Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Галина Ершова.   Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка

Обитатели каньона Чако

   …В район каньона Чако наша небольшая экспедиция стремилась особенно упорно. Надо сказать, что, когда еще задолго до поездки мы с шефом строили гипотезы о возможном нахождении легендарной прародины майя, в качестве основного «претендента» на эту роль рассматривался именно каньон Чако. По описаниям, он выглядел идеальным местом, где могли происходить те далекие драматические события, и именно поэтому он стал первым пунктом нашего маршрута.

   Каньон производил странное впечатление: он больше походил на очень широкую, слегка изгибающуюся магистраль, окруженную невысокими стенами и ведущую чуть ли не на край света. Площадь каньона составляет 5300 км2, длина обнаруженных древних индейских дорог, расходящихся во все стороны, доходит до 400 км. Посетители въезжают в каньон прямо на машине, поскольку длина магистрали по его дну превышает 25 км и пешком такое путешествие быстро не осилить. Затем начинаются остановки у древних построек и поселков Белая Скала, Пещера Атлатля, Каса-Чикита («Маленький дом»), Кин-Клетсо, Пуэбло-Альто («Высокое селение»), Пуэбло-Арройо («Селение у ручья»), Пуэбло-Бонито, Четро-Кельт, Каса-Ринконада («Укромный дом»), Веритос-Ринкон, Кин-Нахасбас, Уна-Вида («Одна жизнь»), Вихихи и деревни Шабик’эшче. В целом местность выглядела настолько пустынной и сухой, что трудно было представить, как здесь жили и занимались хозяйством люди. Удалось обнаружить лишь влажное русло узенького ручейка у одного из селений. Низкая редкая колючая растительность под ногами, полосы пересохших русел ручьев, которые я поначалу принимала за аккуратные дороги. Звенящий зной и тихое шуршание змей. Весь цвет каньона – пятнисто-бурый. Такого же цвета и знаменитые постройки, которые почти сливаются с остальным пейзажем.

   Начиная с 200 и по 1450 год н. э. на этом плато, отличающемся неблагоприятными природными условиями, анасази разместили 125 своих селений. Они начали с полуземлянок и пришли в 900–1150 годах к возведению «больших домов» – замкнутых, внешне похожих на крепости построек с внутренними помещениями-комнатами и церемониальными кивами. Если на ранних этапах кива находилась вне границ поселения, то позднее она уже оказывалась внутри и размещалась прямо среди жилых помещений. На поздних этапах существования подобных поселений кивы связывались подземным тоннелем с круглой башней.

   Примечательно, что лишь относительно небольшой процент комнат использовался для жилья. Основная часть помещений носила административный, хозяйственный и ритуальный характер. Последовательность фаз функционирования поселений Чако была реконструирована по годичным кольцам деревьев и, конечно же, по слоям керамики.

   Самым интересным из поселений Чако по праву считается Пуэбло-Бонито, просуществовавшее с 919 по 1130 год. Оно считается одним из самых значительных сооружений древней Северной Америки. Проживало в этом доме-селении около 1200 человек. Чем же так привлекательно Пуэбло-Бонито, что в переводе с испанского означает «Красивое селение»? Внешне архитектурный ансамбль напоминает полукруглую (как пишут в специальной литературе, в форме буквы D) невысокую цитадель, ориентированную по сторонам света. Диаметральная стена была ориентирована по оси запад-восток. Внутри к ней примыкала главная площадь, от которой полукругом ступенями в четыре-пять этажей поднимались прямоугольные помещения и круглые кивы. Насчитывается около 800 этих помещений и 37 кив. Чем-то эта постройка неуловимо напоминала огромный греческий театр. Перед диаметральной стеной, по сторонам от входа, были выстроены две небольшие платформы. От входа через проем между пирамидами, в южном направлении с небольшим отклонением от оси примерно в 15°, была проложена тропа к маленькой постройке, называемой «Каса-Ринконада».





   Илл. 26. Вид на каньон Чако (штат Нью-Мексико) – характерный пейзаж юго-запада США



   Летом 1895 года владелец ранчо в Меса-Верде и, конечно же, ковбой по имени Уэзерилл, бывший по совместительству «охотником за горшками», услыхал о Пуэбло-Бонито. Не долго думая, он переехал в Чако и организовал экспедицию, которая сулила богатые находки. В то время мало кто слышал о древних руинах каньона Чако. «Кто построил эти дома?» – спросил Уэзерилл своего проводника, индейца навахо. И тот ответил: «Анасази, древние враги. Они не были навахо и жили здесь много лет тому назад». Уэзерилл обследовал каньон и довольно быстро обнаружил еще 11 больших пуэбло. Все свидетельствовало о том, что подобных построек здесь могло быть не меньше сотни.

   Слух об археологических руинах наконец достиг археологов, и в 1896 году Музей Пибоди совместно с Американским музеем естественной истории организовал экспедицию, которую возглавил Ф.У. Патнэм, куратор Музея Пибоди. Таким образом в конце мая начались работы в Пуэбло-Бонито. Уэзерилл, знавший язык навахо, принял в них официальное участие. Помогали копать местные индейцы.

   В ходе раскопок появлялись все новые и новые находки. За первую половину лета были обследованы 18 комнат и одна большая кива. Затем, выкорчевав кустарник и убрав слой песка, рабочие-навахо наткнулись на верхнюю часть стены. На глубине чуть больше полуметра ниже уровня пола они обнаружили несколько кусочков бирюзы. Еще ниже располагался тайник с двумя десятками превосходно сохранившихся кувшинов и горшков. Следующие два дня работ принесли 12 подвесок из бирюзы, 114 сосудов и 22 кубка. Эта коллекция древней керамики оказалась самой крупной из найденных на юго-западе США.

   В первой из двух небольших комнат, хранивших тайник, находилось захоронение человека. Он явно принадлежал к знати. Около скелета лежал колчан с 81 стрелой, керамические изделия, более 30 деревянных жезлов и каменная фигурка птицы, инкрустированная бирюзой. Во втором помещении оказалось другое погребение знатного покойника. Его запястья и лодыжки были обвиты толстыми нитями бирюзовых бус с подвесками. Еще две такие же нити, в которых насчитывалось более 4000 кусочков бирюзы, охватывали шею и талию умершего. Рядом стояла отделанная бирюзой цилиндрическая корзина, в которой оказалось свыше 5000 бусин и подвесок из бирюзы и раковин.





   Илл. 27. Вид сверху на Пуэбло-Бонито в каньоне Чако. Хорошо просматривается структура построек и круглые кивы – ритуальные подземные помещения



   К сентябрю работы были завершены. За четыре месяца экспедиция музея собрала такое количество предметов, что нанятая для их перевозки машина оказалась загруженной до краев. Кроме керамики, полудрагоценных камней и скелетов в коллекции оказались деревянные флейты, каменные фигурки животных и множество деревянных жезлов, которые, вероятно, использовались при проведении церемоний. Среди находок были даже кости попугаев ара, которые, как известно, не встречаются севернее тропических областей Мексики, а это свидетельствовало о торговых связях с древней Мезоамерикой.





   Илл. 28. Реконструкция Пуэбло-Бонито вместе с маленькой постройкой Каса-Ринконада, являющейся своеобразным астрономическим ориентиром



   На следующий год раскопки продолжились. За несколько полевых сезонов в Пуэбло-Бонито было обследовано 190 комнат, включая несколько просторных кив.

   Описывая постройки анасази в каньоне Чако, мы вновь натыкаемся на знакомое слово «маунд». Что же оно должно обозначать теперь?

   Речь идет о мусорных маундах, в которые помещались захоронения простых общинников (археологи их называют неэлитарными,). Мусорные маунды рядом с жильем анасази, частично тождественные мусорным кучам с большим количеством органических отходов, обычно использовались не просто в качестве места захоронения, а как своеобразные родовые могильники. Следует отметить, что основу такой мусорной кучи все же составлял грунт, вырытый, например, при строительстве кивы. Именно поэтому эти кучи, как правило, и появлялись в непосредственной близости от кив. И тут уже и речи не могло быть о помойке. Помещение покойников в мусорную кучу, а точнее говоря, в землю, вырытую из кивы, по всей видимости, вообще не было случайным или связанным исключительно с быстротой и удобством захоронения. Если принять во внимание, что кива являлась своеобразным воплощением прародины – пещеры, материнского лона в религиозных представлениях обитателей юго-запада США, то земля из кивы, вероятно, также расценивалась как нечто священное, наподобие сипапу, напрямую связанное с матерью-землей.

   Другое дело «архитектурные» маунды, или, проще говоря, платформы. Они намеренно возводились рядом с «большим домом», принципиально отличались от «мусорных» практически полным отсутствием органических отходов, состояли в основном из битого камня и черепков керамики, перемешанных с землей. Погребений эти платформы не содержали и выполняли, по всей видимости, функции иного рода – эстетические, ритуальные и даже астрометрические.

   …Хорошее место каньон Чако, но он никак не походит на описания древней прародины «оленных» людей – предков майя. Да и оленям здесь явно нечего было делать.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е. А. Глущенко.
Россия в Средней Азии. Завоевания и преобразования

Е. Авадяева, Л. Зданович.
100 великих казней

Надежда Ионина.
100 великих замков

Николай Непомнящий.
100 великих загадок Африки

Дмитрий Самин.
100 великих композиторов
e-mail: historylib@yandex.ru
X