Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама


Галина Белова.   Египтяне в Нубии

3. Египетские крепости в Нубии

Египетские крепости представляли собой мощные оборонительные сооружения (см. рис. 3), которые возводились либо на равнине, либо на каменистых нильских островах. Нередко крепости строили одну напротив другой на противоположных берегах Нила. Толщина их стен достигала 6-8 м, а высота — 8 м.

Две линии мощных крепостных стен Миргиссы, Иккура, Бухена и др., укрепленных контрфорсами, бастионами и башнями прямоугольной или полукруглой формы, окаймляли [30] территорию, как правило, с трех сторон, поскольку со стороны реки жители крепости не нуждались в столь сильной защите и вдоль Нила воздвигалась лишь одна стена. Но и этого, казалось, было недостаточно: глубокий ров, часто зигзагообразный в плане, и десятиметровый вал по его линии дополняли систему укреплений почти каждой крепости. К Нилу вел защищенный спуск, а подплывающие суда могли укрыться около некоторых крепостей в гавани (Steindorff, 1935, т. 2, с. 3-4).

Большинство крепостей имело по нескольку защищенных входов и редко — один (Clark, 1916, ил. 25, 3).

Крепости Вавата и Куша были не просто отдельными мощными сооружениями, а представляли собой связанную оборонительную систему. Почти все крепости находились на западном берегу Нила. Между некоторыми крепостями существовала система видимой сигнализации: из Бухена до сих пор хорошо просматриваются развалины Миргиссы14) и Докаунарти, развалины крепости на о-ве Майанарти. Миргисса стояла на возвышенности, откуда хорошо были видны окрестности, ближе всех от нее находился о-в Дабнарти.15) Крепость на о-ве Уронарти связывала Шальфак с Куммой (см. Clark, 1916, с. 168, ил. 24). Островная крепость Аскут, построенная в период Среднего царства (согласно нескольким обнаруженным предметам времени XII—XIII династий) (Badawy, 1965, с. 12, план крепости см. на с. 126), была расположена в пределах видимой сигнализации с Шальфаком.

Связь между крепостями осуществлялась не только по воде, но и по суше (Borchardt, 1923, с. 23-25). Сухопутный путь, полностью или частично защищенный стенами, вел от Элефантины к Бухену и Миргиссе (Vercoutter, 1970, с. 13), возможно, далее на юг.

Довольно высокие скалы в окрестностях крепостей благодаря их выгодному географическому положению египтяне использовали как наблюдательные пункты. Расположенные в местах, откуда хорошо просматривалась река и были видны крепости, они служили дополнительными связывающими звеньями между крепостями. Отсюда хорошо обозревались судоходная часть Нила, пороги и продвижение по реке.

При исследовании нескольких таких наблюдательных пунктов, расположенных в окрестностях Бухена, — Джебель-Туроб, Джебель-Шейх-Сулейман, холма А и т. д. — английской экспедицией во главе с В. Эмери было обнаружено большое, количество египетских граффити, датируемых XI—XII династиями (Smith, 1966б, с. 331-332).

На некоторых скалах, например подле Абу-Сира,  были обнаружены построенные на скорую руку маленькие сооружения, разбросанные группами на откосах и террасах.  Они были найдены также на вершинах высоких утесов вулканического происхождения южнее крепости Миргисса и недалеко от западного Гемаи (Adams, 1963, с. 23). Прямоугольные в плане (2-3 * 3-4м), со стенами, сложенными из необработанных камней, некоторые из них были поделены перегородками. Судя по количеству упавших камней, обнаруженных в [31]

Карта 3. Крепости Нубии эпохи Среднего царства.[32]

Рис. 1. План крепости Аниба. [33]

процессе расчистки сохранившейся части каменной кладки, стены не превышали 50-100 см. Найденные там обломки керамики позволили датировать постройки фараоновскими временами (Adams, 1963, с. 23), скорее всего периодом Среднего царства (см. выше). Не только расположение этих сооружений вдоль реки и очень высоко над ее уровнем, но и их небольшие размеры и грубая кладка стен дали основание предполагать, что они не предназначались для жилья,  а служили в качестве укрытий при крепостных наблюдательных пунктах.

О тесных связях между крепостями свидетельствуют и обнаруживаемые при раскопках крепостей оттиски печатей. Так, в Уронарти найдены печати с названиями не только этого укрепления, но и Икена, Сенмута, Бухена (Reisner, 1955, ил. 1, 2), западной Семны, Шальфака (Dunham, 1967, с. 65, № 1, 3, 4); в южной Семне — с названиями Бухена, Сенмута и т.д. (Žabkar, 1972, ил. 2, 4); в Миргиссе — с названиями западной Семны, Куммы, Бухена (Reisner, 1960, с. 24; Wheeler, 1961, с. 160), Икена (Dunham, 1967, с. 170, № 32/1/61; 32/1/188); в Бухене — с названием Икена (Smith, 1976, ил. IX (1352)); в восточной Серре — с названием крепости Инектауи (Knudstadt, 1966, ил. 1).

Следует также отметить, что методы строительства и материалы, используемые при постройке, одинаковы во всех крепостях.16)

Итак, крепости, расположенные на территории Нубии, представляли из себя мощную систему оборонительных сооружений.17)

Однако египтяне полностью на крепостные стены не полагались. Как указывал Ж. Веркутте, в местах предполагаемого подхода врага египтяне закапывали начертанные на статуэтках и обломках сосудов магические заклинания, которые непременно должны были погубить нападавших (Курьер ЮНЕСКО, 1980, с. 65).

Окончание постройки той или иной крепости, очевидно, праздновали. Так, в надписи из Семны от 2-го года правления Тутмеса III (Urk. IV, 193-196) сообщалось о восстановлении фараоном на стенах храма списка празднеств, учрежденных Сенусертом III, среди них — Ḫsf-Iwnw и Wcf-ḫ3swt, т.е. праздники, названия которых совпадают с названием крепостей Уронарти и Шальфака. Причем празднество "подавления кочевников", как следует из надписи, должно было отмечаться в четвертый месяц сезона "выхождения", день 21-й. Крепость Уронарти была возведена при Сенусерте III в третий месяц сезона "выхождения".

В окрестностях некоторых крепостей были найдены остатки местных поселений времени Древнего и Среднего царства (например, около Анибы (Steindorff, 1935, I, с. 22-23; Langsdorff, 1932, с. 28). Обнаруженные экспедицией Туринского, Миланского и Римского университетов наскальные рисунки в районе Кубана показали, что жившее здесь во время Среднего царства население занималось скотоводством (Курьер ЮНЕСКО, 1980, с. 40). [34]

Рис. 2. Западный вход крепости Бухен (реконструкция).

Установив власть над Нубией, египтяне получили возможность в большом количестве вывозить рабов и сырье  с ее территории. Они взяли под контроль и торговые пути на юг.

Одной из главных задач населения крепостей стала эксплуатация богатств страны, первичная обработка сырья и отправка его в Египет.

Прежде всего речь шла о получении золота. Так, в крепости Аскут были найдены куски золотоносного кварца, шары, которые, видимо, использовались для его дробления, кроме того, частично сохранившиеся искусственные каналы напоминали систему промывочных бассейнов (Badawy, 1965, с. 131). Все это, вместе взятое, позволяет предположить, что одной из обязанностей администрации крепости была [35] добыча золота. В Кубане также занимались добычей и доставкой в Египет золота, об этом свидетельствует расположение крепости на пути в места его добычи, в первую очередь Вади-Аллаки (Пиотровский, 1964а, с. 239).

В 1924 г. в Уронарти в помещении № 5 были найдены шесть каменных гирь с отмеченным на каждой из них количеством единиц измерения золота (Dunham, 1967, с. 35-36, ил.XXXV В 1/1; 1/3; 1/2; 2/3; 2/1; 2/2). Вес золотой единицы составлял примерно 13,05 г.

В районе крепости Уронарти золото не добывали,  хотя нельзя исключить возможность наличия россыпных месторождений золота. Однако находки гирь скорее объясняются либо тем, что золото доставлялось кочевниками пустынь, либо необходимостью повторного взвешивания золота, поступавшего из крепостей, расположенных южнее, и предназначавшегося для отправки в Египет.

В течение 1965—1966 гг. экспедиция ЮНЕСКО раскопала пять мест в районе Хор Ахмед Шериф с остатками золотоносного кварца, разрабатывавшихся в период XII династии. Золото добывалось в открытых ямах (Mills, 1973, с. 204). Начиная со Среднего царства немного золота вывозилась из Семны (Vercoutter, 1959, с. 133-134), золотой песок поступал из Миргиссы (Vercoutter, 1970, с. 169).

Привлекали внимание фараонов XI—XII династий и рудники Вади-эль-Худи. Это был один из наиболее древних районов разработок полезных ископаемых в Восточной пустыне. Здесь египтяне добывали аметист и золото. Расположенный юго-восточнее Асуана район относился к территории Нубии — Та-Сети (Fakhry, 1952, ил. 27). В Вади-эль-Худи было построено несколько крепостей, наиболее ранняя, видимо, Сенусертом I (Fakhry, 1952, с. 12, ил. 9). Внутри крепостей и около них были обнаружены остатки жилищ работников.

Поскольку в Вади-эль-Худи в основном добывался аметист, видимо, с ним следует связывать название драгоценного или полудрагоценного камня — хесемен (hsmn).18) Так стала называться вся область: владыкой здешних мест считался "Хор Хесемен (?)",19) почиталась в каменоломнях и "Хатхор, госпожа Хесемен" (Fakhry, 1952 (22)).

Через Вади-эль-Худи шел, возможно, путь дальше на юг, в страну Решааут, где добывалась медная руда (Fakhry, 1952, ил. 32).

Бухен, очевидно, контролировал медные рудники.

Из крепостей отправлялись экспедиции дальше на юг по Нилу или в пустыни. Какую-то часть этих дорог патрулировали сторожевые отряды.

Некоторые крепости были важными торговыми центрами, куда нубийцы доставляли свои товары для обмена с египтянами.

Так, на пограничной стеле Сенусерта III, установленной в Семне, говорится, что нехсиу, ведущим торговлю, можно спускаться по Нилу лишь до Миргиссы (Lepsius, Denkmäler, II, 136 i; ср. перевод (Breasted, I, с. 293-294)): "Южная граница установлена в 8-й год при величестве царя [36]

Рисунок 3. План укреплений города Кора. [36]

Верхнего и Нижнего Египта Сенусерта III, дающего  жизнь вечно вековечно, с целью запретить пересекать ее какому-либо нехси по суше, по воде и в лодке, а также многим нехсиу, исключая нехси, собравшегося торговать в Икене или (идущего туда) в качестве посланца:20) тогда с  ними будут (поступать) хорошо; не позволяется, однако, судну нехсиу пересекать Хех,21) плывя вниз по течению. Да будет так навеки!"

В одном из донесений, найденных в Фивах, речь идет о нубийцах, приехавших в Кумму торговать (Smither, SD IIа). Торговлю с местным населением вели в крепостях чиновники, которые о состоянии ее должны были докладывать в резиденцию фараона. Скорее всего она сводилась к простому обмену. Причем, с одной стороны, в целях безопасности торговля с нубийцами ограничивалась, поэтому могла осуществляться лишь в определенных пунктах, а с другой — поощрялась. Так, в одном донесении из Семны говорилось о вознаграждении нубийцев хлебом после удачно заключенной торговой сделки (Smither, SD IIа).

Возможно, одной из обязанностей некоторых чиновников гарнизонов крепостей был наем рабочей силы, необходимой для проведения всякого рода работ, скорее всего строительных, как в Нубии, так, вероятно, и в самом Египте.

Еще одной задачей администрации крепостей было обеспечение беспрепятственного движения по сухопутным и речным путям. Так, Сенусерт III столкнулся с трудностями при возвращении из Куша. Стела из Уронарти, хранящаяся сейчас в Хартумском музее, содержит следующую запись: "Год 19-й, месяц четвертый сезона ахет, день 2-й при величестве царя Верхнего и Нижнего Египта Сенусерта III, живущего вечно вековечно.

Владыка, да будет он жив, здрав, невредим, плывет, спускаясь вниз, после покорения Куша презренного.  Ищут воду, чтобы пересечь (?) Išmwk, чтобы преодолеть в  этот сезон каждую отмель подобным образом; что же касается этой отмели — труднопроходимая она — не просто пересечь (?), преодолеть ее в этот сезон" (Dunham, 1967, ил. XXV, 8).+

И действительно, переправа через нильские пороги, особенно через второй порог, была весьма сложной: здесь на протяжении почти 100 км тянулись нескончаемые валуны и скалы. Различные опасности подстерегали тех, кто  отваживался преодолеть их. Безусловно, максимально возрастали трудности во время войны.

Часто приходилось пользоваться волоками, перетаскивая суда в обход порогов. Остатки подобного волока обнаружены около Миргиссы (Vercoutter, 1970, с. 175). Грузы по волоку перетаскивали с помощью быков, запряженных в салазки. Вероятно, создавались отряды людей для помощи, следили за состоянием волока. Все это входило в обязанности администрации крепостей. Не исключено также, что существовали специальные службы, занимавшиеся решением подобных вопросов. [38]

Во времена правления Сенусерта III — Аменемхета III была построена плотина у южной Семны (Vercoutter, 1966, с. 134).22) Аэрофотосъемка, проводившаяся в 60-х годах Службой древностей Судана, показала, что естественный каменный барьер, пересекавший Нил, был использован египтянами при сооружении плотины (Курьер ЮНЕСКО, 1980, с. 33).  С постройкой плотины движение судов по Нилу стало регулярнее. Хотя в принципе проблема, очевидно, не была решена, и зачастую приходилось прибегать к испытанному способу: волоками пользовался и позже в эпоху Нового царства наместник Нубии Хеви, доставляя дань ко двору фараона.  В его гробнице изображены египтяне, тянущие лодку посуху (Davies, 1926, ил. XVIII).

Администрация крепостей следила за тем, чтобы регулярно отмечался уровень воды в Ниле. Вот надпись из  серии записей о высоте Нила у Семны: "Высота Нила в год 3-й при величестве царя Верхнего и Нижнего Египта Себекхетепа Ι, дающего жизнь, когда казначей царя Нижнего Египта, начальник войска Ренсенеб командовал в крепости „Могуществен Сенусерт III покойный" (Семна)" (Lepsius, Denkmäler, II, 151 с).

Следовательно, в некоторых (?) случаях уровень  Нила отмечали по распоряжению начальника крепости.

Небезынтересен вопрос о соотношении местного нубийского населения и египетского в Нубии в период Среднего царства.

Население народа культуры группы С в Нижней Нубии, согласно кропотливому исследованию Б. Триггера, в период Среднего царства составляло приблизительно 10,5—13 тыс. (Trigger, 1965, с. 160).

Весьма важно выяснить и количественное соотношение гарнизонов, которые могли размещаться в той или  иной крепости.23) Почти все исследователи сходятся во мнении, что в Шальфаке проживало, очевидно, от 32 до 80 человек (Vila, 1970, с. 199), в Миргиссе — около 70 (там же),  в Кумме — 50,  Семне — 150, Уронарти — 100 человек. Причем в трех последних крепостях, по мнению Г. Райзнера, в экстренных случаях могло находиться людей в два раза больше.24)

По подсчетам В. Эмери, во время войны такие крупные крепости, как Бухен, Аниба или Кубан, могли разместить минимум 3 тыс. воинов (Emery, 1965, с. 153).

Нельзя также забывать, что в таких укреплениях, как Кор,25) в мирное время использовавшихся в основном как склады сырья, могли быть размещены воины.

Таким образом, вместе со своими семьями египтяне  в Нубии составляли немалую часть населения.

Итак, египетские гарнизоны в Нубии были значительными и в случае нападения местного населения или кочевников вполне могли им противостоять.

Одной из основных задач гарнизонов крепостей в Нубии была эксплуатация сырьевых ресурсов. [39]

 Рисунок 4. План островной крепости Аксут.[40]


14) Крепость Миргисса имела отличавшую ее от других крепостей особенность — систему вентиляции в глиняных стенах внутренней и внешней линии укреплений (Dunham, 1967, с. 157).

15) Трудно датировать укрепление, расположенное на о-ве Дабнарти, в районе самых опасных быстрин второго порога. При раскопках. 1963 г. здесь вообще не было обнаружено следов какого-либо заселения. Крепость могла существовать во время Среднего царства, хотя прямых указаний на это не сохранилось, скорее всего ее начали возводить в эпоху Нового царства, но она не была закончена и, следовательно, никогда не была заселена (Ruby, 1964, с. 56). Дж. Раби предполагает, что это укрепление, находившееся прямо напротив Миргиссы, должно было бы использоваться при "стратегическом отступлении" (там же). В первую очередь, на наш взгляд, оно было призвано обеспечить контроль за судоходством по реке.

16) Методы строительства крепостей со временем приобрели свои специфические особенности (Lawrence, 1965, с. 73). Интересна попытка А. Бэдави, разделившего планировку египетских городов на два типа: осевую и прямоугольную, отнести египетские крепости к осевой структуре. Однако схема выглядит несколько надуманной (Badawy, 1960, с. 5).

17) На вопрос, можно ли считать крепости ввиду специфики их расположения пограничными, нельзя ответить однозначно. Узость Нильской долины определяла место постройки крепостей. Безусловно, некоторые из них выполняли роль пограничных — это Элефантина, Бухен, Семна. Благодаря им Египет закреплял завоеванную территорию. Во времена Среднего царства противодействие нубийских племен заставило египтян отстроить в пограничном районе три крепости. Письменные источники прямо указывают на пограничную роль нескольких крепостей (например, LD II, 136i). Остальные египетские крепости использовались в основном в качестве складов и поэтому были возведены вблизи источников сырья или караванных путей.

Система же крепостей в целом позволяла успешно контролировать судоходство по реке.

18) Ср. Wb. III, 162; по мнению Роу — медь; см. Rowe, 1939, с. 188; возможно, натрон; см. Берлев, 1978, с. 169-170.

19) Fakhry, 1952, ил.177. По названию сырья называли область его добычи: на Синае район добычи медной руды Вади-Магхара получил название mfk3t; см. Wb. II. 57.

20) Дж. Брэстед переводит: "...or with а commission..." (Breasted, I, с. 293-294).

21) Дж. Брэстед идентифицирует с современной Семной, расположенной на западном берегу Нила, выше Вади-Хальфы (Breasted, I, с. 294); Ж. Веркутте предполагал, что Хех — это скала Абу-Сир, находящаяся в районе Батн-эль-Хагар (Курьер ЮНЕСКО, 1980, с. 65).

+ Насчет «8» не уверен — как-то криво символ пропечатан. HF.

22) Интересна интерпретация текста, сохранившегося в надписи некоего Ментуемхета (найдена в Семне), предложенная Ж. Веркутте. Ж. Веркутте полагал, что под постройками, о которых идет речь в надписи, может подразумеваться и сооружение плотины (Vercoutter, 1966, с. 151), поскольку термин mnw обозначал не только крепость, но и город, храм и т.д. Соответственно и выражение r3 c3 не следует интерпретировать исключительно как "пограничная крепость", оно могло относиться и к другим сооружениям. Для выявления значения каждого отдельного термина это, безусловно, верное наблюдение, однако создается впечатление, что в тексте: sdr mnw.f m irt r3 c3 ḥr Kmt — имеется в виду если и не постройка крепости на египетской границе, то обновление, ремонт уже существующих укреплений, при этом в данном случае скорее всего термин r3 c3 обозначал комплекс пограничных сооружений; укрепления, таможню, дамбу, т.е. все то, что "выпускали" и "впускали" врата Египта, будь то вода, люди, товары.

23) Вопрос о численности гарнизонов крепостей отчасти пытаются разрешить, основываясь на возможности пропитания определенного количества людей, живущих в них. При оценке плодородия земель и количества скота обычно исходят из климатических условий Северной Нубии. Однако по поводу плодородия определенных районов Нубии исследователи порой высказывают противоположные мнения.

Б. Триггер излагал компромиссную точку зрения, считая, что ввиду довольно сурового климата основную часть довольствия египтяне получали из Египта, хотя и в крепостях и около них были небольшие подсобные участки обрабатываемой земли и некоторое количество скота (Trigger, 1976, с. 71). Однако автор имел в виду теперешние климатические условия, сложившиеся в Северной Нубии, в то время как изучаемый период удален от нас во времени на несколько тысячелетий и климат здесь в то время был, очевидно, мягче (Livingstone, 1975, c. 273). Окрестности крепостей изобиловали животными, заросли по берегам Нила — птицей, а его воды — рыбой. В письменных египетских источниках периода Нового царства, в том числе в декрете Сети I в Наури, сообщалось, что египтяне имели в Нубии поля, разводили сады, выращивали овощи, занимались скотоводством, даже вывозили в Египет (Коростовцев, 1939, табл. III, IV). Новое царство от Среднего отделяет небольшой промежуток времени, за который климат не мог существенно измениться. Кроме того, в период Нового царства египтяне расширяли крепости, стало быть, население крепостей увеличивалось; вряд ли это было бы возможным при недостатке продуктов питания в самой Нубии. Таким образом, напрашивается вывод: проблема пропитания египетского гарнизона в Нубии не носила острого характера.

24) Р. Каминос придерживается мнения, что в Кумме могло разместиться 100 человек, а в Семне — 300 (Caminos, 1964, с. 82).

25) Кор отличался своеобразной планировкой, материалами, использовавшимися при его строительстве, и т.д. (Smith, 1966a, с. 227-228).

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. Бикерман.
Государство Селевкидов

Ш. Султанов, Л. Султанов.
Омар Хайям

Харден Дональд.
Финикийцы. Основатели Карфагена

Леонард Вулли.
Ур халдеев

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 2
e-mail: historylib@yandex.ru
X