Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Фюстель де Куланж.   Древний город. Религия, законы, институты Греции и Рима

Глава 1. Патриции и клиенты

Невозможно вообразить себе никакой более прочной организации, чем древняя семья, имевшая своих богов, свой культ, своего жреца, своего судью. Можно ли представить себе что-либо могущественнее древней гражданской общины, у которой тоже была своя религия, свои боги-покровители, свои независимые жрецы; города, который владел и душой, и телом гражданина, который был во много раз могущественнее современных государств, обладая двойной властью, которую теперь, как мы знаем, разделили между собой государство и церковь. Никогда не создавалось общества более устойчивого, чем это. Однако и на его долю выпали перевороты. Трудно сказать, в какую эпоху начались перевороты, но совершенно ясно, что в различных городах Греции и Италии они начались в разное время. Достоверно известно, что начиная с VII века до н. э. эта общественная структура почти повсеместно стала подвергаться критике и нападкам. С этого времени она удерживается с большим трудом и только благодаря более или менее удачному сочетанию запретов и уступок. Процесс растянулся на несколько столетий, пока эта общественная организация, наконец, не исчезла.

Причины ее исчезновения можно свести к двум основным. Во-первых, изменения, которые с течением времени произошли в понятиях вследствие естественного развития человеческого разума, уничтожив древние верования, одновременно разрушили социальную структуру, созданную этими верованиями и только ими и поддерживаемую.

Другая причина связана с целым общественным классом людей, оказавшихся вне общинной структуры и пострадавших от нее. В их интересах было уничтожить эту общественную организацию, и они вступили с ней в непрекращающуюся борьбу.

Как только верования, на которых был основан этот общественный строй, стали ослабевать, а интересы большинства вступили в противоречие с ним, система рухнула. Ни один город не избежал этого закона преобразования, ни Спарта, ни Афины, ни Рим. Мы уже знаем, что поначалу у народов Греции и Италии были одни и те же верования, создавались и развивались одни и те же институты, а теперь узнаем, что они прошли через одни и те же перевороты.

Мы должны попытаться понять, как и почему люди, отказавшись от древней формы организации, не удалились, а, наоборот, приблизились к более совершенной форме организации. Каждое из этих изменений, производившее впечатление беспорядка, путаницы, иногда даже упадка, приближало людей к цели, которой они еще сами не знали.

До сих пор мы ничего не говорили о низших классах, поскольку просто не было повода говорить о них. Мы пытались дать описание древней организации города, а в этом обществе низшие классы абсолютно ничего не значили. Город сложился так, словно этих классов не существовало, вот почему мы смогли отложить их изучение до тех пор, пока не подошли к периоду государственных переворотов.

В древнем городе, как в любом человеческом сообществе, существовало неравенство. Известно, что в Афинах существовало различие между эвпатридами и фетами; в Спарте мы находим класс равных по положению, полноправных спартанцев, и класс людей, стоящих ниже по положению; в Эвбее класс всадников и простой народ. История Рима наполнена борьбой между патрициями и плебеями, борьбой, которую мы находим и в сабинских, латинских и этрусских городах. Можно заметить, что чем дальше мы будем углубляться в историю Греции и Рима, тем различия между классами будут становиться глубже и определеннее – явное доказательство того, что неравенство возникло с самого начала, вместе с появлением общины (города), а не появлялось постепенно, становясь все отчетливее с течением времени.

Важно понять, какие принципы лежали в основе разделения на классы. Выяснив это, мы легче поймем, какие идеи и потребности лежали в основе борьбы, какие требования выдвигали низшие классы и во имя каких принципов отстаивали свое владычество господствующие классы.

Мы уже знаем, что город вырос из союза семей и триб. Но еще до появления города в семье уже существовали классовые различия. Действительно, семья никогда не распадалась, она была неделимой, как древняя религия очага. Только старший сын имел право наследовать отцу; к нему переходил семейный культ, собственность, власть, и братья по отношению к нему оказывались в том же положении, какое занимали при отце. Так происходило из поколения в поколение, от первенца к первенцу, и в семье всегда был только один глава. Он совершал жертвоприношения, произносил молитвы, вершил суд. Первоначально только он назывался pater; это слово означало власть, а не отцовство и прилагалось исключительно к главе семьи; так его называли все – сыновья, братья, слуги.

Первый закон неравенства заложен во внутреннем устройстве самой семьи. Старший сын пользуется преимуществом в отношении культа, наследования, управления. В каждой большой семье со временем естественным путем образовались новые ветви, которые в соответствии с религией и обычаями занимали подчиненное положение по отношению к основной ветви и, живя под ее защитой, подчинялись ее власти.

В каждой семье были слуги, которые не уходили из семьи, были наследственно связаны с ней и находились под тройной властью pater, или патрона, как хозяина, судьи и жреца. В разных областях слуги назывались по-разному, но самое общепринятое название – клиенты.

Клиенты – это низший класс. Клиент стоит ниже не только главы семьи основной ветви, но и членов новых ветвей. Разница между ними в том, что член новой ветви в восходящем ряду предков всегда находит pater, то есть главу семьи, одного из тех божественных предков, которого семья призывает в своих молитвах, и, поскольку он происходит от pater, то называется patricius. Сын клиента, напротив, сколько бы ни восходил по своей родословной, не мог встретить никого, кроме клиента или раба. Среди его предков не было pater. Отсюда более низкое положение, состояние подчиненности, изменить которое было не в его силах.

Различие между этими двумя классами ярко проявляется в сфере материальных интересов. Собственность семьи целиком принадлежала главе семьи, который, однако, мог пользоваться собственностью вместе с членами ветвей и даже клиентами. Но в то время как члены ветвей имели, по крайней мере, потенциальное право на эту собственность в случае пресечения основной ветви, то клиент никогда не мог стать собственником. Земля, которую он обрабатывал, находилась у него во временном пользовании; он получал ее от патрона; если клиент умирал, земля возвращалась к патрону. В римском праве позднего времени сохранились следы древнего закона относительно клиентов в так называемом jus applicationis (поступление под покровительство знатного патрона). Клиенту не принадлежат даже его деньги; их истинным владельцем является патрон, который имеет право использовать деньги клиента на собственные нужды. Основываясь на этом древнем законе, римское право объявило, что клиент обязан оказывать патрону денежную помощь при выдаче дочери патрона замуж, выплачивать выкуп за патрона или его детей в случае плена, покрывать долги и денежные пени, к которым патрон был приговорен, и участвовать в издержках, связанных с нахождением патрона на государственной или жреческой должности.

Еще очевиднее различия в религии. Только потомок pater может выполнять обряды домашнего культа. Клиент принимает участие в церемонии; за него приносится жертва, но сам он не совершает жертвоприношений. Между клиентом и домашним божеством всегда есть посредник. Если семья угаснет, клиенты не могут продолжить культ. Они не наследуют религию; она не досталась им от предков. Для клиентов это заимствованная религия; они могут пользоваться религией патрона, но не владеть.

Следует помнить, что, по мнению древних, право иметь бога и молиться ему было наследственным. Священные традиции, обряды, священные слова, могущественные формулы, которые побуждали богов действовать, – все это передавалось только по крови, поэтому совершенно естественно, что в каждой древней семье правом служения богам обладал только тот, кто действительно вел свое происхождение от первого предка. Патриции и эвпатриды имели преимущественное право быть жрецами и иметь собственную, принадлежавшую только им религию.

Таким образом, классовые различия существовали еще на уровне семьи; эти различия установила древняя домашняя религия. Позже, когда возник город, ничего не изменилось во внутренней структуре семьи. Мы уже говорили, что первоначально город был союзом триб, курий и семей, а не отдельных людей, и в этом союзе каждая составляющая продолжала оставаться такой, какой была раньше. Главы этих небольших групп объединялись, но каждый из них оставался полновластным хозяином того маленького общества, главою которого он был. Это объясняет, почему римское право так долго оставляло за pater абсолютную власть над членами семьи и власть и право вершить суд над клиентами. Так что нет ничего странного, что классовые различия, появившиеся в семье, продолжали существовать в городе.

На начальном этапе существования город был не более чем союзом глав семей. Есть многочисленные свидетельства тех времен, когда только они были гражданами. Этого правила придерживались в Спарте, где младшие сыновья не имели никаких политических прав. Следы этого правила видны в афинском законе, гласившем, что только тот может быть гражданином, кто обладает домашним божеством. Аристотель отмечает, что в древности во многих городах было правило, согласно которому сын не был гражданином при жизни отца, а после смерти отца только старший сын получал политические права. Закон не считал гражданами ни младших членов семьи, ни тем более клиентов. Аристотель добавляет, что в то время было немного настоящих граждан.

В те древние времена собрание, обсуждавшее общегородские дела, состояло только из глав семей – patres. Можно усомниться в словах Цицерона, когда он говорит, что Ромул называл сенаторов отцами, чтобы подчеркнуть их отеческую любовь к народу. Члены сената имели титул pater по той простой причине, что были главами gens – родов. Собравшись вместе, они представляли город, в то время как каждый в отдельности оставался абсолютным владыкой своего рода, который был как бы его маленьким царством. Кроме того, нам известно и о другом, более многочисленном собрании – собрании курий, но оно мало чем отличалось от собрания patres. В собрании курий основу составляли patres, но уже в окружении семьи; сопровождавшие patre родственники и клиенты свидетельствовали о его могуществе. Однако каждая семья на этих комициях (собраниях) имела только один голос. Возможно, глава семьи советовался с родственниками, но голосовать мог только он сам. К тому же закон запрещал клиенту иметь мнение отличное от патрона. Если клиенты и были связаны с городом, то только через своих патронов. Клиенты принимали участие в общественном культе, являлись в суд, участвовали в собраниях, но только в качестве сопровождающих своего патрона.

Не следует представлять древний город как скопление людей, живущих вместе за городскими стенами. В древние времена город не был местом жительства, он был святилищем, где обитали боги; он был крепостью, которая защищала богов и которую освящало их присутствие; он был центром, местопребыванием царя и жрецов, местом, где вершилось правосудие, но люди в нем не жили. На протяжении нескольких поколений люди продолжали жить вне города, обособленными семьями, расселившись по стране. Каждая семья занимала определенную область, в которой находилось ее домашнее святилище и где она жила как единый организм под властью pater. В определенные дни, если того требовали интересы города и обязанности общественного культа, главы семейств приходили в город и собирались вокруг царя, чтобы обсудить какие-то вопросы или принять участие в жертвоприношении. Если вопрос был связан с войной, то каждый глава приходил в сопровождении семьи и слуг (sua manus); они группировались по фратриям и куриям и формировали войско города под началом царя.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Питер Грин.
Александр Македонский. Царь четырех сторон света

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Татьяна Блаватская.
Ахейская Греция во II тысячелетии до н.э.

С.Ю. Сапрыкин.
Религия и культы Понта эллинистического и римского времени

А. Р. Корсунский, Р. Гюнтер.
Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств
e-mail: historylib@yandex.ru
X