trist), Г. В. Дикс (H. V. Dicks), Уиллис Хармон (Willis Harmon), Чарльз Андерсон (Charles Anderson), Гарнер Линдсей (Garner Lindsay), Ричард Прайс (Richard Price) и У. Р. Байон (W. R. Bion). Обратите внимание – эти имена никогда не появлялись в вечерних новостях; фактически они появлялись только в научных журналах, поэтому так мало американцев знают их и не представляют себе, что эти люди уже сделали и продолжают делать для США.

Президент Джефферсон однажды сказал, что ему жаль тех, кто думают, что они все знают о происходящих событиях, читая газеты. Британский премьер-министр Дизраэли сказал почти то же самое. Действительно, на протяжении веков правители наслаждались управлением из-за кулис сцены. Человек всегда чувствовал желание господствовать, и нигде и никогда это желание не было столь довлеющим, как в наше время.

Если бы это было не так, зачем нужны были бы тайные общества? Если бы нами правила открытая система, руководимая демократически выбранными чиновниками, какая нужда была бы в тайных масонских ложах в каждой деревне, поселке и городе США? Как может быть, чтобы франкмасонство действовало так открыто и в то же время так хорошо скрывало свои секреты? Мы не можем задать этот вопрос ни Девяти Неизвестным из Ложи Девяти Сестер (Nine Sisters Lodge) в Париже, ни их девяти коллегам в Ложе Четырех Корон (Quatuar Coronati) в Лондоне. Тем не менее эти 18 человек образуют часть еще более тайного правительства – «Королевского института международных дел», и далее – Комитета 300.

Как могло случиться, что франкмасонство шотландского обряда смогло идеологически обработать Джона Хинкли, чтобы он стрелял в президента Рейгана? Зачем нам такие тайные ордена, как «Рыцари Св. Иоанна Иерусалимского», «Круглый стол», «Группа Милнера» и прочие подобные тайные общества? Они образуют часть всемирной цепи управления и контроля, осуществляемого через «Римский клуб», «Королевский институт международных дел» и наконец напрямую самой Иерархией Заговорщиков – Комитетом 300. Эти тайные общества нужны потому, что дела их преступны и должны скрываться. Зло не может выдержать света правды.

В этой книге мы найдем почти полный список заговорщиков, их учреждений, организаций прикрытия и издательств. В 1980 году «заговор водолея» (Aquarian Conspiracy) был в расцвете, и его успех можно было видеть в каждом аспекте нашей частной и национальной жизни. Ошеломляющий рост бессмысленного насилия, серийных убийств, самоубийств подростков, несомненные признаки летаргии – «глубоко проникающее длительное напряжение» стало частью нашей новой окружающей среды, которая настолько же опасна, как и отравленный воздух, которым мы дышим.

Наступающая «эра водолея» захватила Америку врасплох. Мы как нация не были готовы к навязанным нам изменениям. Кто хоть раз слышал о Тавистоке, Курте Левине, Уиллисе Хармоне и Джоне Роулингсе Ризе? Они даже не находились на политической сцене Америки. Все, что мы смогли бы заметить, если бы мы вообще потрудились открыть глаза, было бы падение нашей способности противостоять будущим потрясениям, так как мы стали более утомлены, обессилены и вошли, наконец, в период психологического шока, за которым идет всеобщая апатия как внешнее проявление войны с применением «глубокого всестороннего проникновения».

«Эра водолея» лучше всего описана «Тавистокским институтом» как средство распространения нестабильности: «Есть три отчетливых фазы в отклике и реакции на стресс, которые проявляют большие социальные группы. Первая фаза – поверхностная; подвергнутое воздействию население будет защищать себя лозунгами; это не раскрывает источника кризиса и реального противостояния не происходит – следовательно кризис будет продолжаться. Вторая фаза – фрагментация, распад. Это происходит, когда кризис продолжается и общественный порядок надламывается и разрушается. Затем следует третья фаза, когда группа населения наконец входит в состояние „самореализации“ и отворачивается от инспирированного кризиса. Далее следует слабая реакция, сопровождаемая активным синоптическим идеализмом и отмежеванием».

Кто станет отрицать, что колоссальный рост потребления наркотиков – каждый день «крэк» начинают употреблять тысячи новых наркоманов; шокирующий рост числа убийств младенцев (абортицид), которое намного превышает число жертв наших вооруженных сил в обеих мировых войнах, а также в корейской и вьетнамской войнах вместе взятых; открытое одобрение гомосексуалистов и лесбиянок, для защиты «прав» которых каждый год принимается все больше и больше законов; ужасная чума СПИДа, поразившая наши города; полный крах нашей системы образования; ужасающий рост числа разводов; уровень убийств, повергающий в ужас и неверие остальной мир; сатанинские серийные убийства; исчезновение тысяч маленьких детей, похищенных на улицах сексуальными извращенцами; обвал порнографии, сопровождаемый «разрешенностью» на телеэкранах – кто после всего этого станет отрицать, что наша страна находится в кризисе, которому мы не пытаемся противостоять и от которого отворачиваемся.

Люди, действующие из самых лучших побуждений и специализирующиеся на этих проблемах, возлагают значительную часть вины на недостатки системы образования или, скорее того, что в США носит такое название. Преступников сейчас много в возрастных группах 9-15 лет. Насильники – обычное явление среди 10-летних. Наши специалисты, наши союзы учителей, наши церкви говорят, что все это – следствие несовершенной системы образования. Об этом свидетельствует падение оценочных показателей. Специалисты сокрушаются по поводу того, что США сейчас занимают 39 место в мире по уровню образования.

Почему мы оплакиваем то, что является столь очевидным? НАША СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ БЫЛА ЗАПРОГРАММИРОВАНА НА САМОРАЗРУШЕНИЕ. ИМЕННО ДЛЯ ЭТОГО НАТО ПОСЛАЛО В США Д-РА АЛЕКСАНДРА КИНГА. ИМЕННО ЭТО БЫЛО ПРИКАЗАНО ОСУЩЕСТВИТЬ ДЖАСТИСУ ХУГО БЛЭКУ. ДЕЛО В ТОМ, ЧТО КОМИТЕТ 300, С ОДОБРЕНИЯ НАШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА, ХОЧЕТ, ЧТОБЫ НАША МОЛОДЕЖЬ НЕ ПОЛУЧАЛА НАДЛЕЖАЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ. Суть образования, которое франкмасон Джастис Хуго Блэк (Justice Hugo Black), Александр Кинг, Гуннар Мердал (Gunnar Myrdal) и его жена намерены давать детям США, состоит в том, что ПРЕСТУПЛЕНИЕ ОКУПАЕТСЯ, А ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ – ПРЕВЫШЕ ВСЕГО.

Они учат наших детей, что законы Соединенных Штатов применяются несправедливо, и именно так и должно быть. Наши дети десятилетиями воспитываются в этом духе на примерах коррупции; Рональд Рейган и Джордж Буш попали в сети алчности, которая полностью овладела ими. Наша система образования не пришла в упадок. Под руководством Кинга, Блэка и Мердалов она фактически достигла больших успехов, но все зависит от точки зрения, с которой мы смотрим на нее. Комитет 300 ВОСХИЩЕН нашей системой образования, он не позволит изменить ее ни на йоту.

Согласно Стэнфордскому институту и Уиллису Хармону, индуцированная духовная травма глубокого и всестороннего проникновения, частью которого является наше образование, наносится нам уже в течение 45 лет, но сколько людей осознают это коварное давление, оказываемое на наше общество, постоянную идеологическую обработку и промывание мозгов, которое происходит каждый день? Загадочные войны уличных банд, которые разразились в 1950-х годах в Нью-Йорке – пример того, как заговорщики могут создать любые подрывные элементы и управлять ими. Откуда возникли эти войны банд, никто не знал до 1980-х годов, пока исследователи не разоблачили тайных руководителей, которые управляли этим так называемым «социальным феноменом».

Войны уличных банд были тщательно спланированы Стэнфордом, чтобы намеренно ошеломить наше общество и вызвать волнения и беспокойства. К 1958 году было уже больше 200 банд. Их сделали популярными мюзикл и голливудский фильм «Вестсайдская история». После того, как эти банды целое десятилетие постоянно были в заголовках новостей, в 1966 году они вдруг неожиданно исчезли с улиц Нью-Йорка, Лос-Анджелеса, Нью Джерси, Филадельфии и Чикаго.

В течение целого десятилетия войн уличных банд общественность реагировала на них в соответствии с соответствующей программой Стэнфордского института; общество в целом не могло понять эту войну банд и реагировало неадекватно. Если бы нашлись мудрые люди, которые распознали бы в этих уличных войнах эксперимент Стэнфордского института по социальному инжинирингу и промывке мозгов, то заговор был бы раскрыт. Либо у нас нет квалифицированных специалистов, могущих реально оценивать происходящее – что очень маловероятно, либо их заставили молчать под угрозами. Сотрудничество средств массовой информации со Стэнфордским институтом привело к новой атаке на наш образ жизни в виде концепции «новой эры» («нью-эйдж»), что было предсказано социальными инженерами и специалистами по «новым наукам» из Тавистока.

В 1989 году на улицах Лос-Анджелеса были вновь инспирированы войны уличных банд как средство создания условий для социальных изменений. В течение нескольких месяцев первых инцидентов банды начали размножаться – сначала десятками, затем сотнями на улицах Ист Сайда Лос-Анджелеса. Распространились наркотические притоны и безудержная проституция; продавцы наркотиков господствовали на улицах. Всех, кто вставал у них на пути, расстреливали. Вопли в прессе были громкими и долгими. Выбранная Стэнфордом большая целевая группа населения стала защищать себя лозунгами. Тависток называл это первой фазой, когда целевая группа не может определить источник кризиса.

Второй фазой гангстерской войны стала «фрагментация». Люди, не жившие в местах активности уличных банд, говорили: «Слава Богу, они нас не трогают». Кризис тем не менее продолжался, признавали его или нет, а общественный порядок в Лос-Анджелесе тем временем начал нарушаться. Как было запрограммировано Тавистоком, группы, не задетые войнами банд, «откололись, чтобы защитить себя», потому что источник кризиса не был установлен. Начался период так называемого процесса «неадекватной адаптации» и размежевания, обособления.

Что было целью уличных войн, кроме распространения наркотиков? Первое – показать целевой группе, что они не в безопасности, т. е. создать ощущение опасности. Второе – показать, что организованное общество беспомощно перед лицом такого насилия, и третье – вызвать признание того факта, что наш социальный порядок рушится. Нынешняя волна уличного насилия прекратится так же быстро, как и возникла, как только будут выполнены три фазы Стэнфордской программы.

Ярким примером обработки общества, чтобы оно приняло изменение, даже когда такое изменение признается нежелательным большой группой населения, было «явление» «БИТЛЗ». Группу «Битлз» привезли в США как часть социального эксперимента, который должен был подвергнуть большие группы населения промывке мозгов, о которой они даже не догадывались.

Когда Тависток доставил «Битлз» в США, никто представить себе не мог размах культурной катастрофы, которая должна была начаться вслед за этим. «Битлз» были составной частью «ЗАГОВОРА ВОДОЛЕЯ», живого организма, который произошел из «ИЗМЕНЕНИЯ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕКА» («Контракт № URH (489)-2150, Доклад о политических исследованиях № 4/4/74, подготовлен „Центром по изучению социальной политики“ СИИ, руководитель Уиллис Хармон»).

Феномен «Битлз» не был спонтанным молодежным бунтом против старой социальной системы. Наоборот, это был тщательно разработанный неуловимыми заговорщиками план ввода чрезвычайно разрушительного элемента в большую целевую группу населения, сознание которой планировалось изменить против ее воли. Вместе с «Битлз» в Америке были введены в оборот новые слова и выражения, изобретенные Тавистоком. Такие слова, как «рок» в отношении к музыкальным звукам, «тинэйджер» («подросток»), «кул» (cool – «клевый»), discovered («открытый», «обнаруженный») и «поп-музыка» были частью лексикона из кодовых слов, означающих принятие и употребление наркотиков. Эти слова пришли вместе с «Битлз» и появлялись везде, куда приезжали «Битлз», причем «тинэйджеры» сразу их «обнаруживали». Кстати, слово «тинэйджер» нигде не употреблялось до тех пор, пока на сцене не появились «Битлз» благодаря «Тавистокскому институту человеческих отношений».

Как и в случае уличных войн, эту задачу невозможно было решить без сотрудничества со средствами массовой информации, прежде всего с электронными СМИ. Особая роль отводилась пошлому типу Эду Салливану, который был специально подготовлен заговорщиками для той роли, которую он должен был сыграть. Никто не обратил бы внимания на шутовскую группу из Ливерпуля и на их двенадцати-атональную систему «музыки», если бы пресса не подняла бы вокруг них настоящий ажиотаж. Двенадцати-атональная система состояла из тяжелых повторяющихся звуков, взятых из музыки жрецов культов Диониса и Ваала и подвергнутых «современной» обработке Адорно (Adorno), близким другом королевы Англии и, следовательно, Комитета 300.

Тависток и его Стэнфордский Исследовательский Центр создали специальные слова, которые затем вошли в общее употребление в среде «рок-музыки» и ее любителей. Эти модные ключевые слова создали новую отколовшуюся от социума большую группу молодежи, которую посредством социальной инженерии и обработки заставили поверить, что «Битлз» – это действительно их любимая группа. Все созданные в контексте «рок-музыки» ключевые слова были предназначены для массового управления новой целевой группой, т. е. американской молодежью.

«Битлз» сработали прекрасно, вернее Тависток и Стэнфорд сработали великолепно, а «Битлз» просто реагировали как запрограммированные роботы «с небольшой помощью их друзей» («with a little help from their friends») – кодовых слов для употребления наркотиков и доведения до «клевого» состояния. «Битлз» стали бросающимся в глаза «новым типом» – еще один перл Тавистокского жаргона – он появился незадолго до того, как «Битлз» создали новый стиль (экстравагантная одежда, прически и речь), который возмутил старшее поколение, что и планировалось. Это было частью процесса «фрагментации – неадекватной адаптации» разработанного и пущенного в ход Уиллисом Хармоном и его командой ученых-социологов и специалистов в области генной инженерии.

В деле эффективной промывки мозгов больших групп населения в нашем обществе решающая роль принадлежит печатным и электронным средствам массовой информации. Войны уличных банд закончились в Лос-Анжелесе в 1966 году, как только средства массовой информации прекратили их комментировать. Уличные банды начинают разбредаться по мере ослабления к ним внимания СМИ, а затем они бесследно исчезают. Как и в 1966 году проблема просто «выдохлась». Уличные банды исполнили свою задачу создания атмосферы нестабильности и опасности. Точно такой же сценарий ожидает и «рок» музыку. Будучи лишенной внимания средств массовой информации, она тихо займет свое место в истории.

Вслед за «Битлз», которых, между прочим, собрал вместе Тавистокский Институт, приехали и другие «Made in England» рок группы, для которых, как и для «Битлз», Тео Адорно писал всю культовую «лирику» и сочинял всю «музыку». Мне неприятно употреблять эти прекрасные слова в контексте «битломании»; это напоминает мне, как неправильно используется слово «возлюбленный», когда оно относится к грязному контакту между двумя гомосексуалистами, извивающимися в свинской похоти. Называть «рок» музыкой – такое же оскорбление музыки, как и «рок-лирика» – оскорбление языка.

Затем Тависток и Стэнфорд принялись за осуществление второй фазы работы, заказанной им Комитетом 300. Новая фаза поддала жару социальным изменениям в Америке. Так же быстро, как появились на американской сцене «Битлз», возникло и «разбитое поколение» (beat generation) – кодовые слова, предназначенные разделить и обособить общественные группы. Теперь СМИ сфокусировали свое внимание на «разбитом поколении». Новые слова тавистокского происхождения взялись, казалось бы, ниоткуда: «битники», «хиппи», «дети цветов» – эти слова прочно вошли в язык Америки. Стало популярным «выпадать из общества» (drop out), носить грязные джинсы и длинные немытые волосы. Представители «разбитого поколения» отрезали себя от остальной Америки. Они получили такую же дурную репутацию, как и более чистоплотные «Битлз».

Вновь созданная социальная группа и ее «стиль жизни» затянула миллионы молодых американцев в свой культ. Американская молодежь подверглась радикальной революции, даже не осознавая этого, в то время как старшее поколение беспомощно пребывало рядом, будучи не в состоянии установить источник кризиса и, следовательно, неадекватно реагируя на его проявления, которыми были всевозможные наркотики, марихуана, а позднее лизергиновая кислота. «ЛСД» была «как нельзя кстати» предоставлена для них швейцарской фармацевтической компанией SANDOZ, после того как один из ее химиков Альберт Хоффман открыл синтез эрготамина – одного из мощнейших изменяющих сознание наркотиков. Комитет 300 финансировал этот проект через один из своих банков S. C. Warburg, а в Америку наркотик завез философ Олдос Хаксли.

Новый «чудо-наркотик» начали быстро распространять в «пробных» упаковках, бесплатно раздаваемых в колледжах и на «рок» концертах по всей территории Соединенных Штатов, в результате чего именно ЛСД стал катализатором широкого распространения наркотиков. Здесь сразу встает настоятельный вопрос: а что делало в это время «Управление по борьбе с наркотиками» (УБН) (Drug Enforcement Agency (DEA))? Имеются неоспоримые косвенные доказательства, показывающие, что УБН знало, что происходит, но ему было приказано не вмешиваться.

По мере того, как все больше британских «рок-групп» прибывало в США, рок концерты стали обязательным элементом повседневной жизни американской молодежи. В тандеме с этими «концертами» пропорционально росло и потребление молодежью наркотиков. Дьявольский бедлам тяжелых ударных звуков глушил сознание слушателей до такой степени, что любого из них можно было легко убедить попробовать новый наркотик лишь потому, что «все делают это». Пример окружающих сверстников – очень сильное оружие. «Новая культура» получила максимально возможное освещение в средствах массовой информации, причем это не стоило заговорщикам ни цента.

Сильное негодование ряда гражданских лидеров и церковных деятелей по поводу нового культа было направлено против его РЕЗУЛЬТАТОВ, а не против ПРИЧИН. Критики рок-культа совершили те же самые ошибки, которые были сделаны в период «сухого закона»: они критиковали правоохранительные органы, учителей, родителей – кого угодно, только не заговорщиков.

Поскольку меня переполняет чувство гнева и негодования в отношении этой великой наркотической чумы, я не прошу у читателя извинений за использование слов, совершенно для меня не характерных. Одним из самых мерзких наркотических гадов во всей Америке является Алан Гинзберг (Alan Ginsberg). Этот Гинзберг, не затратив ни цента, разрекламировал ЛСД на всю страну, хотя в обычных обстоятельствах такая реклама на телевидении стоила бы миллионы долларов. Эта бесплатная реклама наркотиков, и прежде всего ЛСД, достигла своего пика в конце шестидесятых годов благодаря абсолютно добровольной поддержке СМИ. Эффект массовой рекламной кампании Гинзберга был ужасающим; американская общественность подверглась сразу целому ряду «культурных шоков будущего».

Подвергнутые воздействию лавинообразного потока информации и чрезмерной стимуляции (я хочу снова напомнить, что это – тавистокский жаргон, почерпнутый из тавистокских практических пособий), мы были захвачены этим потоком, а, достигнув определенной критической стадии, наше сознание стало просто впадать в апатию, будучи уже не в силах переваривать эти информационные сверхдозы – то есть, «глубокое всестороннее проникновение» достало нас. Гинзберг претендовал на звание поэта, но никто из тех, кто пытался стать поэтом, не писал большей ерунды и вздора. Поставленная перед Гинзбергом задача почти не имела отношения к поэзии – его главной задачей было навязать целевой группе населения новую субкультуру.

В помощь Гинзбергу приставили Нормана Мейлера, писателя того сорта, что регулярно проводят время в психушках. Мейлер был любимцем левацкой голливудской тусовки и поэтому у него не было проблем с получением максимума телевизионного времени для Гинзберга. Естественно, Мейлер должен был иметь благовидный предлог – даже он не мог открыто пропагандировать истинные намерения Гинзберга. Поэтому был предпринят следующий маневр: Мейлер вел «серьезные» беседы с Гинзбергом перед камерой о поэзии и литературе.

Этим методом получения широкой и бесплатной телевизионной рекламы стали пользоваться все рок-группы и концертные продюсеры, последовавшие примеру Гинзберга. Магнаты электронных средств проявляли щедрость, когда надо было дать бесплатное эфирное время этим грязным червеобразным существам и их еще более грязным произведениям и гнусным идеям. Без рекламы этих жутких грязноязычных «альбомов», без щедрой помощи печатных и электронных средств массовой информации, торговля наркотиками не смогла бы распространиться так быстро, как это было в конце шестидесятых и начале семидесятых годов, и вероятно, она была бы ограничена несколькими малыми местными районами.

Гинзбергу удалось выступить в нескольких телепередачах, транслировавшихся на всю страну, где он превозносил достоинства ЛСД и марихуаны под прикрытием «новых идей» и «новой культуры», развивающихся в мире искусства и музыки. Не уступая электронным средствам массовой информации, поклонники Гинзберга писали пылкие статьи об «этом ярком человеке» в колонках по искусству и светской жизни всех самых крупных газет и журналов Америки. Никогда еще в истории газет, радио и телевидения не было такой широковещательной рекламной кампании, на которую ее вдохновители из «Заговора Водолея», НАТО и «Римского клуба» не затратили ни копейки. Это была абсолютно бесплатная реклама ЛСД, только слегка замаскированная под видом «искусства» и «культуры».

Один из самых близких друзей Гинзберга Кенни Лав (Kenny Love) опубликовал в «Нью-Йорк таймс» статью на пять страниц. Методология Тавистока и Стэнфорда гласит следующее: если необходимо разрекламировать что-то такое, что общественность еще не полностью приемлет вследствие недостаточной промывки мозгов, то следует заказать статью, раскрывающую все аспекты данного вопроса. Другой метод состоит в организации телевизионных ток-шоу в прямом эфире, в которых группа экспертов рекламирует продукты или идеи под видом их «обсуждения». Участники шоу демонстрируют различные точки зрения, сторонники и противники высказываются за или против. Когда все заканчивается, обсуждавшийся вопрос прочно застревает в сознании публики. В начале семидесятых годов это было новинкой, сегодня это стандартная практика всех процветающих ток-шоу.

Пятистраничная статья Лава, восхваляющая ЛСД и Гинзберга, незамедлительно была напечатана в «Нью-Йорк таймс». Если бы Гинзберг попытался купить такую же площадь в рекламных полосах газеты, это стоило бы ему не менее 50 000 долларов. Но у Гинзберга не было ни малейшего повода для беспокойства; благодаря своему другу Кенни Лаву Гинзберг получил широкую рекламу совершенно бесплатно. С помощью таких газет, как «Нью-Йорк таймс» и «Вашингтон пост», находящихся под контролем Комитета 300, этот вид бесплатной рекламы применяется для любого вопроса, особенно если нужно внедрить в общество декадентский стиль жизни – наркотики, гедонизм – все, что может сбить с истинного пути американский народ. После пробной попытки с Гинзбергом и с ЛСД стандартной практикой Комитета 300 стало обращение к главным газетам США с требованием предоставить бесплатную рекламу тем людям и идеям, которые они внедряют в общество.

Хуже того – или лучше (это зависит от точки зрения) – агенство печати «Юнайтед пресс» подхватило бесплатную рекламу Кенни Лава в пользу Гинзберга и ЛСД и передало ее по телексу в СОТНИ газет и журналов по всей стране под видом «новостей». Даже такие респектабельные журналы как «Харперс Базар» и «ТАЙМ» представили Гинзберга как человека достойного внимания и уважения. Если бы такая общенациональная реклама была предоставлена Гинзбергу и распространителям ЛСД рекламными агентствами, то общие затраты на нее составили бы по меньшей мере один миллион долларов в ценах 1970 года. Сегодня же эта цена была бы не менее 15–16 миллионов долларов. Не удивительно, что я называю средства массовой информации «шакалами».

Я предлагаю вам попробовать найти какой-нибудь канал массовой информации, посредством которого можно было бы предать огласке материалы о Федеральной резервной системе США (ФРС).[5] В свое время я предпринял такую попытку. Я предлагал свою статью, которая представляла собой убедительное разоблачение величайшего на свете мошенничества, всем крупным газетам, телевизионным каналам, радиостанциям, журналам, а также ведущим нескольких ток-шоу. Некоторые из них давали обнадеживающие обещания – «дайте нам примерно неделю, и мы свяжемся с вами». Естественно, никто со мной не связался, а статья так и не появилась на страницах газет и журналов. Было такое ощущение, что на меня и на проблему, которую я пытался осветить, наброшено покрывало молчания, что и было на самом деле.

Без истошной истерии средств массовой информации и без практически круглосуточной рекламы хиппово-битниковый культ рок-музыки и наркотиков никогда не прижился бы в обществе; он так и остался бы на уровне маргинального бреда. «Битлз» со своими бренчащими гитарами, идиотскими выражениями, наркотическим жаргоном и дурацкими нарядами никогда бы не поднялись выше уровня уличных клоунов. Но вместо этого пропаганда «Битлз» в средствах массовой информации доходила до уровня «точки насыщения», в результате чего США переживали один культурный шок за другим.

Люди, скрытые в мозговых центрах и исследовательских институтах, чьи имена и лица известны лишь очень узкому кругу, позаботились о том, чтобы пресса сыграла свою роль. И наоборот, важная роль средств массовой информации в сокрытии сил, стоящих за будущими культурными потрясениями, гарантирует, что источник кризиса никогда не будет обнаружен. Так наше общество приведено в состояние безумия с помощью психологических шоков и напряжений. «Доведенные до безумия» – выражение, взятое из тавистокского практического пособия. Скромно начав в 1921 году, Тависток в 1966 году оказался готовым начать мощную и необратимую культурную революцию в Америке, которая не закончена и до сих пор. «Заговор водолея» – ее составная часть.

Считалось, что после такой обработки страна вполне созрела для распространения наркотиков в масштабах, сопоставимых с эпохой «сухого закона», причем на этом планировалось сделать огромные деньги. Это тоже было неотъемлемой частью «Заговора водолея». Распространение наркотиков было одной из проблем, изучавшихся в «Исследовательском центре научной политики» при Суссекском университете в Тавистоке. Он был известен как центр «шоков будущего» – это название особой «психологии, ориентированной на будущее», предназначенной манипулировать целыми группами населения, чтобы вызвать у них «шоки будущего». Это было первое из нескольких подобных учреждений, созданных Тавистоком.

«Шоки будущего» представляют собой серию событий, которые происходят так быстро, что человеческий мозг оказывается не в состоянии осмысливать информацию. Как я указывал ранее, наука продемонстрировала, что сознание имеет четкие пределы осмысления как в отношении количества изменений, так и в отношении их природы. После серии непрерывных шоков целевая группа населения входит в такое состояние, когда ее члены больше не желают делать выбор в меняющихся обстоятельствах. Ими овладевает апатия, которой часто предшествуют бессмысленные насилия, наподобие лос-анжелесских войн уличных банд, серийных убийств, изнасилований и похищений детей.

Такая группа становится легко управляемой, она будет без сопротивления подчиняться любым приказам, что и является целью такой обработки. «Шоки будущего» по определению «Исследовательского центра научной политики», «представляют собой физический и психологический надлом, возникающий вследствие перенапряжения той части человеческого сознания, которая отвечает за принятие осмысленных решений». Это – тавистокский жаргон, взятый непосредственно из тавистокских практических пособий, которые я получил без их ведома.

Подобно тому, как в перегруженной электрической сети перегорает предохранитель, точно так же перегорают «предохранители» и у людей. Медицина только начинает приближаться к пониманию этого синдрома, хотя Джон Роулинг Риз проводил эксперименты в этой области еще в двадцатых годах. Установлено, что у обработанной целевой группы «предохранители» готовы «перегореть», и члены этой группы начинают употреблять наркотики как средство избежать постоянной необходимости делать осмысленный выбор. Вот отчего употребление наркотиков так быстро распространилось среди американского «бит-поколения». То, что началось с «Битлз» и бесплатных пробных доз ЛСД, переросло в наркотическое цунами, захлестнувшее Америку.

Торговля наркотиками контролируется с самых верхних уровней иерархии Комитета 300. Она была начата «Британской ост-индской компанией», примеру которой сразу же последовала «Голландская ост-индская компания». Обе эти компании контролировались «Советом 300». Список имен членов и акционеров «Британской ост-индской компании» как две капли воды похож на список пэров Дебреттса. Компания учредила «Китайскую внутреннюю миссию», задачей которой было пристрастить к опиуму китайских крестьян или кули, как их называли. Это создало рынок для опиума, который и был заполнен «Британской ост-индской компанией».

Сходным образом Комитет 300 использовал «Битлз» для популяризации «социальных наркотиков» среди американской молодежи и голливудской тусовки. Эд Салливан был направлен в Англию чтобы познакомиться с первой «рок-группой» тавистокского института, которая нанесла визит в США. После этого Салливан вернулся в Америку чтобы выработать стратегию для электронных средств массовой информации по «упаковке» и «подаче» группы. Без полного содействия электронных СМИ и Эда Салливана на «Битлз» и их «музыку» публика не обратила бы никакого внимания. Вместо этого наша национальная жизнь и сам дух Соединенных Штатов были бесповоротно изменены.

Сейчас, когда мы уже многое знаем, становится понятным, насколько успешной была рекламная кампания «Битлз» по распространению наркотиков. От публики тщательно скрывался тот факт, что музыку и тексты для «Битлз» писал Тео Адорно. Основная функция «Битлз» состояла в том, чтобы их «открыли» «тинэйджеры» (подростки, пер.), на которых затем обрушивался непрерывный поток «битловской музыки» до тех пор, пока у них не вырабатывалось убеждение, что эти звуки им нравятся, в результате чего они принимали и эту музыку, и все, что с ней связано. Ливерпульская группа вполне оправдала ожидания и «с небольшой помощью от своих друзей» (фраза из их песни, перев.), т. е. с помощью веществ, которые мы называем наркотиками, создала целый новый класс молодых американцев по точному образцу, заказанному тавистокским институтом.

Тависток создал отчетливо распознаваемый «новый тип», который должен был действовать как распространитель наркотиков. «Китайская внутренняя миссия» «христианских миссионеров» уже не годилась в условиях 1960-х годов. «Новый тип» – фраза из социологического жаргона; она означает, что «Битлз» создали новые социальные образцы, главной целью которых было популяризировать и довести до уровня обыденности употребление наркотиков, новые вкусы в одежде и прическах, которые радикально выделяли молодежь из среды старшего поколения, как было предусмотрено Тавистоком.

Необходимо отметить намеренно вызывающий разделение язык, внедренный Тавистоком. «Тинэйджерам» и в голову не могло прийти, что все «нетрадиционные» ценности, к которым они стремятся, были тщательно разработаны пожилыми учеными в мозговых центрах Англии и Стэнфорда. Они были бы потрясены, обнаружив, что большая часть их «клевых» привычек и выражений была специально создана группой пожилых социологов!

Роль средств массовой информации в распространении наркотиков в национальном масштабе была и остается чрезвычайно важной. Когда СМИ внезапно прекратили освещение войн уличных банд, эти банды как социальный феномен просто исчезли – последовала новая «эра наркотиков». СМИ всегда выступали в качестве катализаторов «новых веяний», и в то время их внимание было сосредоточено на наркотиках и их распространителях. «Поколение битников» – еще одна фраза, изобретенная в Тавистоке в рамках усилий по осуществлению социальных изменений в США.

Употребление наркотиков стало составной частью повседневной жизни в Америке. Эта разработанная Тавистоком программа была подхвачена миллионами молодых американцев, и старшее поколение начало думать, что Америка подверглась естественной социальной революции, будучи не в состоянии уразуметь, что перемены в их детях были не спонтанным процессом, но результатом чисто искусственных воздействий с целью изменения социальной и политической жизни Америки.

Наследники «Британской ост-индской компании» были восхищены успехом своей программы распространения наркотиков. Их «подопечные» прочно «сели» на лизергиновую кислоту (ЛСД), любезно предоставленную патронами наркоторговли, такими как Олдос Хаксли и уважаемая швейцарская компания Sandoz, финансируемая великой банкирской династией Варбургов. Новый «чудо-наркотик» широко и бесплатно распространялся на всех рок-концертах и в колледжах в пробных пакетиках. Само собой напрашивается вопрос: а чем же в это время занималось ФБР?

Цель «Битлз» стала совершенно ясна. Наследники «Британской ост-индской компании» в высшем обществе Лондона должно быть чувствовали себя великолепно, когда в их состояния потекли новые миллиарды долларов. С приходом «рока» (мы будем впредь употреблять это слово для краткого обозначения злодейской сатанинской музыки Адорно) был отмечен чудовищный рост употребления наркотиков, в особенности марихуаны. Весь наркобизнес был развернут под контролем и управлением «Исследовательского центра научной политики».

Руководили этим центром Лиланд Брэдфорд (Leland Bradford), Кеннет Дамм (Kenneth Damm) и Рональд Липперт (Ronald Lippert), под чьим высококвалифицированным руководством было подготовлено немало специалистов по «новым наукам» для того, чтобы вызывать у людей «шоки будущего». Одним из основных таких «шоков» является резкий рост потребления наркотиков американскими тинэйджерами. Концептуальные работы «Исследовательского центра научной политики», навязанные в качестве неофициальных рабочих инструкций различным правительственным агентствам, включая «Агентство по борьбе с наркотиками» (официальный перевод названия Drug Enforcement Agency, которое вполне можно перевести как «Агентство по принудительному внедрению наркотиков», что более соответствует действительности – пер.), диктуют им ход разрушительной «войны с наркотиками» («drug war» – что можно перевести как «наркотическая война» – пер.), которая якобы ведется администрациями Рейгана и Буша.

Это было прелюдией тех методов, которые используются сегодня для управления Соединенными Штатами различными комитетами и советами, а также тайным «внутренним правительством», вскормленных на тавистокских концепциях, которые они искренне принимают за свои собственные мнения. Эти «неизвестные» принимают решения, которые навсегда изменят наши формы государственного управления и качество жизни в США. Посредством «кризисной адаптации» мы изменились настолько, что уже не осталось почти ничего общего между современным обществом и американцами пятидесятых годов. Кроме того, изменилась наша окружающая среда.

В наши дни много говорят об окружающей среде, и хотя при этом главным образом имеют в виду зеленые леса, чистые реки и свежий воздух, существует другая окружающая среда, не менее важная, а именно – наркотическая окружающая среда. Окружающая среда нашего стиля жизни отравлена; наше мышление отравлено. Наша способность управлять собственной судьбой отравлена. Мы столкнулись с изменениями, которые отравили наше мышление до такой степени, что мы не знаем, что делать вообще. «Среда перемен» уродует нацию; мы совершенно не контролируем ситуацию, и это вызывает беспокойство и замешательство.

Вместо индивидуальных решений, мы ищем сейчас групповые решения наших проблем. Мы не используем наши собственные ресурсы для решения проблем. Главной причиной этого является резкий рост употребления наркотиков. Все это является результатом намеренной стратегии, разработанной специалистами по «новым наукам» и «социальными инженерами», которая нацелена на самое уязвимое место – на наше представление о самих себе, на то, как мы сами себя воспринимаем. Такая обработка сознания приводит к тому, что мы становимся как стадо овец, которых ведут на убой. Наша психика истощена постоянной необходимостью выбора из предлагаемого множества вариантов, и мы в конце концов впали в полную апатию.

Нами манипулируют злонамеренные люди, а мы не догадываемся об этом. Особенно это верно в отношении торговли наркотиками, и мы находимся сейчас в переходном состоянии, когда нас заставят отказаться от действующей конституционной формы государственного управления. Администрация Буша уже сделала гигантский шаг в этом направлении. Хотя еще остаются люди, которые, несмотря на все свидетельства обратного, упорно твердят, что «в Америке это невозможно», фактом является то, что ЭТО УЖЕ ПРОИЗОШЛО. В результате непрекращающегося давления мы окончательно утратили волю к сопротивлению. Мы будем сопротивляться – говорят некоторые из нас – но реально делать это будут очень немногие, и мы всегда будем в меньшинстве.

Торговля наркотиками коварно изменила нашу окружающую среду. Так называемая «война с наркотиками» – фарс; ее масштабы таковы, что наследники «Британской ост-индской компании» ее просто не замечают. В дополнение к компьютеризации, мы подвергнуты почти тотальной «промывке мозгов» – мы полностью лишены способности сопротивляться навязываемым изменениям. Все это означает формирование еще одной «окружающей среды», КОНТРОЛЮ НАД ЛИЧНОСТЬЮ, известной также как контроль за личной информацией, без которого правительства не могут играть в свои игры.

Дело обстоит таким образом, что мы, народ, не имеем никакой возможности узнать, какая информация о нас находится в распоряжении правительства. Правительственные компьютерные файлы совершенно не доступны для общественного контроля. Неужели мы все еще тупо верим, что личная информация неприкосновенна? Помните – в каждом обществе есть богатые и могущественные семьи, которые контролируют правоохранительные органы. Не думайте, что если эти семьи захотят разузнать что-либо о нас, они не смогут это сделать. Это семьи, которые чаще всего входят в Комитет 300.

Возьмите, например, Киссинджера, который имеет свои собственные досье на сотни и тысячи людей не только в США, но и во всем мире. Находимся ли мы в списке врагов Киссинджера? Думаете, это притянуто за уши? Отнюдь. Возьмите Масонскую ложу П2 и «Комитет Монте Карло», которые имели такие списки с тысячами имен. Между прочим, Киссинджер – среди них. Есть и другие «частные» разведслужбы, например, ИНТЕЛ, с которыми мы встретимся позднее.

Один из каналов поставки героина в Европу проходит через княжество Монако. Героин прибывает с Корсики на паромах, которые летом совершают огромное количество рейсов между Корсикой и Монте Карло. Ни грузы, ни пассажиры при этом абсолютно не подвергаются проверке. Поскольку между Францией и Монако нет охраняемой границы, наркотики, особенно героин или частично переработанный опиум, потоком идут через открытую границу Монако в лаборатории во Франции. Если прибывает уже чистый героин, он напрямую направляется распространителям.

Семья Гримальди занимается контрабандой наркотиков уже в течение нескольких столетий. Вот один эпизод из недавней истории семьи: князя Ранье обуяла жадность, он стал брать с контрабанды наркотиков слишком большие комиссионные и не остановился после трех серьезных предупреждений. За это его жена княгиня Грейс была убита в «автокатастрофе». Емкость с тормозной жидкостью в ее «Ровере» была отрегулирована таким образом, что каждый раз при нажатии на тормоз из него вытекала определенная порция жидкости, так что когда машина вышла на самый опасный участок горной дороги с крутыми поворотами, тормоза уже не работали, и машина на полной скорости рухнула в пропасть.

Агенты Комитета 300 сделали все возможное, чтобы скрыть правду об убийстве княгини Грейс. Ее автомобиль и по сей день находится у французской полиции, он стоит под тентом на трейлере, к которому запрещено даже приближаться.

Торговля наркотиками, контролируемая Комитетом 300, представляет собой преступление против человечности, но обработанные и расслабленные годами беспрерывных бомбардировок, осуществляемых Тавистокским Институтом, мы более или менее приняли нашу измененную окружающую среду, считая торговлю наркотиками «слишком большой» проблемой, чтобы с ней справиться. Это не так. Если мы смогли мобилизовать целую нацию, снарядить и послать в Европу миллионы американских солдат, чтобы сражаться в войне, в которую мы не должны были вмешиваться, если мы смогли нанести поражение крупной державе, значит мы можем уничтожить и торговлю наркотиками, используя тактику Второй Мировой Войны.

Проблемы снабжения и инфраструктуры, которые необходимо было решить, вступая во Вторую Мировую Войну, даже и сегодня поражают воображение.

И все-таки мы успешно разрешили все проблемы. Почему же тогда невозможно победить точно известного врага, гораздо меньшего и более слабого, чем Германия, имея гораздо более совершенное оружие и технику? Истинная причина процветания наркоторговли заключается в том, что она контролируется самыми высокопоставленными семьями в мире как часть гигантской скоординированной машины, с помощью которой делаются деньги.

В 1930 году британский капитал, вложенный в Южную Америку, превысил капиталовложения в британские «доминионы». Грэхэм, видный специалист по британским инвестициям за рубежом, утверждал, что британские вложения в Южной Америке «превысили один триллион фунтов стерлингов». Вспомните, это был 1930 год, и один триллион фунтов тогда было потрясающей суммой. Какова причина таких громадных инвестиций в Южную Америку? Если сказать одним словом – наркотики.

Плутократия, контролирующая британские банки, держала в руках денежные вожжи и тогда, как и теперь, организовывала надежнейшее прикрытие для своего грязного бизнеса. Никто никогда не мог схватить их за их грязные руки. Они всегда имели и имеют людей, принимающих на себя вину, если дело идет неправильно. И тогда, и теперь связи с торговлей наркотиками были скрытыми. Никто никогда не мог бросить даже легкую тень на «благородные» семьи Британии, члены которых состоят в Комитете 300.

Большое значение имеет то, что только 15 членов Парламента контролировали эту огромную империю; из них самыми выдающимися были семьи сэра Чарльза Барри и Чемберлена. Эти финансовые суперлорды вели операции в таких местах, как Аргентина, Ямайка и Тринидад, которые стали для них бездонными источниками денег благодаря торговле наркотиками. В этих странах британские плутократы держали «туземцев», как они их презрительно называли, на скудном содержании, едва выше рабского. На наркоторговле в странах карибского бассейна были сколочены огромные состояния.

Плутократы прятались за такими фасадными компаниями, как Trinidad Leaseholds Limited, но их РЕАЛЬНОЙ ЦЕЛЬЮ всегда были и остаются наркотики. Мы видим это и сейчас, хотя бы на примере того, что валовой национальный продукт (ВНП) Ямайки почти полностью составляет продажа ганджи – очень сильного вида марихуаны. Механизм управления торговлей ганджой был создан Давидом Рокфеллером и Генри Киссинджером под названием «Инициатива Карибского бассейна».

До недавнего времени истинная история торговли опиумом в Китае была совершенно неизвестна, она всегда находилась под покрывалом секретности, насколько это было возможно. Многие мои бывшие студенты обычно спрашивали меня, почему китайцы так любят курить опиум? На основании доступных противоречивых источников они совершенно не могли разобраться в том, что же на самом деле произошло в Китае. Большинство из них думали, что китайские рабочие просто покупали опиум на рынке и курили его или шли в какой-нибудь из тысяч опиумных притонов и забывали на время о своем ужасном существовании.

Правда состоит в том, что Британия обладала монополией на поставки опиума в Китай. Это была ОФИЦИАЛЬНАЯ монополия британского правительства и официальная британская политика. Индо-британская торговля опиумом в Китае была одним из самых строгих секретов, вокруг которого выросли пустые легенды и сказки о «сокровищах Индии», о беззаветной храбрости британской армии во славу «Империи», так хорошо описанные Редьярдом Киплингом, а также сказки о «чайных клипперах», мчащихся через океаны с грузом китайского чая для гостиных высшего общества викторианской Англии. В действительности же история британской оккупации Индии и «Опиумные войны» Британии в Китае являются одними из самых черных страниц в истории западной цивилизации.

Почти 13 % доходов Индии при британском господстве давала продажа высококачественного бенгальского опиума распространителям опиума в Китае, действовавших под британским контролем. Подобно современным «Битлз», «Китайская внутренняя миссия» выполнила гигантскую работу в деле распространения употребления опиума среди бедных китайских рабочих (кули, как они их называли). Эти наркоманы не появились сами собой из воздуха, равно как и наркоманы-подростки в США. ЗАПОМНИТЕ: И ТЕХ, И ДРУГИХ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО ВОСПИТЫВАЛИ. В Китае рынок опиума был сначала создан, а потом заполнен опиумом из Бенгалии. Таким же образом рынок для марихуаны и ЛСД в США был сначала создан с использованием вышеописанных методов, а затем заполнен британскими плутократами и их американскими родственниками с помощью суперлордов британского банковского истэблишмента.

Прибыльная торговля наркотиками – один из самых худших примеров делания денег на несчастьях людей; другой пример – легальная торговля наркотиками, проводимая фармацевтическими фирмами, принадлежащими Рокфеллеру, главным образом в США, но основные компании действуют в Швейцарии, Франции и Британии и полностью поддерживаются «Американской медицинской ассоциацией» (АМА). Грязные сделки с допингами и наркотиками и деньги, которые они дают, текут через лондонский Сити, а также Гонконг, Дубаи и с недавнего времени Ливан, благодаря вторжению Израиля в эту страну.

Найдутся такие, кто поставит все это под сомнение. «Взгляните на деловые статьи в „Файненшл тамс“», – скажут они, – «и не говорите, что все это имеет отношение к наркоденьгам». КОНЕЧНО ИМЕЕТ, но не думайте, что благородные лорды и леди Англии собираются рекламировать этот факт. Помните «Британскую ост-индскую компанию»? Официально весь ее бизнес составляла торговля чаем!

Лондонская «Таймс» никогда не отваживалась сказать британской публике, что на торговле чаем невозможно сделать ГРОМАДНУЮ ПРИБЫЛЬ, как не могла эта блестящая газета даже намекнуть на торговлю опиумом, усердно ведущуюся теми, кто проводил время в фешенебельных лондонских клубах или поигрывал в поло в «Королевском виндзорском клубе», или на то, что офицеры-джентльмены, отправляющиеся в Индию послужить Империи, получали жалование ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО из огромных доходов, наживаемых на бедствиях миллионов китайских кули, приученных к опиуму.

Торговля проводилась знаменитой «Британской ост-индской компанией» (далее «БОИК»), чье назойливое вмешательство в политические, религиозные и экономические дела США за более чем 200 лет дорого стоило нам. Триста членов правления Компании стояли на ступень выше всего остального человечества. Их могущество было столь велико, что лорд Бертран Рассел как-то заметил: «Они могли бы давать советы Богу, когда у него возникают проблемы на небесах». Не стоит полагать, что за прошедшие годы что-то изменилось. Члены Комитета 300 занимают сегодня ТОЧНО ТАКУЮ ЖЕ ПОЗИЦИЮ, вот почему они часто называют себя «олимпийцами».

Позднее к торговым делам «Британской ост-индской компании» присоединилась британская корона, т. е. королевская семья, которая использовала Компанию для производства опиума в Бенгалии и других местах Индии, контролируя его экспорт посредством так называемых «провозных пошлин», то есть, корона взимала налоги со всех производителей и поставщиков опиума в Китай, зарегистрированных должным образом государственными органами.

До 1896 года, когда торговля была еще «нелегальной» – это слово использовалось для того, чтобы сдирать больше денег с производителей опиума, – не предпринималось ни малейшей попытки остановить торговлю; колоссальные количества опиума были вывезены из Индии на «чайных клиперах» – парусниках, о которых сочинены легенды и предания, будто бы они перевозили чай из Индии и Китая на лондонские биржи.

Лорды и леди Компании обнаглели до того, что во время Гражданской войны в США они пытались продавать это смертельное вещество армиям Союза и Конфедерации в виде болеутоляющего средства. Нетрудно представить, что произошло бы, если бы их план удался! Сотни тысяч солдат оставили бы поля сражений, предавшись дурману опиума. Позднее «Битлз» более преуспели в превращении миллионов подростков и молодых людей в наркоманов.

Бенгальские торговцы и их британские контролеры и банкиры разжирели и обнаглели из-за громадных сумм денег, льющихся в сейфы «Британской ост-индской компании» от продажи опиума несчастным китайским кули. Доходы БОИК даже в те годы намного превосходили суммарные годовые доходы компаний «Дженерал Моторс», «Форд» и «Крайслер» в период их расцвета. Извлечение огромных доходов из производства наркотиков было продолжено в 1960-е годы такими «легальными» торговцами наркотической смертью, как фирма «Сандос» (Sandoz), производитель ЛСД, и «Хоффман ла рош» (Hoffman la Roche), производитель валиума. Стоимость сырья и производства валиума для компании «Хоффман ла рош» составляет 3 доллара на килограмм. Она продает его дистрибьюторам по 20 000 долларов за килограмм. Когда валиум доходит до конечного потребителя, его стоимость возрастает до 50 000 долларов за килограмм. Валиум в огромных количествах потребляется в Европе и США. Возможно, он является самым распространенным в мире наркотиком подобного вида.

«Хоффман ла рош» делает то же самое и с витамином С, затраты на производство которого составляют менее одного цента на килограмм. Он продается с прибылью в 10 000 %. Когда мой друг забил тревогу по поводу этой преступной компании, которая вошла в монопольное соглашение с другими производителями в нарушение законов Европейского экономического сообщества, он был арестован на швейцарско-итальянской границе и заключен в тюрьму. Швейцарская полиция угрозами довела его жену до самоубийства. Как британский подданный он был спасен британским консулом в Берне, как только была получена информация о его положении; его освободили из тюрьмы и выслали из страны. Он потерял свою жену и свою пенсию, потому что осмелился раскрыть секреты фирмы «Хоффман ла рош». Швейцарцы очень строго соблюдают свой закон о промышленном шпионаже.

Помните об этом, когда в ярких рекламных проспектах вы увидите швейцарские лыжные склоны, красивую стражу, девственные горы и часы с кукушкой. Настоящая Швейцария не в этом. Настоящая Швейцария – это отмывание многих миллиардов грязных долларов, которое осуществляется крупнейшими швейцарскими банками, это «легальное» производство наркотиков под эгидой Комитета 300. Швейцария – это главное «убежище» для их денег и тел во времена глобальных катастроф.

Предупреждаю вас: можно нарваться на крупные неприятности с швейцарскими властями за раскрытие любой информации об этой гнусной деятельности. Швейцария рассматривает это как «промышленный шпионаж», за который полагается пятилетний срок в тюрьме. Безопаснее сделать вид, что Швейцария – красивая чистая страна, чем пытаться заглянуть в ее грязную банковскую кухню.

В 1931 году управляющие директора так называемой «большой пятерки» британских компаний были удостоены звания пэров Англии за их деятельность в отмывании наркоденег. Кто вынес это решение и оказал им такую честь? Сама королева Англии оказала почести лицам, занимающих ключевые позиции в мировой наркоторговле. Список британских банков, участвующих в этом ужасном бизнесе слишком велик, чтобы полностью приводить его, но несколько самых главных следует назвать:

The British Bank of the Middle East («Бритиш банк оф зе Миддл Ист» – «Британский банк ближнего востока»).

Midland Bank («Мидланд банк»).

National Westminster Bank («Нэшнл вестминстер банк» – «Национальный вестминстерский банк»).

Barclays Bank («Барклайз банк»).

Royal Bank of Canada («Роял банк оф Канада» – «Королевский банк Канады»).

Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) («Гонконгская и шанхайская банковская корпорация»).

Baring Brothers Bank («Бэринг бразерс банк» – «Банк братьев Бэринг»).

Многие коммерческие банки по уши замараны грязными доходами от наркоторговли, например, банк Hambros («Хамброз»), руководимый сэром Джоселином Хамбро (Jocelyn Hambro). Для действительно интересного и обстоятельного изучения опиумной торговли в Китае необходимо получить доступ в «Индийский офис» в Лондоне. Мне удалось попасть туда благодаря моей службе в разведке и получить большую помощь от доверенного хранителя документов, покойного профессора Фредерика Уэллса Уильямсона, предоставившего мне много информации по опиумной торговле, которую вела «Британская ост-индская компания» в Индии и Китае в XVIII и XIX веках. Если бы эти документы можно было бы опубликовать, какая буря разразилась бы над головами коронованных гадюк Европы.

Сейчас наркоторговля несколько изменилась в том плане, что значительная часть североамериканского рынка занята не столь дорогим кокаином. В шестидесятые годы героиновый поток из Гонконга, Ливана и Дубаи угрожал затопить США и Западную Европу. Когда спрос превысил предложение, было решено переключиться на кокаин. Но сейчас в конце 1991 года наблюдается обратная тенденция; сегодня на первом месте вновь героин, хотя среди менее обеспеченных слоев кокаин продолжает пользоваться бешенной популярностью.

Как говорят, героин более удовлетворяет наркоманов; его действие сильнее и продолжается дольше, чем у кокаина, и к производителям героина международное внимание не столь велико, как к колумбийскими кокаиновым картелям. Также маловероятно, что США предпримут реальные усилия для прекращения производства опиума в «золотом треугольнике», который находится под контролем китайской армии; разразится серьезная война, если какая-нибудь страна попытается воспрепятствовать торговле опиумом. Серьезная атака на торговлю опиумом повлекла бы военное вмешательство Китая.

Британцы знают это; они никогда не ссорятся с Китаем, за исключением случайных перебранок о том, кто получит большую долю «пирога». Британия уже более двух веков участвует в китайской опиумной торговле. Никто не будет так глуп, чтобы раскачивать лодку, когда миллионы и миллионы долларов текут на счета британских олигархов, и на рынке Гонконга золота продается больше, чем на лондонском и нью-йоркском рынках вместе взятых.

Те люди, которые искренне полагают, что они могут прийти к какому-то соглашению с каким-нибудь мелким китайским или бирманским наркобароном в холмах «золотого треугольника», по-видимому совершенно не представляют себе, что за всем этим стоит. Если бы они знали это, они бы даже не заикались о прекращении торговли опиумом. Разговоры на эту тему демонстрируют лишь незнание масштабов и сложного характера китайской опиумной торговли.

Британские плутократы, русский КГБ, ЦРУ и банкиры США – все работают рука об руку с Китаем. Может ли один человек остановить или хотя бы нанести малый ущерб этой торговле? Было бы абсурдно вообразить это. Что такое героин и почему его сегодня предпочитают кокаину? Согласно известному авторитету в этом вопросе профессору Галену, героин – производное опиума, наркотик, который притупляет чувства и вызывает длительный сон. Это и любят большинство наркоманов, это называется «быть в объятиях Морфея». Опиум вызывает наибольшее привыкание из всех наркотиков, известных человеку. Многие фармацевтические средства содержат опиум в различных степенях, и считается, что бумага, используемая в производстве сигарет, сначала пропитывается опиумом, вот почему курильщики так сильно привержены своей привычке.

Маковое семя, из которого получают опиум, давным-давно было известно Моголам Индии, которые смешивали его с чаем и предлагали трудным собеседникам. Он также употреблялся как обезболивающее средство, которое широко заменяло хлороформ и другие анестетики прошлых лет. Опиум был популярен во всех фешенебельных клубах викторианского Лондона и не секрет, что братья Хаксли интенсивно его употребляли. Члены орфически-дионисийских культов Эллады и культов Озириса-Гора птолемеевского Египта, которые входили в викторианское общество, все курили опиум, поскольку «так было принято».

Так же поступали и те, кто встретились в отеле св. Эрмина в 1903 году, чтобы решить, в каком мире мы должны жить. Потомков тех, кто участвовал в сборище в отеле св. Эрмина сегодня можно найти в Комитете 300. Именно эти так называемые лидеры вызвали такие изменения в окружающей среде, которые привели к распространению наркотиков до такой степени, когда их уже не остановить с помощью обычных методов правоохранительных и силовых органов. Это особенно верно для больших городов, где при большом населении легко скрыть то, что происходит.

Многие в королевских кругах регулярно употребляли опиум. Одним из их фаворитов был писатель Куденхоув-Калерги (Coudenhove-Kalergi), написавший в 1932 году книгу «РЕВОЛЮЦИЯ ЧЕРЕЗ ТЕХНОЛОГИЮ», которая представляла собой программу возвращения к миру средневекового общества. Эта книга фактически стала рабочим материалом для планов Комитета 300 по всемирной деиндустриализации, начиная с США. Утверждая, что перенаселение является серьезной проблемой, Калерги советует вернуться к тому, что он назвал «открытые пространства». Не звучит ли это наподобие того, что провозглашали «красные кхмеры» и Пол Пот? Вот несколько отрывков из этой книги.

«Своей инфраструктурой город будущего будет напоминать город Средних Веков…, и тот, кто не обречен жить в городе из-за своей профессии, переедет жить в сельскую местность. Наша цивилизация – это культура большого города; поэтому она представляет собой „болото“, порожденное дегенеративными, болезненными и упадочными людьми, которые вольно или невольно оказались в этом тупике жизни». Не перекликается ли это с тем, что дал нам «Анкарват» (AnkarWat) как «его» обоснование для сокращения населения Пном Пеня?

Первые партии опиума были завезены в Англию из Бенгалии в 1683 году на «чайных клиперах» «Британской ост-индской компании». Опиум завезли в Англию для пробы, для эксперимента, чтобы посмотреть, можно ли пристрастить к этому наркотику простой народ – крестьян и низшие классы. Сегодня это называется «пробным маркетингом» нового продукта. Но английские крестьяне и так называемые «низшие классы» оказались крепкими орешками, и эксперимент с пробным маркетингом закончился полным провалом. «Низшие классы» британского общества решительно отвергли курение опиума.

Плутократы и олигархи высшего общества Лондона стали искать рынок сбыта, который был бы более податливым и восприимчивым. Такой рынок они нашли в Китае. В документах, которые я изучал в «Индийском офисе» в разделе «Прочие старые записи», я нашел все подтверждения того, что опиумная торговля в Китае началась с создания «Китайской внутренней миссии», финансируемой «Британской ост-индской компанией». Миссия эта внешне представляла собой общество христианских миссионеров, но на деле это были «рекламные агенты», занимавшиеся продвижением нового продукта, т. е. ОПИУМА, на рынке.

Позже это еще раз подтвердилось, когда я получил доступ к документам сэра Джорджа Бердвуда в «Индийском офисе». Вскоре после того, как миссионеры из «Китайской внутренней миссии» начали раздавать пробные пакетики и показывать кули, как надо курить опиум, в Китай стали прибывать огромные партии этого наркотика. Даже «Битлз» не справились бы с этой задачей лучше. (В обоих случаях наркоторговля производилась с санкции британской королевской семьи, которая открыто поддерживала «Битлз».) Хотя планы «Британской ост-индской компании» в Англии провалились, они увенчались полным успехом в Китае, где миллионы бедняков находили в курении опиума средство, чтобы на время убежать от жалкой безысходности.

Опиумные притоны стали расти по всему Китаю как грибы, и в больших городах, таких как Шанхай или Кантон, для сотен тысяч бедных китайцев жизнь после трубки опиума начинала казаться более сносной. «Британская ост-индская компания» более 100 лет имела полную свободу действий, пока китайское правительство не начало понимать, что происходит. Только в 1729 году были приняты первые законы против курения опиума. Триста членов правления БОИК были от этого не в восторге, и вскоре Компания начала открытую конфронтацию с китайским правительством.

Компания вывела сорта мака, дававшие опиум высшего качества, которые выращивались на маковых плантациях в Бенаресе и Бихаре в бассейне Ганга в полностью контролируемой британцами Индии. Этот опиум продавался по самой высокой цене, в то время как опиум более низкого качества из других областей Индии стоил дешевле. Пытаясь сохранить этот сверхприбыльный рынок, британская корона начала военные действия против китайских войск и нанесла им поражение. Аналогично американское правительство якобы ведет непрерывную войну против современных наркобаронов и, как китайцы, постоянно терпит поражение. Здесь есть, однако, существенное различие: китайское правительство боролось с целью одержать победу, в то время как правительство США совершенно не желает победы. Становится понятным, почему в Агентстве по борьбе с наркотиками такая высокая текучесть кадров.

Впоследствии опиум высокой степени очистки стал прибывать из Пакистана через Макру на безлюдные берега страны, откуда корабли перевозили груз в Дубаи, где его обменивали на золото. Это частично объясняет тот факт, что сейчас героин более популярен, чем кокаин. Торговля героином – это более «приличный» бизнес, здесь не убивают высших государственных деятелей, что стало почти рядовым событием в Колумбии. Пакистанский опиум продается гораздо дешевле, чем опиум из «золотого треугольника» или «золотого полумесяца» (Иран). В результате этого резко возросли производство и продажа героина, который начал вытеснять кокаин с лидирующих позиций.

О грязной торговле опиумом в высших кругах британского общества в течение многих лет говорили, как о «позоре империи». Сказки о мужестве солдат на перевале Хибер оттесняли на задний план широкомасштабную опиумную торговлю. Части британской армии были размещены на перевале Хибер для защиты караванов с сырым опиумом от набегов местных горных племен. Знала ли об этом британская королевская семья? Наверняка знала, иначе что могло бы заставить корону держать армию в этом регионе, который не мог дать ничего, кроме сверхприбыльной опиумной торговли. Содержать армию в далекой стране было очень дорого. Её величество королева наверняка спрашивала, зачем туда были направлены войска? Конечно же не затем, чтобы играть там в поло или бильярд.

«Британская ост-индская компания» весьма ревниво оберегала свою монополию на опиум. Расправа с потенциальными конкурентами была короткой. На одном примечательном судебном процессе 1791 года некоему Уоррену Хастингсу было предъявлено обвинение в том, что он помог своему другу заняться опиумной торговлей в ущерб Компании. Подлинный текст приговора, который я нашел в материалах дела, хранящегося в «Индийском офисе», дает некоторое представление о гигантских масштабах опиумной торговли: «Обвинение состоит в том, что Хастингс заключил контракт на поставку опиума на четыре года со Стивеном Сулливаном, не объявив об этом открыто, на условиях явно очевидных и беспричинно щедрых с целью НЕМЕДЛЕННОГО И БЫСТРОГО ОБОГАЩЕНИЯ указанного Стивена Сулливана» (выделено автором).

Поскольку «Британская ост-индская компания» вместе с британским правительством обладали монополией на опиумную торговлю, то сколачивать состояния в мгновение ока было позволено только «знати», «аристократам» – плутократам и олигархическим семьям Англии, многие потомки которых являются членами Комитета 300, так же как их предки заседали в Совете Трехсот, который управлял «Британской ост-индской компанией». Случайные люди, как г-н Сулливан, вскоре входили в конфликт с интересами короны, если они осмеливались войти в опиумный бизнес, приносивший многие миллиарды фунтов стерлингов.

Почтенные господа из совета БОИК, который насчитывал 300 человек, являлись членами всех известных джентльменских клубов Лондона, а также в большинстве своем являлись членами парламента, в то время как другие как в Индии, так и в Англии занимали судейские и магистратские должности. Для прибытия в Китай требовались паспорта Компании. Когда в Китай прибыло несколько настырных господ для расследования участия британской короны в сверхприбыльной торговле, подконтрольные БОИК магистраты немедленно аннулировали их паспорта, и те так и не смогли въехать в Китай.

Трения с китайскими властями были обычным делом. В 1729 году китайцы приняли закон «Указ Юнг Чинь», запрещающий импорт опиума, и тем не менее Компании удавалось сохранять опиумную позицию в китайских таможенных реестрах до 1753 года, причем пошлина составляла три таэля за стандартный ящик опиума (обычно 108 фунтов). Британская специальная секретная служба («агенты 007» того времени) следила за тем, чтобы неудобные китайские чиновники были подкуплены, а если это не удавалось, их попросту убивали.

Каждый британской монарх с 1729 года получал огромные выгоды от наркоторговли, и это также справедливо в отношении правящей ныне коронованной особы. Их министры следили за тем, чтобы богатство рекой текло в их фамильные сокровищницы. Одним из таких министров королевы Виктории был лорд Пальмерстон. Он жестко придерживался того мнения, что не следует допускать ни малейшей возможности прекращения британской опиумной торговли в Китае. План Пальмерстона состоял в том, чтобы поставлять китайским правящим кругам столько опиума, чтобы отдельные члены китайского правительства стали лично заинтересованы в расширении торговли. Затем предполагалось прекратить поставки, а когда китайское правительство будет поставлено на колени, их следовало возобновить, но уже по значительно более высокой цене, сохраняя таким образом монополию при помощи самого же правительства, но план этот провалился.

Китайское правительство ответило тем, что уничтожило крупные партии опиума на складах Компании, а от английских торговцев потребовали подписать ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ договора о прекращении поставок опиума в Кантон (Гонконг). «Британская ост-индская компания» в ответ поставила на рейде в Макао целый флот доверху нагруженных опиумом кораблей. Затем этот опиум начали продавать подконтрольные БОИК компании, а не индивидуальные торговцы. Китайский уполномоченный комиссар Лин заявил: «Огромные количества опиума скопились на борту английских кораблей на рейде в Макао, и этот опиум уже не будет возвращен туда, откуда он прибыл. Я не удивлюсь, если начнется его контрабанда в Китай под американским флагом». Пророчество Лина оказалось на удивление точным.

Целью «Опиумных войн» против Китая было по выражению лорда Пальмерстона «поставить китайцев на место», и британская армия сделала это. Совершенно невозможно было остановить широкомасштабную сверхприбыльную торговлю, которая приносила британским олигархическим феодальным лордам неслыханные миллиарды, в то время как в Китае множилось число опиумных наркоманов. В последующие годы Китай обращался к Британии за помощью в решении своих гигантских проблем и получил ее. После этого китайские правительства осознали выгоду сотрудничества с Британией вместо борьбы с ней – и эта тенденция сохранялась также во времена кровавого правления Мао Цзе Дуна – так что сегодня, как я уже говорил, если и возникают между ними какие-то разногласия, то они касаются только размера доли каждой стороны в опиумной торговле.

На современном этапе китайско-британское партнерство было укреплено гонконгским соглашением, которое установило равное партнерство в опиумной торговле. Осуществление его проходит гладко лишь с незначительными инцидентами, в то время как колумбийская кокаиновая торговля отмечена насилием и смертью, грабежами и убийствами; подобные низости не допускались в героиновой торговле, которая, как я указал ранее, приобрела к концу 1991 года широчайший размах.

Главная проблема китайско-британских отношений за последние 60 лет заключалась в том, что Китай потребовал себе большую долю опиумно-героинового пирога. Вопрос был урегулирован, когда Британия согласилась передать Гонконг под полный контроль китайского правительства, что должно осуществиться в 1997 году. В остальном партнеры сохраняли равные доли в прибыльной опиумной торговле, центром которой является Гонконг.

Британские олигархические семьи из Комитета 300, которые в свое время укрепились в Кантоне в период расцвета опиумной торговли, передали свои позиции наследникам. Посмотрите на список известных британских граждан, живущих в Китае, и вы увидите среди них имена членов Комитета 300. То же самое относится и к Гонконгу. Эти плутократы феодальной эпохи, в которую они стремятся вернуть весь мир, контролируют торговлю золотом и опиумом, ЦЕНТРОМ которой является Гонконг. Бирманские и китайские производители опиумного мака получают плату золотом; они не доверяют 100 долларовым бумажкам США. Это объясняет огромные объемы торговли золотом на бирже Гонконга.

«Золотой треугольник» более не является самым крупным производителем опиума. С 1987 года этот сомнительный титул с ним делят «золотой полумесяц» (Иран), Пакистан и Ливан. Это главные производители опиума, хотя меньшие партии этого наркотика время от времени появляются из Афганистана и Турции. Торговля наркотиками, в особенности опиумная торговля, не могла бы существовать без помощи банков, что мы и продемонстрируем в ходе дальнейшего изложения.

Каким образом банки с их респектабельной репутацией оказываются втянутыми в торговлю наркотиками со всей сопутствующей грязью? Это очень долгая и сложная история, которая могла бы быть предметом отдельной книги. Одним из способов участия банков является финансирование компаний, импортирующих химикаты, необходимые для переработки опиума в героин. «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (The Hong Kong and Shanghai Banking Corporation (HSBC) с филиалом в Лондоне находится как раз в центре такой торговли через посредство компании, называющейся TEJAPAIBUL, которая является клиентом этого банка. Чем эта компания занимается? Она импортирует в Гонконг большую часть химических препаратов, необходимых в процессе очистки героина.

Она является главным поставщиком уксусного ангидрида для «золотого полумесяца» и «золотого треугольника», Пакистана, Турции и Ливана. Фактическое финансирование этой торговли поручено Bangkok Metropolitan Bank («Бангкок метрополитэн банк»). Таким образом, побочная деятельность, связанная с производством опиума, не относящаяся непосредственно к опиумной торговле, тем не менее дает банкам существенную прибыль. Но главная прибыль The Hong Kong and Shanghai Banking Corporation, как и всех остальных банков, делается на финансировании непосредственно опиумной торговли.

Я провел обширные исследования для того, чтобы установить связь между ценами на золото и ценами на опиум. Я обычно говорил тем, кто желал меня слушать: «Если вы хотите узнать цену на золото, узнайте, какова цена одного фунта или килограмма опиума в Гонконге». Моим критикам я отвечал: «Посмотрите, что произошло в 1977 году – критическом году для цен на золото». «Банк Китая» поверг в шок «пандитов»[6] золотого рынка и тех мудрых прогнозистов, которых в несметных количествах можно найти в Америке, внезапно и без предупреждения выбросив на рынок 80 тонн золота по демпинговым ценам.

В результате этого цена на золото резко упала. Эксперты могли сказать лишь следующее: «Мы не знали, что Китай имеет столько золота; откуда оно взялось?» Это было золото, заплаченное Китаю на гонконгском рынке золота за крупные партии опиума. Сегодня политика китайского правительства по отношению к Англии остается той же, что и в XVIII и XIX веках. Китайская экономика, связанная с Гонконгом – я не имею в виду телевизоры, текстиль, радиотовары, часы, пиратские аудио и видеокассеты – я имею в виду опиум и героин – подверглась бы жесточайшим ударам, если бы она не была основана на опиумной торговле, которую Китай делит с Британией. БОИК прекратила свое существование, но потомки тех, кто заседал в «Совете 300», сегодня являются членами Комитета 300.

Старейшие олигархические британские семьи, которые были лидерами в торговле опиумом последние 200 лет, остались в ней и сегодня. Возьмите, например, Матесонов (Mathesons). Эта «благородная» семья – один из столпов опиумной торговли. Когда несколько лет тому назад положение Китая было шатким, Матесоны вмешались и дали Китаю заем в 300 миллионов долларов для инвестиций в недвижимость. Фактически это было оформлено как «совместное предприятие Китайской Народной Республики и Matheson Bank». Когда я исследовал документы «Индийского офиса» 1700-х годов, мне попадалось имя Матесон – оно всплывало повсюду – Лондон, Пекин, Дубаи, Гонконг – везде, где шла торговля опиумом.

Проблема наркоторговли заключается в том, что она становится угрозой национальному суверенитету. Вот что сказал об этой всемирной угрозе посол Венесуэлы при ООН:

«Проблема наркотиков уже перестала быть просто проблемой здоровья общества или социальной проблемой. Она превратилась в гораздо более серьезный феномен с далеко идущими последствиями, который угрожает нашему национальному суверенитету. Она превратилась в проблему национальной безопасности, потому что она разрушает независимость нации. Наркотики во всех их проявлениях – будь то производство, продажа или потребление – вызывают наше перерождение, разлагая нашу этическую, религиозную и политическую жизнь, наши исторические, экономические и республиканские ценности».

Именно в этом ключе действуют «Банк международных расчетов» (БМР) (Bank of International Settlements) и МВФ. Позвольте мне сказать без колебаний, что оба эти учреждения – не что иное, как клиринговые палаты, обслуживающие торговлю наркотиками. БМР может по указанию МВФ подорвать экономику любой страны, искусственно создав условия и средства для быстрого оттока «летучих» капиталов. БМР не признает и не проводит никаких различий между тем, что является «летучими» капиталами, и между тем, что является отмытыми наркоденьгами.

БМР действует по-гангстерски. Если страна не подчиняется грабительской политике МВФ, он фактически говорит следующее: «Хорошо, тогда мы сломаем вас при помощи огромного количества наркодолларов, которое у нас имеется». Легко понять, почему золото перестало ходить в виде монет и заменено бумажным «долларом» в качестве мировой резервной валюты. Гораздо легче шантажировать страну, имеющую резервы в виде безналичных или бумажных долларов, чем ту страну, которая имеет резервы в золоте.

Несколько лет назад МВФ устроил встречу в Гонконге, в которой участвовал один из моих коллег. Он сказал мне, что семинар был посвящен именно этому вопросу. Он информировал меня, что агенты МВФ сказали собравшимся, что они могут буквально вызвать бешенный спрос на валюту любой страны, используя наркодоллары, что спровоцирует резкий отток капитала. Райнер-Гут (Rainer-Gut), представитель банка Credit Suisse и член Комитета 300, сказал, что он предвидит ситуацию, что к концу века национальный кредит и национальное финансирование будут находиться под контролем одной организации. И хотя Райнер-Гут не дал подробных разъяснений, все присутствующие на семинаре знали точно, о чем идет речь.

От Колумбии до Майами, от «золотого треугольника» до «золотого полумесяца», от Боготы до Франкфурта торговля наркотиками, в особенности торговля героином – это БОЛЬШОЙ БИЗНЕС, и он полностью контролируется сверху донизу несколькими самыми «неприкасаемыми» семьями в мире, и каждая такая семья имеет по крайней мере одного члена в Комитете 300. Это не мелкая торговля на углу, этот бизнес обеспечен большими деньгами и экспертами, чтобы его ход был гладким и беспрепятственным. Механизм, находящийся под контролем Комитета 300 в полной мере обеспечивает это.

Таких талантливых торговцев невозможно найти на углах и в подземных переходах Нью-Йорка. Конечно, уличные толкачи являются неотъемлемой частью этого бизнеса, но только в качестве временных продавцов. Временных потому что их иногда ловит полиция, некоторых иногда убивают конкуренты. Но что от этого меняется? Замена на эту работу всегда найдется.

Это не предмет интереса «Администрации по делам малого бизнеса». ЭТО БОЛЬШОЙ БИЗНЕС, огромная империя, этот грязный наркобизнес. По необходимости, в каждой стране им управляют с самых верхних эшелонов власти. Фактически сегодня это самое большое отдельное предприятие в мире, превосходящее все другие. То, что оно защищено сверху донизу, подтверждает факт, что, как и международный терроризм, его невозможно искоренить. Любому разумному человеку становится ясно, что управляют этим предприятием личности из числа самых влиятельных особ в королевских кругах, среди олигархов и плутократов, даже если это и осуществляется через посредников.

Главные страны, выращивающие опиумный мак и листья коки – Бирма, Южный Китай, Афганистан, Иран, Пакистан, Таиланд, Ливан, Турция, Перу, Эквадор, Боливия. Колумбия не выращивает листья коки, рядом в Боливии находится главное предприятие по очистке кокаина и главный финансовый центр торговли кокаином, с которым, после того как генерал Норьега был похищен и посажен в тюрьму президентом Бушем, соперничает Панама в деле отмывания денег и финансирования кокаиновой торговли.

Торговля героином финансируется гонконгскими банками, банками Лондона и некоторыми ближневосточными банками, такими как British Bank of the Middle East («Британский банк Ближнего Востока»). Ливан быстро превращается в «Швейцарию Ближнего Востока». Страны, вовлеченные в распространение и доставку героина – Гонконг, Турция, Болгария, Италия, Монако, Франция (Корсика и Марсель), Ливан, Пакистан. Соединенные Штаты – самый большой потребитель наркотиков, где на первом месте стоит кокаин, с которым соперничает героин. Страны Западной Европы и Юго-Восточной Азии – крупные потребители героина. Иран имеет огромное число наркоманов – более 2 миллионов в 1991 году.

Нет ни одного правительства, которое не было бы точно осведомлено обо всем, что происходит в торговле наркотиками, но отдельные члены правительств, занимающие важные посты, подкуплены Комитетом 300 через его всемирную сеть подконтрольных компаний. Если какой-нибудь член правительства является «неудобным», он или она устраняется, как Али Бхутто в Пакистане и Альдо Моро в Италии. Никто не может уйти из под влияния этого всемогущего Комитета, хотя Малайзии еще удается удержаться. Малайзия имеет самые строгие в мире законы в отношении наркотиков. Обладание даже малой дозой карается смертной казнью.

Подобно болгарской компании Kintex, большинство малых стран непосредственно участвуют в этих преступных предприятиях. Грузовики Kintex регулярно поставляют героин в Западную Европу на своих грузовиках, несущих знак Европейского экономического союза – TIR (Triangle Internationale Routier – «Треугольный международный маршрут»). Фургоны, имеющие этот знак и регистрационные номера ЕЭС, не должны останавливаться на пограничных таможенных постах. Фургонам TIR разрешается перевозить только скоропортящиеся товары. Предполагается, что они досматриваются в той стране, откуда они везут груз, и свидетельство об этом, как предполагается, находится у каждого водителя фургона.

Благодаря международным договорным обязательствам получилось так, что в фургоны Kintex можно загружать героин, сертифицировать его как «свежие фрукты и овощи», а затем развозить по всей Западной Европе, заезжая даже на совершенно секретные базы НАТО в северной Италии. Таким образом Болгария стала одним из главных транзитных каналов поставки героина.

Единственный способ прекратить поставки огромных количеств героина и кокаина на европейский рынок – это упразднить систему TIR. Но этого никогда не случится. Международные договорные обязательства, о которых я только что упоминал, были установлены Комитетом 300 с использованием своих поразительных сетей и механизмов управления, чтобы облегчить доступ всевозможных наркотиков в Западную Европу. Забудьте о скоропортящихся продуктах! Бывший резидент «Агентства по борьбе с наркотиками» в Италии сказал мне, «TIR – ЭТО НАРКОТИКИ».

Вспомните об этом, когда вы в следующий раз прочтете в газетах о том, что большое количество героина было найдено в чемодане с двойным дном в аэропорту Кеннеди и что какой-то неудачливый «мул» понес наказание за свою преступную деятельность. Это всего лишь «мелочь», пыль в глаза публики, чтобы заставить нас думать, что наше правительство действительно что-то предпринимает против угрозы наркотиков. Возьмите, например, «Французский след» – программу Никсона, начатую без ведома и согласия Комитета 300.

Общее количество опиума/героина, изъятое благодаря этим громадным усилиям, меньше четверти того, что везет один фургон TIR. Комитет 300 позаботился, чтобы Никсон заплатил большую цену за конфискацию относительно малого количества героина. Дело было не в количестве героина, а в том, что человек, которому они помогли занять Белый Дом, стал думать, что он может действовать без их помощи и поддержки, и даже игнорировать прямые приказы сверху.

Механизм героиновой торговли выглядит так: дикие горные племена в Таиланде и Бирме выращивают опиумный мак. При сборе урожая семенные коробочки надрезаются бритвой или острым ножом. Ароматное смолистое вещество вытекает через надрез и начинает густеть. Это сырой опиум. Собранный сырой опиум представляет собой липкие округлые комки. Представители диких племен получают оплату в виде золотых слитков в 1 кг., известных как 4/10, которые изготавливаются швейцарским банком Credit Suisse. Такие небольшие слитки изготавливаются с ЕДИНСТВЕННОЙ целью – служить средством оплаты диким племенам за опиум. Стандартные золотые слитки продаются на рынке Гонконга крупными покупателями сырого опиума или частично переработанного героина. Такие же методы применяются для оплаты горным племенам Индии – балучи, которые занимались этим делом со времен Моголов. «Сезон наркотиков», как его называют, совпадает с резкой активизацией торговли золотом на рынке Гонконга.

Мексика начала производить относительно небольшие количества героина, называемого «мексиканский коричневый», который пользуется большим спросом у голливудской тусовки. Здесь торговля героином также ведется высшими государственными чиновниками, которых поддерживают военные. Некоторые производители «мексиканского коричневого» зарабатывают миллион долларов в месяц, снабжая своих клиентов в США. Бывают случаи, когда несколько мексиканских федеральных полицейских пытаются предпринять меры против производителей героина, их «нейтрализуют» военные подразделения, которые появляются как будто из-под земли.

Подобный инцидент случился в ноябре 1991 года на аэродроме в мексиканском опиумном регионе. Федеральные агенты по борьбе с наркотиками окружили аэродром и собирались арестовать людей, которые грузили героин в самолеты, когда появилось военное подразделение. Солдаты окружили федеральных полицейских агентов по борьбе с наркотиками и методично расстреляли их всех до одного. Эта акция оказалась серьезной угрозой мексиканскому президенту Голтарину, от которого настоятельно требуют проведения полного расследования убийства. Голтарин попал в безвыходное положение; с одной стороны он не может игнорировать требования о расследовании, а с другой не может позволить себе обвинить военных. Это первый подобный сбой в прочной цепи управления Мексикой, которая тянется к Комитету 300.

Опиум-сырец из «золотого треугольника» переправляется сицилийской мафии и конечным переработчикам во Франции, которые завершают очистку героина в лабораториях, усеявших морское побережье от Марселя до Монте-Карло. В настоящее время Ливан и Турция наращивают производство очищенного героина, и за последние четыре года в этих двух странах появилось большое число героиновых лабораторий. Пакистан тоже имеет ряд лабораторий, но по качеству они находятся в более низкой категории, чем, например, французские.

Маршрут перевозки сырого опиума из региона «золотого полумесяца» проходит через Иран, Турцию и Ливан. Когда шах Ирана держал страну под контролем, он запретил продолжать торговлю героином, и ее вынуждены были прекратить до тех пор, пока вопрос не был «урегулирован» Комитетом 300. Опиум-сырец из Турции и Ливана доставляется на Корсику, откуда он перевозится на судах в Монте-Карло с молчаливого согласия семьи Гримальди. Пакистанские лаборатории, под вывеской «военных оборонных лабораторий», доводят героин до гораздо более высокой степени очистки, чем два года тому назад, но самая высокая степень очистки пока достигается в лабораториях на французском побережье Средиземного моря и в Турции. Здесь банки также играют решающую роль в финансировании этих операций.

Давайте остановимся здесь на минуту. Можно ли поверить, что при наличии современных значительно усовершенствованных средств наблюдения и надзора, включая спутниковую разведку, которыми обладают правоохранительные органы в этих странах, эта мерзкая торговля не может быть раскрыта и остановлена? Почему правоохранительные и силовые ведомства не могут вмешаться и уничтожить эти лаборатории, как только они будут обнаружены? Если дело обстоит именно так, и мы все еще не в состоянии прекратить торговлю героином, то наши анти-наркотические службы следует назвать «гериатрическими», а не агентствами по борьбе с наркотиками.

Даже ребенок мог бы сказать нашим так называемым «борцам с наркотиками», что нужно делать. Необходимо просто установить наблюдение за всеми заводами, производящими уксусный ангидрид – САМЫЙ ВАЖНЫЙ химический компонент, необходимый в процессе производства героина из сырого опиума. ЗАТЕМ ИДИТЕ ПО СЛЕДУ! Все очень просто! Я вспомнил о Питере Селлерсе из сериала «Розовая пантера», когда я подумал об усилиях правоохранительных органов, направленных на обнаружение лабораторий очистки героина. Даже такой путаник, как вымышленный инспектор, не встретил бы особых затруднений, прослеживая маршрут доставки уксусного ангидрида к месту его конечного назначения.

Государственные органы могли бы принять законы, обязывающие производителей уксусного ангидрида вести точный учет, показывающий, кто покупает химикат и для каких целей он используется. Но не следует ограничивать себя только этим, помните: наркотики – это Большой Бизнес, и он ведется олигархическими семьями Европы и «восточного либерального истэблишмента» США. Наркобизнес – это не мафиозные операции, он ведется не только колумбийскими кокаиновыми картелями. Благородные семьи британских и американских высших слоев не собираются на каждом углу рекламировать свою роль в этом деле, они всегда имеют прослойку прикрывающих людей, которые выполняют грязную работу.

Вспомните: британская и американская «аристократия» никогда не пачкала свои руки китайской опиумной торговлей. Лорды и леди достаточно умны для этого, как и американская элита: Дилоны, Форбсы, Эпплетоны, Бейконы, Бойлестоуны, Перкинсы, Рассели, Каннингхэмы, Шоу, Кулиджи, Паркманы, Раннеуэллы, Кэботы, и Кодманы (the Delanos, Forbes, Appletons, Bacons, Boylestons, Perkins, Russells, Cunninghams, Shaws, Coolidges, Parkmans, Runnewells, Cabots and Codmans) – это далеко не полный список семей в Америке, которые стали чудовищно богаты благодаря китайской опиумной торговле.

Поскольку эта книга не о торговле наркотиками, я не могу дать всестороннее освещение этого вопроса. Но его важность для Комитета 300 следует подчеркнуть. Америка управляется не 60 семьями, а 300 семьями, Англия же управляется сотней семей и, как мы увидим, эти семьи взаимосвязаны браками, компаниями, банками, не говоря о связях по линиям Черной Аристократии, франкмасонства, Ордена св. Иоанна Иерусалимского и так далее. Эти люди через своих подставных лиц находят способы защитить перевозки огромных количеств героина из Гонконга, Турции, Ирана и Пакистана и обеспечить их поставку на рынки США и Западной Европы с минимальными издержками.

Иногда партии кокаина арестовываются и конфискуются. Это обычные спектакли. Чаще всего конфискованные партии принадлежат новым организациям, пытающимся силой войти в этот бизнес. Такая конкуренция нейтрализуется путем точного информирования властей о том, где ожидается прибытие груза и кто является его собственником. Большое дело остается неприкосновенным; героин слишком дорог. Стоит заметить, что оперативным работникам «Агентства по борьбе с наркотиками США» (АБН) запрещен въезд в Гонконг. Они не могут проверить грузовые декларации судов, пока те не покинут порт. Можно только удивляться, почему в условиях так сильно развитого «международного сотрудничества», средства массовой информации постоянно твердят о необходимости «разгромить наркоторговлю». Ясно, что торговые маршруты героина защищены «высокими властями».

В Южной Америке везде кроме Мексики господствует кокаин. Производство кокаина, в противоположность героину, очень простое, и огромные состояния сколачиваются теми, кто желает взять на себя риск за и от имени «высших бонз». Как и в торговле героином, посторонних здесь не приветствуют, и они часто превращаются в жертвы несчастных случаев или семейных «разборок». В Колумбии наркомафия представляет собой тесно связанную семью. Но нападение боевиков МI9 на здание Министерства юстиции в Боготе (МI9 – частная армия кокаиновых баронов) и убийство Родриго Лара Бонилла, известного прокурора и судьи, вызвало настолько широкий негативный резонанс, что «высшие власти» вынуждены были изменить структуру операций в Колумбии.

В результате братья Очоа из Медельинского картеля добровольно сдались властям, получив заверения в том, что их состояния останутся неприкосновенными, что лично им не будет нанесено никакого вреда, и что их не выдадут США. Была заключена сделка о том, что если они репатриируют основную массу своих наркодолларов в колумбийские банки, против них не будет предпринято никаких карательных действий. Братья Хорхе и Фабио Очоа и их главарь Пабло Эскобар должны были содержаться в частных тюрьмах, которые больше напоминают гостиницы высшего класса, а затем приговорены к срокам не более двух лет с отсидкой в тех же самых тюрьмах класса люкс. Сделка эта продолжается и поныне. Кроме того, братьям Очоа было гарантированно право продолжать управлять своим «бизнесом» из их тюрем-отелей.

Но это не означало, что кокаиновой торговле настал конец. Наоборот, она просто перешла в руки дублирующего картеля Кали, суть «бизнеса» при этом не изменилась. По какой-то странной причине «Агентство по борьбе с наркотиками», по крайней мере до недавнего времени, просто игнорировало картель Кали, который по размерам равен Медельинскому картелю. Картель Кали отличается от Медельинского тем, что он управляется БИЗНЕСМЕНАМИ, которые избегают любых видов насилия и никогда не нарушают соглашений.

Еще более важно то, что Кали не ведет дел во Флориде. Один мой источник сообщил мне, что картель Кали управляется практичными бизнесменами, не похожими на других авторитетов кокаинового бизнеса. Он считает, что они «назначены специально», но не знает, кем. «Они никогда не привлекают к себе внимания», сказал он. «Они не разъезжают в импортных красных „феррари“, как Хорхе Очоа, сразу привлекая к себе внимание, потому что в Колумбию запрещено импортировать такие автомобили».

Рынки картеля Кали – Лос-Анджелес, Нью-Йорк и Хьюстон, которые параллельно являются рынками героина. Кали не показывает никаких признаков вторжения во Флориду. Бывший оперативник АБН, мой коллега, сказал недавно: «Эти ребята из Кали очень толковые. Они другой породы, чем братья Очоа. Они действуют как профессиональные бизнесмены. Они сейчас крупнее, чем Медельинский картель, и мы увидим, что в США будет поступать больше кокаина, чем когда-либо прежде. Похищение Мануэля Норьеги облегчило прохождение потока кокаина и денег через Панаму с ее многочисленными банками. Вот весь итог операции „Правое дело“ Джорджа Буша. Суть ее в том, что она облегчила жизнь Николасу Ардиго Барлетта, которого раньше контролировали Очоа и который сейчас занимается обеспечением операций картеля Кали».

Основываясь на моем опыте с торговлей героином, я полагаю, что Комитет 300 вмешался и взял на себя полный контроль за кокаиновой торговлей в Южной Америке. Другого объяснения роста влияния картеля Кали и похищения генерала Норьеги просто нет. Получал ли Буш приказы в отношении Норьеги из Лондона? Существуют все признаки того, что его буквально ЗАСТАВИЛИ вторгнуться в Панаму и похитить Норьегу, который стал серьезным препятствием «торговле» в Панаме, особенно в банковском деле.

Несколько бывших агентов разведки высказали мне свои мнения, которые совпали с моим. Как и в войне в Персидском заливе, которая последовала за операцией в Панаме, только после нескольких настойчивых телефонных звонков посла Британии в Вашингтоне Буш наконец набрался смелости для осуществления совершенно незаконной операции против генерала Норьеги. Тот факт, что Буш был поддержан британской прессой и газетой «Нью-Йорк таймс», руководимой британской разведкой, говорит сам за себя.

Норьега был когда-то любимцем вашингтонгского истэблишмента. Он водил дружбу с Уильямом Кейси и Оливером Нортом и даже встречался с президентом Джорджем Бушем по меньшей мере два раза. Норьегу часто видели в Пентагоне, где с ним обходились, как с каким-нибудь арабским властителем, а в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, Вирджиния перед ним всегда расстилали красный ковер. Есть документальные свидетельства того, что разведка армии США и ЦРУ выплатили ему 320 000 долларов.

Тучи на горизонте начали сгущаться примерно в то время, когда основная кокаиновая торговля переходила от братьев Очоа и Пабло Эскобара к картелю Кали. Совершенно неожиданно началась агитационная кампания против Норьеги, во главе которой стоял сенатор Джесси Хелмс, который в 1985 году продался Ариэлю Шарону и израильской партии «Хистрадут» (Histradut). Джесси Хелмс и его сторонники получили поддержку от Саймона Херша, агента британской разведки, работающего на «Нью-Йорк таймс», которая была рупором британской разведки в США с тех времен, когда босс МИ-6, сэр Уильям Стефенсон, занял здание компании RCA в Нью-Йорке.

Очень показательно, что именно Хелмсу было поручено вести кампанию против Норьеги. Хелмс – любимчик фракции Шарона в Вашингтоне, а Шарон был главным торговцем оружием в Центральной Америке и Колумбии. Более того, Хелмса уважают христианские фундаменталисты, которые веруют в принцип: «Израиль – моя страна, права она или нет». Таким образом в обществе было создано мощное настроение за то, чтобы «убрать Норьегу». Очевидно, что Норьега мог бы создать серьезные препятствия международным торговцам наркотиками и их банкирам от Комитета 300, поэтому его необходимо было убрать, пока он не причинил серьезного вреда.

Британские хозяева заставили Буша провести незаконную военную операцию в Панаме, в результате которой было бессмысленно убито не менее 7 000 панамцев и уничтожено много имущества. Не было никаких доказательств того, что Норьега являлся «наркоторговцем», поэтому его похитили и привезли в США. Это один из самых вопиющих примеров международного разбоя в истории. Эта незаконная акция, возможно, наиболее точно соответствует философии Буша: «Моральная сторона американской (читай: британской королевской семьи и Комитета 300) политики требует от нас следовать моральному курсу такого мира, где выбирается меньшее из зол. Это и есть реальный мир, не разделенный на черное и белое. Здесь очень мало моральных абсолютов».

Лучше было выбрать «меньшее из зол» и похитить Норьегу, чем позволить ему принять жесткие меры против панамских банков, работающих на Комитет 300. Случай с Норьегой – прототип будущих действий чудовищного Единого Мирового Правительства. Набравшийся смелости Буш выступил в открытую, безбоязненно, потому что мы, народ, облачились в духовную мантию, которая поощряет ЛОЖЬ и отвергает даже малейшую частицу ПРАВДЫ. Вот тот мир, который мы приняли, с которым согласились. Если бы это было не так, по стране из-за вторжения в Панаму пронеслась бы буря гнева, которая не прекращалась бы, пока Буш не был бы сброшен со своего поста. Уотергейтские преступления Никсона кажутся детскими шалостями по сравнению со многими нарушениями законности, достойными импичмента, совершенными Президентом Бушем, когда он приказал начать вторжение в Панаму, чтобы похитить генерала Норьегу.

Дело правительства против Норьеги основано на ложных свидетельствах группы лиц, в большинстве своем уже осужденных и дающих ложные показания для облегчения собственных приговоров. Гилберт и Салливан были бы в восторге от этих действий, будь они сейчас в живых. «Они поставили их во главе АБН» звучало бы гораздо более уместно, чем «они поставили их во главе королевского флота» (цитата из «Корабль королевского флота „Пинафор“»). То, что выделывают эти жулики-артисты, выглядит как абсолютный гротеск, как представление плохо дрессированных тюленей для Министерства юстиции США, если можно позволить использовать это прекрасное чистое животное для такого грязного сравнения.

В этих свидетельствах ключевые даты абсолютно не совпадают между собой, ключевые подробности отсутствуют полностью, а также имеют место потери памяти в отношении ряда важных деталей. Все это демонстрирует очевидный факт, что правительство не имеет ничего против Норьеги, но это никого не смущает; «Королевский институт международных дел» говорит «его все равно следует осудить», и это все, что может ожидать бедного Норьегу. Один из главных свидетелей по делу является некий Флойд Карлтон Касерес (Floyd Carlton Caceres), бывший пилот братьев Очоа. После его ареста в 1986 году, Карлтон пытался облегчить свое положение за счет Норьеги.

Он рассказал следователям из АНН, что братья Очоа заплатили Норьеге 600 000 долларов за разрешение на посадку и заправку в Панаме трех самолетов с грузом кокаина. Но в суде в Майами очень быстро стало очевидным, что все «ключевые свидетельства» оказались в лучшем случае неудавшейся шуткой. Перекрестный допрос выявил истину: никто не собирался платить за разрешение полетов, братья Очоа даже не обращались к Норьеге. Более того, в декабре 1983 года Норьега запретил все рейсы из Медельина в Панаму. Карлтон был не единственным дискредитированным свидетелем.

Еще более гнусным лжецом, чем Карлтон, является Карлос Ледер, который был одной из ключевых фигур Медельинского картеля, пока его не арестовали в Испании и не выдали США. Кто предоставил АБН важную информацию о том, что Ледер находился в Мадриде? «Агентству по борьбе с наркотиками» с большой неохотой пришлось согласиться с тем, что успехом этой важной операции оно обязано Норьеге. Однако сейчас Министерство юстиции США использует Ледера в качестве свидетеля против Норьеги. Уже один этот свидетель демонстрирует всю злонамеренность дела правительства США против Мануэля Норьеги.

В обмен за оказанные услуги Ледеру был смягчен приговор и предоставлены лучшие условия содержания – комната с хорошим видом из окна и телевизором, а его семье было предоставлено право постоянного жительства в США. Бывший прокурор США Роберт Меркел, который был обвинителем Ледера в 1988 году, заявил газете «Вашингтон пост»: «Я не думаю, что правительству следует заключать сделки с Карлосом Ледером… Этот парень – отпетый лжец».

Министерство юстиции – название которого совершенно не соответствует тому, за что оно реально выступает – использовало против Норьеги полный набор своих грязных трюков: незаконное прослушивание его телефонных переговоров со своим адвокатом; назначение государственного адвоката, который делал вид, что защищает интересы Норьеги, а в самый разгар дела просто прекратил его защищать; замораживание банковских счетов Норьеги, чтобы не дать ему возможности нанять квалифицированных адвокатов; похищение, незаконная военная операция и т. д. Только в одном этом случае правительство нарушило больше законов, чем Норьега за всю свою жизнь, если он вообще когда-либо нарушал закон.

Именно Министерство юстиции США, а не Норьегу, нужно было уже десять раз отдать под суд. Его дело показало, что вместо «юстиции» в этой стране в открытую действует преступная и порочная система. На суд должна быть вынесена сама ведущаяся в США «война с наркотиками», а также так называемая политика администрации Буша в отношении наркотиков. Процесс Норьеги, хотя он и кончился грубым и вопиющим насилием над справедливостью, тем не менее дает некоторую компенсацию тем, кто не слеп, не глух и не нем. Он доказал от начала и до конца, что Британия командует нашим правительством, и открыл полное банкротство идеологии администрации Буша, которая приняла на вооружение девиз: «В любом случае цель всегда оправдывает средства. Существует очень мало моральных абсолютов». Для Буша, как и для большинства политиков, действовать исходя из АБСОЛЮТНОЙ МОРАЛИ было бы САМОУБИЙСТВОМ. Только в такой атмосфере мы могли позволить президенту Бушу нарушить по крайней мере шесть законов США и ДЕСЯТКИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ при развязывании войны с Ираком.

Сейчас мы являемся свидетелями того, как в Колумбии и в Вашингтоне происходит коренная перестройка механизма управления кокаиновой торговлей: без насилия и без стрельбы. Пусть джентльмены в деловых костюмах из картеля Кали ведут свой бизнес по-джентльменски. Короче говоря, Комитет 300 напрямую приступил к управлению кокаиновой торговлей, которая с этого момента пойдет так же гладко, как и героиновая торговля. Новому правительству Колумбии предписывают изменить тактику и направление действий. Оно должно подчиняться правилам игры Комитета.

Следует упомянуть об участии США в опиумной торговле с Китаем, которая началась на юге Соединенных Штатов еще до Гражданской войны. Какая может быть связь между опиумной торговлей и громадными плантациями хлопка на Юге? Чтобы установить это, мы должны отправиться в Бенгалию, в Индию, где производился самый высококачественный (если только можно называть «высококачественным» такое мерзкое вещество) опиум, на который всегда был большой спрос. Хлопок был самым важным товаром в Англии после опиума, которым торговала БОИК.

Большая часть хлопка с южных плантаций перерабатывалась на рабских фабриках Северной Англии, где женщины и дети зарабатывали скудное пропитание за 16 часовой рабочий день. Текстильные фабрики принадлежали богатым людям из лондонского высшего общества – Пальмерстонам, Бэрингсам, Кесуикам и главным образом Джардину Матесону, владевшему судоходной компанией «Голубая звезда», корабли которой перевозили в Индию отделанные хлопковые ткани. Они могли не заботиться о чудовищно плохих условиях, в которых жили подданные ее величества. В конечном счете именно за счет этого они и существовали, а их мужья и сыновья плодотворно трудились на полях сражений, чтобы сохранять необъятную империю ее величества, как делали они это на протяжении веков, а затем – в кровавой Бурской войне. Это была Британская традиция, не так ли?

Экспортируемый в Индию готовый хлопковый текстиль разорял традиционных индийских производителей изделий из хлопка. Ужасную нужду терпели тысячи индийцев, выброшенных с работы в результате того, что рынки захватили более дешевые британские товары. Индия стала крайне зависеть от Британии, ибо ей нужна была валюта, чтобы заплатить за свои железные дороги и готовый английский хлопковый текстиль. Существовало единственное решение индийских экономических проблем. Производить больше опиума и продавать его за бесценок «Британской ост-индской компании». Это был фундамент, на котором росла и расцветала британская торговля. Без опиумной торговли Британия была бы банкротом.

Знали ли южные плантаторы гнусный секрет обмена опиума за хлопок? Маловероятно, чтобы некоторые из них не знали, что происходило. Возьмите, например, семью Сазерленд (Sutherland), владельцев обширнейших хлопковых плантаций на Юге. Сазерленды были в тесных родственных связях с семьей Матесон – Джардин Матесон – которые в свою очередь были деловыми партнерами банка Baring Brothers («Братья Бэринг»), основавшего знаменитую Penisular and Orient Navigation Line (PO) – крупнейшую среди множества британских торговых судоходных компаний.

Братья Бэринг были крупными инвесторами в южные плантации, а также в судоходные компании США, корабли которых бороздили моря между китайскими портами и всеми самыми важными портами побережья США. Сегодня банк Baring Brothers управляет рядом крупных финансовых компаний и банков США. Все представители этих семейств были и остаются членами Комитета 300.

Большинство семей, составляющих так называемый «Восточный либеральный истэблишмент», куда входят богатейшие династии США, сколотили свои состояния либо на торговле хлопком, либо на торговле опиумом, а в некоторых случаях и на том, и на другом. Леманы (Lehmans) представляют собой выдающийся пример. Когда речь заходит о состояниях, накопленных исключительно на торговле опиумом с Китаем, первые имена, которые приходят на ум, – Асторы и Делано (the Astors and the Delanos). Жена президента Франклина Д. Рузвельта была из семьи Делано.

Джон Джэкоб Астор сколотил огромное состояние на опиумной торговле с Китаем, после чего он стал вести респектабельный образ жизни, купив на свои грязные деньги большие участки земли на Манхэттене. Всю свою жизнь Астор играл большую роль в разработке планов Комитета 300. Фактически именно Комитет 300 определял, кто будет участвовать в сказочно прибыльной опиумной торговле с Китаем через свою монополию БОИК, а облагодетельствованные такой щедростью навсегда оставались преданными Комитету 300.

Вот почему, как мы обнаружим, большая часть недвижимости на Манхэттене принадлежит различным членам Комитета 300, как было еще с тех времен, когда ее начал скупать Астор. Используя право доступа к записям, закрытым для тех, кто не входит в британскую разведку, я обнаружил, что Астор долгое время был важным агентом британской разведки в США. Тот факт, что Астор финансировал Аарона Берра (Aaron Burr), убийцу Александра Гамильтона, доказывает это вне всякого сомнения. Сын Джона Д. Астора, Уолдорф Астор (Waldorf Astor), был удостоен чести стать членом «Королевского института международных дел» (КИМД), через который Комитет 300 управляет практически всеми аспектами нашей жизни в США. Считают, что семья Астор выбрала Оуена Латтимора (Owen Lattimore), чтобы продолжать свои связи с опиумной торговлей, которую он осуществлял через финансируемый Лаурой Спелман (Laura Spelman) «Институт тихоокеанских отношений» (Institute for Pacific Relations, IPR) (ИТО). Именно ИТО осуществлял контроль за вхождением Китая в торговлю опиумом в качестве равноправного партнера, а не просто как поставщика. Именно ИТО проложил дорогу для нападения японцев на Перл Харбор. Попытки превратить японцев в опиумных наркоманов потерпели полный провал.

К концу столетия олигархические плутократы Британии были как разжиревшие стервятники на равнине Серенгети во время ежегодных миграций антилоп гну. Их доход от торговли опиумом с Китаем превышал доход Давида Рокфеллера на НЕСКОЛЬКО МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ ЕЖЕГОДНО. Исторические записи, ставшие доступными мне в Британском музее и «Индийском офисе», а также из других источников – от бывших коллег, работавших на ответственных постах, полностью это доказали.

К 1905 году китайское правительство, глубоко обеспокоенное увеличением числа курильщиков опиума в Китае, пыталось получить помощь от международного сообщества. Британия притворилась, что хочет сотрудничать, но ничего не сделала, чтобы соблюдать протоколы 1905 года, которые она подписала. Позднее правительство ее величества открыто заняло противоположную позицию, показав Китаю, что ему лучше присоединиться к опиумному бизнесу, чем пытаться покончить с ним.

Британия наплевала даже на Гаагскую конвенцию. Делегаты конвенции договорились о том, что Британия будет твердо соблюдать подписанные ею протоколы, что значительно уменьшило бы количество опиума, продаваемого в Китае и других местах. Британцы, поддерживая это на словах, не имели намерения прекращать свою торговлю человеческим горем, которая включала в себя и так называемую «свиную торговлю».

Их слуга, президент Буш, во время ведения жестокой войны и геноцида иракской нации ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ради британских интересов, тоже нагло попрал нормы международного права, нарушив «Гаагское соглашением по воздушным бомбардировкам» и множество международных соглашений, подписанных США, включая ВСЕ Женевские конвенции.

Когда японцы, будучи весьма обеспокоенными британской контрабандой опиума в их страну, представили доказательства того, что торговля опиумом не только не уменьшилась, но напротив возросла, делегат ее величества на Пятой гаагской конвенции представил статистику, которая противоречила японским данным. Британский делегат поставил все с ног на голову, заявив, что наступил самый подходящий момент, чтобы легализовать продажу опиума, что позволило бы покончить с тем, что он называл «черным рынком».

От имени правительства ее величества он утверждал, что японское правительство будет иметь тогда монополию и сможет контролировать торговлю. ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ АРГУМЕНТ БЫЛ ВЫДВИНУТ ПОДСТАВНЫМИ ЛИЦАМИ БРОНФМАНА И ДРУГИХ КРУПНЫХ НАРКОДЕЛЬЦОВ – ЛЕГАЛИЗОВАТЬ КОКАИН, МАРИХУАНУ И ГЕРОИН: ПУСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВО США ИМЕЕТ МОНОПОЛИЮ, ЧТО ПОЗВОЛИТ СЭКОНОМИТЬ МИЛЛИАРДЫ ДОЛЛАРОВ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ, ИДУЩИЕ НА ФАЛЬШИВУЮ ВОЙНУ С НАРКОТИКАМИ.

В период с 1791 года по 1894 год число лицензированных опиумных курилен в Шанхае возросло с 87 до 663. Поток опиума в Соединенные Штаты также увеличился. Предчувствуя возможные проблемы в Китае, которые могли бы вызвать внимание мировой общественности, плутократы из «Ордена рыцарей св. Иоанна» и «Ордена подвязки» перевели часть своих операций в Персию (Иран). Лорд Инчкейп (Inchcape), основавший крупную пароходную компанию, которая в конце XIX века была крупнейшей в мире – легендарную компанию «Peninsula and Orient Steam Navigation Company», был главным инициатором создания «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), который остается самым крупным и наименее контролируемым расчетным банком для опиумной торговли. Кроме того, этот банк финансировал «свиную торговлю» («pig trade») с Соединенными Штатами.

Британцы устроили комбинацию, в результате которой китайские «кули» были посланы в США как работники по договорам. Железная дорога ненасытной семьи Гарриманов нуждалась в «кули», чтобы продвигать железнодорожное сообщение на запад к побережью Калифорнии. Достаточно странно то, что в то время очень малому числу негров предоставили тяжелую ручную работу, к которой они были привычны и которую они могли бы выполнить лучше, чем изнуренные опиумные наркоманы, прибывшие из Китая.

Проблема заключалась в том, что среди негров не было рынка для опиума, более того, лорду Инчкейпу, сыну основателя Peninsula and Orient, требовались «кули», чтобы контрабандно ввозить тысячи фунтов сырого опиума в Северную Америку, для чего негры не годились. Это был тот самый лорд Инчкейп, который в 1923 году выступал против сокращения производства опиумного мака в Бенгалии. «Этот самый важный источник дохода необходимо тщательно сохранять» – заявил он комиссии, которая якобы изучала производство опиума в Индии.

К 1846 году 120 000 «кули» уже прибыли в США работать на железной дороге Гарримана, строившейся в западном направлении. «Свиная торговля» процветала, потому что по оценке правительства США 115 000 из числа прибывших были опиумными курильщиками. Когда железная дорога была закончена, китайцы не вернулись на родину, а расселились в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Ванкувере и Портленде. Они создали большую культурную проблему, которая не решена до сих пор.

Интересно отметить, что Сесил Джон Родс (Cecil John Rhodes), член Комитета 300, который представлял интересы Ротшильдов в Южной Африке, последовал примеру Инчкейпа, привезя сотни тысяч индийских «кули» работать на плантациях сахарного тростника в провинции Наталь. Среди них был Махатма Ганди, коммунистический агитатор и смутьян. Как и китайские кули, индусы не вернулись на родину по истечении сроков их контрактов. Они также породили крупные социальные проблемы, а их потомки стали адвокатами, которые составили головной отряд тех, кто просочился в правительство от Африканского Национального Конгресса.

К 1875 г. китайские «кули» из Сан-Франциско создали канал поставки опиума, в результате чего к опиуму пристрастились 129 000 американцев. Вместе с уже имевшимися 115 000 наркоманами из числа китайцев они представляли собой такой рынок сбыта, который позволял лорду Инчкейпу нагребать сотни тысяч долларов ежегодно только из этого источника, а по нынешним ценам это составляло по меньшей мере 100 миллионов долларов в год.

Те же самые британские и американские семьи, которые устроили крах индийской текстильной промышленности, чтобы способствовать торговле опиумом, и которые привезли африканских рабов в США, устроили так, что «свиная торговля» стала ценным источником дохода. Позднее они стали составлять политические комбинации, приведшие к развязыванию «Войны между штатами», известной также как Американская Гражданская война.

Прогнившие американские семьи, связанные дьявольским партнерством, насквозь коррумпированные и барахтающиеся в грязной роскоши, превратились в то, что ныне известно как «восточный либеральный истэблишмент», члены которого под чутким руководством и управлением британской короны, а впоследствии «Королевского института международных дел» (КИМД) – ее внешнеполитического исполнительного органа, управляли и продолжают управлять этой страной сверху донизу через свое тайное параллельное правительство высшего уровня, которое связано теснейшими узами с Комитетом 300 – АБСОЛЮТНО тайным обществом.

К 1923 году стало раздаваться все больше голосов против этой угрозы, которая до этого совершенно свободно проникала в США. Думая, что Соединенные Штаты являются свободной и суверенной нацией, конгрессмен Стивен Портер, председатель комитета по иностранным делам палаты представителей, вынес на обсуждение резолюцию, которая обязывала Британию отчитываться о своем экспортно-импортном опиумном бизнесе по каждой стране. Резолюция устанавливала квоты для каждой страны, что сократило бы количество производимого опиума на 10 %. Эта резолюция прошла как законодательный акт, и Конгресс США одобрил этот законопроект.

Но у «Королевского института международных дел» были совсем другие идеи. Основанный в 1919 году накануне Парижской мирной конференции в Версале, это был один из самых ранних исполнителей воли Комитета 300 в сфере внешней политики. Проведенные мной исследования протоколов палаты представителей конгресса США показали, что Портер совершенно не знал о тех мощных силах, против которых он выступал. Портер даже не знал о существовании КИМД, тем более о его специфической задаче контролировать каждую грань жизни Соединенных Штатов.

По-видимому, конгрессмен Портер получил намек от Банка Моргана на Уолл Стрит оставить в покое все это дело. Но вместо этого взбешенный Портер перенес свою борьбу в «Опиумный комитет» Лиги наций. Полная неосведомленность Портера о том, кто был против него, просматривается в некоторых его письмах к коллегам по комитету по иностранным делам палаты в связи с открытой британской оппозицией его предложениям.

Представитель ее величества побранил Портера, а затем, действуя как отец в отношении блудного сына, британский делегат – по инструкции КИМД – представил предложения ее величества об УВЕЛИЧЕНИИ опиумных квот вследствие увеличения потребления опиума в медицинских целях. Согласно документам, которые я смог найти в Гааге, Портер сначала пришел в замешательство, потом удивился, а потом пришел в ярость. Вместе с китайским делегатом Портер демонстративно покинул полномочное заседание комитета, оставив поле боя за Британией.

В его отсутствие британскому делегату удалось убедить Лигу наций одобрить предложения правительства ее величества о создании «прирученного тигра» – «Центрального совета по наркотикам», главной функцией которого был сбор информации, содержание которой было преднамеренно туманно и завуалировано. Что нужно было делать с этой «информацией», никто не знал. Портер вернулся в США потрясенным и более умудренным человеком.

Еще одним сокровищем британской разведки был баснословно богатый Уильям Бингхэм (Bingham), на одной из представительниц семьи которого женился один из братьев Бэринг. В бумагах и документах, которые я видел, утверждалось, что братья Бэринг управляли компанией «Филадельфийские квакеры» и владели половиной недвижимости в этом городе, что оказалось возможным благодаря богатству, накопленному братьями Бэринг от торговли опиумом в Китае. Другим человеком, которого щедро облагодетельствовал Комитет 300, был Стефан Жирар (Girard), чьи потомки унаследовали «Жирар банк и траст» (Girard Bank and Trust).

Семьи, история которых связана с историей Бостона и которые никогда не станут общаться с нами, с обычными людьми, были тесно повязаны Комитетом 300 и его сверхприбыльной опиумной торговлей в Китае. Многие известные семьи напрямую ассоциируются с печально известным банком «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), который продолжает оставаться клиринговой палатой для миллиардов долларов, поступающих от опиумной торговли в Китае.

В документах «Британской ост-индской компании» фигурируют такие знаменитые имена, как Форбсы, Перкинсы и Хатауэи. Эти представители истинно американской «голубой крови» создали «Рассел и K°», основная деятельность которой состояла в торговле опиумом. Помимо этого они контролировали другие каналы поставки наркотиков от Китая до Южной Африки, а также все промежуточные пункты. В качестве награды за службу британской короне и БОИК Комитет 300 в 1833 году предоставил им монополию на работорговлю.

Бостон обязан своим великолепным прошлым торговле хлопком, опиумом и рабами, пожалованной ему Комитетом 300. В Лондоне я удостоился привилегии изучить определенные документы, из которых следовало, что бостонские торговые семьи были главной опорой британской короны в США. В документах «Индийского офиса» и в банковских записях в Гонконге Джон Меррей Форбс (John Murray Forbes) упоминается как глава «бостонских голубых кровей» («Boston Blue Bloods»).

Сын Форбса был первым американцем, которому Комитет 300 разрешил заседать в совете директоров «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), остающегося и сегодня самым престижным наркобанком в мире. Когда я был в Гонконге в начале 1960-х годов в качестве историка, интересующегося «Британской ост-индской компанией», мне показали старые документы, включая списки членов прошлых советов директоров этого знаменитого банка, и, конечно, имя Форбса было среди них.

Семья Перкинсов, столь знаменитая, что их имя все еще произносится благоговейным шепотом, была глубоко вовлечена в подлую грязную торговлю опиумом в Китае. Фактически Перкинс-старший был одним из первых американцев, избранным в Комитет 300. Его сын, Томас Нельсон, был человеком Моргана в Бостоне и по существу также агентом британской разведки. Его непривлекательное – я бы сказал отвратительное прошлое никого не интересовало, когда он щедро одарил Гарвардский университет. В конце концов, Кантон и Цянцинь были далеко от Бостона, да и кто стал бы интересоваться тем, что там творилось?

Перкинсам много помогло то, что Морган был могущественным членом Комитета 300, что дало возможность Томасу Н. Перкинсу сделать бурную карьеру в торговле опиумом в Китае. Все Морганы и Перкинсы были франкмасонами, что было еще одной нитью, связывающей их, ибо только масон высокой степени имел какую-то надежду быть избранным Комитетом 300. Сэр Роберт Харт, который был в течение почти трех десятилетий шефом «Имперской китайской таможенной службы» (читай: агентом номер один британской короны в опиумной торговле в Китае), был впоследствии назначен в совет директоров дальневосточного отделения Morgan Guarantee Bank.

Благодаря доступу к историческим записям в Лондоне и Гонконге я смог узнать, что сэр Роберт установил близкие отношения с компаниями Моргана в Соединенных Штатах. Необходимо отметить, что интересы Моргана в торговле опиумом и героином продолжают оставаться неизменными; об этом свидетельствует тот факт, что Давид Ньюбиггинг (David Newbigging) входит в консультационный совет гонконгской компании Моргана, которая является совместным предприятием с Джардином Матесоном.

Тем, кто знает Гонконг, имя Ньюбиггинга известно как самое влиятельное имя в Гонконге. В дополнение к его членству в совете директоров элитного банка Моргана Ньюбиггинг является советником китайского правительства. Опиум за ракетную технологию, опиум за золото, опиум за современные компьютеры – для Ньюбиггинга все равно. Связи банков, финансовых и торговых компаний и семей, которые управляют ими, столь переплетены, что запутали бы Шерлок Холмса, и тем не менее их необходимо распутать и проследить, если мы хотим понять их связи с торговлей наркотиками и их членством в Комитете 300.

Ввоз в Соединенные Штаты алкоголя и наркотиков был результатом деятельности той же самой «конюшни», занимаемой теми же самыми «чистокровными жеребцами». Прежде всего надо было запретить в США спиртные напитки. Это было сделано наследниками «Британской ост-индской компании», действовавшими на основании опыта, полученного из тщательно ведшейся документации «Китайской внутренней миссии», ныне хранящейся в «Индийском офисе». Они учредили «Женский христианский союз умеренности», который должен был препятствовать потреблению алкоголя в Америке.

Мы говорим, что история повторяется, и в некотором смысле это верно, но повторяется она по восходящей спирали. Сегодня мы узнаем, что некоторые самые крупные компании, «загрязняющие», как считают, землю, являются самыми крупными спонсорами экологического движения. «Большие имена» шлют своё послание. Принц Филипп – один из их героев, однако его сын принц Чарльз владеет миллионами акров лесов в Уэлльсе, где регулярно проводятся промышленные вырубки, и, кроме того принц Чарльз является одним из самых крупных владельцев трущобных жилых кварталов в Лондоне, где уровень загрязнения просто ужасен.

В случае же тех, кто протестовал против «порока пьянства», мы узнаем, что они финансировались Асторами, Рокфеллерами, Вандербильтами, Спелманами и Варбургами, которые имели крупные доли в торговле спиртным. По указанию британской короны лорд Бивербрук (Beaverbrook) приехал из Англии сказать этим богатым семьям Америки, что они должны вкладывать деньги в «Женский христианский союз умеренности». (Это был тот самый лорд Бивербрук, который приехал в Вашингтон в 1940 году и ПРИКАЗАЛ Рузвельту вступить в войну, которая по сути была войной Британии.)

Рузвельт выполнил приказ, разместив флот США в Гренландии, который за 9 месяцев до Перл Харбора выслеживал и атаковал немецкие подлодки. Как и его последователь Джордж Буш, Рузвельт относился к Конгрессу как к надоедливой мухе, действуя как король – это чувство он испытывал в сильной степени, так как он находился в родственных отношениях с королевской семьей. Ф.Д. Рузвельт никогда не просил разрешения Конгресса на свои незаконные действия. Именно это Британия имеет в виду, говоря о своих «особых отношениях с Америкой».

Торговля наркотиками имеет связь с убийством президента Джона Ф. Кеннеди; это мерзкое дело позорит честь нации и будет продолжать это делать, пока правосудие вершат преступники. Есть доказательства, что мафия замешана в этом через ЦРУ, заставляя вспомнить, что все это началось со старой сети Мейера Лански, которая развилась в террористическую организацию «Иргун», а Лански оказался одним из лучших агентов по ведению культурной войны против Запада.

Через более респектабельных посредников Лански был связан с британскими высшими слоями в деле распространения наркотиков и развития азартных игр на Райском острове (Багамские острова) под прикрытием The Mary Carter Paint Company – совместного коммерческого предприятия Лански и британской разведслужбы МИ-6. Лорд Сэссон (Sassoon) был впоследствии убит, потому что он снимал сливки с доходов и грозился выдать всех, если его накажут. Рэй Вольф (Ray Wolfe) был более солиден, представляя канадских Бронфманов. Хотя Бронфманы не были причастны к масштабному предприятию Черчилля «Nova Scotia Project», они были и остаются важными агентами британской королевской семьи по торговле наркотиками.

Сэм Ротберг (Sam Rothberg), близкий соратник Мейера Лански, работал также с Тибором Розенбаумом (Tibor Rosenbaum) и Пинчас Сапиром (Pinchas Sapir), все трое являлись ключевыми фигурами в наркобизнесе Лански. Розенбаум вел операции по отмыванию денег в Швейцарии через Banque du Credite International, специально учрежденный им для этих целей. Этот банк быстро расширил свою деятельность и стал главным банком, используемым Лански и его помощниками-гангстерами для отмывания денег, полученных от проституции, наркотиков и прочего рэкета мафии.

Следует отметить, что банк Тибора Розенбаума использовался теневым шефом британской разведки сэром Уильямом Стефенсоном (Sir William Stephenson), правая рука которого майор Джон Мортимер Блумфильд (John Mortimer Bloomfield), канадский гражданин, возглавлял Пятый отдел ФБР во время Второй Мировой Войны. Стефенсон был одним из первых, кто в XX веке стал членом Комитета 300, хотя Блумфильд так и не достиг этого. Как я показал в серии монографий об убийстве Кеннеди, именно Стефенсон тайно руководил операцией, которая была разработана под руководством Блумфильда. Прикрытие для убийства Кеннеди осуществляла другая связанная с наркотиками организация – Permanent Industrial Expositions (PERMINDEX) («Постоянная Промышленная Выставка»), созданная в 1957 году и размещавшейся в здании компании World Trade Mart («Всемирный торговый рынок») в центре Нью-Орлеана.

Блумфильд был также адвокатом семьи Бронфманов. Компания World Trade Mart была создана полковником Клеем Шоу (Clay Shaw) и шефом Пятого отдела ФБР в Нью-Орлеане Ги Баннистером (Guy Bannister). Шоу и Баннистер были близко знакомы с Ли Харви Освальдом, обвиненным в убийстве Кеннеди и убитым наемным агентом ЦРУ Джеком Руби прежде чем он смог доказать, что не он стрелял в Кеннеди. Вопреки мнению Комиссии Уоррена и многочисленным официальным докладам, ТАК И НЕ БЫЛО УСТАНОВЛЕНО ни то, что Освальд был владельцем винтовки «Манлихер», предполагаемого орудия убийства (что не соответствует действительности), ни то, что он стрелял из нее. Связь между торговлей наркотиками, Шоу, Баннистером и Блумфильдом подтверждалась неоднократно, и нет необходимости вновь касаться здесь этого вопроса.

Непосредственно после Второй мировой войны одним из самых распространенных методов, которым для отмывания денег пользовалась компания Resorts International и другие компании, связанные наркоторговлей, была отправка наличности курьерской службой в банк, специализирующийся на отмывании грязных денег. Сейчас все изменилось. Только «мелкая рыбешка» все еще использует этот рискованный метод. «Крупная рыба» проводит свои деньги через систему CHIPS, сокращение для Clearing House International Payment System («Расчетная палата системы международных платежей»), созданную на базе расположенной в Нью-Йорке компьютерной системы «Бэрроуз» (Burroughs). Эту систему используют двенадцать крупнейших банков. Одним из них является «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), другим – Credit Suisse («Швейцарский кредит»), который на первый взгляд является образцом добропорядочности в банковском деле – если глубоко не вдаваться в суть его операций. В сочетании с системой SWIFT («Society for World International Financial Transfers» – «Общество всемирных международных финансовых переводов»), базирующейся в штате Вирджиния, грязные деньги становятся невидимыми. Только явная небрежность время от времени подбрасывает ФБР удачу при условии, что ему не приказывают смотреть на это сквозь пальцы. С поличным конфискуют только деньги наркодилеров низшего эшелона. Элита же – Drexel Burnham («Дрексель Бернхам»), Credite Suisse, «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC) – избегает разоблачения. Но эта ситуация, возможно, также изменится с крахом Bank of Credit and Commerce International (BCCI), в результате которого может всплыть много фактов о наркоторговле, если, конечно, будет проведено надлежащее расследование.

Одним из самых ценных активов в портфеле Комитета 300 является компания American Express (AMEX). Ее президенты регулярно занимают места в Комитете 300. Я впервые заинтересовался AMEX во время расследования, которое привело меня к Trade Development Bank («Банку развития торговли») в Женеве. Позднее это доставило мне кучу неприятностей. Я обнаружил, что Trade Development Bank, возглавляемый тогда Эдмундом Сафра (Edmund Safra), ключевым человеком в торговых операциях типа «золото – опиум», поставлял тонны золота на гонконгский рынок.

Перед поездкой в Швейцарию, я съездил в Преторию, Южная Африка, где я встречался с д-ром Крисом Сталсом (Dr. Chris Stals), в то время заместителем управляющего South African Reserve Bank («Южноафриканского резервного банка»), который контролировал все оптовые сделки с южноафриканским золотом. После нескольких разговоров в течение недели мне было сказано, что банк не может продать мне десять тонн золота, которое я был уполномочен купить от имени клиентов, которых, как предполагалось, я представлял. Мои друзья в надлежащих местах знали, как изготовлять документацию, не вызывающую сомнений.

Резервный Банк отослал меня к некой швейцарской компании, которую я назвать не могу, ибо это нарушит прикрытие. Мне также дали адрес Trade Development Bank в Женеве. Целью моего эксперимента было раскрыть механизм того, как продается и перемещается золото и, во-вторых, проверить поддельные документы, которые были приготовлены мне моими друзьями, бывшими разведчиками, которые специализировались на такого рода делах. Помните «М» в серии «Джеймс Бонд»? Позвольте мне уверить вас, что «М» действительно существует, только его истинный инициал «С». Документы, которые были у меня, состояли из «ордеров на покупку» от лихтенштейнских компаний с соответствующими подкрепляющими бумагами.

Когда я обратился в Trade Development Bank, там меня сначала сердечно приветствовали, но по мере продвижения переговоров подозрительность усиливалась, пока я не почувствовал, что для меня уже небезопасно посещать банк, и не сказав никому в банке, я покинул Женеву. Позднее этот банк был продан American Express. Компания American Express подверглась краткой проверке со стороны бывшего Генерального прокурора США Эдвина Миза (Meese), после чего он был быстро уволен с должности и объявлен «коррупционером». Я установил, что American Express всегда являлась каналом для отмывания наркоденег, и, более того, никто не смог объяснить мне, почему частная компания имеет право печатать доллары – разве не долларами являются дорожные чеки American Express? Впоследствии я разоблачил связь между Сафра и American Express и их причастность к торговле наркотиками, что огорчило многих, как можно предположить. Член Комитета 300 Джэфет (Japhet) управляет компанией Charterhouse Japhet, которая в свою очередь контролирует компанию Jardine Matheson как прямой выход на гонконгскую торговлю опиумом. Джэфеты, как говорят, являются английскими квакерами. Семья Матесонов, также члены Комитета 300, была главной фигурой в торговле опиумов в Китае, по крайней мере вплоть до 1943 года. Матесоны постоянно значились в Почетном списке королевы Англии с начала XIX столетия.

Высших распорядителей торговли наркотиками в Комитете 300 не мучит совесть из-за того, что каждый год они разрушают миллионы человеческих жизней. Они являются гностиками, катарами, членами культа Диониса, Озириса или того хуже. Для них «обычные» люди существуют лишь как средство достижения собственных целей. Их первосвященники, Булвер-Литтон (Bulver-Litton) и Олдос Хаксли (Aldos Huxley), проповедуют евангелие наркотиков как полезных веществ. Процитируем Хаксли:

«А для личного ежедневного употребления всегда существовали химические интоксиканты. Все растительные седативы (успокаивающие средства) и снотворные (обезболивающие), все эйфорики, растущие на деревьях, галлюциногены, зреющие в ягодах, употреблялись людьми с незапамятных времен. И к этим средствам изменения сознания современная наука прибавила свою гамму синтетических веществ. Для неограниченного употребления Запад разрешил только алкоголь и табак. Все другие химические Двери в Стене объявлены НАРКОТИКАМИ».

Для олигархов и плутократов Комитета 300 наркотики решают две задачи: во первых, приносят колоссальные суммы денег и, во-вторых, окончательно превращают народ в бездумных наркотических зомби, которыми будет легче управлять, чем людьми, не нуждающимися в наркотиках, ибо наказание за мятеж будет означать прекращение снабжения героином, кокаином, марихуаной и др. Для этого необходимо легализовать наркотики, так что МОНОПОЛЬНАЯ СИСТЕМА, которая уже готова к введению, как только сложные экономические условия, предвестником которых является депрессия 1991 года, вызовет резкое повышение спроса на наркотики по мере того, как тысячи постоянно безработных станут обращаться к наркотикам как к утешению.

В одной из совершенно секретных статей «Королевского института международных дел» этот сценарий изложен следующим образом (частично):

«…будучи неудовлетворенными христианством и при широком распространении безработицы, те, кто останется без работы в течение пяти и более лет, отвернутся от церкви и будут искать утешения в наркотиках. Именно тогда должен быть установлен полный контроль за торговлей наркотиками, чтобы правительства всех стран, которые находятся под нашей юрисдикцией, имели бы МОНОПОЛИЮ, которой мы будем управлять через снабжение… Наркотические бары позаботятся о непокорных и несогласных, потенциальные революционеры будут превращены в безвредных наркоманов, не обладающих собственной волей…».

Имеется достаточно много доказательств, что ЦРУ и британская разведка, особенно МИ-6, уже по крайней мере десять лет работают над достижением этой цели.

«Королевский институт международных дел» использовал труд всей жизни Олдоса Хаксли и Булвер-Литтона как программу достижения такого состояния человечества, когда люди уже не будут обладать собственной волей в условиях Нового Мирового Порядка и быстро приближающегося Нового Темного Века. Давайте посмотрим, что «первосвященник» Олдос Хаксли говорит об этом:

«Во многих обществах на многих уровнях цивилизации были предприняты попытки совместить наркотическое опьянение с Божественным опьянением. В древней Греции, например, этиловый спирт имел свое место в официальной религии. Дионис, Бахус, как мы часто его называем, был настоящим божеством. Полное запрещение химических изменений (сознания) может быть закреплено законодательно, но не может быть навязано принудительно. (ЯЗЫК НАРКОТИЧЕСКОГО ЛОББИ НА КАПИТОЛИЙСКОМ ХОЛМЕ).

Теперь давайте рассмотрим другой тип наркотика – еще не открытого, но, быть может, уже находящегося на пороге открытия – наркотика, делающего людей счастливыми в ситуациях, в которых они обычно несчастны. (Может ли быть более несчастным человек, который ищет и не может найти работу?) Такой наркотик был бы благословением, но благословением, чреватым серьезными социальными и политическими опасностями. Сделав безвредные эйфорические вещества свободно доступными, какой-нибудь диктатор (читай Комитет 300) смог бы примирить все население с состоянием дел, с которым уважающий себя человек не должен примиряться».

Вполне диалектический шедевр. Что Хаксли защищает и что является официальной политикой Комитета 300 и его суррогата КИМД – можно просто определить как контроль и управление массовым сознанием. Как я часто говорил, все войны – войны за души людей. До нас не доходит, что торговля наркотиками – война слабой интенсивности, ведущаяся необычными методами против всего человечества. Такая необычная война – самая опасная форма войны, которая, раз начавшись, уже не закончится.

Некоторые могут поставить под вопрос причастность британской королевской семьи к торговле наркотиками. Увидеть это напечатанным в газетах было бы абсурдным, и в наши дни в печати это очень часто представляется именно так – абсурдным. Очень старое правило разведки гласит: «Если вы хотите что-то спрятать, положите это на самое видное место».

Книга Ф.С. Тернера «БРИТАНСКАЯ ОПИУМНАЯ ПОЛИТИКА» (F. S. Turner, «British Opium Policy»), опубликованная в 1876 году, показывает, как британская монархия и прихлебатели-родственники королевской семьи были глубоко вовлечены в торговлю опиумом. Тернер был секретарем «Англо-восточного общества за прекращение опиумной торговли». Он отклонил требование молчать, выдвинутое представителем короны сэром Р. Темплем (Sir R. Temple). Тернер утверждал, что правительство, а следовательно и корона, должны отказаться от опиумной монополии «и если вообще получать какие-либо доходы, то получать только то, что проистекает из налогов, которые честно должны использоваться в качестве сдерживающей силы».

Тернеру ответил представитель монархии лорд Лоуренс, который боролся против потери монополии БОИК. «Было бы желательно избавиться от монополии, но лично я не склонен быть инициатором изменений. Если это лишь вопрос о скромных убытках, которые мы можем себе позволить, то я бы без колебания принял необходимые меры». (Взято из калькуттских газет 1870 года.)

К 1874 году борьба против глубокого вовлечения британской монархии и аристократии в опиумную торговлю в Китае стала разгораться. «Англо-восточное общество за прекращение опиумной торговли» настойчиво нападало на тогдашнюю аристократию и бесстрашно усиливало свои атаки – пример, которому нам необходимо следовать. Общество считало, что Цяньцзиньский Договор, который вынудил Китай согласиться с импортом огромного количества опиума, был подлым преступлением против китайского народа.

Появился мощный воин, Джозеф Гранди Александер (Joseph Grundy Alexander), адвокат по профессии, который в 1866 году возглавил сильную атаку против опиумной политики британской короны в Китае, в ходе которой он открыто упоминал об участии в этой торговле королевской семьи и аристократии. Тогда в первый раз Александер раскрыл перед всеми истинную роль Индии, «сокровища короны» во всем этом деле. Он возложил вину именно на тех, на кого следует – то есть прямо на монархию, на так называемую аристократию и их слуг в британском правительстве.

Под влиянием Александера общество приняло на себя обязательство полностью прекратить выращивание опиумного мака в Бенгалии, Индия. Александер оказался доблестным воином без страха и упрека. Благодаря его лидерству в борьбе, наркоаристократия стала действовать нерешительно перед лицом его открытых разоблачений королевской семьи и ее прихлебателей; несколько членов парламента из числа консерваторов, юнионистов и лейбористов начали выступать в его поддержку.

Лорд Кимберли, представитель королевской семьи и сам сильный олигарх, пригрозил, что любые попытки вмешаться в то, что он назвал «национальной торговлей», столкнутся с серьезным противодействием кабинета. Александер и его общество продолжали свою деятельность перед лицом бесчисленных угроз, и, в конце концов, парламент согласился назначить «Королевскую комиссию по расследованию торговли опиумом» во главе с лордом Кимберли, который был Министром по делам Индии. Вряд ли можно было найти более неподходящую личность для главы этой комиссии. Это было подобно тому, как если бы Даллеса назначили в Комиссию Уоррена.

В своем первом заявлении лорд Кимберли дал понять, что он скорее уйдет в отставку со своей высокой должности, чем согласится на резолюцию об отказе от «доходов от индийского опиума». Следует отметить, что под «доходами от индийского опиума» подразумевались деньги, которые якобы использовались на благо всего английского народа. Это такая же ложь, как и идея о том, что народ Южной Африки имеет долю в громадных прибылях от продажи золота и алмазов. Доход от индийского опиума шел прямо в сейфы и карманы аристократов, олигархов и плутократов и делал их миллиардерами.

Книга Роунтри «ИМПЕРСКАЯ ТОРГОВЛЯ НАРКОТИКАМИ» (Rowntree, «The Imperial Drug Trade») дает захватывающий отчет о том, как премьер-министр Гладстон и его сообщники-плутократы лгали, мошенничали, изворачивались и выкручивались, чтобы скрыть от общественности то, что британская монархия завязла в торговле опиумом. Книга Роунтри – кладезь информации о глубоком вовлечении королевской семьи и английской аристократии в опиумную торговлю, а также об огромных состояниях, которые они накопили на страданиях китайских курильщиков опиума.

Лорд Кимберли, секретарь комиссии по расследованию, сам был глубоко замешан в торговле опиумом, поэтому он делал все, что в его власти, чтобы закрыть расследование для тех, кто искал правду. Наконец, под сильным давлением общественности, королевская комиссия была вынуждена приоткрыть дверь для такого расследования, так что стало известно, что самые высокопоставленные лица в стране ведут торговлю опиумом и получают огромные прибыли. Но эту дверь быстро захлопнули, и королевская комиссия не вызвала в качестве свидетелей ни одного эксперта. После этого она работала в течение абсурдно короткого времени, а затем и вовсе прекратила свою деятельность. Комиссия эта была не чем иным, как фарсом и прикрытием, к чему мы уже привыкли в Америке двадцатого века.

Семьи «восточного либерального истэблишмента» США точно так же были глубоко вовлечены в опиумную торговлю в Китае, как и британцы, и сегодня это положение сохраняется. Свидетельство того – недавняя история, когда президент Джеймс Эрл Картер сверг шаха Ирана. Почему шах был отстранен и затем убит правительством США? Говоря одним словом – из-за НАРКОТИКОВ. Шах ограничил и фактически положил конец безмерно прибыльной торговле опиумом, которую вели британцы в Иране. К тому времени, когда шах взял Иран под свой контроль, там был уже миллион опиумно-героиновых наркоманов.

Этого британцы стерпеть не могли, поэтому они направили Соединенные Штаты делать за них грязную работу в рамках «особых отношений» между двумя странами. Когда Хомейни захватил посольство США в Тегеране, поставки оружия из США, начатые еще при шахе, не были прерваны. Почему? Если бы США сделали это, Хомейни запретил бы британскую монополию в торговле опиумом в своей стране. Чтобы подтвердить эту точку зрения, укажем, что после 1984 года либеральное отношение Хомейни к торговле опиумом привело к увеличению числа наркоманов до 2 миллионов, согласно статистике ООН и Всемирной организации здравоохранения.

Как Президент Картер, так и его последователь Рональд Рейган сознательно и с полным представлением о том, что поставлено на карту, продолжали снабжать оружием Иран, даже когда американские заложники томились в плену. В 1980 году я написал монографию под названием «Что действительно произошло в Иране», в которой излагались факты. Торговля оружием с Ираном была оформлена на встрече между Сайрусом Венсом, слугой Комитета 300, и д-ром Хашеми, после чего ВВС США немедленно начали переброску оружия в Иран, которая не прекращалась даже в разгар кризиса с заложниками. Оружие доставлялось из запасов Армии США в Германии, а некоторые партии шли непосредственно из Соединенных Штатов с дозаправкой самолетов на Азорских островах.

С приходом Хомейни, который был поставлен у власти в Иране Комитетом 300, производство опиума стремительно подскочило вверх. К 1984 году производство опиума в Иране превысило 650 тонн в год. Картер и Рейган сделали все, чтобы не было дальнейших помех в опиумной торговле, и они выполнили мандат, данный им для этой цели олигархическими семьями Британии. Вскоре по количеству производимого опиума Иран стал соперничать с «золотым треугольником».

Шах не был единственной жертвой Комитета 300. Уильям Бакли, шеф отдела ЦРУ в Бейруте, при всем своем недостатке знаний о том, кто стоит за торговлей опиумом, начал расследования в Иране, Ливане и даже Пакистане. Из Исламабада Бакли начал посылать разоблачительные доклады в Лэнгли о растущей торговле опиумом в «золотом полумесяце» и Пакистане. Посольство США в Исламабаде было подожжено, но Бакли удалось избежать нападения толпы и вернуться в Вашингтон, поскольку его прикрытие было раскрыто неизвестными силами.

Затем случилась весьма странная вещь. Вопреки всем правилам, установленным ЦРУ для случаев, когда прикрытие агента разоблачают, Бакли вновь был послан в Бейрут. ЦРУ фактически приговорило его к смерти, чтобы заставить его замолчать, и на этот раз приговор был приведен в исполнение. Бакли был похищен агентами Комитета 300. Во время зверских допросов, которые вел генерал Мохаммед эль Хоуили из сирийской разведки, пытаясь заставить Бакли раскрыть имена всех агентов DEA в этих странах, он был жестоко убит. Попытки раскрыть широкомасштабную торговлю опиумом, ведущуюся из Пакистана, Ливана и Ирана стоили Бакли жизни.

Если еще оставшиеся в этом мире свободные люди полагают, что они единолично или малыми группами могут помешать торговле наркотиками, они жестоко ошибаются. Они могут отрезать какие-то щупальца кокаиновой или героиновой торговли, но никак не голову. Коронованные кобры Европы и семьи «восточного либерального истэблишмента» не потерпят этого. «Война против наркотиков», которую якобы ведет администрация Буша, служит для ТОТАЛЬНОЙ легализации ВСЕХ видов и форм наркотиков. Эти наркотики – не просто социальный порок, но полномасштабная попытка установить контроль над сознанием людей нашей планеты, или, как говорят об этом авторы «Заговора Водолея»: «вызвать радикальные изменения в Соединенных Штатах». ЭТО ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ ЗАДАЧА КОМИТЕТА 300, АБСОЛЮТНО ТАЙНОГО ОБЩЕСТВА.

Ничего не изменилось в опиумно-героиново-кокаиновой торговле, она все еще ведется теми самыми семьями из «высшего класса» Британии и США. Это все еще баснословно доходная торговля, где кажущиеся большими убытки, причиненные конфискациями наркотиков властями, списываются в залах заседаний в Нью-Йорке, Гонконге и Лондоне за портвейном и сигарой как «просто накладные расходы».

Британский колониальный капитализм всегда был оплотом олигархической феодальной системы привилегий в Англии и остается таковым до сегодняшнего дня. Когда бедный, простодушный, богобоязненный народ в Южной Африке, который стал известен как буры, попал в 1899 году в запятнанные кровью руки британской аристократии, эти люди не могли себе представить, что отвратительно жестокая война, которую вела королева Виктория, финансировалась невероятно огромными суммами денег, которые пришли из «мгновенных состояний» опиумной торговли БОИК в Китае.

Члены Комитета 300 Сесил Джон Родс, Барней Барнато (Barney Barnato) и Альфред Бейт (Alfred Beit) подстрекали и организовали войну. Родс был главным агентом Ротшильдов, которые в первую очередь загребали деньги из торговли опиумом. Эти грабители, мошенники и лгуны – Родс, Барнато, Оппенгеймер (Oppenheimer), Джоэл (Joel) и Бейт – лишили буров исконно принадлежащих им золота и алмазов, лежащих в их земле. Южноафриканские буры не получили ничего из МИЛЛИАРДОВ И МИЛЛИАРДОВ долларов, полученных от продажи ИХ золота и алмазов.

Комитет 300 быстро захватил контроль над этими громадными сокровищами, который он поддерживает и сейчас через одного из своих членов сэра Гарри Оппенгеймера. Средний южноафриканец получает $100 в год на одного человека от добычи золота и алмазов. МИЛЛИАРДЫ же текут банкирам Комитета 300. Это одна из самых мерзких и гнусных историй алчности, грабежа и убийства нации в анналах истории.

Как смогла британская корона осуществить этот ошеломляющий обман в столь гигантских масштабах? Чтобы выполнить такую геркулесовскую задачу, требуется высококвалифицированная организация преданных агентов на местах, которые выполняли бы ежедневные инструкции, исходящие от иерархии заговорщиков. Первым шагом была пропагандистская кампания, изображавшая буров как нецивилизованных варваров, лишь слегка похожих на людей и лишающих британских граждан права голосовать в Бурской Республике. Затем Полю Крюгеру, лидеру Трансваальской Республики, были предъявлены заведомо невыполнимые требования. Далее последовала серия инсценированных инцидентов, которые спровоцировали бы буров на возмездие, но это также не сработало. Затем последовал постыдный рейд Джеймсона, в котором некий Джеймсон повел банду из нескольких сотен вооруженных людей в атаку на Трансваль. После этого немедленно разразилась война.

Королева Виктория вооружила самую большую и хорошо снаряженную армию того времени (1898 год). Виктория думала, что война закончится за две недели, так как буры не имели постоянной армии и обученной милиции и не смогли бы противостоять 400 000 солдат, набранным из британских низших классов. Население призывного возраста у буров, считая фермеров и их сыновей, не превышало 80 000 человек, некоторым из них было по четырнадцать лет. Редьярд Киплинг (Rudyard Kipling) также думал, что война закончится меньше чем за неделю.

Но вместо этого, с винтовкой в одной руке и библией в другой, буры продержались три года. «Мы отправились в Южную Африку, думая, что война окончится за неделю,» – говорил Киплинг. «А буры преподали нам немало уроков». Такой же урок можно было бы преподать Комитету 300 и сегодня, если бы мы смогли поставить в строй 10 000 лидеров, хороших и преданных людей, чтобы повести наш народ в борьбе против гигантского чудовища, угрожающего уничтожить все, за что стоит наша Конституция.

После окончания войны в 1902 году британская корона должна была закрепить свой контроль над невообразимым богатством из золота и алмазов, которые лежали под бесплодными степями бурских республик Трансвааль и Оранжевая. Это было сделано с помощью «Круглого стола» из легенды о Короле Артуре и его рыцарях. «Круглый стол» – это, строго говоря, операция отдела МИ-6 британской разведки, разработанная Комитетом 300, которая вместе с программой стипендий Родса является кинжалом в сердце Америки.

Круглый Стол был учрежден в Южной Африке Сесилем Родсом и финансировался семьей английских Ротшильдов. Его целью была подготовка лояльных британской короне деловых лидеров, которые обеспечили бы короне приток доходов от огромных сокровищ в виде золота и алмазов. Южноафриканцев лишили всего, принадлежащего им по праву рождения, настолько быстро и эффективно, что стало очевидным следующее: такое было под силу только централизованно управляемой команде. Этой централизованной командой был Комитет 300.

Тот факт, что это было осуществлено, сомнению не подлежит. К началу 1930-х годов британская корона мертвой хваткой держала в своих руках крупнейшие в мире запасы золота и алмазов. КОМИТЕТ 300 ПОЛУЧИЛ В СВОЁ РАСПОРЯЖЕНИЕ ОГРОМНЫЕ БОГАТСТВА ОТ ТОРГОВЛИ НАРКОТИКАМИ, А ТАКЖЕ НЕ МЕНЕЕ ОГРОМНЫЕ БОГАТСТВА В ВИДЕ ЗАПАСОВ МЕТАЛЛОВ И МИНЕРАЛОВ ЮЖНОЙ АФРИКИ. Над всем миром был установлен полный финансовый контроль.

Круглый Стол играл в этом деле ключевую роль. Явно выраженной задачей «Круглого стола» после проглатывания Южной Африки было свести на нет преимущества, полученные Соединенными Штатами в результате Американской войны за независимость и вновь поставить США под британский контроль. Для этой цели большое значение имели организаторские способности, которые имелись у лорда Альфреда Милнера, протеже семьи лондонских Ротшильдов. После процедуры отбора членов «Круглого стола» по принципам масонства шотландского ритуала, избранные из избранных проходили интенсивное обучение в Кембриджском и Оксфордском университетах под пристальным оком Джона Раскина (Ruskin), «коммуниста старой школы», как он сам признавался, и Т.Х. Грина (Green), оперативного работника МИ-6.

Именно Грин, сын христианского евангелистского священнослужителя, выпестовал Родса, Милнера, Джона Уилера Беннета (John Wheeler Bennet), А.Д. Линсдея (A. D. Lindsay), Джорджа Бернарда Шоу и Ялмара Шахта (Hjalmar Schacht), министра финансов Гитлера. Я остановлюсь здесь, чтобы напомнить читателям, что «Круглый стол» – это только ОДИН СЕКТОР огромного и всеохватывающего Комитета 300. Даже сам «Круглый стол» состоит из переплетения компаний, учреждений, банков и учебных заведений, распутывать которое даже квалифицированному актуарию из страховой компании пришлось бы не менее года.

Члены «Круглого стола» расползлись по всему миру, чтобы взять в руки контроль за финансовой политикой и политическими лидерами во всех странах, где они действуют. В Южной Африке генерал Сматс (Smuts), сражавшийся против британцев в Бурской войне, был «обращен» и стал ведущим разведывательным, военным и политическим агентом, который поддерживал интересы британской короны. В США в последние годы задача выведения страны из игры выпала на Уильяма Янделла Эллиота (William Yandell Elliot), который воспитал Генри Киссинджера и организовал его молниеносный подъем к власти в качестве главного советника Комитета 300 по США.

Уильям Янделл Эллиот был «американцем в Оксфорде», который уже хорошо послужил Комитету 300, что является предпосылкой для более высокой должности на службе Комитету 300.

После окончания Университета Вандербильта (Vanderbilt University) в 1917 году, Эллиот был отобран для работы в банковской сети Ротшильдов-Варбургов. Он работал в «Федеральном резервном банке Сан-Франциско» и дошел до должности директора. Здесь он действовал как офицер разведки Варбургов-Ротшильдов, сообщая о важных областях США, за которыми он вел наблюдение. «Масонские» наблюдатели заметили таланты Эллиота и рекомендовали его для стипендии Родса, и в 1923 году он поехал в Баллиол Колледж (Balliol College) Оксфордского университета, под «спящими шпилями» которого скрывалась сеть интриг и будущие предатели Запада.

Баллиол Коледж и сейчас является центром вербовки кандидатов для «Круглого стола». После основательной промывки мозгов, проведенной представителем «Тавистокского института человеческих отношений» А. Д. Линдсеем, который сменил ректора Баллиол Колледжа Т. Х. Грина, Эллиот был принят в «Круглый стол» и затем был послан в КИМД, где получил назначение, которое состояло в том, чтобы он вернулся в США и стал лидером в академических кругах.

Основа философии «Круглого стола» состояла в том, чтобы продвигать своих членов на должности, позволяющие формулировать и проводить в жизнь социальную политику через социальные институты, посредством которых можно было бы манипулировать тем, что Раскин называл «массами». Члены «Круглого стола» просачивались на высшие должности банковского дела после прохождения курса в Тавистокском Институте. Курс был составлен лордом Леконсфильдом, приближенным британской королевской семьи, а затем его читал Роберт Бранд, который впоследствии возглавил крупный французский банк Lazard Freres. КИМД был и остается учреждением, которое теснейшими узами связано с британской монархией.

Круглый Стол имеет ряд дочерних организаций, включая следующие: «Бильдербергский Клуб» (Бильдербергеры – the Bilderbergers), основателем и руководителем которых является Дункан Сэндис (Duncan Sandys), выдающийся политик и зять покойного Уинстона Черчилля; «Фонд Дитчли» (Ditchley Foundation), тайный клуб банкиров, который я разоблачил в моей работе 1983 года «Международный заговор банкиров: „Фонд Дитчли“», «Трехсторонняя Комиссия», «Атлантический Совет Соединенных Штатов» и «Аспенский институт гуманитарных исследований», тайным закулисным создателем которых был лорд Баллок (Lord Bullock) из КИМД, который руководил деятельностью Роберта Андерсона.

Путь к власти Генри Киссинджера, главного агента КИМД в США, – это история триумфа британской монархии над Республикой Соединенных Штатов Америки. Это ужасный рассказ, слишком длинный, чтобы приводить его здесь. Тем не менее, было бы небрежностью с моей стороны, если бы я не упомянул хотя бы о нескольких главных фактах взлета Киссинджера к славе, богатству и власти.

После обязательной службы в Армии США, где он был шофером Фрица Кремера и исколесил всю разрушенную войной Германию, Киссинджер был отобран – благодаря семье Оппенгеймеров – для дальнейшего обучения в Уилтон Парк. В то время Киссинджер имел звание рядового. В 1952 году Киссинджера направили в Тавистокский Институт, где его обработкой занимался Р. В. Дикс (R. V. Dicks), который буквально вывернул его наизнанку. После этого уже ничто не могло сдержать Киссинджера. Его направили служить в нью-йоркское отделение «Совета по международным отношениям» Джорджа Франклина (George Franklin) и Гамильтона Фиша (Hamilton Fish).

Считается, что проект официальной ядерной политики США был представлен Киссинджеру во время его пребывания в Тавистоке. Киссинджер принял непосредственное участие в дальнейшем оформлении этого проекта во время семинара «Круглого стола» «Ядерное Оружие и Внешняя Политика», который выдвинул доктрину, известную как «гибкий ответ» – полнейшая иррациональность, которая стала известной под сокращенным названием MAD («безумный», прим. перев.).

Благодаря Уильяму Янделлу Эллиоту и при попечительстве Джона Уилера Беннета, главного директора «Круглого стола» со стороны разведслужб и шефа по полевым операциям МИ-6 в США, Киссинджер стал «любимым сыном» Эллиота, о чем он написал в своей книге «Прагматический переворот в политике». Киссинджер был кооптирован в «Круглый стол», чтобы проталкивать монетаристскую политику, которую он изучал на «Международных гарвардских семинарах».

Киссинджер жадно поглощал поучения Эллиота; он больше не был похож на человека, которого генерал Кремер когда-то описывал как «моего маленького шофера-еврейчика». Киссинджера осенило духом магистра Баллиола, и он стал рьяным учеником прогнившей британской аристократии. Восприняв философию Тойнби, главного директора по разведке для МИ-6 в КИМД, Киссинджер использовал ее положения для своей дипломной «диссертации».

К середине шестидесятых годов Киссинджер доказал свою полезность «Круглому столу» и КИМД, то есть британской монархии. В качестве поощрения и одновременно в качестве испытания Киссинджер был отдан в распоряжение маленькой группы, в которую входили Джеймс Шлезингер (James Schlessinger), Александр Хейг и Даниэл Элсберг (Daniel Ellsberg). «Круглый стол» обычно проводил серию экспериментов. С этой группой сотрудничал главный теоретик «Института политических исследований» Ноам Чомски.

Хейг, как и Киссинджер, работал для генерала Кремера, но не как шофер, и генерал нашел ряд различных вакансий в Министерстве обороны для своего протеже. Как только Киссинджер был назначен советником по национальной безопасности, Кремер добился, чтобы Хейг был назначен его заместителем. Эллсберг, Хейг и Киссинджер позднее привели в действие уотергейтский план КИМД, чтобы изгнать Никсона за неподчинение прямым распоряжениям Комитета 300. Хейг играл главную роль в психологической обработке и давлении на президента Никсона, и в результате этой деятельности по «размягчению воли» президента фактическое управление Белым домом перешло в руки Киссинджера. Как я упоминал в 1984 году, Хейг был посредником Белого дома, известным под кличкой «глубокая глотка» («deep throat»), который передавал информацию команде Вудварда и Бернштейна из газеты «Вашингтон пост».

Уотергейтское преследование Никсона в том время было самым крупным переворотом, осуществленным «Круглым столом», являющимся агентством и инструментом КИМД. Все запутанные нити этого дела вели к «Круглому столу», а от него к КИМД и непосредственно к королеве Англии. Унижение Никсона было предметным уроком и предупреждением будущим президентам Соединенных Штатов, чтобы они не воображали, что могут пойти против Комитета 300 и победить. Кеннеди был безжалостно убит на виду у всего американского народа по той же причине; фигура же Никсона не считалась столь значительной, чтобы удостоить его участи Джона Ф. Кеннеди.

Но какой бы метод ни избирался, Комитет 300 принимает меры, чтобы до сознания каждого претендента на место в Белом доме дошло предупреждение: «нет ни одного человека вне пределов нашей досягаемости». О том, что это предупреждение остается в силе, как во времена убийства Кеннеди и изгнания Никсона, свидетельствует поведение президента Джорджа Буша, чье старание услужить своим хозяевам должно стать причиной серьезной озабоченности тех, кто обеспокоен будущим США.

Цель этого мероприятия стала ясной из случая с «документами Пентагона» и из факта назначения Шлезингера в администрацию Никсона для того, чтобы он тормозил работу оборонных ведомств и противодействовал развитию атомной энергетики. Эту роль Шлезингер выполнял, занимая ответственную должность в «Комиссии по атомной энергетике», играющей одну из ключевых ролей в деиндустриализации Соединенных Штатов в рамках стратегии постиндустриального нулевого роста, запланированного «Римским клубом». Начиная с этого момента мы можем проследить корни экономической депрессии 1991 года, которая стоила работы 30 миллионам американцев.

Проникнуть в Комитет 300 и олигархические семьи, которые его составляют, практически невозможно. С них очень трудно сорвать камуфляж. Каждый свободолюбивый американец должен знать следующее: Комитет 300 диктует всю внешнюю и внутреннюю политику Соединенных Штатов в течение уже более 200 лет. Наиболее наглядно это проявилось в случае с так называемой «доктриной Трумэна», которую Черчилль буквально вдолбил в голову этого маленького человека из городка Индепенденс, штат Миссури.

Вот лишь некоторые из бывших членов, чьи потомки заняли вакантные места после их смерти, а также нынешние члены Комитета 300: сэр Марк Тернер (Sir Mark Turner), Джеральд Виллиерс (Gerald Villiers), Самуил Монтегю (Samuel Montague), Инчкейпы (Inchcapes), Кесвики (Keswicks), Пизы (Peases), Шредеры (Schroeders), Арли (Airlies), Черчилли (Churchills), Фрезеры (Frasers), Лазары (Lazars) и Джардин Матесоны (Jardine Mathesons). Полный список членов Комитета 300 представлен в другом месте этой книги; эти люди из Комитета 300 ПРИКАЗАЛИ Президенту Вильсону выступить против Германии в Первую Мировую войну; этот Комитет приказал Рузвельту спровоцировать японскую атаку на Перл Харбор с целью вступления Соединенных Штатов во Вторую Мировую войну.

Эти люди, этот Комитет приказали нашей нации воевать в Корее, Вьетнаме и в Персидском Заливе. Чистая правда в том, что Соединенные Штаты сражались в пяти войнах этого столетия во имя гнусного Комитета 300. Кажется, что почти никто, за исключением немногих, не остановится и не спросит: «ПОЧЕМУ МЫ СРАЖАЛИСЬ В ЭТИХ ВОЙНАХ?» Большой барабан «патриотизма», воинственная музыка, развевающиеся флаги и желтые ленты, кажется, лишили великую нацию разума.

В пятидесятую годовщину Перл Харбора ведется новая кампания «ненависти к Японии», причем ведет ее самым прямым и бесстыдным образом не «Институт тихоокеанских отношений», а администрация Буша и Конгресс. Преследуется та же самая цель, которую преследовал Рузвельт, провоцируя атаку на Перл Харбор: изобразить японцев агрессорами и развязать экономическую войну, а затем подготовить наши силы для следующей фазы – вооруженной агрессии против Японии.

Этот план уже запущен в действие; дело времени, чтобы наши сыновья и дочери были посланы на убой в угоду феодальным лордам из Комитета 300. Мы должны заявить во всеуслышанье: «Нас намерены принести в жертву не за свободу и не из любви к родине, а за систему тирании, которая скоро охватит весь мир».

Хватка этой организации столь сильна, что 95 % британских граждан, с 1700 года, вынуждены получать в качестве своей доли менее 20 % национального богатства этой страны. Именно это олигархические феодальные лорды Англии любят называть «демократией». Эти изящные, истинные английские джентльмены фактически крайне безжалостны – то, что они сделали в Индии, Судане, Египте, Ираке, Иране и Турции будет повторено в каждой стране при Новом Мировом Порядке – Едином Мировом Правительстве. Они используют любую нацию и ее богатства, чтобы обеспечить свой привилегированный образ жизни. Богатства именно этого класса британской аристократии сложно связаны и переплетены с торговлей наркотиками, торговлей золотом, алмазами и оружием, коммерцией и промышленностью, нефтью, средствами информации и развлекательной индустрией.

Кроме рядовых лейбористов (но не их лидеров), большинство британских политических деятелей происходят из титулованных семей, их титулы наследственны и передаются от отца к старшему сыну. Эта система гарантирует, что никакие «посторонние» не могут и мечтать о политической власти в Англии. Тем не менее, некоторым чужакам удается прорваться в ряды элиты.

Возьмите, например, Лорда Галифакса, бывшего британского посла в Вашингтоне, человека, который передавал приказы Комитета 300 нашему правительству во время Второй Мировой войны. Сын Галифакса Чарльз Вуд женился на мисс Примроуз (Primrose), кровной родственнице лорда Ротшильда. За такими именами, как лорд Суэйтлинг (Swaythling), прячется имя Монтегю, директора Банка Англии, доверенного лица и советника Королевы Елизаветы II – держательницы контрольного пакета акций нефтяной компании «Шелл» (Shell Oil Company). Все они – члены Комитета 300. Некоторые старые барьеры сегодня уже разрушены. Титул сегодня не единственный критерий для допуска в «Римский клуб».

Будет уместным сделать обзор того, что Комитет 300 надеется достичь, и каковы его цели и задачи, прежде чем мы приступим к описанию его огромного, широкомасштабного и взаимосвязанного переплетения банков, страховых компаний, корпораций и т. д. На подготовку нижеследующей информации ушли годы исследований и поисков, в ходе которых сопоставлялись данные сотен документов, а также моих личных контактов, которые дали мне возможность доступа к бумагам, содержащих важные подробности.

Комитет 300 состоит из определенных личностей, специалистов в своих областях, включая специалистов по культу дьявола (cultus diabolicus), химическим средствам изменения сознания, специалистов по убийствам ядами, по разведывательной деятельности, экспертов в банковском бизнесе и во всех областях коммерческой деятельности. Следует упомянуть бывших членов Комитета, учитывая их важную роль в прошлом, а также тот факт, что их места заняли члены их семей, доказавшие, что они стоят этой чести.

В числе членов Комитета находятся старые семьи европейской Черной Аристократии (European Black Nobility), американского «Восточного либерального истэблишмента» (the American Eastern Liberal Establishment) (в иерархии франкмасонства и «Ордена черепа и костей» (order of Skull and Bone)), иллюминаты (the Illuminati), или, как они известны по Комитету «ПОКОРЯЮЩИЙ ВЕТЕР МОРИА» («MORIAH CONQUERING WIND»), «Группа Мумма» (the Mumma Group), «Национальный совет церквей» (The National Council of Churches), «Всемирный совет церквей» (The World Counsil of Churches), «Круг Посвященных» (the Circle of Initiates), «Девять Неизвестных» (the Nine Unknown Men), «Лукус траст» (Lucus Trust), «Иезуитские теологи освобождения» (Jesuit Liberation Teologists), «Орден старейшин Сиона» (The Order of the Elders of Zion), «Князья Нази» (the Nasi Princes), «Международный валютный фонд» (МВФ) (International Monetary Fund (IMF)), «Банк международных расчетов (БМР)» (the Bank of International Settlements (BIS)), «Организация объединенных наций» (ООН) (the Unated Nations (U.N.)), «Централ» (the Central), британская масонская ложа «Кватор Коронати» (British Quator Coronati), итальянская масонская ложа «П-2» (Italian P2 Masonry) (особенно ее члены, входящие в ватиканскую иерархию), «Центральное разведывательное управление» (Central Intelligence Agency), избранный персонал «Тавистокского Института» (Tavistock Institute), различные члены ведущих фондов и страховых компаний, названных в приведенных ниже списках, «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), «Группа Милнера» – «Круглый Стол» (the Milner Group – Round Table), «Фонд Чини» (Cini Foundation), «Германский фонд Маршалла» (German Marshasll Fund), «Фонд Дитчли» (Ditchley Foundation), НАТО (NATO), «Римский клуб» (Club of Rome), движения зеленых (Environmentalists), «Орден Св. Иоанна Иерусалимского» (The Order of St. John of Jerusalem), «Церковь Единого Мирового Правительства» (One World Government Church), «Социалистический Интернационал» (Socialist International), «Черный Орден» (Black Order), «Общество Туле» (Thule Society), «Аненэрбе-Розенкрейцеры» (Anenherbe-Rosicrucianists), «Великие Высшие» (The Great Superior Ones) и буквально СОТНИ других организаций.

Что же мы видим? Непрочное объединение людей со странными идеями? Конечно нет. В составе Комитета 300, который имеет 150-летнюю историю, находятся некоторые из числа самых ярких интеллектов, собранные вместе, чтобы создать полностью тоталитарное и абсолютно управляемое «новое» общество – на самом деле это общество не является новым, все его идеи черпаются из дьявольских культов. Оно стремится к Единому Мировому Правительству, довольно хорошо описанному одним из его покойных членов Г. Уэллсом в его работе, заказанной Комитетом, которую Уэллс смело назвал: «ОТКРЫТЫЙ ЗАГОВОР – ПЛАНЫ МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ» (H. G. Wells, «THE ОPEN CONSPIRACY – PLANS FOR A WORLD REVOLUTION»).

Это было смелое утверждение намерения, но фактически не такое уж и смелое, ибо никто не поверил Уэллсу, кроме «Великих Высших», членов «Аненэрбе» и тех, кого мы назвали бы сегодня «инсайдерами» («инсайдер» – член организации, владеющий ее секретами, перев.) Вот часть из того, что предлагал Уэллс:

«Открытый Заговор проявится сначала, я полагаю, как сознательная организация интеллигентных и, в некоторых случаях, богатых людей; как движение, имеющее четкие социальные и политические цели, по общему согласию игнорирующее большую часть существующего аппарата политического управления или использующее его как случайный инструмент на отдельных стадиях – просто движение некоторого числа лиц в определенном направлении, которые вскоре обнаружат, с некоторым удивлением, общую цель, к которой все они движутся. Всеми возможными средствами они будут оказывать влияние на правительства и управлять ими».

Как и книга Джорджа Оруэлла «1984», работа Уэллса является агитацией масс за Единое Мировое Правительство. Если суммировать, намерения и цели Комитета 300 можно свести к следующему:

Единое Мировое Правительство и единообразная денежная система при постоянных не избираемых наследственных олигархах, которые выбирают лидеров из числа самих себя в форме феодальной системы, как это было в Средние Века. В этом Едином Мире население будет ограничено путем сокращения числа детей на одну семью посредством болезней, войн и голода, пока из всего населения мира не останется 1 миллиард людей, приносящих пользу правящему классу в строго и четко определенных областях деятельности.

Среднего класса не будет – только правители и слуги. Все законы будут унифицированы в рамках юридической системы мировых судов, использующих один и тот же кодекс законов, за исполнением которого будет следить полиция Единого Мирового Правительства, а объединенные вооруженные силы Единого Мира насильно внедрят законы во все бывшие страны, которые больше не будут разделяться границами. Система будет основана на базе благоденствующего государства; кто покорился и служит Единому Мировому Правительству, будет вознагражден средствами к жизни; кто взбунтуется, будет просто заморен голодом или будет объявлен вне закона, став мишенью для каждого, кто захочет убить его. Обладание личным огнестрельным или холодным оружием будет запрещено.

Будет разрешена только одна религия в форме Церкви Единого Мирового Правительства, которая, как мы увидим, начала существовать с 1920 года. Сатанизм, люциферианство и черная магия будут признаны законными предметами обучения с запрещением частных или церковных школ. Все христианские церкви будут разрушены, а само христианство при Едином Мировом Правительстве отойдет в прошлое.

Чтобы ввести положение, при котором не останется никакой личной свободы и никаких концепций свободы, не будет таких вещей как республиканская форма правления и неотъемлемый суверенитет прав народа. Национальная гордость и расовая принадлежность будут искоренены, а в переходный период даже упоминание о расовом происхождении будет предметом суровейших наказаний.

Каждому человеку будет внушено, что он – создание Единого Мирового Правительства. На всех людей будут нанесены идентификационные номера, наличие которых можно будет легко проверить. Эти идентификационные номера будут внесены в сводный файл компьютера НАТО в Брюсселе, Бельгия, к которому все учреждения Единого Мирового Правительства будут иметь мгновенный доступ в любое время. Сводные файлы ЦРУ, ФБР, полиции штатов и местной полиции, Налогового управления США (IRS), Агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA), Агентства социального страхования будут значительно расширены и лягут в основу базы данных персональных досье на каждого жителя США.

Браки будут поставлены вне закона, и семейной жизни, как мы это понимаем сейчас, не будет. Детей будут отбирать у родителей в раннем возрасте, и они будут воспитываться надзирателями как государственное имущество. Такой эксперимент был проведен в Восточной Германии при Эрихе Хонекере, когда детей отбирали у родителей, считавшихся нелояльными гражданами. Женщины будут развращены постоянным процессом «эмансипации женщин». Свободный секс будет принудительным.

Нарушение женщиной в возрасте старше 20 лет установленных правил будет сурово наказываться. После рождения двух детей женщин будут обучать самостоятельным абортам; соответствующие данные будут содержаться в персональном досье каждой женщины в региональных компьютерах Мирового Правительства. Если женщина забеременеет после того, как она родила двух детей, ее насильно отправят в клинику для проведения аборта и при этом будет произведена стерилизация.

Широко распространена будет порнография, а в каждом кинотеатре будут показываться в обязательном порядке порнофильмы, включая гомосексуальную и лесбийскую порнографию. Употребление «восстанавливающих силы» наркотиков будет обязательным – каждому будет выделена квота на наркотики, которые можно будет купить в магазинах Мирового Правительства по всему миру. Будут широко распространяться наркотики, изменяющие сознание, и их употребление будет обязательным. Такие изменяющие сознание наркотики будут добавляться в пищу или в питьевую воду без знания и/или согласия людей. Повсеместно будут созданы наркотические бары, управляемые агентами Мирового Правительства, в которых люди-рабы будут проводить свободное время. Таким образом исключенные из элиты массы будут низведены до уровня и поведения дрессированных животных без собственной воли, легко подчиняемых и управляемых.

Экономическая система будет основана на правлении олигархического класса, разрешающего производить ровно столько продуктов питания и услуг, сколько нужно для функционирования лагерей массового рабского труда. Все богатства будут сосредоточены в руках элитных членов Комитета 300. Каждому человеку будет внушено, что он или она полностью зависит от государства в отношении выживания. Мир будет управляться по исполнительным декретам Комитета 300, которые немедленно будут получать силу закона. Борис Ельцин использует декреты Комитета 300, чтобы в качестве эксперимента навязать России волю Комитета.

Промышленность должна быть полностью уничтожена вместе с атомными энергетическими системами. Только члены Комитета 300 и их избранники будут иметь право распоряжаться земными ресурсами. Сельское хозяйство будет исключительно в руках Комитета 300, а производство продуктов питания будет строго контролироваться. Когда эти меры начнут приносить плоды, население больших городов будет силой перемещено в отдаленные районы, а те, кто откажется уехать, будут истреблены по методу эксперимента Мирового Правительства, который осуществил Пол Пот в Камбодже.

Эвтаназия (безболезненное умерщвление) смертельно больных и престарелых будет обязательной. Население городов не будет превышать заранее определенный уровень, как это описано в работе Калерги. Квалифицированные рабочие будут перемещены в другие города, если город, где они живут, окажется перенаселенным. Прочие неквалифицированные рабочие будут отобраны наугад и посланы в не полностью заселенные города, чтобы заполнить их «квоты».

По крайней мере 4 миллиарда «бесполезных едоков» будут истреблены к 2050 году посредством ограниченных войн, организованных эпидемий смертельных быстропротекающих болезней и голода. Количество электроэнергии, пищи и воды будет поддерживаться на уровне, достаточном лишь для поддержания жизни не-элиты, прежде всего белого населения Западной Европы и Северной Америки, а затем уже других рас. Население Канады, Западной Европы и США будет сокращено быстрее, чем на других континентах, пока мировое население не достигнет управляемого уровня в 1 миллиард, из которых 500 миллионов будут китайцы и японцы, избранные потому, что они уже в течение многих веков подвергались строгой регламентации и привыкли беспрекословно подчиняться властям.

Время от времени будет искусственно создаваться дефицит пищи, воды и медицинской помощи, чтобы напоминать массам, что их существование всецело зависит от доброй воли Комитета 300.

После уничтожения таких отраслей промышленности, как строительная, автомобильная, металлургическая, тяжелое машиностроение, жилищное строительство будет ограничено, а сохраненные отрасли промышленности будут находиться под контролем натовского «Римского клуба», а так же все научные и космические исследования, которые будут ограничены и всецело подчинены Комитету 300. Космическое оружие бывших стран будет уничтожено вместе с ядерным оружием.

Все основные и вспомогательные фармацевтические продукты, врачи, дантисты и прочие медработники будут зарегистрированы в центральном компьютерном банке данных, и лекарства или медицинская помощь не будут предоставляться без специального разрешения региональных контролеров, ответственных за каждый город, поселок и деревню.

Соединенные Штаты заполонят люди чуждых культур, которые окончательно подавят Белую Америку, люди, не имеющие никаких понятий о том, что защищает Конституция США, и в чьих умах понятия свободы и справедливости настолько слабы, что им не придается никакого значения. ПИЩА и кров будут главными заботами.

Будет запрещена деятельность всех центральных банков, кроме «Банка международных расчетов» и Мирового банка. Частные банки будут объявлены вне закона. Вознаграждение за выполненную работу будет производиться по унифицированной, заранее установленной Мировым Правительством шкале. Будут запрещены любые требования повышения зарплаты, а также всякие отклонения от стандартной унифицированной шкалы зарплаты, установленной Мировым Правительством. Те, кто нарушат закон, будут немедленно наказаны.

На руках у не-элиты не будет никаких наличных денег или монет. Все расчеты будут выполняться с помощью дебитной карточки, на которой будет нанесен идентификационный номер владельца. Любое лицо, нарушившее нормы и правила Комитета 300, будет наказано приостановлением действия его или ее карточки на время, зависящее от характера и тяжести проступка.

Когда эти люди пойдут за покупками, они вдруг обнаружат, что их карточки внесены в черный список, и они не смогут получить никаких продуктов или услуг. Попытки продавать «старые» монеты, то есть серебряные монеты древних или исшедших народов, будут рассматриваться как тяжкое преступление, караемое смертью. Все старые монеты потребуют сдать к определенному сроку вместе с пистолетами, ружьями, взрывчатыми веществами и автомобилями. Только элите и высокопоставленным функционерам Мирового Правительства будет разрешено иметь личное оружие, деньги и автомобили.

Если человек совершил серьезное преступление, его карточка будет изъята в том контрольном пункте, где он ее предъявит. После этого этот человек не сможет получать пищу, воду, жилье и квалифицированную медицинскую помощь и будет официально считаться изгнанным. Таким образом будут созданы большие банды изгоев, и они будут жить в местах, где легче всего добыть средства к существованию. На них будут охотиться и убивать при первой возможности. Лица, помогающие изгоям каким-либо образом тоже будут убиты. Вместо преступников, не сдавшихся полиции или военным в течение определенного периода времени, тюремные сроки будут отбывать их родственники, взятые наугад.

Будут разжигаться противоречия между соперничающими фракциями и группами, такими как арабы и евреи, африканские племена, и им позволят вести войны на истребление под присмотром наблюдателей НАТО и ООН. Такая же тактика будет применена в Центральной и Южной Америке. Эти войны на истребление будут происходить ДО того, как утвердится Мировое Правительство, и они будут организованы на всех континентах, где живут большие группы людей с этническими и религиозными различиями, такие как сикхи, пакистанские мусульмане и индийские индуисты. Этнические и религиозные противоречия будут усилены и обострены, а в качестве средств «урегулирования» этих противоречий будут подстрекаться и поощряться жестокие конфликты.

Все информационные службы и средства печати будут находиться под контролем Мирового Правительства. Под видом «развлечений» будут устраиваться регулярные промывания мозгов, что уже практикуется в США, где это стало искусством. Дети, отнятые у «нелояльных родителей», будут получать специальное воспитание, предназначенное ожесточать их. Молодежь обоих полов обучат для несения охраны мест заключения системы трудовых лагерей Мирового Правительства.

Из сказанного выше очевидно, что остается еще много сделать, прежде чем наступит Новый Мировой Порядок. Комитет 300 задолго до этого усовершенствовал планы разрушения цивилизации, как мы ее знаем. Некоторые из этих планов стали известны из классической книги Збигнева Бжезинского «ТЕХНОТРОННАЯ ЭРА» и из работ основателя «Римского клуба» Аурелио Печчеи, особенно из его книги «ПЕРЕД БЕЗДНОЙ».

В этой книге Печчеи высказал планы Комитета 300 покорить человека, которого он назвал «ВРАГОМ». Печчеи процитировал Феликса Дзержинского, который когда-то сказал Сиднею Рейли в разгар Красного Террора, когда были убиты миллионы русских: «Почему меня должно беспокоить, сколько людей умирает? Даже христианская библия говорит, что о человеке позаботится Бог. Для меня люди – это не что иное, как мозги на одной стороне и фабрика дерьма на другой».

Именно от такого зверского отношения к человеку пришёл спасти мир Эммануил Христос. Сидней Рейли был оперативным работником МИ-6, посланным наблюдать за деятельностью Дзержинского. Предполагают, что Рейли был застрелен его другом Феликсом, когда он попытался бежать из России. Был изобретён тщательно разработанный сценарий, когда британские члены парламента подняли шум и начали громко требовать отчёта о деятельности Рейли в России, который угрожал раскрыть роль Комитета 300 в установлении контроля над нефтяными месторождениями Баку и его решающую роль в помощи Ленину и Троцкому во время большевистской революции. Чтобы из Рейли не вытащили правду, в МИ-6 посчитали целесообразным инсценировать его смерть. Во время своего пребывания в России Рейли жил на роскошной даче, обычно предназначаемой большевистской элите.

Доказывая, что наступит хаос, если постиндустриальная Америка не будет управляться «Атлантическим Альянсом» – наименование для Комитета 300, Печчеи предлагал провести мальтусовскую сортировку населения в глобальном масштабе. Он предвидел столкновение между научно-техническим военным аппаратом Советского Союза и Западным миром. В результате странам Варшавского Договора была предложена конвергенция с Западом в рамках Мирового Правительства, чтобы вести мировые дела на основе управления кризисами и глобального планирования.

События, разворачивающиеся на месте бывшего СССР, и возникновение нескольких независимых государств, соединенных в России в виде свободной федерации, точно соответствует тому, что было предписано Печчеи и «Римским клубом» и ясно высказано в обеих книгах, которые я упомянул. С расчлененным таким образом СССР будет легче справиться, чем с сильным единым советским народом. Планы, изложенные Комитетом 300 для Мирового Правительства, которые включали в себя расчленение России, сейчас начали быстро реализовываться. События в России в конце 1991 года выглядят еще более драматичными, если их рассматривать с точки зрения долговременного планирования, осуществленного Комитетом 300 еще в шестидесятых годах.

В Западной Европе народы подталкиваются к федерации государств в рамках одного правительства с единой валютой. Из нее система ЕЭС шаг за шагом будет перенесена в Соединенные Штаты и Канаду. ООН медленно но верно трансформируется в исполнительный орган Мирового Правительства. Политику ООН будут диктовать Соединенные Штаты, как мы это видели в случае войны в Персидском заливе.

Точно такая же вещь случилась с британским парламентом. Обсуждение вопроса о британском участии в войне в Персидском заливе прошло за смехотворно короткий срок – на него ушло столько же времени, сколько уходит на предложение сделать перерыв в заседаниях палаты. За всю давнюю историю парламента это был первый случай, когда на принятие столь важного решения было отпущено так мало времени. Одно из самых значительных событий в парламентской истории прошло фактически незамеченным.

Мы уже близки к тому, что Соединенные Штаты будут посылать свои вооруженные силы для урегулирования любых споров, выносымих на обсуждение Организации объединенных наций. Уходящий с поста Генерального секретаря Перес де Куэльяр, набравший множество взяток, был самым уступчивым лидером ООН в истории, который исполнял все требования Соединенных Штатов без обсуждений. Его преемник с еще большей готовностью будет следовать предписаниям правительства США. Это важный шаг на пути к Мировому Правительству.

В последующие два года для урегулирования всевозможных споров будет в большей степени использоваться Гаагский Международный Суд. Он, разумеется, представляет собой прототип юридической системы Мирового Правительства, которая вытеснит все другие. Что касается центральных банков, играющих существенную роль в Новом Мировом Порядке, то эта проблема уже почти решена. В конце 1991 года доминирующую роль в мировых финансах играет «Банк международных расчетов». Частные банки быстро исчезают в процессе создания «большой десятки» банков, которые будут контролировать банковское дело всего мира под руководством БМР и МВФ.

В Европе имеется много дотационных государств, а США быстро превращаются в крупнейшее в мире дотационное государство. Как только люди попадают в зависимость от государства в плане жизнеобеспечения, их очень трудно отучить от этого, что мы могли наблюдать по результатам последних выборов, состоявшихся в США, когда 98 % лиц, занимавших выборные государственные должности, были возвращены в Вашингтон наслаждаться хорошей жизнью, несмотря на их крайне подмоченную репутацию.

Владение личным огнестрельным оружием запрещено уже на трех четвертях территории земного шара. Только в США население может еще владеть оружием всех типов, но это законное право быстрыми темпами урезывается местными законами и законами штатов, что нарушает конституционное право всех граждан носить оружие. К 2010 году владение личным оружием в США станет делом прошлого.

ПОДОБНЫМ ОБРАЗОМ С ВЫЗЫВАЮЩЕЙ ТРЕВОГУ БЫСТРОТОЙ РАЗРУШАЕТСЯ И ОБРАЗОВАНИЕ. С ПОМОЩЬЮ РАЗНООБРАЗНЫХ ЮРИДИЧЕСКИХ ПРИДИРОК И ИЗ-ЗА НЕДОСТАТКА ФИНАНСИРОВАНИЯ ЧАСТНЫЕ ШКОЛЫ ВЫНУЖДЕНЫ ЗАКРЫВАТЬСЯ. Стандарты образования в США уже опустились до столь низкого уровня, что его едва ли можно назвать образованием. Это соответствует плану, который я описывал ранее. Мировое Правительство не желает, чтобы ваши дети получили хорошее образование.

Быстро происходит разрушение национального самосознания. Патриотизм более не поощряется, кроме случаев войн геноцида, запланированных Всемирным Правительством, ведущихся против таких наций как Ирак или Ливия. Расовая гордость теперь осуждается и считается противозаконным деянием во многих странах мира, ВКЛЮЧАЯ СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ, БРИТАНИЮ, ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ И КАНАДУ – ВСЕ СТРАНЫ, ИМЕЮЩИЕ ВЫСОКУЮ КОНЦЕНТРАЦИЮ БЕЛОЙ РАСЫ.

После окончания Второй мировой войны под руководством тайных обществ быстрыми темпами осуществляется разрушение республиканских форм правления. Список свергнутых при участии США правительств является весьма длинным, и неинформированному человеку трудно согласиться с тем, что правительство страны, приверженное республиканской форме правления (как считается), при уникальной конституции, может вести такие действия, но факты говорят сами за себя.

Это цель была поставлена Комитетом 300 столетие назад. США вели атаки на такие правительства и продолжают делать это, даже когда сама республиканская база Соединенных Штатов упорно подрывается. Начиная с Ллойда Катлера (Lloyd Cutler), юридического советника Джеймса Картера, действует целый комитет конституциональных юристов, имеющий целью преобразовать Конгресс США в парламентскую систему, не обеспечивающую народное представительство. Работа эта проводится с 1979 года в соответствии с программой такого изменения. Благодаря своей преданности этому делу Катлер был введен в члены Комитета 300. Окончательный проект парламентской формы управления должен быть представлен Комитету 300 к концу 1993 года.

При новой парламентской системе члены парламента не будут ответственны перед своими избирателями, а будут подчиняться парламентским руководителям и будут голосовать, как им прикажут. Таким образом, благодаря подрывной бюрократической и юридической деятельности, конституция вместе со свободой личности будут отменены. Заранее запланированная деградация человека будет ускорена с помощью распущенной практики секса. Новые культы сексуальной дегенерации уже сейчас создаются британской короной, действующей через службы SIS и МИ-6. Как мы уже знаем, все действующие на сегодняшний день культы были созданы британской разведкой, работающей на олигархических властителей.

Мы можем думать, что создание совершенно нового сексуального дегеративного культа – дело еще далекого будущего, но у меня есть информация, что оно должно быть завершено к 1992 году. В 1994 году «живые шоу» в самых престижных развлекательных клубах станут обычным зрелищем. Сейчас идет процесс создания вполне респектабельного имиджа для этого вида «развлечения».

Вскоре знаменитости Голливуда и мира развлечений начнут говорить, что в том или ином клубе просто необходимо устроить «живые секс-шоу». Лесбиянство и гомосексуализм демонстрироваться не будут. Новое приемлемое для общества «развлечение» будет включать в себя публичный показ гетеросексуальных половых актов, о которых в прессе будут печатать комментарии наподобие тех, что публикуются о бродвейских шоу или последних премьерах кинофильмов.

Беспрецендентный натиск на моральные ценности достигнет пика в 1992 году. Порнография больше не будет называться «порнографией», а сексуальным развлечением для взрослых. В ходу будут лозунги типа: «Зачем прятать это, если все этим занимаются. Выбросим предрассудок, что публичная демонстрация секса – это грязно и мерзко». Тем, кто любит этот вид разнузданной сексуальной похоти, больше не придется ходить в убогие порносалоны в подворотнях. Вместо этого фешенебельные клубы для высшего класса, посещаемые богатыми и известными людьми, превратят публичные сексуальные представления в «художественную» форму развлечения. Хуже того, некоторые церковные «лидеры» будут рекомендовать это.

Огромный, всепроникающий, чудовищный аппарат социальной психиатрии, созданный Тавистокским Институтом, и обширная сеть его филиалов находятся под управлением одного единственного органа, и на пороге 1992 года этот орган продолжает осуществлять контроль. Это единый орган, иерархия заговорщиков, называется КОМИТЕТ 300. Это властная структура и центр власти, которая далеко превосходит власть любого отдельного мирового лидера или какого-нибудь правительства, включая правительство США и их президентов – в чем убедился покойный Джон Ф. Кеннеди. Убийство Кеннеди было акцией Комитета 300, и мы к этому еще вернемся.

Комитет 300 – это абсолютно тайное общество, состоящее из представителей неприкосновенного правящего класса, в число которых входят королева Англии, королева Нидерландов, королева Дании и королевские семьи Европы. После смерти королевы Виктории, матриарха венецианских Черных Гвельфов, эти аристократы решили, что для обретения власти над всем миром представителям аристократии необходимо во всемирном масштабе «войти в долю» с неаристократическими, но чрезвычайно сильными лидерами корпоративного бизнеса, и поэтому двери абсолютной власти были открыты для тех, кого королева Англии предпочитает называть «простолюдинами».

По опыту моей работы в разведке я знаю, что главы иностранных государств называют эту всесильную группу «Магами». Сталин придумал для них собственное определение: «Темные Силы», а президент Эйзенхауэр, который никогда не поднимался выше степени «придворного еврея» («hofjuden» – court Jew), совершенно недооценивал эти силы, называя их «военно-промышленным комплексом». Сталин поддерживал в СССР очень высокий уровень обычных и ядерных вооружений, потому что он не доверял тем, кого он называл «Семья». Его врожденное недоверие и страх перед Комитетом 300 оказались хорошо обоснованными.

Средства массовых развлечений, особенно кино, использовались для дискредитации тех, кто пытался предупредить об этой самой опасной угрозе индивидуальной свободе и свободе человечества. Свобода – это данный Богом закон, который человек постоянно старается нарушить или упразднить; но каждый настолько устремлен к свободе, что до сих пор никакая система не смогла вырвать это чувство из сердца человека. Эксперименты, проводимые в СССР, Британии и США, чтобы притупить и ослабить стремление человека к свободе, так и не достигли своей цели.

Но с приходом Мирового Правительства и Нового Мирового Порядка будут развернуты широкомасштабные эксперименты, чтобы вытравить данное Богом стремление к свободе из сознания, тела и души человека. То, что мы уже испытываем – пустяк по сравнению с тем, что еще предстоит. Атаки на душу – основа бесчисленных подготовляемых экспериментов, и я с сожалением должен сказать, что учреждения в США будут играть ведущую роль в ужасных экспериментах, которые уже проводились на местном маломасштабном уровне в таких местах, как Военно-морской госпиталь в Бетесде и в тюрьме Вакавиль в Калифорнии.

В широком прокате были показаны кинофильмы о Джеймсе Бонде, такие как «Бюро убийств», «Круг Матарезе» и т. д. Это была фантастика, специально предназначенная для того, чтобы скрыть правду о том, что такие организации действительно существуют, а масштабы их деятельности столь велики, что превосходят самые дерзкие фантазии плодовитых голливудских писак.

«Бюро убийств» абсолютно реально. Оно существует в Европе и США с единственнй целью: выполнять распоряжения Комитета 300 об убийстве высокопоставленных персон, когда все другие средства влияния исчерпаны. Именно PERMINDEX осуществило убийство Кеннеди под руководством сэра Уильяма Стефенсона, который многие годы был главным агентом английской королевы по «борьбе с вредителями».

Клей Шоу, наемный агент ЦРУ, управлял компанией PERMINDEX из «Торгового центра» в Новом Орлеане. Бывший окружной прокурор Нового Орлеана Джим Гаррисон очень близко подошел к раскрытию заговора с целью убийства Кеннеди вплотную к Клею Шоу, но затем с Гаррисоном «серьезно поговорили» и Шоу был признан невиновным в соучастии в заговоре с целью убийства Кеннеди. Тот факт, что Шоу был устранен тем же способом, что и Джек Руби, другой наемный агент ЦРУ – оба умерли вследствие заражения быстропротекающей формой рака – достаточно убедительно говорит о том, что Гаррисон был на верном пути.

Второе «бюро убийств» находится в Швейцарии, до недавнего времени оно управлялось одной темной личностью, причем фотографий этого человека после 1941 года не существует. Операции этого бюро финансировались и, по-видимому, финансируются и теперь семьей Ольтрамар (Oltramaire) – швейцарскими Черными Аристократами, владельцами «Ломбард Одьер банка Женевы» (Lombard Odier Bank of Geneva), оперативной организации Комитета 300. Согласно досье разведки «G-2» армии США главным контактным лицом бюро был Жак Сустель (Jacques Soustelle).

Эта группа была также тесно связана с Алленом Даллесом и Жаном де Мениль (Jean de Menil), важным членом Коитета 300 и крупным нефтепромышленником Техаса. Данные разведки G-2 показывают, что эта группа активно участвовала в торговле оружием на Ближнем Востоке, и кроме того, это «бюро убийств» совершило не менее 30 попыток убить генерала де Голля, в которых был замешан непосредственно Жак Сустель. Этот же Сустель был контактным лицом повстанческой группы «Сендеро луминосо» (Sendero Luminoso – «светлый путь», исп.), защищающей перуанских производителей кокаина для Комитета 300.

Когда все основные планы «бюро убийств» провалились благодаря превосходной работе DGSE (французская разведка – бывшая SDECE), работа была поручена МИ-6 (Military Intelligence Department Six – Отделу 6 военной разведки), также известному как «Секретная разведывательная служба» (Secret Intelligence Service) (СРС = SIS) под кодовым названием «Шакал». SDECE приняла на работу умных молодых выпускников высших учебных заведений, и в нее не проникли агенты МИ6 и КГБ. Ее деятельность по выявлению иностранных агентов стала предметом зависти секретных служб всех стран, именно эта группа вела «Шакала» до его конечной цели, а затем убила его, прежде чем он смог открыть огонь по кортежу автомобилей генерала де Голля.

Именно SDECE разоблачила советского «крота» в правительственном кабинете де Голля, который, между прочим, оказался еще и связным ЦРУ в Лэнгли. Чтобы дискредитировать SDECE, Аллен Даллес, который ненавидел де Голля (взаимно), схватил одного из ее агентов Роже Де Луэт (Roger De Louette) с грузом героина стоимостью 12 миллионов долларов. После серьезного умелого «допроса» Де Луэт «признался», но не смог сказать, почему он занимался контрабандой наркотиков в США. Грубая фабрикация этого дела была видна невооруженным глазом.

Основываясь на исследовании методов SDECE по защите де Голля, особенно в автомобильных кортежах, ФБР, «Секретная служба» и ЦРУ точно знали, как нейтрализовать охрану президента Кеннеди и облегчить трем стрелкам PERMINDEX убийство на Дили Плаза в ноябре 1963 года.

Еще один пример ФАКТА, замаскированного под шпионскую беллетристику, мы видим в романе Леона Уриса «ТОПАЗ», в котором содержится отчет о деятельности Тиро де Восжоли (Thyraud de Vosjoli), того самого агента КГБ, раскрытого SDECE и разоблаченного как связника КГБ с ЦРУ. Существует много отчетов о деятельности МОССАДА в виде беллетристики, причем почти все они основаны на фактах.

МОССАД известен также как «Институт». Многие претенциозные писатели делают о нем абсурдные заявления, которые принимаются за правду, особенно один писатель, который очень уважаем в правохристианских кругах. Все можно списать на его неопытность, поскольку он не проходил специальную разведывательную подготовку, но это не мешает ему сыпать «моссадовскими именами» по всему тексту.

Подобные выбросы дезинформации обычно используются против американских правых патриотических групп. Первоначально МОССАД состоял из трех групп: Бюро военной разведки, Политический департамент Министерства иностранных дел и Управление безопасности (Шерут Хабитахон). Давид Бен Гурион, член Комитета 300, получил значительную помощь от МИ-6, чтобы объединить их вместе.

Но успех не был достигнут, и в 1951 году сэр Уильям Стефенсон из МИ-6 преобразовал Моссад в единую службу, являвшуюся отделением Политического департамента Министерства иностранных дел Израиля и имевшую специальную группу для шпионажа и «черной работы». Британская разведка помогла в дальнейшем обучении и оснащении службы «Сарайет мактал» (Sarayet Maktal), известной также как отделение разведки генерального штаба, созданное по образцу «Специальной воздушной службы Британии» (СВС) (Britain`s Special Air Service – SAS). Это подразделение МОССАДА никогда не упоминается по его названию, а известно просто как «эти парни».

«Эти парни» являются просто филиалом британской разведслужбы СВС, которая постоянно тренирует их и обучает новым методам деятельности. Именно «парни» убили лидеров ООП и похитили Адольфа Эйхмана. «Парни» и фактически все агенты МОССАДА действуют в состоянии боевой готовности. МОССАД имеет громадные преимущества перед другими разведслужбами в том, что в каждой стране мира есть еврейская община.

Путем изучения социальных и криминальных досье МОССАД способен завербовать агентов среди местных евреев, на которых имеется какой-либо компромат и ЗАСТАВИТЬ ИХ РАБОТАТЬ НА СЕБЯ БЕСПЛАТНО. МОССАД имеет также преимущество доступа к архивам правоохранительных органов и разведслужб США. «Управление военно-морской разведки» обслуживает Моссад, причем Израиль не несет никаких затрат. Граждане Соединенных Штатов были бы шокированы, разгневаны и испуганы, если бы когда-нибудь обнаружилось, как много знает МОССАД о всех сторонах жизни миллионов американцев, даже тех, которые никак не связаны с политикой.

Первый глава МОССАДА Ройбен Шилоах (Reuben Shiloach) был введен в члены Комитета 300, но неизвестно, пользуется ли его последователь этой привилегией. Много шансов за то, что он ею пользуется. МОССАД имеет квалифицированную службу дезинформации. Количество дезинформации, которую он подает на американский «рынок», вызывает обеспокоенность, но еще большее беспокойство вызывает то, что эта дезинформация целиком и полностью проглатывается и переваривается обществом.

На примере «микрокосма» МОССАДА мы воочию видим масштабы контроля, осуществляемого «олимпийцами» в мировом масштабе над разведслужбами, индустрией развлечений, издательской деятельностью, созданием общественного мнения и телевизионными средствами «новостей». Тед Тернер (Ted Turner) недавно получил место в Комитете 300 как награду за создание программ «новостей» CNN (точнее, фабрикации новостей). Комитет имеет власть, возможность и средства говорить людям всего мира ВСЕ, ЧТО УГОДНО, и огромное большинство поверит этому.

Каждый раз, когда какой-нибудь исследователь наталкивается на эту поражающую воображение центральную группу управления, он либо успешно покупается ею, либо подвергается «специальной обработке» в Тавистокском Институте, после чего он начинает писать всякую фантастику типа историй о Джеймсе Бонде, т. е. энергия этого человека перенаправляется в нужное русло, а сам он получает щедрое вознаграждение. Если же такой человек, как Джон Ф. Кеннеди сталкивается с правдой о том, кто направляет мировые события, и остается неподкупен, то его убивают.

В случае Кеннеди убийство было совершено у всех на виду при большом стечении народа и с крайней жестокостью. Это было ясным предупреждением всем мировым лидерам не выходить из повиновения. Папа Иоанн Павел I был убит тихо, так как он был близок к Комитету 300 через масонов в ватиканской иерархии. Его последователь, Папа Иоанн Павел II был подвергнут публичному унижению как предупреждение прекратить нежелательную деятельность, что он и выполнил. Как мы увидим, некоторые ватиканские лидеры сегодня заседают в Комитете 300.

Серьезного исследователя легко сбить со следа Комитета 300, так как британская МИ-6 (СВС) способствует распространению широкого спектра «духовных игр», таких как «Новая эра» (New Age), йога, дзен-буддизм, магия, «Дельфийское священство Апполона» (его членом был Аристотель) и сотен малых «культов» всех видов. Группа «ушедших в отставку» агентов британской разведки, которые остались в курсе дела, обозначили иерархию заговорщиков термином «Сила икс» («Force X») и объявили, что она обладает сверхмощной разведывательной службой, которая просочилась в КГБ, разведку Ватикана, ЦРУ, ONI, DGSE, военную разведку США, разведслужбу Госдепартамента и даже самое секретное из всех разведуправлений США «Управление национальной разведки» (УНР) (Office of National Reconnoissance).

Помимо членов Комитета 300 о существовании УНР было известно только горстке людей, пока на него совершенно случайно не наткнулся президент Трумэн. Черчилль приложил руку к основанию УНР, и он пришел в ярость, когда Трумэн раскрыл его существование. Черчилль в большей степени, чем любой другой слуга Комитета 300, считал Трумэна «своим маленьким человеком из городка Индепенденс („независимость“, пер.) без какой бы то ни было независимости». Это связано с тем, что каждое движение Трумэна контролировалось масонами. Даже сегодня ежегодный бюджет УНР неизвестен конгрессу США, и оно подотчетно только избранным членам конгресса. Но УНР является органом, беспрекословно подчиняющимся Комитету 300, в который регулярно поступают его сообщения каждые несколько часов.

Таким образом, все фиктивные мистификации, имеющие место в различных отделениях и органах управления Комитета, предназначены для того, чтобы снять подозрения о существовании самого Комитета, но нам никоим образом не следует сомневаться, что он все-таки существует. Вот еще один пример того, что я имею в виду – книга «ДЕНЬ ШАКАЛА», на основе которой был снят очень популярный фильм.

Книга описывает действительные события. Хотя по очевидным причинам имена действующих лиц и мест изменены, но сама история о том, что одному агенту МИ-6 было приказано устранить генерала Де Голля, абсолютно верна. Генерал Де Голль стал неуправляемым, отказавшись сотрудничать с Комитетом – о существовании которого он прекрасно знал, поскольку получил приглашение стать его членом. Конфликт достиг кульминации, когда Де Голль объявил о выходе Франции из НАТО и немедленно начал создавать свои собственные ядерные силы – так называемые «ударные силы».

Это так разъярило Комитет, что Де Голля приказали убить. Но французская секретная разведслужба смогла раскрыть планы «Шакала» и обезопасить Де Голля. В свете отчетов МИ-6, которая, могу добавить, является главным органом Комитета 300, когда речь идет о секретных делах, работа французской разведки граничит с чудом.

Создание «Шестого отдела военной разведки» (МИ-6) связано с именем сэра Фрэнсиса Уолсингхэма (Sir Francis Walsingham), подручного Королевы Елизаветы I по всякого рода грязным операциям. За сотни лет своего существования МИ-6 накопила такой колоссальный опыт, которому нет даже отдаленно сопоставимых ни в одной разведслужбе мира. Агенты МИ-6 собирали информацию во всех уголках планеты и выполняли секретные операции, которые удивили бы даже самого осведомленного человека, если бы они были преданы гласности, вот почему она считается ключевой службой Комитета 300.

Официально МИ-6 не существует, ее бюджет пополняется из личных фондов королевы и из «частных фондов» и, как сообщают, составляет 350–500 миллионов долларов в год. Но его точную сумму не знает никто. В своей нынешней форме МИ-6 существует с 1911 года, когда ею руководил сэр Мэнсфильд Камминг (Sir Mansfield Cumming), капитан королевского флота, чье имя всегда обозначали буквой «К», от которой пошла слава джеймсбондовской «М».

Не существует никакой официальной истории деятельности МИ-6 – это строгий секрет, хотя провалы Берджеса, Маклина, Блейка, Бланта (Burgess, Maclean, Blake, Blunt) нанесли большой урон моральному духу офицеров МИ-6. В противоположность другим службам, будущие работники МИ-6 выбираются из университетов и других учебных заведений высококвалифицированными «охотниками за талантами», что видно на примере стипендиатов Родса, которых сделали членами «Круглого стола». Одно из требований к кандидатам – владение иностранными языками. Кандидаты подвергаются жесткой проверке на «чистоту крови».

Поддерживаемый такой грозной силой, Комитет 300 может не бояться разоблачения, и это будет продолжаться еще десятки лет. Поверить в вероятность существования Комитета мешает невероятная секретность, господствующая вокруг него. Ни одно из средств массовой информации никогда даже не упоминало об этой заговорщицкой иерархии; поэтому, вполне естественно, люди сомневаются в его существовании.

Комитет 300 находится большей частью под контролем британского монарха, в данном случае, Елизаветы II. Королева Виктория, как считают, страдала настоящей паранойей по поводу сохранения тайны управления Комитетом и прилагала все усилия к тому, чтобы скрыть тот факт, что на местах преступлений «Джека-потрошителя» оставлялись МАСОНСКИЕ надписи, что намекало на связи Комитета 300 с «экспериментами», проводившихся человеком, который был высокопоставленным масоном Шотландского ритуала. Комитет 300 напичкан членами британской аристократии, которые имеют корпоративные интересы и пособников в каждой стране мира, включая и СССР.

Комитет 300 имеет следующую структуру:

Тавистокский Институт при Суссекском университете и его лондонский филиал принадлежат и управляются «Королевским институтом международных дел», чьим «придворным евреем» в Америке является Генри Киссинджер. «ГРУППА ОРЛА И ЗВЕЗДЫ», которая после окончания Второй Мировой войны сменила название на «ГРУППУ ЗВЕЗДЫ», включает в себя группу крупных международных компаний, действующих в перекрывающихся и смежных областях: (1) страхование, (2) банковское дело, (3) недвижимость, (4) развлечения, (5) высокие технологии, включая кибернетику, средства электронной связи и т. д.

Будучи не основым направлением деятельности, банковский бизнес, тем не менее, является жизненно важным делом, особенно в тех районах, где банки действуют как клиринговые палаты и средства для отмывания наркоденег. Самыми «громкими именами» в банковской сфере являются «Банк Англии», «Федеральная резервная система», «Банк международных расчетов», «Всемирный банк» и «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC). «Американ экспресс банк» – это средство отмывания наркодолларов. Каждый из этих банков имеет филиалы или контролирует сотни и тысячи больших и малых банков по всему миру.

В сети Комитета 300 находятся тысячи больших и малых банков, включая, Banca Commerciale Italiana, Banca Privata, Banco Ambrosiano, the Netherlands Bank, Barclays Bank, Banco del Colombia, Banco de Ibero-America. Особый интерес представляет Banca del la Svizzeria Italiana (BSI), поскольку он занимается инвестициями «летучих капиталов» в США – главным образом в долларах и облигациях США – расположенный в изоляции в «нейтральном» Лугано, центре «летучего капитала» для венецианской Черной Аристократии. Лугано расположен ни в Италии, ни в Швейцарии и является теневой зоной для операций с теневым «летучим капиталом». Джордж Болл (George Ball), владеющий большим пакетом акций в Banca del la Svizzeria Italiana, является влиятельным «инсайдером» (человеком, владеющим секретами организации) и представителем банка США.

Bank of Credit and Commerce International (BCCI), Banca Nationale Del Lavoro (BNL), Banco Mercantil de Mexico, Banco Nacional de Panama, Bangkok Metropolitan Bank, Bank Leumi (Израиль), Bank Hapoalim (Израиль), Standard Bank, Bank of Geneva, Bank of Ireland, Bank of Scotland, Bank of Montreal, Bank of Nova Scotia, Banque Paris et Pays Bas, British Bank of the Middle East, the Royal Bank of Canada – вот лишь некоторые из огромного списка «специализированных» банков.

Оппенгеймеры из Южной Африки выступают в гораздо более «тяжелой весовой категории», чем Рокфеллеры. Например, в 1981 году Гарри Оппенгеймер, председатель гигантской Anglo American Corporation, которая контролирует добычу и сбыт золота и алмазов по всему миру, заявил, что он намерен выйти на североамериканский банковский рынок. Оппенгеймер быстро инвестировал 10 миллиардов долларов в специально созданную компанию с целью покупки пакетов акций крупных банков в США, среди которых был и Citicorp. Инвестиционная компания Оппенгеймера, названная Minorco, создала филиал на Бермудах – фамильном заповеднике британской королевской семьи. В состав совета директоров Minorco вошел Уолтер Вристон (Walter Wriston) из Citicorp и Роберт Клэр (Robert Clare), его главный юрисконсульт.

Единственной компанией, соперничающей с Оппенгеймером в сфере драгоценных металлов и минералов, была компания Consolidated Gold Fields of South Africa, но Оппенгеймер установил контроль над ней как самый крупный акционер с 28 % долей. Таким образом золото, алмазы, платина, титан, тантал, медь, железная руда и 52 других металла и минерала, многие из которых представляют жизненно важную стратегическую ценность для США, перешли в руки Комитета 300.

Таков был план одного из ранних южноафриканских членов Комитета 300 Сесиля Джона Родса, который теперь воплощен в жизнь. Осуществление его началось пролитием крови тысяч и тысяч белых фермеров и их семей в Южной Африке, которые вошли в историю как «буры». В то время как Соединенные Штаты и весь мир сидели, сложа руки, этот маленький народ был подвергнут самому жестокому военному геноциду в истории. Комитет 300 приготовил Соединенным Штатам ту же участь, когда подойдет наше время, и оно уже не за горами.

Страховые компании играют ключевую роль в бизнесе Комитета 300. Среди них находятся такие главные страховые компании, как Assicurazioni Generali из Венеции и Riunione Adriatica di Sicurta. Эти компании занимают по величине соответственно первое и второе места в мире, они держат свои банковские счета в «Банке международных расчетов» в швейцарских золотых франках. Обе контролируют множество инвестиционных банков, чьи обороты в акциях на Уолл Стрит в два раза больше, чем обороты инвесторов США. Ключевую роль в советах директоров этих двух страховых гигантов играют следующие члены Комитета 300: семья Джустиниани (Giustiniani) из Черной Аристократии Рима и Венеции, которая ведет свою родословную от императора Юстиниана; сэр Джоселин Хамро из Hambros (Merchant) Bank; Пьерпаоло Лузатти Фекиз (Pierpaolo Luzzatti Fequiz), чья родословная насчитывает шесть веков и восходит к самым древним Лузатти, Черной Аристократии Венеции, и Умберто Ортолани (Umberto Ortolani) из древней семьи Черной Аристократии той же фамилии.

Другие члены Комитета 300 из старых семей Черной Аристократии Венеции и члены правлений Assicurazioni Generali и Riunione Adriatica di Sicurta: семья Дориа (Doria) – финансисты испанских Габсбургов, Эли де Ротшильд (Elie de Rothschild), барон Август фон Финк (August von Finck – второй самый богатый человек в Германии, ныне покойный), Франко Орсини Бонакасси (Franco Orsini Bonacassi) из древних Орсини Черной Аристократии, которые ведут свою родословную от древнего римского сенатора той же фамилии, семья Альба (Alba), родословная которой уходит к великому герцогу де Альба, и барон Пьер Ламбер (Pierre Lambert), кузен семьи бельгийских Ротшильдов.

Из английских компаний, контролируемых британской королевской семьей, следует назвать Eagle Star («Игл Стар» – «Орлиная Звезда»), Prudential Assurance Company, Prudential Insurance Company, которая владеет и контролирует большинство американских страховых компаний, включая Allstate Insurance. Во главе этого списка стоит Eagle Star, вероятно, самое мощное «прикрытие» МИ-6. Хотя Eagle Star не может тягаться по величине с Assicurazioni Generali, она, по-видимому, является не менее важной, поскольку ею владеет королевская семья и, как номинальный глава Комитета 300, Eagle Star оказывает огромное влияние.

Eagle Star является не только главным «прикрытием» для МИ-6, она выступает в качестве прикрытия для крупнейших британских банков, включая Hill-Samuels, N. M. Rothschild and Sons («Н. М. Ротшильд и сыновья») (один из «фиксаторов» цены на золото, которые ежедневно встречаются в Лондоне) и Barclays Bank (один из источников финансирования «Африканского национального конгресса» (АНК)). Можно сказать с большой степенью точности, что самые влиятельные британские олигархические семьи создали Eagle Star как средство выполнения «черных операций» против тех, кто сопротивляется политике Комитета 300.

В отличие от ЦРУ, обнародование фамилии высших руководителей МИ-6 по британским законам считается серьезным преступлением, поэтому ниже следует лишь частичный список руководящей верхушки МИ-6; это также члены (или бывшие) Комитета 300: Лорд Хартли Шоукросс (Lord Hartley Shawcross), сэр Брайан Эдвард Маунтин (Sir Brian Edward Mountain), сэр Кеннет Кейс (Sir Kenneth Keith), сэр Кеннет Стронг (Sir Kenneth Strong), сэр Уильям Стефенсон (Sir William Stephenson), сэр Уильям Вайсман (Sir William Wiseman).

Все вышеупомянутые лица глубоко вовлечены (или были ранее вовлечены) в дела ключевых компаний Комитета 300, которые взаимосвязаны буквально с тысячами компаний, занятых во всех сферах деятельности, как мы увидим в дальнейшем. Вот список некоторых из этих компаний: Rank Organization, Xerox Corporation, ITT, IBM, RCA, CBS, NBC, BBC and CBC в области телекоммуникаций, Raytheon, Textron, Bendix, Atlantic Richfield, British Petroleum, Royal Dutch Shell, Marine Midland Bank, Lehman Brothers, Kuhn Loeb, General Electric, Westinghouse Corporation, United Fruit Company и много других.

МИ-6 руководит большим числом этих компаний через резидентуру британской разведки, размещенной в здании компании RCA в Нью-Йорке, которое было штаб-квартирой руководителя МИ-6 сэра Уильяма Стефенсона. Radio Corporation of America (RCA) была организована компаниями General Electric, Westinghouse, Morgan Guarantee and Trust (которая действует в интересах британской короны) и United Fruit еще в 1919 году как центр британской разведки. Первым президентом RCA был человек Дж. П. Моргана Оуэн Янг (Owen Young), по имени которого назван «План Янга». В 1929 году руководить RCA был назначен Давид Сарнофф (David Sarnoff), который был помощником Янга на Парижской мирной конференции в 1919 году, где победившие «союзники» нанесли поверженной Германии предательский удар в спину.

Операциями в интересах Комитета 300 на фондовом занимается целая сеть банков и маклерских контор на Уолл-Стрите; наиболее важными из них являются Blyth, Eastman Dillon, the Morgan groups, Lazard Freres и Kuhn Loeb Rhodes. На Уолл-Стрите абсолютно все происходит под контролем Банка Англии, инструкции которого передаются по инстанциям через группы Моргана и затем осуществляются главными брокерскими домами, чьи высшие исполнительные руководители полностью отвечают за выполнение этих директив. Компания Drexel Burnham Lambert ходила в фаворитах Комитета 300, пока она не превысила лимиты, установленные компанией Morgan Guarantee. В 1981 году почти все главные брокерские дома продались Комитету, а Phibro («Фибро») слился с Salomon Brothers. Phibro – это деловой рычаг Anglo American Corporation Оппенгеймеров. Благодаря этому механизму управления Комитет 300 обеспечивает своим членам и их разветвленным корпорациям такую скорость оборота инвестиций на Уолл-Стрите, которая в два раза превышает скорость оборота у иностранных инвесторов, не являющихся «инсайдерами».

Вспомним, что некоторые из самых богатых семей в мире живут в Европе, поэтому естественно, что они имеют превосходство в числе членов Комитета. По сравнению с семьей Фон Турн и Таксис (Von Thurn und Taxis), которая когда-то владела всей почтовой системой Германии, Давид Рокфеллер выглядит бедненьким родственником. Династия Фон Турн и Таксис имеет 300-летний возраст, и поколение за поколением члены этой семьи имели места в Комитете, которые они занимают и сегодня. Мы уже упоминали имена многих самых богатых членов Черной Аристократии Венеции из Комитета 300, а другие имена будут названы позднее, когда мы столкнемся с ними в их различных областях деятельности. Далее мы назовем некоторых американских членов Комитета 300 и попытаемся проследить их связи с британской Короной.

Как можно подтвердить все эти факты? На деле многие из них подтвердить невозможно, потому что вся информация была взята прямо из досье разведслужб. Но если как следует потрудиться, можно найти много источников, которые подтвердят по крайней мере часть этих фактов. Работа эта будет включать в себя кропотливые поиски в «Справочнике по корпорациям Дан и Брoдстрит» (Dun and Broadstreet Reference Book of Corporations), в материалах рейтингового агентства Standard and Poor's, в британских и американских альманахах «Кто есть кто» («Who`s Who»), а также многочасовую напряженную работу по анализу перекрестных ссылок на имена и на их корпоративные связи.

Корпорации, банки и страховые компании Комитета 300 действуют под единым управлением и контролем, охватывающим все мыслимые аспекты стратегии и координации действий. Комитет – ЕДИНСТВЕННАЯ организованная властная иерархия в мире, превосходящая все правительства и личности, какими бы сильными и защищенными они ни чувствовали себя. Она охватывает финансы, оборону, а также политические партии всех цветов и типов.

Нет такой организации, над которой Комитет не смог бы установить контроль, причем это относится и к организованным мировым религиям. Следовательно, это всемогущая ГРУППА ОЛИМПИЙЦЕВ, центр власти которой базируется в Лондоне и в финансовых центрах лондонского Сити. Они владеют всеми минералами, металлами и драгоценными камнями, кокаином, опиумом и фармацевтическими наркотиками, банками, они контролируют всевозможные культы и рок-музыку. Британская Корона – это центр контроля, из которого исходит все. Как гласит пословица: «Они в каждый пирог засунули палец» («They have a finger in every pie».)

Нет сомнения, что сфера связи и телекоммуникаций жестко контролируется. Возвращаясь к rca, мы обнаруживаем, что ее директорат состоит из британско-американских государственных и общественных деятелей, которые занимают важные посты и в других организациях, таких как «Совет по международным отношениям» (CFR), НАТО, «Римский клуб», «Трехсторонняя комиссия», франкмасонство, «Череп и кости», «Бильдербергеры», «Круглый стол», «Общество Милнера» и «Иезуитско-аристотелевское общество» (Jesuits-Aristotle Society). Среди них был Давид Сарнофф, который переехал в Лондон, в то время как сэр Уильям Стефенсон переехал в здание RCA в Нью-Йорке.

Все три главные телекомпании Америки возникли на основе RCA, в особенности National Broadcasting Company (NBC) («Национальная вещательная компания»), которая была первой. Сразу за ней в 1951 году последовала American Broadcasting Company (ABC) («Американская вещательная компания»). Третьей большой телевизионной компанией стала Columbia Broadcasting System (CBS), в которой, как и в двух других ее компаниях-сестрах, главенствовала и продолжает главенствовать британская разведка. Уильям Пейли (William Paley) обучался технике массового промывания мозгов в Тавистокском Институте, прежде чем его признали достаточно квалифицированным для поста главы CBS.

Если бы только народ Соединенных Штатов знал, что все передачи наших главных телевизионных компаний подвергаются британской цензуре, а вся информация, которую они передают, сначала направляется в Лондон для получения разрешения. Интересно отметить, что разработка тавистокского разведывательного доклада, написанного «Стэнфордским исследовательским институтом» и известного как «Заговор водолея», финансировалась всеми тремя телевизионными компаниями.

Все три главные телекомпании представлены в Комитете, они тесно связаны с гигантом бизнеса в области массовых коммуникаций Xerox Corporation («Корпорация Ксерокс») из Рочестера, штат Нью-Йорк, представитель которой Роберт М. Бек (Robert M. Beck) является членом Комитета. Бек является также одним из директоров Prudential Life Insurance Company, дочерней компании лондонской Prudential Assurance Company Limited. Также в состав правления «Ксерокс» входят Говард Кларк (Howard Clark) из American Express Company, являющейся одним из главных каналов отмывания наркоденег при помощи «дорожных чеков»; бывший министр финансов США, Уильям Саймон (William Simon) и Сол Линовиц (Sol Linowitz), который вел для Комитета переговоры по договорам о Панамском канале. Линовиц представляет ценность для Комитета, поскольку он обладает огромным опытом по отмыванию наркоденег через Marine Midland Bank и «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC).

Еще один член совета директоров «Ксерокс» Роберт Спроулл (Robert Sproull) очень интересен тем, что он, будучи президентом Рочестерского университета, разрешил Тавистокскому институту, действовавшему через ЦРУ, использовать помещения и оборудование университета для проведения 20-летней программы экспериментов с ЛСД под названием «МК-Ультра» (MK-Ultra). Еще 85 других университетов США также предоставили свои помещения и оборудование для использования в тех же целях. Несмотря на свои гигантские размеры «Ксерокс» кажется карликом по сравнению с Rank Organization – конгломератом компаний, находящихся в Лондоне, полностью контролируемой членами семьи королевы Елизаветы.

Далее будут названы наиболее важные члены совета директоров Rank Organization, которые также являются членами Комитета 300:

Лорд Хелсби (Lord Helsby), председатель Midland Bank – клиринговой палаты наркоденег. Хелсби занимает также посты в советах директоров гигантской группы Imperial Group и Commercial Finance Corporation.

Сэр Арнольд Франс (Sir Arnold France), директор компании Tube Investments, которая управляет лондонским метрополитеном. Франс также является одним из директоров БАНКА АНГЛИИ, который держит под жёстким контролем банки, входящие в «Федеральную резервную систему» США.

Сэр Деннис Маунтэн (Sir Dennis Mountain), председатель могучей группы Eagle Star и один из директоров English Property Corp, одной из финансовых компаний британской королевской семьи.

Один из членов совета директоров Rank Organization является достопочтенный Ангус Огилви (Angus Ogilvie), «Князь компаний», женатый на её королевском высочестве принцесе Александре, сестре герцога Кентского, главы масонства Шотландского ритуала, который остаётся вместо Королевы, когда она покидает Британию. Огилви также является одним из директоров «Банка Англии» и председателем гигантского конгломерата LONRHO. Именно компания LONRHO подорвала режим Яна Смита в Родезии, чтобы на его место встал Роберт Мугабе. Ставкой были хромовые рудники Родезии, которые поставляют самую высококачественную хромовую руду в мире.

Сирил Гамильтон (Cyril Hamilton), председатель Standard and Chartered Bank (старый банк лорда Милнера и Сесиля Родса) и член правления «Банка Англии». Гамильтон также является членом совета директоров Xerox Corporation, Malta International Banking Corporation (банк «Мальтийских рыцарей»), он один из директоров Standard Bank в Южной Афорике – самого крупного банка этой страны, а также член совета директоров Banque Belge d'Afrique.

Лорд О'Бриен (Lord O'Brien of Lotherby), бывший президент British Bankers Association («Британской ассоциации банкиров»), директор влиятельного инвестиционного банка Morgan Grenfell, член совета директоров Prudential Assurance, член совета директоров банка J. P. Morgan, «Банка Англии», «Банка международных расчетов», а также член совета директоров гигантского конгломерата Unilever.

Сэр Рей Джеддс (Reay Geddes), председатель совета директоров Dunlop и Pirelli – гигантских компаний по производству автомобильных шин, член совета директоров Midland Bank и International Bank, а также член совета директоров «Банка Англии».

Заметьте, сколь многие из этих влиятельных людей являются директорами «Банка Англии», что дает возможность запросто контролировать американскую финансовую политику.

Многие из этих организаций и учреждений, компаний и банков настолько глубоко взаимосвязаны, что их почти невозможно отделить друг от друга. В совете директоров RCA заседает Торнтон Брэдшоу (Thornton Bradshaw), президент компании Atlantic Richfield, который также является членом НАТО, World Wildlife Fund («Всемирного фонда дикой природы»), «Римского клуба», «Аспенского института гуманитарных исследований» и «Совета по международным отношениям». Брэдшоу также является председателем телекомпании NBC. Наиболее же важной функцией RCA остается служение интересам британской разведки.

Широким массам неизвестно, что Комитет 300 сыграл решающую роль в прекращении расследования деятельности ЦРУ, которое только начал сенатор Маккарти. Если бы Маккарти преуспел в этом, очень вероятно, что президент Кеннеди был бы жив и сегодня.

Когда Маккарти сказал, что он собирается вызвать Уильяма Банди (William Bundy) на свою комиссию по расследованию, Вашингтон и Лондон охватила паника. Банди, если бы его заставили свидетельствовать под присягой, вполне вероятно мог расколоться и раскрыть «особые отношения», которые существовали между британскими олигархическими кругами и их кузенами в правительстве США.

Такого допустить было нельзя. «Королевскому институту международных дел» было поручено покончить с Маккарти. КИМД избрал Аллена Даллеса, человека всецело очарованного декадентским британским обществом, возглавить атаку на Маккарти. Даллес поручил дело Маккарти Патрику Лиману и Ричарду Хелмсу. Хелмс впоследствии получил награду за свою деятельность против Маккарти в виде поста директора ЦРУ.

Президент Эйзенхауэр поручил генералу Марку Кларку (Mark Clark), члену «Совета по международным отношениям» и любимцу лондонского общества, отразить мощную атаку Маккарти на ЦРУ. Инициатива у Маккарти была перехвачена, когда Кларк заявил, что необходимо назначить специальный комитет по расследованию деятельности агентства. Кларк, следуя инструкциям КИМД, рекомендовал контрольному комитету конгресса «периодически проверять работу правительственных разведывательных агентств». Все дело обернулось глубокой трагедией для Америки и победой для британцев, которые боялись, что Маккарти мог случайно наткнуться на Комитет 300 и его управление всеми аспектами жизни Соединенных Штатов.

Бывший председатель банков Lehman Brothers и Kuhn Loeb's Питер Г. Питерсон (Peter G. Peterson) служил у бывшего шефа МИ-6 Уильяма Вайсмана и не был чужаком в британских королевских кругах. Питерсон связан с «Аспенским институтом», еще одним филиалом британской разведки.

Джон Р. Петти (John R. Petty) является президентом и председателем совета директоров Marine Midland Bank – банка, связь которого с торговлей наркотиками установилась задолго до того, как над ним установил контроль «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC), являющийся по всей вероятности банком номер один в торговле опиумом, занимая эту позицию с 1814 года.

Но самое лучшее доказательство существования Комитета 300, которое я могу предложить – это Rank Organization, которая вместе с Eagle Star по сути тождественна БРИТАНСКОЙ КОРОНЕ. Это также центр черных операций МИ-6 (СРС). Эти две компании Комитета 300 полностью контролируют доминион Ее Величества Канаду, используя для осуществления своих директив семью «придворных евреев» Бронфманов.

Компания Trizec Holdings, которой номинально владеет семья Бронфман, в действительности являются собственностью королевы Англии в Канаде. Вся торговля опиумом в Юго-Восточной Азии так или иначе связана с империей Бронфманов, которая является одним из каналов доставки героина в Америку. В некотором смысле Канада похожа на Швейцарию – чистые, нетронутые снежные ландшафты, большие города, живописнейшие места, но под всем этим лежит толстый слой грязи и мерзости широкомасштабной торговли героином.

Семья Бронфманов – это своего рода «сетевые предохранители», которых в МИ-6 называют «людьми первого эшелона». Из Лондона их контролируют «кабинетные люди» («deskmen» – букв. «люди письменного стола» – жаргон разведчиков МИ-6 для контролеров из штаб-квартиры). Эдгар Бронфман, глава семьи, неоднократно направлялся в «Московский центр» – так в МИ-6 иносказательно называли Главное управление КГБ на площади Дзержинского, д. 2.

На низком уровне Бронфман был, вероятно, очень полезен как человек для контактов с Москвой. Бронфман никогда не был штатным агентом МИ-6 и поэтому никогда не имел «пароль» – ключевое слово для взаимной идентификации между агентами, что сильно разочаровывало деятельного главу семьи Бронфманов. Был период, когда контролерам показалось, что некоторые члены семьи стали вести себя подозрительно, поэтому к семье приставили «смотрителей» («watcher» – жаргонное слово разведчиков, обозначающее специалистов по наружному наблюдению), но обнаружилось только то, что один из Бронфманов проболтался «кузену» из Соединенных Штатов (термин МИ 6 для ЦРУ), который не знал о роли Эдгара Бронфмана. Это было быстро исправлено.

Два директора Eagle Star, которые были также ключевыми сотрудниками МИ-6, взяли семью Бронфманов под контроль через 6 месяцев после окончания войны. Сэр Кеннет Кейт (Sir Kenneth Keith) и сэр Кеннет Стронг (Sir Kenneth Strong), которых мы уже встречали, «узаконили» семью Бронфманов, учредив компанию Trizec Holdings. В мире нет равных МИ-6 по организации деятельности своего «первого эшелона» через коммерческие компании.

У Канады, как и у Швейцарии, существует грязная сторона, которая хорошо укрыта Комитетом 300 от посторонних взглядов барьером «Акта об официальных секретах», слово в слово переписанного с британского закона, принятого в 1913 году. Наркотики, отмывание грязных денег, преступления и рэкет – все прикрывается этим позорным актом.

Многим неизвестно, что обвиняемые по «Акту об официальных секретах», который может быть интерпретирован любым образом, как это пожелают агенты Короны, могут быть приговорены к смерти, о чем я уже неоднократно говорил, начиная с 1980 года.

Канада это не нация, наподобие Южной Африки или Голландии или Бельгии; она всегда была и остаётся привязанной к завязкам передника королевы Англии. Мы установили, что Канада всегда идет впереди всех в деле выполнения пожеланий королевы Елизаветы. Войска Канады сражались во всех войнах Её Величества, включая Бурскую войну (1899–1903 гг.).

Как и его американский аналог, «Канадский институт международных дел» является креатурой «Королевского института международных дел» (КИМД) и управляет канадской политикой. Его члены занимают пост Государственного секретаря со дня его основания в 1925 году. «Институт тихоокеанских отношений», учреждение, которое способствовало нападению на Перл Харбор, был с одобрением принят в Канаде после того, как Оуэн Латтимор (Owen Lattimore) и его сотрудники были разоблачены в совершении государственной измены в 1947 году и покинули Соединенные Штаты прежде, чем они предстали перед судом.

«Канадский институт международных дел» связан с Rank Organization через сэра Кеннета Стронга, который был вторым человеком в МИ-6 в конце Второй Мировой войны. Как член «Ордена Св. Иоанна Иерусалимского» Стронг является вторым человеком в Канаде в отношении коммерческих интересов Rank Organization и британской короны. Он является членом совета директоров Bank of Nova Scotia («Банк новой Шотландии», перев.) – одного из самых развитых наркобанков в мире после «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC). Через этот банк отмываются доходы от канадской торговли героином.

Номером один является сэр Брайан Эдвард Маунтин, высокопоставленный член «Ордена Св. Иоанна Иерусалимского». Здесь уместно напомнить, что когда британская корона хотела, чтобы Соединенные Штаты вступили во Вторую Мировую войну, она послала лорда Бивербрука и сэра Брайана Маунтина встретиться с Президентом Рузвельтом, чтобы передать ему соответствующий приказ. Рузвельт подчинился, приказав ВМФ США начать боевые действия с базы в Гренландии, откуда производились атаки на германские подлодки за девять месяцев до Перл Харбора. Это было сделано без уведомления и согласия конгресса.

Еще одним значительным именем во взаимоотношениях между Канадой и Rank Organization был сэр Кеннет Кейт, член совета директоров канадского эквивалента «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC) – Bank of Nova Scotia, погрязшего в отмывании наркоденег. Он также входил в состав советов директоров старейших британских газет – лондонских «Таймс» и «Санди таймс». Уже более 100 лет «Таймс» является королевским рупором в иностранной политике, финансовых делах и политической жизни Англии.

Как и многие члены Комитета 300, сэр Кеннет циркулировал между МИ-6 и иерархией управления поставками опиума в Гонконге и Китае, номинально действуя от имени «Канадского института международных дел», членом которого он был. Более того, поскольку он был членом совета директоров банковского дома Hill Samuel, его присутствие в Гонконге и Китае можно объяснить без проблем. Одним из его ближайших сотрудников вне кругов МИ-6 был сэр Филип де Зулета (Sir Philip de Zuleta), непосредственный контролер со стороны Комитета 300 всех британских премьер-министров, как консерваторов, так и лейбористов. Сэр Кеннет Стронг имеет отношение ко всему, что связано с наркотиками, включая терроризм, производство опиума, рынки золота, отмывание грязных денег и банковские операции центра всего наркобизнеса – британской короны.

Контроль британской короны над Канадой осуществлялся под руководством сэра Уолтера Гордона (Walter Gordon). Бывший член личного контрольного комитета королевы, известного также как «Тайный совет» (Privy Council), Гордон поддерживал «Институт тихоокеанских отношений» через «Канадский институт международных дел». Как бывший министр финансов Гордон смог устроить бухгалтеров и адвокатов, отобранных Комитетом 300, во все три главные банки страны: Bank of Nova Scotia, Canadian Imperial Bank и Toronto Dominion Bank.

Через эти три «банка короны» подчиненная Гордону сеть агентов Комитета 300 координировала вторую по величине операцию по отмыванию грязных наркоденег с прямым каналом доступа в Китай. До самой смерти Гордон контролировал Джеймса Эндикотта (James Endicott), Честера Роннинга (Chester Ronning) и Пола Линна (Paul Linn), которых МИ-6 определила как самых лучших канадских «специалистов по Китаю». Все трое тесно работали с Чжоу Энь Лаем, который как-то сказал Гамалю Абдель Насеру, что он сделал бы с Британией и США то, что они сделали с Китаем, т. е. превратил бы их в нацию героиновых наркоманов. Чжоу Энь Лай почти выполнил свое обещание, начав с американских солдат во Вьетнаме. Другими активными сотрудниками в канадском героиново-наркотическом кольце были Джон В. Джилмер (John D. Gilmer) и Джон Роберт Николсон (John Robert Nicholson), оба члены «Ордена рыцарей Св. Иоанна Иерусалимского».

Лорд Хартли Шоукросс, который, как полагают, подчинялся непосредственно королеве Елизавете II, был членом совета директоров КИМД и почетным ректором Суссекского университета, где расположен печально известный «Тавистокский институт человеческих отношений», был тесно связан с Канадой.

Что касается операций Rank Organization в США, то наиболее успешной следует считать деятельность компании Corning Group, которая владеет страховыми компаниями Metropolitan Life Insurance Company и New York Life Insurance Company. Члены Комитета 300 Амори Хоутон (Amory Houghton) и его брат Джеймс Хоутон (James Houghton) уже в течение долгого времени служат британской короне через названные страховые компании, а также через Corning Glass, Dow Corning и Corning International. Оба являются членами совета директоров IBM и Citicorp. Джеймс Хоутон является членом совета директоров «Принстонского института новейших исследований» (Princeton Institute for Advanced Studies), и «Библиотеки Дж. Пьерпонта Моргана» (J. Pierpont Morgan Library), оплота КИМД и СМО, он также является одним из директоров телекомпании CBS.

Именно один из братьев Хоутон подарил сотни акров, известных как «Плантация Уайи» в штате Мэриленд «Аспенскому институту» британской короны. В правлении компании Corning Glass сидит также и епископ англиканской (епископальной) церкви Бостона. Все это дает этой группе ее чванливый вид респектабельности, который должны иметь исполнительные чиновники страховых компаний и, как мы увидим, помимо Джеймса Хоутона, Кейт Фанстон и Джон Харпер – оба из правления Corning Glass – также управляют страховой компанией Metropolitan Life Insurance Company.

Тесное взаимопроникновение и взаимодействие только одной этой структуры Комитета 300 дает нам хорошее представление об огромной власти, находящейся в распоряжении иерархии заговорщиков, перед которой все преклоняют колени, включая президента Соединенных Штатов, кто бы он ни был.

Важно отметить, как эта американская компания, одна из СОТЕН, взаимодействуя с британской разведкой, ведет дела с Канадой, Дальним Востоком и Южной Африкой, не говоря уж о целой сети функционеров и руководителей компании, стремящихся проникнуть во все аспекты бизнеса и политики в Соединенных Штатах.

Хотя компания Metropolitan Life Insurance Company не сравнится с гигантом Комитета 300 Assicurazioni Generale, тем не менее она ярко демонстрирует, как власть Хоутона простирается на весь деловой спектр США и Канады. Сфера влияния Хоутона охватывает такие компании, как R. H. Macy (рядовые работники которой больше не носят красных бантов в честь приверженности компании коммунизму), the Royal Bank of Canada, National and Westminster Bank, Intertel (злобное и подлое частное разведагенство), Canadian Pacific, The Reader's Digest (светский журнал), RCA, ATT, the Harvard Business School (Гарвардская школа бизнеса), W. R. Grace Shipping Company, Ralston Purina Company, U.S. Steel, Irving Trust, Consolidated Edison of New York and ABC, и далее простирается до «Гонконг энд Шанхай банкинг корпорейшн» (HSBC).

Еще одной успешной компанией Rank в США является страховая компания Reliance Insurance Group. Являясь составной частью «Управления планирования стратегических бомбардировок», Reliance составляет первоначальную структурную базу для промывания мозгов, формирования общественного мнения, наблюдения, организации выборов и системного анализа, применяемых «Тавистокским институтом» в США. Reliance Insurance Company со штаб-квартирой в Филадельфии, создала корпоративную структуру, которая позволила «Управлению планирования стратегических бомбардировок» начать подрывную деятельность в Соединенных Штатах, народ которых не подозревает о том, что против него уже 45 лет ведется жестокая психологическая война.

Одним из ключевых действующих лиц в этой войне против США был Давид Бялкин (David Bialkin) из юридической фирмы Комитета 300 Wilkie, Farr and Gallagher. Бялкин много лет руководил «Антидиффамационной лигой» (АЛД). АДЛ это структура британской разведки. Она учреждена в США МИ-6, где ею руководили Саул Штейнберг (Saul Steinberg) и Эрик Трист (Eric Trist) из Тавистока. Саул Штейнберг является представителем и деловым партнером лондонской семьи Джэкоба Ротшильда.

Reliance Corporation – родной дом Карла Линднера (Carl Lindner), занявшего место Эли Блэка (Eli Black), после того как тот «выпал» из окна 44 этажа нью-йоркского небоскреба. Reliance Corporation взаимодействует с мощной компанией United Fruit Company из Бостона и Нового Орлеана, руководимой Максом Фисбером (Max Fisber), которого пришлось буквально отмывать от грязи, так как он был известной фигурой детройтского подпольного мира. United Fruit Company уже в течение долгого времени является каналом для поступления героина и кокаина в США под опытным руководством Мисбулама Риклиса (Misbulam Riklis) из Rapid American Corporation, который руководит поставками наркотиков из Канады в США. Следует напомнить, что все это происходит под эгидой одной компании, тесно связанной со множеством более мелких компаний и организаций, которые вместе составляют тщательно сотканную единую сеть, подконтрольную Комитету 300.

Reliance Group является отделением материнской компании, основная задача которой состоит в промывании мозгов американскому народу посредством сети «манипуляторов общественного мнения», напрямую связанной с «Тавистокским институтом». Еще одной ассоциированной компанией является Leasco, которая тесно взаимодействует с компаниями ATT (American Telephone Telegraph), Disclosure Incorporated, Western Union International, Imbucon Ltd. и Yankelovich, Skelly and White.

Даниэль Янкелович (Daniel Yankelovich) – император корпоративной структуры по созданию общественного мнения и проведению выборов, огромного аппарата, который «создает мнения по проблемам социальной, экономической и политической жизни», если процитировать Эдварда Бернейса (Edward Bernays). Это тот самый огромный аппарат, который превратил большинство американцев, никогда до тех пор не слышавших о Саддаме Хуссейне и смутно знавших, что Ирак находится где-то на Ближнем Востоке, в людей жаждущих его крови и требующих истребления Ирака как нации.

Янкелович полностью использовал все знания, накопленные во время Второй Мировой войны. В своем деле Янкеловичу нет равных, вот почему результаты опросов общественного мнения, проводимых компанией ABC, всегда идут в авангарде «общественного мнения». Население Соединенных Штатов стало такой же мишенью, как и немецкие жилые кварталы, только атаке подвергается его здравый смысл и чувство реальности. Эта методика, разумеется, является частью стандартной программы обучения определенных разведывательных организаций, включая и ЦРУ.

Задачей Янкеловича было разрушить национальные американские ценности и заменить их ценностями «Новой эры» – «Эры водолея». Поскольку Янкелович является самым главным творцом общественного мнения Комитета 300, он несомненно выполняет свою работу блестяще.

Цитата из работы Джона Нейсбита (John Naisbitt) «Доклад о Тенденциях» ясно показывает, какие методы используются и какие результаты ожидаются от этой деятельности. Нейсбит был советником президента Линдона Джонсона, компаний Eastman Kodak, IBM, Amercian Express, «Центра политических исследований», банка Chase Manhattan, компании General Motors, Louis Harris Polls, Белого дома, «Института страхования жизни», «Американского Красного Креста», Mobil Oil, British Petroleum и множества других компаний и учреждений Комитета 300. Его методология, взятая из Тавистокских процедур МИ-6, конечно, не уникальна:

Кратко я обрисую нашу методологию. При разработке «Доклада о тенденциях» для наших клиентов мы полагались главным образом на систему мониторинга локальных событий и поведения. Нас сильно поразило то, до какой степени это общество устроено «вверх дном», поэтому мы отслеживали не то, что происходило в Вашингтоне или Нью-Йорке, а то, что происходило на местах. События начинаются в Лос-Анджелесе, в Тампе, в Хартфорде, в Вичита, Портленде, Сан-Диего и Денвере. Это очень важно с точки зрения общества, перевернутого «вверх дном».

«Концепция отслеживания, использованная в определении этих тенденций, берет свое начало со времен Второй Мировой войны. Тогда эксперты разведки старались найти метод получения такой информации о вражеских странах, которую обычно получают при опросах общественного мнения. Под руководством Пола Лазарфельда (Paul Lazarsfeld) и Гарольда Ласвэлла (Harold Laswell) был разработан метод мониторинга того, что происходило в этих обществах, который включал в себя анализ содержания ежедневной прессы».

Хотя этот метод мониторинга состояния общественного сознания остается излюбленным методом разведслужб, страна ежегодно тратит миллионы долларов на проведение анализа прессы по всему миру… Причина того, что эта система мониторинга изменений в обществе работает так хорошо, заключается в том, что «блок новостей» в газетах – это закрытая неизменная система. По экономическим соображениям блоки новостей в газетах имеют постоянные неизменные размеры.

Поэтому когда в блоке новостей появляется что-то новое, соответственно, что-то старое должно исчезнуть или измениться. Здесь действует принцип вынужденного выбора внутри замкнутой системы. В такой ситуации общественное сознание постоянно переключается на новые подбрасываемые «проблемы» и быстро забывает о старых. Мы отслеживаем как новые «проблемы», так и те, к которым общество уже утратило интерес.

Очевидно, что общества подобны человеческим индивидуумам. Я не знаю точного числа, но одновременно человек может удерживать в сознании только определенное количество проблем и забот. Если добавляются новые проблемы или заботы, то старые при этом просто вытесняются из сознания. Мы следим за тем, что для американцев актуально на данный момент, и от чего они отказываются.

Соединенные Штаты быстро переходят от общества индустриального к обществу информационному, и последствия этого будут более глубокими, чем при переходе от сельскохозяйственного общества к промышленному в 19-м веке. Начиная с 1979 года основной профессией в США стала работа клерка, заместившего рабочего и фермера. Это последнее утверждение содержит в себе краткую историю Соединенных Штатов.

Не случайно Нейсбит является членом «Римского клуба» и одним из «высших функционеров» Комитета 300. Он также входит в число старших вице-президентов компании Yankelovich, Skelly and White. То, чем занимается Нейсбит, это не предсказание тенденций, это их СОЗДАНИЕ. Мы уже видели, как была разрушена индустриальная база Соединенных Штатов, начиная с металлургической промышленности. В 1982 году я написал работу под названием «Смерть стальной индустрии», где я утверждал, что к середине 1990-х годов производство стали в США снизится до точки невозврата, и что автомобильная и домостроительная индустрии пойдут по тому же пути.

Все это уже произошло, и то, чему мы сегодня являемся свидетелями, это не временный экономический спад, вызванный некомпетентной экономической политикой, а намеренное разрушение нашей индустриальной базы и уничтожение уникального среднего класса Америки, станового хребта страны, который зависит от прогрессивного индустриального роста и стабильной занятости.

Вот одна из причин, почему экономический спад, начавшийся всерьез с января 1991 года, превратился в депрессию, в результате которой мы, возможно, уже никогда не увидим те Соединенные Штаты, которые мир знал в шестидесятые и семидесятые годы. Экономика не выйдет из депрессии 1991 года по крайней мере до 1995–1996 года, когда Соединенные Штаты станут совершенно другим обществом, чем то, каким они были до начала спада.

Те, кто создают общественное мнение, играют немалую роль в этой войне против Соединенных Штатов; нам нужно исследовать роль Комитета 300 в осуществлении этих далеко идущих изменений а также то, как социальные инженеры используют системный анализ, чтобы общественное мнение всегда выражало только политику невидимого правительства. Как и где все это началось?

Из документов, относящихся к Первой Мировой Войне, которые я смог собрать и изучить в Министерстве обороны Великобритании на улице Уайтхолл в Лондоне, следует, что Комитет 300 поручил «Королевскому институту международных дел» провести исследование по манипулированию военной информацией. Эта задача была поручена лорду Нортклифу (Lord Northcliffe), лорду Ротмеру (Lord Rothmere) и Арнольду Тойнби (Arnold Toynbee), агенту МИ-6 в КИМД. Семья лорда Ротмера владела газетой, которая использовалась для поддержки различных намерений правительства, поэтому считалось, что эта газета сможет изменить общественное мнение, особенно среди растущих рядов противников войны.

Проект был размещен в Веллингтон Хаус, названном так в честь герцога Уэллесли. В помощь Ротмеру и Нортклифу были приданы американские специалисты, включая Эдварда Бернейса и Уолтера Липпмана. Группа проводила «мозговые штурмы», чтобы выработать способы мобилизации массовой поддержки войны, особенно среди рабочих, чьи сыновья в массовом количестве должны были гибнуть на полях бойни во Фландрии.

Используя газету лорда Ротмера, были испытаны новые методы манипуляции общественным сознанием, и примерно через 6 месяцев стало ясно, что эти методы весьма эффективны. Исследователи обнаружили, что лишь малая часть населения воспринимает рассуждения и обладает способностью понимания проблемы, в отличие от простого высказывания мнения о ней. По словам лорда Ротмера именно таким было отношение к войне у 87 % населения Британии, и этот же самый принцип верен не только по отношению к войне, но и по отношению к любой мыслимой проблеме в обществе.

Таким образом, иррациональность была возведена до высшего уровня общественного сознания. Манипуляторы стали играть на этом чтобы ослабить и перенаправить у людей чувство реальности, определяющее их действия в любой ситуации. Чем более сложными становились проблемы современного индустриального общества, тем легче становилось во все большей степени отвлекать и перенаправлять сознание людей, в результате чего мы оказались в такой ситуации, когда абсолютно немотивированные мнения массы людей, созданные изощренными манипуляторами, начинали восприниматься как объективные научные факты.

Буквально наткнувшись на столь глубокий вывод, манипуляторы стали проверять его раз за разом в течение войны, так что несмотря на смерть сотен тысяч юношей на полях сражений во Франции, фактически не было противодействия кровавой войне. Записи того времени показывают, что к 1917 году, как раз перед вступлением Соединенных Штатов в войну, 94 % британских рабочих, несших главные тяготы войны, не имели никакого, хотя бы самого смутного понимания о том, за что они сражаются, кроме созданного манипуляторами представления о том, что немцы – ужасная раса, вознамерившаяся уничтожить их монарха и их страну, и что их нужно стереть с лица земли.

С тех пор ничего не изменилось, потому что в 1991 году мы имели ту же самую ситуацию, созданную средствами массовой информации, которая позволила президенту Бушу нагло нарушить конституцию при развязывании войны геноцида против народа Ирака с полного согласия 87 % американского народа. Вудро Вильсона можно похвалить – если это слово здесь уместно – за то, что он играл в одной команде с манипуляторами общественным мнением и использовал их методы, чтобы претворять в жизнь то, что нашептывал ему в уши его контролер, полковник Хаус (House).

По указанию президента Вильсона, или скорее полковника Хауса, была создана так называемая «Комиссия Крила» (Creel Commission). Насколько известно, это была первая организация в США, использовавшая способы и методологию КИМД для выборов и массовой пропаганды. Эксперименты по ведению психологической войны, усовершенствованные в Веллингтон Хауз, были с тем же успехом использованы во Второй Мировой войне; они постоянно использовались и в широкомасштабной психологической войне против США, которая началась в 1946 году. Методы не изменились, изменилась лишь мишень. Теперь в фокусе атак были не жилые немецкие кварталы, а средний класс Соединенных Штатов.

Как часто случается, заговорщики не смогли сдержать ликования. После Первой Мировой войны, точнее в 1922 году, Липпман подробно описал проведенную КИМД работу в книге «ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ»:

«Общественное мнение имеет дело с непрямыми, невидимыми и загадочными фактами, в которых нет ничего очевидного и понятного. Ситуации, к которым относится общественное мнение, известны лишь как идеи, как образы в человеческом сознании, как собственные представления о себе, о других, об их нуждах, целях и отношениях – все это и является общественным мнением. Эти образы, на которые воздействуют группы людей или отдельные люди, действующие в интересах этих групп, являются ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ с большой буквы. Образы в сознании людей часто вводят их в заблуждение относительно фактов реальной жизни, с которыми людям приходится иметь дело».

Не удивительно, что Липпман заставил народ США «полюбить» «Битлз», когда они прибыли на наши берега и обрушились на ничего не подозревавшую страну. При поддержке круглосуточной пропаганды по радио и телевидению «Битлз» за сравнительно короткое время стали «популярны». Методы и приемы радиостанций, якобы получающих сотни просьб от воображаемых слушателей о передачах музыки «Битлз», включали в себя создание «хит-парадов» сначала «десятки лучших песен», а затем и для «сорока лучших песен» в 1992 году.

В 1928 году соотечественник Липпмана Эдвард Бернейз (Edward Bernays) написал книгу «КРИСТАЛЛИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ» («CRYSTALLIZING PUBLIC OPINION»). В том же году вышла его вторая книга, которая была озаглавлена просто «ПРОПАГАНДА». В ней Бернейз описал свой опыт в Веллингтон Хауз. Бернейз был близким другом «мастера-манипулятора» Герберта Уэллса, чьи многочисленные квази-романы Бернейз использовал как пособие для более точного формулирования методов управления массовым сознанием.

Уэллс не стыдился своей роли лидера в изменении низших классов общества, главным образом потому, что он был близким другом членов британской королевской семьи и проводил много времени с некоторыми из самых высокопоставленных политиков, с людьми вроде сэра Эдуарда Грея (Sir Edward Grey), лорда Холдейна (Haldane), Роберта Сесила (Robert Cecil) из еврейской семьи Сесилов, которая контролировала британскую монархию, с тех пор как Сесил стал личным секретарем и любовником королевы Елизаветы I, Лео Эймери (leo Amery), Хэлфорда Макиндера (Halford Mackinder) из МИ-6, впоследствии ставшего руководителем Лондонской школы экономики, чей ученик Брюс Локхарт (Bruce Lockhart) стал контролером Ленина и Троцкого во время большевистской революции, и даже такого великого человека, как сам лорд Альфред Милнер.

Одним из излюбленных мест времяпровождения Уэллса был престижный отель «Сент Эрминс», место встречи «Коэффициент Клуба» (Coefficient Club), в который допускались только избранные джентльмены и где они встречались раз в месяц. Все упомянутые выше лица были его членами, а также членами «Соулз Клуба» (Souls Club). Уэллс утверждал, что можно нанести поражение любой стране, причем не посредством прямой конфронтации, но с помощью понимания человеческого сознания – того, что он называл «психическими глубинами, спрятанными за личностью».

Имея такую мощную поддержку, Бернейз чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы выпустить свою «ПРОПАГАНДУ»:

«По мере того, как цивилизация становится все более сложной, И КОГДА НЕОБХОДИМОСТЬ НЕВИДИМОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА СТАНОВИТСЯ ВСЕ БОЛЕЕ ОЧЕВИДНОЙ, изобретаются и развиваются технические средства, С ПОМОЩЬЮ КОТОРЫХ МОЖНО КОНТРОЛИРОВАТЬ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ (здесь и выше выделено автором). Имея в распоряжении прессу и газеты, телефон, телеграф, радио и аэропланы, любые идеи могут быть быстро, даже мгновенно, распространены по всей Америке». Бернейз еще не знал, насколько лучше сделает это телевидение, которое еще нужно было изобрести.

«Сознательная и умная манипуляция организованными привычками и мнениями масс является важным элементом демократического общества. Те, кто манипулирует этим невидимым механизмом общества, составляют НЕВИДИМОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО, КОТОРОЕ ЯВЛЯЕТСЯ ИСТИННОЙ ПРАВЯЩЕЙ ВЛАСТЬЮ В НАШЕЙ СТРАНЕ». Чтобы подкрепить свою позицию, Бернейз процитировал статью Герберта Уэллса, опубликованную в «Нью-Йорк таймс», в которой Уэллс с энтузиазмом поддерживает идею современных средств связи, «открывающих новый мир политических процессов, которые позволят формализовать общую схему и защитить ее от искажений и предательства» (невидимого правительства).

Продолжим откровения, содержащиеся в «ПРОПАГАНДЕ»:

«Нами управляют, наши сознания целенаправленно формируют, наши вкусы унифицированы, наши идеи навязываются нам людьми, о которых мы никогда не слышали. Как бы мы к этому ни относились, фактом остаётся то, что в почти каждом акте нашей жизни, в сфере политики или бизнеса, нашего общественного поведения или нашего этического мышления над нами господствует относительно малое число лиц, крошечная доля от наших ста двадцати миллионов, которые понимают процессы массового сознания и социальные модели поведения масс. Именно они держат в руках поводья, которые управляют общественным сознанием и сдерживают старые социальные силы, а также изобретают новые способы УСТАНОВЛЕНИЯ КОНТРОЛЯ НАД МИРОМ» (выделено автором).

Бернейз не осмелился сказать миру, кем являются «ОНИ», которые «держат в руках поводья, которые управляют общественным сознанием…», но в этой книге мы исправим его намеренное упущение, раскрыв существование этого «относительно малого числа лиц», Комитета 300. За свою работу Бернейз снискал всеобщие аплодисменты членов «Совета по международным отношениям», которые проголосовали за то, чтобы он возглавил телекомпанию CBS. Уильям Палей стал его «учеником» и в конце концов сменил Бернейза, восприняв все знание «новой науки» формирования общественного мнения, что сделало CBS лидером в этой области деятельности, и эту ведущую роль радио и телевидение CBS уже никому не уступали.

Политический и финансовый контроль «относительно малого числа лиц», как Бернейз назвал их, осуществляется через ряд тайных обществ, главным образом через масонство Шотландского ритуала и, возможно, через еще более значительный «Почтенный орден рыцарей Св. Иоанна Иерусалимского», древний орден, состоящий из избранных британским монархом членов, удостоенных этой чести за их опыт в сферах жизненно важных для постоянного контроля Комитетом 300.

В моей работе «Орден св. Иоанна Иерусалимского», опубликованной в 1986 году, я описал Орден следующим образом:

…Таким образом, он не является тайным обществом, за исключением тех случаев, когда его цели извращаются его же внутренними органами, такими как «Орден подвязки», который является проституированной олигархической креатурой британской королевской семьи, который сводит на нет то, за что выступает суверенный «Орден св. Иоанна Иерусалимского».

В качестве примера возьмем атеиста лорда Питера Каррингтона (Lord Peter Carrington), который притворяется приверженцем англиканской церкви, но который является членом «Ордена Озириса» (Order of Osiris) и других демонических сект, включая масонство. Он официально посвящен в сан Рыцаря Подвязки в часовне Св. Георгия в Винздорском замке Ее Величеством королевой Англии Елизаветой II, происходящей из Черной Аристократии гвельфов и являющейся также главой Англиканской церкви, которую она глубоко презирает.

Комитет 300 поручил Каррингтону свергнуть правительство Родезии, передать минеральные богатства Анголы и Юго-Западной Африки под контроль лондонского Сити, сокрушить Аргентину и превратить НАТО в политическую организацию левого толка, принадлежащую Комитету 300.

Мы видим еще одно чужеродное лицо, прилепившееся к святому христианскому «Ордену св. Иоанна Иерусалимского» (я использую слово «чужеродный» в том смысле, как оно употреблено в оригинале еврейского Ветхого Завета для обозначения родословной какого-либо человека), это майор Луи Мортимер Блумфильд (Major Louis Mortimer Bloomfield), человек, который помог осуществить план убийства Джона Ф. Кеннеди. Мы видим фотографию этого «чужака», с гордостью носящего мальтийский крест, тот самый крест, который носят на рукавах рыцари «Ордена подвязки».

Нам настолько сильно промывают мозги, что мы верим, будто британская королевская семья – это всего лишь приятный, безвредный и колоритный общественный институт, и даже не представляем себе, насколько коррумпированным, а потому чрезвычайно опасным является этот институт, называемый британской монархией. Рыцари «Ордена подвязки» составляют САМЫЙ БЛИЗКИЙ ВНУТРЕННИЙ круг наиболее коррумпированных общественных деятелей, которые грубо попрали доверие, оказанное им страной и народом.

Рыцари «Ордена подвязки» – это лидеры Комитета 300, самые доверенные члены «Тайного совета» королевы Елизаветы II. Когда я разыскивал материалы об «Ордене св. Иоанна Иерусалимского» несколько лет тому назад, я поехал в Оксфорд поговорить с одним из его магистров, специалистом по древним и современным британским традициям. Он рассказал мне, что «Рыцари подвязки» – это святая святых, элита из элиты Ее Величества почтеннейшего «Ордена св. Иоанна Иерусалимского». Позвольте мне сказать, что это не тот самый первоначальный орден, основанный истинно христианским воином Пьером Жераром (Peter Gerard), а типичное из многих прекрасных обществ, которые были захвачены и разрушены изнутри, хотя для непосвященных они все еще сохраняют первоначальный вид.

Из Оксфорда я поехал в «Музей Виктории и Альберта» (Victoria and Albert Museum) и получил доступ к бумагам лорда Пальмерстона, одного из основателей «опиумной династии» в Китае. Пальмерстон, как и многие подобные ему, был не только масоном, но и преданным посвященным слугой гностицизма… Как и нынешняя «королевская семья», Пальмерстон притворялся христианином, но фактически он слуга сатаны. Многие сатанисты стали лидерами британской аристократии и сколотили огромные состояния на опиумной торговле в Китае.

Из документов в музее Виктории я узнал, что она в 1885 году изменила название «Ордена св. Иоанна Иерусалимского», чтобы разорвать католическую связь основателя Ордена Пьера Жерара, и назвала его «Протестантским почтеннейшим орденом иерусалимским» («Protestant Мost Venerable Order of Jerusalem»). Членство в нем было открыто любой олигархической семье, которая сделала свое состояние на торговле опиумом в Китае, и любая полностью декадентская семья могла получить место в «новом ордене».

Многие из этих почтенных джентльменов контролировали операции в Канаде во время «сухого закона», поставляя крупные партии виски в США. Самым видным в этой группе был член Комитета 300 граф Хейг, который впоследствии передал свой алкогольный бизнес старому Джо Кеннеди. И производители виски, и сам «сухой закон» были креатурами британской короны, действовавшей через членов Комитета 300. Это был эксперимент, предшествовавший нынешней торговле наркотиками, и уроки, полученные во времена «сухого закона», сейчас используются в торговле наркотиками, которая вскоре будет легализована.

Канадский маршрут наиболее часто используется поставщиками героина с Дальнего Востока. Британская монархия прилагает все усилия, чтобы информация об этом не была предана гласности. Используя свою власть, королева Елизавета правит Канадой через генерал-губернатора (интересно, как современные канадцы могут терпеть столь архаичную форму управления), который является ЛИЧНЫМ представителем королевы, и по нисходящей через «Тайный совет» (еще один архаичный пережиток колониальной эпохи) и «Рыцарей св. Иоанна Иерусалимского», которые контролируют все сферы канадского бизнеса.

Оппозиция британцам в Канаде подавлена. Канада имеет самые строгие ограничительные законы в мире, включая так называемые законы о «преступлениях ненависти», навязанные стране еврейскими членами Палаты лордов Англии. В настоящее время в Канаде на разных стадиях ведутся четыре крупных судебных процесса против людей, обвиняемых в «преступлениях ненависти». Это процессы по делам Финты (Finta), Кеегстры (Keegstra), Цунделя (Zundel) и Росса (Ross). Любой, кто отважится найти и раскрыть доказательства еврейского контроля над Канадой (который осуществляют Бронфманы), будет немедленно арестован и обвинен в совершении так называемых «преступлений ненависти». Это дает некоторое представление о масштабах власти Комитета 300, который буквально сидит на самой верхушке пирамиды управления этого мира.

Свидетельством истинности этого утверждения является тот факт, что Комитет 300 учредил под эгидой «Круглого стола» «Международный институт стратегических исследований» (МИСИ) (international institute for strategic Studies (IISS). Этот институт представляет из себя орудие МИ-6 и «Тавистокского института» для «черной пропаганды» и «мокрых дел» (так на разведывательном жаргоне обозначаются акции, связанные с пролитием человеческой крови), операций с ядерными технологиями и террористическими актами. Его «черная пропаганда» и информация распространяется через мировую прессу, а также поступает напрямую в правительство и военные учреждения.

Членами «Международного института стратегических исследований» являются 87 крупных информационных агентств, а также 138 главных редакторов и ведущих журналистов из международных газет и журналов. Теперь вы знаете, откуда ваш любимый ведущий газетной рубрики или колонки получает свою информацию и как он формирует свои мнения. Вспомнили Джека Андерсона (Jack Anderson), Тома Уикера (Tom Wicker), Сэма Дональдсона (Sam Donaldson), Джона Чанселлера (John Chancellor), Мэри Макгроури (Mary McGrory), Сеймура Херша (Seymour Hersh), Флору Льюис (Flora Lewis), Энтони Льюиса (Anthony Lewis) и других? Вся поставляемая МИСИ информация, особенно «сценарии событий» с целью очернить президента Хуссейна или оправдать предстоящую атаку на Ливию и осудить ООП (Организацию освобождения Палестины), фабрикуется специально по заказу для каждого конкретного случая. История о резне в Мей Лей (Mai Lai), опубликованная Сеймуром Хершем, вышла напрямую из МИСИ – я подчеркиваю это, чтобы впредь никто ошибочно не полагал, что люди типа Херша сами проводят «журналистские расследования».

«Международный институт стратегических исследований» (МИСИ) – это высший эшелон формирования общественного мнения, согласно определению Липпмана и Бернейза. Главную роль в формировании общественного мнения играют сейчас не книги, а газеты, которые публикуют мнения избранных журналистов. МИСИ создавался не только как координационный центр по созданию мнений, но как механизм доведения этих мнений и сценариев до максимально широкой аудитории, чего, к примеру, невозможно достичь с помощью книги. МИСИ – это яркий пример взаимосвязанности и взаимодействия учреждений Комитета 300.

Идея создания МИСИ возникла в 1957 году на встрече «Бильдербергеров». Необходимо напомнить, что Бильдербергская конференция – это результат работы МИ-6 под руководством КИМД. Идея конференции была высказана Алистэром Бучаном (Alastair Buchan), сыном лорда Твидсмуира (Tweedsmuir). В то время Бучан был председателем совета КИМД, членом «Круглого стола», а также человеком весьма близким к королевской семье. Эта конференция тепло приняла в свои ряды лидера лейбористской партии Денниса Хили (Dennis Healey). Среди присутствующих также был Франсуа Дюшан (Francois Duchene), чей наставник Жан Моне Дюшене (Jean Monet Duchenes) руководил «Трехсторонней комиссией» под опекой Х. В. Дикса (H. V. Dicks) из тавистокского центра в г. Колумбус.

В руководящий совет этого гигантского пропагандистского аппарата по формированию общественного мнения входят следующие лица и организации:

Фрэнк Китсон (Frank Kitson), бывший одно время контролером полувоенных формирований «Ирландской республиканской армии». Этот человек подготовил и осуществил восстание «Мау-мау» в Кении.

Банк Lazard Freres («Братья Лазарь»), представленный Робертом Эллсвортом (Robert Ellsworth).

Компания «Н. М. Ротшильд», представленная Джоном Лоудоном (John Loudon).

Пол Нитце (Paul Nitze), представитель Schroeder Bank. Нитце играл важную роль в деле заключения соглашений о контроле за вооружениями, которое ВСЕГДА было под контролем КИМД.

К. Л. Зульцбергер (C. L. Sulzberger) из «Нью-Йорк таймс».

Стэнсфилд Тернер (Stansfield Turner), бывший директор ЦРУ.

Питер Кальвокоресси (Peter Calvocoressi), представитель издательства Penguin Books.

«Королевский институт международных дел», представленный Эндрю Шоэнбергом (Andrew Shoenberg).

Журналисты и репортеры, в частности Флора Льюис (Flora Lewis), Дрю Миддлтон (Drew Middleton), Энтони Льюис (Anthony Lewis), Макс Френкель (Max Frankel).

Дэниел Эллсберг (Daniel Ellsberg).

Генри Киссинджер (Henry Kissinger).

Роберт Боуи (Robert Bowie), бывший директор отделения ЦРУ National Intelligence Estimates («Национальное управление разведки и оценки»)

Начиная со встречи «Бильдербергеров» в 1957 году, Киссинджер получил инструкцию открыть на Манхеттене офис «Круглого стола», ядро которого составляли Хейг, Эллсберг, Гальперин, Шлезингер, Макнамара (McNamara) и братья Макбанди (McBundy). Киссинджеру было поручено заполнить все исполнительные должности в администрации Никсона членами «Круглого стола», преданными КИМД, а потому и королеве Англии. Не случайно Киссинджер выбрал старое место сборищ людей Никсона, отель «Пьерре» (Hotel Pierre), в качестве центра операций.

Суть операции Киссинджера и «Круглого стола» состояла в следующем: по распоряжению председателя КИМД Эндрю Шоенберга (Andrew Schoenberg) была заблокирована деятельность всех организаций, имеющих отношение к разведке, в результате чего президент Никсон перестал получать прямую оперативную информацию. Это означало, что Киссинджер и его сотрудники получали ВСЮ ОПЕРАТИВНУЮ ИНФОРМАЦИЮ ОТ АМЕРИКАНСКИХ И ЗАРУБЕЖНЫХ РАЗВЕДСЛУЖБ, А ТАКЖЕ ОТ ВСЕХ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ США, ВКЛЮЧАЯ ПЯТЫЙ ОТДЕЛ ФБР до того, как эта информация представлялась президенту. Это гарантировало полное сокрытие информации о всех террористических организациях и операциях, контролируемых МИ-6 в США. Это была сфера компетенции Гальперина.

Работая по этой методологии, Киссинджер сразу установил гегемонию над президенством Никсона, а после того как Никсон был опорочен группой Киссинджера и изгнан с должности, Киссинджер узурпировал беспрецедентные полномочия, каких не было ни у кого ни до, ни после Уотергейта. Вот лишь некоторые из этих редко публикуемых прав и полномочий:

Киссинджер приказал составить текст «Меморандума No.1 по вопросам национальной безопасности» (National Security Decision Memorandum No. 1) Гальперину, который фактически получил готовый текст прямо из КИМД через людей из «Круглого стола». Этот меморандум дал Киссинджеру полномочия верховной власти в США, сделав его председателем «Контрольного совета» (Verification Panel). Руководство всеми переговорами по ограничению стратегических вооружений осуществлялось отсюда через Пола Нитце, Пола Уорнке (Paul Warnke) и еще целую кучу предателей в миссии по контролю над вооружениями в Женеве.

Кроме того, Киссинджер был назначен в «Специальную исследовательскую группу по Вьетнаму» (The Vietnam Special Studies Group), которая изучала и оценивала все военные и гражданские доклады, включая разведывательные данные, поступавшие из Вьетнама. Киссинджер также потребовал и получил право надзора за «40 Комитетом», сверхсекретным агентством, которое имело задачу решать, где и когда начинать тайную подрывную деятельность, а затем отслеживать операции, которые оно запускало в действие.

Тем временем Киссинджер приказал ФБР вести сплошное прослушивание телефонных переговоров даже своих ближайших сотрудников, чтобы создать впечатление, что он контролирует абсолютно все. Большинство людей из его круга были информированы о том, что телефонные переговоры прослушиваются. Но эти меры неожиданно чуть было не ударили по самому Киссинджеру: было приказано прослушивать телефон некоего Генри Брэндона, агента МИ-6, которого не проинформировали об этом. Брэндон же вдобавок оказался репортером лондонской «Таймс», и Киссинджера едва не сместили с поста, так как никому не позволено поступать подобным образом с лондонской «Таймс».

Полный рассказ о деятельности Эллсберга и последовавшем за этим Уотергейте слишком длинен, чтобы излагать его здесь. Достаточно сказать, что Киссинджер контролировал Эллсберга с того самого дня, как Эллсберг был завербован, еще учась в Кембридже. Эллсберг всегда проводил жесткую линию в пользу войны во Вьетнаме, но постепенно «преобразился» в радикально левого активиста. Его «преображение» было лишь слегка менее чудесным, чем опыт Апостола Павла на пути в Дамаск.

Весь спектр новых левых в США – это результат работы британской МИ-6, действующей через «Круглый стол» и «Институт политических исследований» (ИПИ). ИПИ играл ведущую роль в изменении политики многих стран с республиканским государственным строем, и продолжает эту деятельность даже сейчас в Южной Африке и Южной Корее. Многие операции ИПИ освещены в моем труде «ИПИ – новый взгляд» («IPS Revisited»), опубликованной в 1990 г.

Основная задача «Института политических исследований» – сеять разногласия и распространять дезинформацию, вызывающую в результате хаос. Одна из таких программ, направленная против американской молодежи, базируется на распространении наркотиков. В результате деятельности ряда контролируемых ИПИ «организаций первого эшелона», всевозможных грязных акций типа забрасывания камнями кортежа автомобилей Никсона, а также организации террористических взрывов в стране была создана атмосфера обмана и лжи, которая заставила миллионы американцев поверить в то, что над США нависла страшная угроза со стороны КГБ, ГРУ (Главное разведывательное управление Вооруженных сил СССР), а также со стороны кубинской разведслужбы DGI. Был пущен слух о том, что многие из этих вымышленных агентов тесно связаны с Демократической партией через Джорджа Макговерна. Фактически это была одна из образцовых кампаний дезинформации, которыми заслуженно славится МИ-6.

Халдеман (Haldeman), Эрлихман (Ehrlichman) и ближайшие помощники Никсона не знали истинных причин происходившего, поэтому из Белого дома обрушился шквал заявлений о том, что Восточная Германия, Советский Союз, Северная Корея и Куба обучают террористов и финансируют их операции в США. Я сомневаюсь, что Никсон вообще что-либо знал об ИПИ, не говоря уже о подозрении, что он действует против президента. Мы подверглись такому же воздействию дезинформации во время войны в Персидском заливе, когда сообщалось, что террористы всех мастей намерены вторгнуться в США и взорвать все, что только можно.

Президент Никсон был буквально погружен во мрак неведения. Он даже не знал, что Давид Янг (David Young), ученик Киссинджера, работал в подвале Белого дома, следя за «утечками информации». Янг окончил Оксфорд и был долгое время связан с Киссинджером через фирмы «Круглого стола», такие как юридическая фирма Milbank Tweed. Президент Никсон не был достойным противником сил, выступивших против него под руководством МИ-6 и КИМД, а, следовательно, британской королевской семьи.

Что касается «уотергейтского дела», то здесь Никсон был виноват только в одном: он не знал, что творится вокруг него. Когда Джеймс Маккорд «сознался» судье Джону Сирика, Никсону должно было бы стать ясно, что Маккорд ведет двойную игру. Ему следовало бы поставить вопрос о постоянных связях Киссинджера с Маккордом. Это воспрепятствовало бы развитию событий и вызвало бы крах всей уотергейтской операции МИ-6.

Никсон не злоупотреблял своей президентской властью. Его вина в том, что он не защитил Конституцию США и не обвинил г-жу Кэтрин Мейер Грэхэм и Бена Брэдли в заговоре с целью подготовки переворота. Родословная Кэтрин Мейер Грэхэм была самого сомнительного свойства, что вскоре обнаружила бы даже «Джессика Флетчер» из сериала «Она написала убийство». Но даже зная это, контролеры из «Круглого стола» прилагали отчаянные усилия, чтобы правда не вышла наружу. Роль «Вашингтон пост» заключалась в том, чтобы подогревать страсти при помощи непрекращающихся «разоблачений», создавая атмосферу общественного недоверия президенту Никсону даже в отсутствие каких-либо доказательств его вины.

Огромная власть прессы, которую верно предсказывали Липпман и Бернейз, выразилась в том, что г-жа Грэхэм, давно подозреваемая в убийстве своего мужа Филиппа Л. Грэхэма (по официальной версии покончившего жизнь самоубийством), была представлена как вполне добропорядочная особа. Другими предателями, которых следовало бы обвинить в мятеже и государственной измене, были Киссинджер, Хейг, Гальперин, Эллсберг, Янг, Маккорд, Джозеф Калифано и Хомски из ИПИ, а также агенты ЦРУ, которые проникли в дом Маккорда и сожгли все его бумаги. Следует еще раз повторить, что Уотергейт, как и многие другие операции, которые мы не имеем возможности описать здесь, продемонстрировал ПОЛНЫЙ КОНТРОЛЬ Комитета 300 над Соединенными Штатами.

Хотя Никсон водил компанию с такими людьми, как Эрл Уоррен (Earl Warren) и некоторыми боссами мафии, которые построили дом Уоррена, это не означает, что его нужно было унизить и опозорить посредством уотергейтского скандала. Моя нелюбовь к Никсону объясняется тем, что он с готовностью подписал в 1972 году позорный договор по ограничению систем противоракетной обороны и его любезно-приятельскими отношениями с Леонидом Брежневым. Одной из самых досадных неудач во всем этом деле оказалась неспособность разоблачить грязную роль агентства «ИНТЕРТЕЛ» – мерзкого частного разведывательного агентства компании Corning Group, которое организовывало «утечки» информации по уотергейтским материалам Эдварду Кеннеди. Частные разведывательные агентства наподобие «ИНТЕРТЕЛ» не имеют права на существование в США. Они представляют УГРОЗУ нашему праву на частную жизнь и оскорбляют свободных людей.

Вина должна также пасть на тех кто, как предполагалось, должен был защитить президента Никсона от наброшенной на него стальной сети изоляции. Среди преданных Никсону людей было слишком мало специалистов по разведке, которые к тому же не знали, как тщательно разрабатываются операции британских разведслужб; они фактически даже не имели ни малейшего представления, что всё «уотергейтское дело» было операцией британской разведки. Уотергейтское дело представляло собой государственный переворот и заговор против Соединенных Штатов Америки, как и убийство Джона Ф. Кеннеди. Хотя сегодня этот факт и не признается, я уверен, что когда все секретные документы в конце концов будут опубликованы, в истории будет зафиксировано, что эти два заговора, один против Кеннеди, а другой против Никсона, действительно существовали, и что в результате их были основательно подорваны те институты и основы, на которых зиждется республика Соединенных Штатов.

Человек, которого действительно стоит заклеймить как предателя, и который более всех виновен в антиправительственной деятельности – это генерал Александр Хейг. Этот клерк, штабной полковник, который за всю свою бумажную карьеру ни разу не командовал войсками на поле боя, был неожиданно выдвинут на политическую сцену невидимым параллельным правительством высшего уровня. Президент Никсон однажды отозвался о нем как о человеке, который просил разрешения у Киссинджера даже для того, чтобы сходить в туалет.

Хейг был продуктом «Круглого стола». Он был замечен членом «Круглого стола» Джозефом Калифано, одним их самых доверенных лиц Ее Величества в США. Джозеф Калифано, являвшийся юрисконсультом Демократической национальной конвенции, интервьюировал Альфреда Болдуина, одного из «водопроводчиков», фактически ЗА МЕСЯЦ ДО ТОГО, КАК ПРОИЗОШЛО НОЧНОЕ ВТОРЖЕНИЕ. Калифано оказался достаточно глуп, чтобы написать меморандум о своей беседе с Болдуином, в котором содержались некоторые детали о прошлом Маккорда, а также говорилось, почему Маккорд включил Болдуина в свою «команду».

Хуже того, меморандум Калифано содержал подробную расшифровку прослушанных телефонных разговоров между Никсоном и комитетом по переизбранию; все это произошло ПЕРЕД вторжением. Калифано следовало бы обвинить в десятке федеральных преступлений, но вместо этого он ушел от ответственности за совершенные преступления. Ханжа Сэм Эрвин не позволил Фреду Томпсону из «Совета меньшинства» представить эти убедительные доказательства на уотергейтских слушаниях под смехотворным предлогом, что они «слишком гипотетические».

По приказу «Круглого стола» Киссинджер произвел полковника Хейга в «четырехзвездные» генералы с метеорической скоростью – это продвижение по службе было самым быстрым в анналах военной истории США, в результате чего Хейг перешагнул через голову более 280 армейских генералов и высших офицеров США.

В результате этого «продвижения Хейга по службе» 25 старших генералов были вынуждены уйти в отставку. В награду за предательство президента Никсона И СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ Хейг впоследствии получил престижный пост главнокомандующего силами «Организации североатлантического договора» (НАТО), хотя он был САМЫМ НЕКВАЛИФИЦИРОВАННЫМ КОМАНДУЮЩИМ, КОГДА-ЛИБО ЗАНИМАВШИМ ЭТОТ ПОСТ. Здесь он опять перешагнул через голову более 400 старших генералов из стран НАТО и Соединенных Штатов.

Когда новость об этом назначении дошла до высшего командования советских Вооруженных Сил, маршал Огарков вызвал трех своих высших генералов Варшавского Договора из Польши и Восточной Германии, и они весело поздравляли друг друга и распивали шампанское до самой ночи. Все время пребывания Хейга в должности Командующего силами НАТО профессиональные элитные кадры советских Вооруженных Сил, люди, которые всегда были только профессиональными военными, относились к Хейгу крайне презрительно и открыто называли его «офис-менеджером НАТО». Они знали, что Хейг обязан своим назначением КИМД, а не военным Соединенных Штатов.

Пусть будет известно, что прежде чем покинуть Вашингтон в результате нового военного назначения, Хейг вместе с Киссинджером практически разрушили администрацию президента Соединенных Штатов. Тот хаос, который оставили за собой Киссинджер и Хейг после Уотергейта, насколько мне известно, так и не был должным образом отражен в документах. После государственного переворота в апреле 1973 года Хейг по настоянию КИМД фактически встал во главе правительства США. Хейг привлек 100 агентов «Круглого стола» из «Брукингского института» (Brookings Institution), «Института политических исследований» и «Совета по международным отношениям», которых он поставил на высшие государственные должности в Вашингтоне. Эти люди, как и сам Хейг, полностью подчинялись иностранной державе. В ходе последовавшей катастрофы администрация Никсона была разорвана в клочья, а вместе с ней и Соединенные Штаты Америки.

Отбросив благочестивые банальности и притворство по поводу защиты конституции, сенатор Сэм Эрвин сделал гораздо больше для изменения Соединенных Штатов, чем все, что приписывается президенту Никсону, и Соединенные Штаты еще не пришли в себя от почти смертельной раны Уотергейта – операции, заказанной Комитетом 300 и выполненной КИМД, «Круглым столом» и «непосредственными контролерами» из числа офицеров-резидентов МИ-6 в США.

То, как президент Никсон был сначала изолирован, окружен предателями, а затем лишен воли к сопротивлению, буквально соответствует тавистокской методологии установления полного контроля над личностью, сформулированной главным тавистокским теоретиком д-ром Куртом Левиным. В этой книге я уже частично излагал методологию Левина, но, учитывая типичность примера случая президента Ричарда Никсона, я думаю, ее стоит повторить:

«Один из главных методов подавления морального духа посредством стратегии устрашения состоит в точном соблюдении следующей тактики: нужно держать человека в состоянии неопределенности относительно его текущего положения и того, что его может ожидать в будущем. Кроме того, если частные колебания между суровыми дисциплинарными мерами и обещанием хорошего обращения вкупе с распространением противоречивых новостей делают когнитивную структуру ситуации неясной, то человек теряет представление и уверенность в том, приведет ли его какой-либо конкретный план к желаемой цели, или же наоборот отдалит от нее. В таких условиях даже те личности, которые имеют четкие цели и готовы пойти на риск, оказываются парализованными сильным внутренним конфликтом в отношении того, что следует делать».

Киссинджер и Хейг следовали тавистокским пособиям буквально. В результате мы получили запутавшегося, испуганного и полностью деморализованного президента Никсона, для которого единственно возможным выходом – как ему подсказал Хейг – было уйти в отставку. В 1983 году я написал две работы: «Тавистокский институт – несущий зло и смерть» («The Tavistock Institute: Sinister and Deadly») и «Тавистокский институт: британский контроль над политикой США» («The Tavistock Institute: Britain's Control of U.S. Policy»), основанные на тавистокских секретных пособиях, которые попали в мои руки. В этих работах методы и действия Тавистокского института описаны весьма подробно.

Тавистокские методы, использованные для смещения Никсона, оказались столь эффективными, что народ нашей страны слепо поверил в клевету, дезинформацию и искусственно подстроенные ситуации, выдаваемые заговорщиками за правду, в то время как Уотергейт от начала и до конца был основан на дьявольской лжи. Это важно подчеркнуть, потому что мы, конечно, не видели самую последнюю операцию уотергейтского типа.

Каковы же были нарушения президента Никсона, якобы заслуживающие импичмента? Что за «неопровержимые доказательства» должны были подкрепить обвинения? Сначала о «неопровержимых доказательствах». Вся эта ФИКЦИЯ была раздута Киссинджером и Хейгом вокруг магнитофонной записи от 23 июня, посредством которой Хейг убедил Никсона сдаться Леону Яворски (Leon Jaworski).

Хейг часами убеждал президента Никсона в том, что эта магнитофонная запись погубит его, поскольку она «вне всякого сомнения» доказывала вину Никсона в серьезных нарушениях и его соучастие в уотергейтском заговоре. Первая реакция Никсона на доводы Хейга была следующей: «Это абсолютная чепуха, не следует придавать этому большого значения». Но Хейг настаивал на своем, пока не убедил Никсона в том, что он не сможет успешно защититься перед Сенатом – и это на основе только этой записи от 23 июня!

Как же Хейг выполнил свою миссию? Действуя по приготовленному для него его контролерами из «Круглого стола» сценарию, Хейг подготовил неотредактированную расшифровку магнитофонной записи с «неопровержимыми доказательствами». В действительности эта запись не содержала ничего такого, что президент Никсон не смог бы объяснить. Чувствуя это, Хейг распространил неотредактированный и официально не подтвержденный текст записи среди самых стойких приверженцев Никсона в Белом Доме и в сенате, а также среди руководства Республиканской партии. Этот текст, сопровождавшийся такими комментариями, как «неопровержимое и убийственное доказательство», исходящий от доверенного помощника Никсона, имел эффект сокола, обрушившегося на стаю голубей – сторонники Никсона запаниковали и разбежались, ища прикрытия.

После этих подрывных антигосударственных действий Хейг вызвал в свой офис конгрессмена Чарльза Уиггинса (Charles Wiggins), твердого сторонника Никсона, который согласился возглавить борьбу в Палате представителей, чтобы воспрепятствовать процедуре импичмента. Хейг сообщил ему вопиющую, явную ложь о том, что «борьба проиграна». После этого Уиггинс потерял интерес к защите Никсона, полагая, что Никсон сам согласился сдаться. Таким же образом Хейг действовал и с сенатором Гриффином, ведущим сторонником президента в Сенате. В РЕЗУЛЬТАТЕ ПРЕДАТЕЛЬСКИХ, АНТИГОСУДАРТСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ХЕЙГА СЕНАТОР ГРИФФИН НАПИСАЛ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ НИКСОНУ, ПРИЗЫВАЯ ЕГО УЙТИ В ОТСТАВКУ.

ЗА ТРИ МЕСЯЦА ДО ЭТОГО контролируемый «Круглым столом» «Институт политических исследований», детище Джеймса Варбурга, через одного из своих основателей и членов Маркуса Раскина (Marcus Raskin) предъявил президенту Никсону ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ УЛЬТИМАТУМ об отставке, причем этот ультиматум был опубликован в пропагандистском органе британской разведки «Нью-Йорк таймс» от 25 мая. Уотергейтская трагедия была шагом к необратимому варварству, которое охватило США и которое ведет нас к Единому Мировому Правительству – Новому Мировому Порядку. Соединенные Штаты находятся сейчас в таком же положении, как и Италия, когда Альдо Моро пытался спасти ее от созданной нестабильности.

В каких же нарушениях был обвинен Никсон? Джон Доар (John Doar), чей британский характер весьма подходил порученной ему задаче выдвинуть против президента так называемые статьи об импичменте, был автором и исполнителем одной из самых широкомасштабных НЕЗАКОННЫХ контрразведывательных операций надзора внутри страны, когда либо проводившихся в США.

Возглавляя «Межведомственное разведывательное управление», Доар собирал информацию из всех возможных агентств федерального правительства, включая Налоговое управление США. Эта программа была связана с «Институтом политических исследований». Одним из основных моментов карьеры Джона Доара было предоставление ЦРУ – которому по закону запрещено заниматься надзором внутри страны – 10 000-12 000 имен и фамилий граждан, которых он подозревал как политических диссидентов для дальнейшего расследования их деятельности.

18 июля 1974 года этот великий ревнитель закона предоставил с соответствующей помпезностью «обвинения» против Никсона; этот эпизод был передан по национальному телевидению. НЕ БЫЛО НИ ОДНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ЧТО НИКСОН СДЕЛАЛ ЧТО-ЛИБО ЗАСЛУЖИВАЮЩЕЕ ИМПИЧМЕНТА. Фактически содержание патетической речи Доара по поводу якобы совершенных Никсоном «преступлений» было настолько тривиальным и пустяковым, что вообще удивительно, почему процедуры по делу были продолжены и далее. Обвинения в махинациях с подоходным налогом, несанкционированной бомбардировке Камбоджи, а также неопределенное обвинение в «злоупотреблении властью», которое любой нормальный суд не стал бы всерьез рассматривать – вот все, на что оказался способен Доар. Когда Никсон ушел в отставку 8 августа 1974 года, Соединенные Штаты оказались в самом нестабильном состоянии в своей истории.

Эта нестабильность наиболее сильно проявилась в экономической и финансовой политике. В 1983 году в Вильямсберге, штат Вирджиния, состоялась встреча международных банкиров с целью выработать стратегию подготовки Соединенных Штатов к тотальной дезинтеграции их банковской системы. Это запланированное событие должно было заставить Сенат США безоговорочно согласиться на установление контроля Международного валютного фонда (МВФ) над финансовой и монетарной политикой страны. Деннис Уитерстоун (Dennis Weatherstone) из банка Morgan Guarantee на Уолл Стрит заявил, что он убежден в том, что это будет единственным путем спасения для США.

Это предложение было поддержано «Группой Дитчли» (Ditchley Group), которая была создана в мае 1982 года в Дитчли Парк (Ditchley Park) в Лондоне. Эта иностранная чуждая группа 10–11 января 1983 года собралась в Вашингтоне в нарушение «Антитрестовского закона Шермана» и «Закона Клейтона», и составила заговор с целью лишить США суверенитета в сфере монетарной и финансовой свободы. Генеральный прокурор Соединенных Штатов знал об этой встрече и ее цели. Вместо того, чтобы обвинить членов группы в сговоре для совершения федерального преступления, он просто «смотрел в другую сторону».

Согласно вышеупомянутым законам, доказательство заговора является единственным необходимым условием, чтобы признать виновность в преступлении, а доказательств того, что заговор действительно имел место, было предостаточно. Но так как «Фонд Дитчли» (Ditchley Foundation) собрался по требованию «Королевского института международных дел», а сама встреча была организована «Круглым столом», то естественно никто в Министерстве юстиции не отважился предпринять действия, требуемые от тех, кто давал клятву строго блюсти законы Соединенных Штатов.

План «Фонда Дитчли» по узурпации контроля над фискальной и монетарной политикой США был разработан сэром Гарольдом Левером (Sir Harold Lever), ярым сторонником сионизма, близким доверенным лицом британской королевской семьи и членом Комитета 300. Сэр Гарольд Левер входил в состав совета директоров гигантского конгломерата UNILEVER, важной компании Комитета 300. План Левера предусматривал расширение влияния МВФ до такой степени, чтобы он мог оказывать влияние на центральные банки всех стран, включая США, и постепенно привести их под контроль банка Единого Мирового Правительства.

Это рассматривалось как жизненно важный шаг к созданию ситуации, при которой МВФ должен был стать верховным арбитром в мировом банковском деле. Сверхсекретной встрече в январе предшествовала более ранняя встреча в октябре 1982 года, на которой присутствовали представители 36 крупнейших банков мира. Встреча состоялась в Нью-Йорке в отеле «Виста». Уровень охраны и безопасности для встречи 26–27 октября был просто беспрецедентным. Эта ранняя встреча «Группы Дитчли» тоже прошла в нарушение законодательства Соединенных Штатов.

Обращаясь к собравшимся, сэр Гарольд Левер сказал, что к 2000 году с национальным суверенитетом необходимо покончить как с архаическим пережитком прошлого. «Соединенные Штаты должны будут скоро уяснить себе, что когда МВФ возьмет контроль в свои руки, их положение не будет отличаться от положения страны „третьего мира“», – сказал сэр Гарольд. Позднее делегатам сообщили, что планы назначить МВФ контролером фискальной политики США будут готовиться для представления Сенату США к 2000 году.

Риммер Де Вриз (Rimmer de Vries), выступая от имени Morgan Guarantee, сказал, что Соединенным Штатам пора стать членом «Банка международных расчетов». «США следует пересмотреть свои пятидесятилетние колебания», – заявил Де Вриз. Некоторые британские и германские банкиры, опасаясь нарушений законодательства США, сказали, что «Группа Дитчли» есть не что иное, как комитет по урегулированию проблем обменных курсов валют. Феликс Рогатин (Felix Rohatyn) также говорил об острой необходимости внесения изменений в банковское законодательство США с тем, чтобы МВФ смог играть более существенную роль в этой стране. Рогатин возглавлял банк Lazard Freres, банк «Римского клуба», входящий в состав Eagle Star Group, с которой мы уже знакомы.

Члены «Круглого стола» Уильям Огден (William Ogden) и Вернер Станг (Werner Stang) с энтузиазмом поддержали отказ США от своего финансового суверенитета в пользу МВФ и «Банка международных расчетов». Делегаты, представлявшие «Группу Альфа» (the Alpha ranking Group), банк масонской ложи «П-2», сказали, что США нужно заставить подчиниться «более высшей власти мирового банка», прежде чем начнется реальное движение к Новому Мировому Порядку.

8 января 1983 года, перед большой встречей 10–11 января, в Белом Доме был принят Ганс Фогель (Hans Vogel), один из ведущих членов «Римского клуба». Президент Рональд Рейган пригласил Джорджа Шульца, Каспара Уайнбергера, Джорджа Кеннана и Лейн Киркланд присутствовать на своей встрече с Фогелем, который объяснил президенту Рейгану цели и задачи «Группы Дитчли». С этого дня президент Рейган круто изменил свою позицию и стал работать с различными агентствами Комитета 300, чтобы сделать МВФ и БМР органами управления внутренней и внешней монетарной политики США.

Невидимое правительство Комитета 300 оказало громадное давление на Америку, чтобы изменить ее в худшую сторону. Америка – последний бастион свободы, и пока нас не лишат нашей свободы, приход к власти Мирового Правительства будет значительно затруднен. Создание Единого Мирового Правительства – очень сложное дело, требующее огромного опыта и навыков, организаторских способностей, контроля над правительствами разных стран и их политикой. Единственной организацией, способной более или менее успешно справиться с такой гигантской задачей, является Комитет 300, и мы уже видели, как близко подошел он к полному успеху.

Борьба человечества проходит прежде всего в духовном плане. К сожалению, христианские церкви стали простыми социальными клубами, управляемыми безмерно злодейским Всемирным Советом Церквей (ВСЦ), чьи истоки лежат не в Москве, а в лондонском Сити, как мы увидим из схемы в конце книги, в которой представлена структура церкви Мирового Правительства. Это учреждение было создано в 1920 году как средство проведения политики Мирового Правительства, оно является символом способностей и возможностей Комитета 300 по долгосрочному планированию.

Еще одной порочной организацией, по структуре и назначению аналогичной «Всемирному совету церквей», является так называемый «Союз обеспокоенных ученых» (Union of Concerned Scientists), учрежденный «Трехсторонней комиссией» и финансируемый «Благотворительным фондом Карнеги», «Фондом Форда» и «Аспенским институтом». Эта группа ведет борьбу, чтобы предотвратить создание Соединенными Штатами эффективного средства сдерживания советских «космосфер» – лазерного оружия космического базирования, которое из космоса может поражать любые цели на территории США или в любом другом месте.

Американская программа СОИ (SDI, Strategic Defense Initiative) была предназначена противостоять угрозе советской космической лазерной системы, которая существует вопреки уверениям, что «коммунизм мертв». Советский представитель Георгий Арбатов сказал на встрече «Союза обеспокоенных ученых», что очень важно противостоять программе СОИ, потому что если программа СОИ начнет осуществляться, «это будет военная катастрофа». Год за годом «Союз обеспокоенных ученых» противостоит любому бюджету, который содержит ассигнования на жизненно важную программу СОИ. Дело дошло до того, что в конце 1991 года в бюджете не хватает средств для финансирования даже минимально необходимых исследований, не говоря уже о размещении системы на орбите. «Союз обеспокоенных ученых» управляется КИМД и наполнен агентами британской МИ-6.

Нет ни одного аспекта жизни в Америке, который не был бы под надзором невидимого правительства Комитета 300 и не направлялся бы им в «нужном» направлении. Нет ни одного избранного чиновника или политического лидера, который не подчинялся бы его власти. До сих пор еще ни один человек не избежал жестокого наказания за неподчинение тайным правителям, которые не колеблясь делают из любого «ужасный пример» для других, включая президентов Соединенных Штатов Америки.

Рука Комитета 300 видна повсюду начиная с 1776 года, когда Иеремия Бентам и Уильям Петти, граф Шелбурнский, разгоряченные триумфом Французской Революции, которую они планировали и осуществляли, были призваны британской короной чтобы использовать свой совместный опыт против американских колонистов, она была видна и в 1812 году, когда британцы разграбили и сожгли Вашингтон, уничтожив секретные документы, которые разоблачили бы их предательские подрывные действия против молодых Соединенных Штатов, – вплоть до уотергейтской диверсии против президента Никсона и убийства президента Кеннеди.

Настоящая книга – это попытка открыть глаза американскому народу на ужасную правду, которая состоит в том, что мы не являемся независимой страна и независимым народом, мы и не были ими никогда, поскольку нами управляло невидимое правительство – Комитет 300.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Александр Фурсенко.
Династия Рокфеллеров

Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.
Во имя ложи

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.
Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Юрий Бегунов.
Тайные силы в истории России

Андрей Васильченко.
Тайные общества Третьего рейха
e-mail: historylib@yandex.ru
X