Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Е. В. Черезов.   Техника сельского хозяйства Древнего Египта

Глава IV. Охота и рыбная ловля

Охота и рыбная ловля принадлежат к древнейшим промыслам человека. Ф. Энгельс26) считал орудия охоты и рыболовства наиболее древними, оставшимися в наследство от доисторичесих людей. В Египте охота и рыбная ловля были развиты уже в период неолита (14.156).

В период Древнего царства рыболовство и охота усовершенствовались и играли в хозяйстве страны существенную роль, поскольку давали много продуктов питания, материал для животноводства, птицеводства и ремесла.

Долина Нила уже в древности была основательно распахана и все же нельзя представлять Египет в его современном виде. В некоторых местах, особенно в дельте, оставались топкие болота, где гнездилась водоплавающая птица. В пустынях водились многочисленные виды антилоп, газелей, гиен. В Ниле обитали бегемоты и крокодилы. Не следует забывать также, что Египет является местом, где зимуют многие водоплавающие птицы европейских стран. Отсюда понятно, почему на гробничных изображениях мы находим такое большое разнообразие пород гусей, уток, лебедей, какого пожалуй не увидишь в какой-либо другой части света.

Египтяне ловили дичь: антилоп, газелей, гиен, гусей, уток, журавлей в живом виде — и держали их, откармливая в клетках в большом количестве.

Пустыни, окружающие долину Нила, в древности [75] были более богаты различной дичью, на которую египтяне охотились разными способами. В гробнице Аба (76.1.11) (VI династия) изображена охота с луком и стрелами.

На стенах заупокойного храма фараона Сахура (V династия) (69.11.17) изображена грандиозная охота. Царь стреляет из лука в зверей, которых гонят загонщики с палками и арканами, в сопровождении гончих собак, в загороженное место. Охотник натянул тетиву и стреляет. Среди зверей в загоне видны антилопы, быки, ориксы, пораженные стрелами, лев нападает на газель, лисицы, возле которых два страуса, их шеи пробиты одной стрелой.

В гробнице Птаххетепа (110.32) (VI династия) воспроизведена загонная охота с применением сети, аркана и гончих собак. Звери, загнанные в огороженное сетями пространство — загон, мечутся в панике. Ко льву подводят быка как приманку на растерзание, чтобы укротить его пыл. Четыре собаки хватают сабельных антилоп за ноги и шею. Охотник накинул на рога дикого быка аркан и стремится опрокинуть его на землю. Там же изображено (110.21) торжественное возвращение охотников с большими трофеями. Четыре человека везут двух львов в клетках. Три охотника несут в корзинках детенышей сабельных антилоп, зайцев, ежей. Каменный баран и газель схвачены арканом, их ведут на веревке. Позади замыкают шествие четыре собаки и три прирученных гиены.

В гробнице Мерерука (VI династия) (81.I.24) также показана загонная охота. В загоне лев яростно набрасывается на быка. Собаки терзают антилоп. Охотник стреляет из лука дичь.

В гробницах Среднего царства сцены охоты с помощью аркана, лука и стрел повторяют аналогичные сцены Древнего царства и дополняются некоторыми новыми деталями. Наряду с изображаемыми обычными животными пустыни — оленями, козами, антилопами — в загоне изображаются фантастические звери (107.II.4): «Ахек» — полуптица-полулев, зверь бога Сета, у которого вместо хвоста стрела, крылатые газели или саг. Их все видят, но не могут поймать. Пустыня была освоена недостаточно, она внушала страх людям, поэтому ее населяли всякими фантастическими существами. Появление изображений этих фантастических зверей, по-[76]видимому, отражало те поверия и легенды о жизни в пустыне, которые были распространены в народе. Следует отметить также, что сцены охоты Среднего царства становятся более динамичными и детальными. Если в Древнем царстве обычно изображался один стрелок из лука, а остальные охотники играли пассивную роль загонщиков, то в Среднем царстве художники изображали уже в одном загоне шесть стрелков из лука, как это видно в гробнице Хнумхотепа (XII династия) (107.I.30).

Гробницы Нового царства также имеют изображения охоты, сходные с такими же сценами Древнего и Среднего царства.

В гробнице Аменемхета в Шех-Абд-Эль-Курна (XVIII династия) (132.53) изображена сцена охоты с облавой.

В пустыне устроен загон, куда согнали множество дичи. За оградой стоит охотник с луком и колчаном, полным стрелами.27) На заднем плане гиены пытаются бежать через ограду, горная газель подстрелена и падает, горные козлы, антилопы дико прыгают, травимые собакой. Собака настигла козерога, другая терзает антилопу. Коровы-антилопы убегают от собак. Страусы, преследуемые собаками, бегут, махая крыльями. Одна из собак хватает за морду сабельную антилопу.

Охотничьи собаки принадлежат к короткошерстной породе, средней величины, с маленькой овальной головой, прямым носом, тупой мордой и торчащими ушами,—похожи на наших гончих собак. В настоящее время эта порода распространена в восточном Судане под именем «Слуги» (83.276). Сопровождающий Аменемхета раб также имеет собаку на привязи. Он изображен вдвое меньше своего господина. Там же, на другой картине, изображена заключительная сцена охоты; трофеи охоты несут на плечах и на перекладине. Аменемхет, гордый удачной охотой, показывает эти трофеи своей жене и дочери, которые идут ему навстречу.

В гробнице Усера (78.22) (VIII династия) сохранилась очень живая сцена охоты в загоне. Там видны антилопы, спутанные веревкой. Охотники, счастливые [77] удачной охотой, возвращаются домой, неся на палке связанную гиену. Страусов28) ведут за горло, зайцев29) тащат за длинные уши.

В конце Среднего царства египтяне познакомились с лошадью и колесницами. С этого времени колесницы и лошади часто фигурируют на изображениях батальных сцен, а также охотничьих, поскольку лошади употреблялись для охоты. Это так называемая травля животных. Смысл этой охоты заключается в том, чтобы загнать животного быстрой погоней, а затем ранить.

В гробнице Усерхета Шех-Абд-Эль-Курна (132.26) (XVIII династия) показана охота на колеснице. Колесница запряжена двумя лошадьми. В ней стоит Усерхет. Он крепко опирается на правую ногу, а коленом левой ноги прислонился к передку колесницы. Вожжи он обвязал вокруг себя. В кожаном колчане, который виден на спине, много стрел, оперенья их торчат снаружи. Усерхет стреляет, из лука стрелами из камышинок с насаженными на них костяными или каменными наконечниками и коротким опереньем. Звери бегут от преследователя. Среди них видны Мендес-антилопы. Подобное же изображение встречается и на памятнике на 200 лет более позднем, а именно, на юго-западной части первого пилона в Мединет Абу, где изображен фараон Рамсес III (XX династия) во время охоты на буйволод (83.21). Фараон несется среди зарослей камыша «а быстрой колеснице, запряженной парой коней. Он преследует дикого буйвола. В руках фараона длинное копье. Фараона сопровождает отряд лучников. Два быка уже лежат на земле, сраженные меткими выстрелами охотников.

Подобные методы охоты имелись и в древнем Междуречьи. Там охотились с помощью загонов из сетей с луком и стрелами, с копьями, использовали арканы (лассо). Применялась и травля с помощью колесниц, запряженных парой коней, как это изображено в сценах охоты на львов ассирийского царя Ашшурбанипала (21.49).

Некоторые виды охоты, по-видимому, для обеспеченных [78] слоев населения, превратились в забаву, например, охота на птиц с бумерангом, часто изображаемая в гробницах.

Художники изображали знатных египтян, которые плывут на лодке, среди благоухающей природы, в зарослях камыша. А кругом жизнь бьет ключом, в самых различных ее проявлениях. Порхают птицы, высиживают в гнездах птенцов и заботливо таскают им червя~ ков в жадно раскрытые клювы. Пестрые бабочки перелетают с цветка на цветок.

В гробнице Аба (76.I.5) и Чау (76.II.3) (VI династия) охотники изображены в сопровождении детей и жен. Дети срывают цветы лотоса и держат в руках убитых птиц. Охотник стоит прямо в лодке и ловко размахивает бумерангом,30) с большой силой ударяет он птицу по горлу, сваливая в воду. Эти изображения показывают, что интерес к подобной экзотической охоте имелся. Однако это уже не была охота-добыча, но сохранялась как спорт, удовольствие, поскольку результаты давала крайне незначительные.

В Древнем царстве египтяне знали уже значительно более добычливые методы ловли птиц, а именно, с помощью большой ударной сети.

В гробнице Ка-Гемни (132.III.73) (Саккара, начало VI династии) изображена ловля птицы при помощи ударной сети. На поверхности воды, среди зарослей камыша расстилалась сеть на распорках около 3-4 метров длиной и 1,5 метра шириной (83.265). Распорки держались на веревке. Когда натянутая сеть раскрыта ее стенки на рисунке не видны, поскольку они теряются в водной растительности. Веревка одним концом крепко привязана к колу, который забит в землю. Другой конец веревки держали 4-6 человек птицеловов, под командой старшего птицелова.

Обычно в гробницах изображается момент, когда сеть наполнилась птицами и ее захлопнули. Команда птицеловов изображается в голом виде, так как птиц ловили на болоте и работа была грязной.

Старший птицелов следит внимательно из-за кустов. Когда сеть заполнилась птицами он дает знак команде, чтобы тянуть за веревку, для этого он в руках имеет платок. Надпись при этом гласит: «Иди и старайся, [79] птицы вознаграждение». — «Дерни лучше сеть, мой товарищ, потому что она тяжела» (95.43). «Тяни товарищ, сверху обращай на меня внимание». Получив знак, птицеловы изо всей силы тянут за канат, бросаясь на землю (76.1.6). Так сразу несколько десятков птиц (гусей, уток, пеликанов) пойманы одновременно. Задача заключается в том, чтобы их вынуть из сети. Чтобы птицы не могли улететь, птицелов, при изъятии их из ударной сети, надламывал крылья и передавал другому птицелову, чтобы тот спрятал в специальную клетку, которую носили на коромысле.

Изымание пойманных птиц из сети являлось одним из важных моментов. На довольно плохо сохранившемся барельефе, найденном в Гизе (94.XI.91), изображающем ловлю птиц, видны отдельные детали изъятия птиц из сети, после того, как сеть захлопнулась.

На верхнем регистре изображения живо передана посадка пойманных птиц в клетки. Чувствуется радостная хлопотливость и ловкость птицеловов. Один из ящиков поставлен рядом с сетью, чтобы птицелов мог, только вынув птицу из сети, передать ее товарищу, который сразу прятал ее куда следует. Птицелов, опорожняющий сеть левой рукой, вынимает гуся, одновременно передавая правой рукой двух птиц своему товарищу. Тот берет их левой рукой, а правой помещает третьего гуся в клетку. При этом, как заметил Юнкер (94.XI.234), из рисунка видно, что сеть следует приоткрывать только чуть, на короткий момент, с тем, чтобы сразу же ее закрыть, иначе другие птицы могут улететь.

С левой стороны ящика изображен третий птицелов, который правой рукой помещает гуся в клетку, а в левой — держит еще двух птиц наготове. Следует предположить, что был еще 4-й птицелов, который вынимал для последнего птиц, но на рисунке он не показан.

На указанном барельефе имеются два конца веревки. Один короткий, которым сеть привязывалась к деревянному колышку, и длинный, за который птицеловы тянули, чтобы захлопнуть сеть. Этим концом веревки пользовались и после того, как сеть захлопнута. Благодаря этому сеть держится на запоре. За этот конец тянут все время, пока их товарищи вынимают пойманных птиц и помещают их в ящики.[80]

Пойманные птицы частично шли сразу же в пищу. На барельефе гробницы Наматра31) (Древнее царство), Эрмитажного собрания, изображен вельможа, сидящий в кресле. Перед ним стол с жертвами. В числе жертв изображено также принесение живых гусей, которых несут за крылья по нескольку штук в каждой руке.

Большинство же пойманных птиц помещалось в специальные птичники, где их сохраняли впрок и обильно откармливали на мясо. В гробнице Мерерука (132.III.762), Ка-Гемни (132.III.73), Ти (132.ІІІ.83) изображены птичники. Они представляют собой ряд колонн в виде бутонов лотоса. На них натянута сеть с дверью, через которую птиц сажали, а после откорма вынимали. В средине этого птичника можно видеть пруд в виде прямоугольника, где птицы купались и пили. Потолок в этом птичнике был настолько высок, что мужчина с корзиной на голове мог туда свободно войти. Кормили птиц обильно зерном, рассыпая его на полу. Это хорошо видно в гробнице Аба (76.I.16) (VI династия). Там в птичники приносят зерно корзинами и обильно сыплют его на пол, а птицы с жадностью начинают зерно клевать. Однако кормление птиц на этом не заканчивалось. До нас дошли гробничные изображения кормления птиц тестом, которое производилось, по-видимому, после того, как птицы уже наклевались зерна.

На гробнице Мерерука (81.I.52) (Саккара, VI династия) изображен птичник, где пять человек кормят отдельно тестом журавлей, а 13 человек — гусей. В нижнем ряду этого изображения видны журавли, которых мужчины, стоя, хватают за темя и шею, заставляя раскрыть клюв, другой рукой вталкивают птицам в горло лапшу. Под этим изображением надпись: «Откармливание журавлей». Тут же сидят друг против друга двое мужчин, делающих лапшу возле горшка на широкой подставке. Один месит руками хлебную лапшу, другой левую руку запустил в горшок, в правой держит пук соломы, чтобы разжечь огонь, т. к. лапша, по-видимому, предварительно заваривалась в кипятке.

Вторая и третья картины этого изображения представляют собой откармливание гусей. [81] Перед сидящими на корточках людьми — маленькие тонконогие столики, на них лежат кучки лапши. Птиц берут по одной и всовывают лапшу в раскрытый клюв, для чего другой рукой держат птиц за шею под головой. После такого усиленного питания птица долго не может прийти в себя и, как оглушенная, озираясь, семенит ногами. Как видно, египтяне стремились закормить птиц, чтобы они налились жиром и изменили даже свой вкус, утратили привкус болота и приобрели вкус обычной домашней птицы. В описанном птичнике работало свыше 20 человек рабочих и содержалось, вероятно, много сотен птиц. Однако имелись птичники значительно больших размеров. В гробнице Птаххетепа (132.III.17) (Саккара, конец V династии) изображены разные породы птиц и приведены цифры наличия птиц: всего 606957 штук. Серых гусей 253510, лебедей 1225, копьевидных гусей 120000, ржавых гусей 121022, голубей 111200. Эти цифры (возможно, несколько преувеличенные) довольно убедительно свидетельствуют о мощном птицеводческом хозяйстве, существовавшем у египтян уже в Древнем царстве. Это, главным образом, была водоплавающая птица. Подобное развитие птицеводства в больших масштабах было в древнем Двуречье (21.43) и в древнем Риме в первые века н. э., как сообщает М. Е. Сергеенко (42.153). Однако в противоположность египтянам, в Риме разводили не водоплавающую птицу, а павлинов, дроздов, кур.

В период Среднего и Нового царства птицеводство поддерживается на прежнем уровне, но появляются некоторые новые моменты среди изображений на гробницах, которых в Древнем царстве не имелось. Например, изображения больших стад журавлей и гусей. Пастухи их гонят на пастбища, на зеленый корм (107.II.16) с помощью длинной палки, у которой на конце крючок. Когда птица желает взлететь, пастух хватает ее этим крючком за шею.

Имеются изображения потрошения и щипания гусей, а также жарения. В гробнице Пахери (133.37) (Среднее царство) изображена сцена ощипывания гусей и потрошения. Один птичник щиплет гусей сидя на низком стуле перед невысоким столиком, другой вынимает внутренности и складывает выпотрошенных гусей в кучу.[82]

В собрании Гос. Эрмитажа хранится деревянная статуэтка (Среднее царство) сидящего человека,32) держащего на вертеле гуся,33) которого жарит, поворачивая то одним боком, то другим к огню. Эта группа из заупокойных фигурок, клавшихся покойнику в гробницу, очень живо передает сцены, которые также изображались на стенах гробниц.

Ловля птиц при помощи сети изображена в гробнице Среднего царства Ел Берше (108.I.20) (XI династия). Там представлено, как птиц несут на коромыслах и в клетках. Такая же сцена имеется па стенах гробницы в Бени Гассане (XII династия) (107.II.28). Птиц ловят сетью. Взрослых птиц несут связками, за ноги вниз головой, молодняк находится в сетке. Прирученных птиц гонят стадами, пастух идет сзади. В руке у него палка с крючком.

В Новом царстве ловля птиц производилась так же как в Древнем и Среднем царстве с помощью ударной сети.

На изображении в гробнице Аменемхеба (XVIII династия) (132.24) Шех-Абд-Эль-Курна № 85 видна небольшая поляна среди заросшего тростником болота, на которой птицеловы расставили сеть, укрепленную б кольями. В сети полно водоплавающих птиц, уток и гусей. От сети идет длинный канат, за который тянут пять человек. Вблизи с сетью стоит только один. Он подает знак, когда сеть наполнится и ее можно захлопнуть. Пойманных птиц тут же уносят связанными, вниз головой.

Такая же сцена ловли птиц с ударной сетью изображена на гробнице Хоремхеба (132.249) (XVIII династия) Шех-Абд-Эль-Курна № 78. Среди пойманных птиц тут изображены молодые пеликаны. Художник изобразил также четыре корзины, наполненные яйцами. Следовательно, не только птица, но и яйца водоплавающих использовались египтянами. Остов ударной сети, применяемой в Новом царстве для ловли птиц, найден в гробнице и хранится в Берлинском музее (63.166).

Появились изображения некоторых способов ловли птиц, которые возможно, были и раньше. При ловле [83] мелких птиц применялась маленькая автоматическая ударная сеть, в которой в качестве приманки применялся червяк. Употреблялись для ловли птиц западни и силки, они частично имеются в музеях. В Берлинском музее сохранилась доска, к которой прикреплялась сетка. Стоило птице дотронуться до приманки, как сеть автоматически ее захлопывала.34)

Перепелок ловили во время жнивья при помощи большой сети, как это видно на изображении в одной Фиванской гробнице (XVIII династия) (132.33). Ловля этих птиц, по-видимому, производилась так же, как это делают феллахи в настоящее время. Они расстилают тонкую мелкую сеть, отягченную кусочками свинца, и гонят перепелок, направляя их в сторону этой сети. Когда птицы поднимаются, находясь над сетью, они запутываются в ней, и охотники хватают их руками. Обрывок такой сети сохранился в собрании Берлинского музея (63.174).

Гробницы Нового царства содержат изображения дальнейшей работы над пойманными птицами: их режут, ощипывают, потрошат и вешают для сушки под навесом, как это видно на гробнице Пехзукхора (XVIII династия) (132.16) Шех-Абд-Эль-Курна № 83.

В гробницах Нового царства уже не встречаются так любимые египтянами изображения: жаренье гусей и жареный гусь на столе. Распространяется соление гусей. В таком виде их можно было дольше сохранять. В гробнице Накхта (XVIII династия) (100.59) Шех-Абд-Эль-Курна № 52 можно видеть хижину, в тени которой мужчина сидит на низком стульчике и щиплет гуся. Другой заканчивает эту работу, выщипывая оставшиеся редкие перышки. Третий, держа перед собой наклонно поставленную доску, разрезает гусей вдоль груди. Четвертый солит и складывает птиц в большие глиняные кувшины.

Соление птиц сохранилось и в Позднем Египте, как свидетельствует Геродот (7.II.77). «Египтяне из птиц солят и едят сырыми перепелок, уток и вообще мелкую птицу».

Наряду с ловлей птиц, в древнем Египте была довольно развита рыбная ловля.

Сцены рыбной ловли часто изображались рядом со [84] сценами полевых работ, это не случайно. По мере окончания разлива реки приближалось время сева, и кое-где на возвышенностях уже начинали пахоту. А в глубоких местах скапливалось много рыбы, которую вылавливали разными способами. Изображения на гробницах сохранили подробные картины лова. В гробнице Чау (76.II.5) (VI династия) изображено, как хозяин плывет в лодке в зарослях папируса и закалывает острогой сразу двух рыб. Такое же изображение имеется в гробнице Аба (VI династия) (76.I.3). Изображенная острога имела два длинных острия с крючками и, по-видимому, представляла из себя вид древнейшего охотничьего оружия.

В гробнице Каи Ем Анах (96.IV.28) имеется также изображение ловли рыбы с помощью остроги. Хозяин гробницы плывет в легкой лодке из камыша. В руках он держит острогу с 2-мя остриями и закалывает двух рыб одним ударом. Эта сцена снабжена подписью «Закалывание рыбы в воде».

В гробнице Птаххетепа (77.II.20) (Саккара, V династия) представлена ловля рыбы при помощи удочки. Рыбак сидит в лодке и левой рукой держит лесу, которая пропущена через согнутую правую ногу, для прочности, очевидно, если клюнет большая рыба. На конце лесы привязан крючок с наживой, он опущен в воду. В правой руке рыболова дубинка, чтобы оглушить рыбу, как только она будет поймана.

Рыболовные крючки сохранились от различных периодов в оригинале (114.11).

В гробнице Птаххетепа (Саккара, V династия) имеется и изображение ловли рыбы с ручной сеткой на раме из двух согнутых палок (74.ІІ.5).

В гробнице Мерерука (VI династия) (81.1.43) также изображена рыбная ловля с помощью ручной сети и при помощи верши, сплетенной из прутьев.

Однако, египтяне знали значительно более добычливые приемы рыбной ловли, а именно — ловлю рыбы при помощи невода. Верхний край сети обычно изображается плавающим на поплавках по поверхности водоема, а нижний погружен в воду при помощи грузил. Остатки такой сети сохранились в Берлинском музее35) с грузилами от Нового царства. На гробничных изображениях [85] обычно рисуется заключительный момент рыбной ловли, когда невод наполнен рыбой и его вытягивают на берег.

В гробнице Чау (76.II.5) (VI династия) на изображении видно, как семь рыбаков тянут невод, полный рыбы, за длинные веревки на его концах. Еще более выразительна эта сцена в гробнице Аба (76.I.4) (VI династия), где изображены восемь рыбаков, по четыре с правой и левой стороны. Для того, чтобы легче было тянуть, на канате приделаны лямки, которые рыбаки накинули на плечи. Подобное же изображение рыбной ловли с помощью невода имеется в гробнице Мерерука (VI династия) (81.I.43). Там сеть, наполненную рыбой, тянут 23 человека.

Богатый улов при страшной африканской жаре долго не может храниться, поэтому вслед за ловлей сразу же принимаются меры к чистке рыбы и разделке. Эти сцены также содержат много подробностей. Некоторые рыбы настолько большие размером, что одну рыбу едва поднимают два рыбака. Мелкую рыбу нанизывают на веревки через жабры и несут в связках на шесте или в корзинах. Следующая сцена представляет резальщиков рыбы. Резальщик сидит на стуле (76.I.4), чистит рыбу, вынимает внутренности и разрезает рыбу на две половины вдоль хребта, вешает на веревку сушиться. Рыбу также жарят на вертеле, подобно гусям (75.12).

В гробнице Урирни Шейх Сайд (V династия) (75.12) представлены голые рыбаки, тянущие невод. Выловленную рыбу тут же чистят, потрошат и жарят на костре.

В гробнице Древнего царства Нефера (94.VI.17) имеется довольно необычное изображение рыбной ловли, которое в других гробницах не встречается. Там видна рыбная ловля на довольно мелком месте. Рыбаки стоят прямо в воде, которая приходится выше колен. Один рыбак держит конец рыболовной снасти с одной стороны, другой ему помогает. В группе справа один рыбак уже нанизал часть улова на конец палки, которую держит на плече, и придерживает сеть одной только рукой. Надзиратель стоит тут же, опираясь на палку. По-видимому, это разновидность рыбной ловли при помощи небольшой сети, приспособленной к неглубоким местам, где скапливалась рыба после спада воды.

В период Среднего царства некоторые способы рыбной ловли изменились. На изображениях в гробницах [86] имеются различия в деталях. Так, например, сцена ловли при помощи невода изображалась несколько иначе. Если в Древнем царстве все рыбаки, обычно, вытягивая сеть стоят на берегу, то в Среднем царстве одни из рыбаков изображались стоящими в воде, а другие на берегу. Изображаются также люди в лодках, которые помогают рыбакам тянуть невод (107.I.31).

В гробницах Среднего царства воспроизводились сцены разделки рыбы и переноски ее на досках. Больших рыб, таких как Perca Nilotica, несут по одной два человека (108.II.27).

На гробницах Нового царства имеются рисунки таких способов ловли рыбы, какие характерны для Древнего и Среднего царства.

В гробнице Усерхета в Шех-Абд-Эль-Курна (XVIII династия) (132.38) изображена рыбная ловля при помощи остроги с двумя остриями. Усерхет представлен стоящим в легкой камышовой лодке, плывущей среди зарослей папируса. На голове у него легкий парик, вокруг бедер — шендет. Перед ним сидят его дочь и жена в длинных платьях. В руках он держит острогу, чтобы пронзить рыбу. Это изображение живо напоминает нам довольно распространенные сцены гробниц Древнего царства.

Такая же сцена изображена (к сожалению, плохо сохранившаяся) в гробнице Хоремхеба Шех-Абд-Эль-Курна № 78 (XVIII династия) (132.70). Там хоремхеб уже пронзил своей острогой сразу двух рыб. Однако чаще видна на гробницах рыбная ловля с помощью невода.

В гробнице Аменемхеба Шех-Абд-Эль-Курна № 85 (XVIII династия) (132.24) изображена рыбная ловля с неводом, где невод тянут больше 6 человек. Один из рыбаков выловленную рыбу тут же чистит, потрошит и разрезает вдоль хребта, кладет перед собой на песок, чтобы сушить.

В гробнице Ипу-Им-ре (132.54) в Шех-Абд-Эль-Курна (XVIII династия) воспроизведена рыбная ловля с неводом. Шесть рыбаков вытягивают на берег невод с богатой добычей, обмениваясь репликами: «До чего хороший улов».36) На рисунке показано устройство невода. Край его сплетен из крепкой веревки, на которой [87] привязаны поплавки — куски дерева. Концы веревок сплетены в канаты, за которые рыбаки выбирают невод на берег. Рядом изображена сцена разделки рыбы. Корзинами ее подносят к резальщику, который сидит на низенькой скамейке перед рабочим столом. Каждой рыбе он отсекает голову и вынимает внутренности. Разрезает ее вдоль хребта, подготавливая для засолки и сушки. Разделанную рыбу нанизывают на веревку и большими связками уносят. Как продукт питания рыба в Новом царстве становится исключительно распространенной. Об этом свидетельствует появление сушеной рыбы среди приношений, которые изображались на гробницах (72.31). Способы рыбной ловли, применявшиеся в Новом царстве, могут быть дополнены фигурками — моделями из гробниц. Среди фигурок — моделей XIX династии имеется изображение рыбной ловли при помощи сети, которую волокут между двух лодок (129.52). О популярности рыбной кухни свидетельствует широкое отображение рыбы в прикладном искусстве. В Государственном Эрмитаже хранятся фаянсовые амулеты в виде рыбок,37) шкатулки деревянные для умащения в виде рыбы бульти.38) Имеются маленькие мумии — рыбки и даже в маленьком саркофаге.39)

О распространении соленой и сушеной рыбы у древних египтян свидетельствует Геродот: «Рыбу частью вялят на солнце и едят в сыром виде, частью солят и едят в рассоле» (7.II.77). В другом месте он отмечает: «Некоторые из этих египтян (жители дельты — Е. Ч.) питаются только рыбой, поймавши рыбу и вынувши из нее внутренности, ее сушат на солнце и в сухом виде едят» (7.II.92).

Рыбная ловля также была развита и в древнем Междуречье. Ловили рыбу при помощи остроги, на удочку, при помощи сети. Помимо этого в Междуречье широко практиковалось разведение рыбы в прудах и в специальных садках (21.45).

Методы ловли рыбы, характерные для древнего Египта, применяются и до сих пор многими африканскими народами. Так, в Гвинее целые деревни, расположенные по берегам Нигера, живут рыбной ловлей. [88]

Бьют рыбу острогой и применяют другие приемы ловли. У Бозо есть неводы, верши, различного рода крючки, при помощи которых они вылавливают большое количество рыбы, которую солят, вялят на солнце, коптят, сохраняя впрок (19.65).

Выводы

1. Охота и рыболовство в Древнем Египте усовершенствовались и играли в хозяйстве страны существенную роль, т. к. доставляли продукты питания, материал для животноводстсва, птицеводства и ремесла.

2. Развита была загонная охота, охота с применением сетей, лука и стрел, аркана, который накидывался на голову животных. Охотников сопровождали гончие собаки.

3. В период Среднего царства развивается охота, так называемая травля животных, во время которой применялись кони и колесницы.

{На редкость неудачная формулировка. С колесницами Египет познакомился при гиксосском завоевании, каковое и стало концом Среднего царства. В основном тексте эта мысль выражена корректней. – OCR.}

4. Для ловли птиц, начиная с Древнего царства, широко используется ударная сеть.

5. Пойманным птицам обламывали крылья и помещали в птичники для откорма на мясо. Откармливали, главным образом, журавлей, гусей, уток и голубей. Собирали также их яйца.

6. Рыбу ловили при помощи верши, ручной сети, на удочку, били острогой. Наиболее добычливый способ рыбной ловли — при помощи невода. Выловленную рыбу сушили или солили.

7. Многие виды охоты и рыбной ловли, применяемые в древности, до сих пор применяются народами Африки.

8. Охота и рыбная ловля в древнем Египте производились в хозяйственных целях и не носили такого преувеличенно-спортивного оттенка и забавы, как об этом пишут некоторые буржуазные ученые. Отмечается также высокая организация, слаженность и, как правило, коллективный характер охоты и рыболовства.


26) Ф. Энгельс. Диалектика природы, М., 1941, стр. 139.

27) В Гос. Эрмитаже сохраняются лук и стрела периода Нового царства № 5572, 5573. Длина лука 1.915 м., стрела — 0,84 м.

28) Скорлупа страусовых яиц Древнего царства сохраняется В Гос. Эрмитаже № 19259 из Нубийской экспедиции Б. Б. Пиотровского.

29) Заяц — амулет, Гос. Эрмитаж № 4380.

30) Такие бумеранги сохранились в собр. Берлинского музея.

31) Гос. Эрмитаж № 18123, Государственный Эрмитаж, путеводитель по выставке, М.-Л., 1952, фото.

32) Эрмитажное собрание № 5037.

33) Там же, № 4906.

34) Берлинский музей № 17375.

35) Берлинский музей № 6934.

36) Перевод Врежинского.

37) Гос. Эрмитаж № 621.

38) Гос. Эрмитаж № 2365.

39) Гос. Эрмитаж № 620а, 620в.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. М. Запорожец.
Сельджуки

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 2

Сирил Альдред.
Египтяне. Великие строители пирамид

Харден Дональд.
Финикийцы. Основатели Карфагена

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 1
e-mail: historylib@yandex.ru
X