Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Галина Ершова.   Древняя Америка: полет во времени и пространстве. Северная Америка. Южная Америка

Искусство мастеров Паракаса

   В целом керамика Паракаса была двух типов: как простая, утилитарного типа – горшки и чаши, так и изящные сложные двойные сосуды в форме птичьих или животных голов. Керамика могла быть полихромной – до пяти цветов, но обычно красно-желтая.

   Встречаются и деревянные предметы: веретена и гребни ткацкого станка. Есть и предметы непонятного назначения, как, например, странное приспособление, напоминающее что-то среднее между дуршлагом и теннисной ракеткой.

   На обруче из деревянного прута натянута сетка из соломы. Все это крепится к вертикальной ручке длиной около 20 см, обмотанной той же соломой. При этом рисунок плетения раскрашен в разные цвета и изображает человеческое лицо с отходящими от него лучами.

   В Паракасе встречаются и одни из самых ранних музыкальных инструментов Анд – свирели и «флейты Пана», которые в Южной Америке принято называть кечуанским словом антара. Они изготовлялись из трубчатых костей птиц, например пеликана. Дудки – до шести штук – соединялись между собой хлопковыми нитями. Возможно, именно на таком инструменте и звучала впервые две тысячи лет тому назад знаменитая мелодия «Полет кондора».

   Трубочки из таких же костей нанизывались на шнурок и носились в качестве украшения, как и повсеместно традиционные ожерелья из ракушек.

   О найденных в могильниках золотых и серебряных предметах уже упоминалось. Стоит добавить, что из этих металлов изготовлялись прежде всего украшения. Чаще всего это были диадемы или налобные пластины из золотых листов. Лист толщиной в 0,04-0,06 мм получался путем расплющивания самородного золота с последующим нагреванием до температуры в 500–600 °C.

   К счастью для исследователей, древние мумии заворачивались в многочисленные цветные ткани. Сухой и жаркий климат пустыни обеспечил этим уникальным тканям великолепную сохранность, и таким образом до нас дошли сотни тканых шедевров, которые позволяют по достоинству оценить мастерство древних перуанских ткачей. Многие специалисты отмечали, что качество этих тканей не уступает лучшим мировым образцам. Они поражают не только своими размерами и богатейшими сочетаниями цветов, но и тем, что спустя около двух тысяч лет они не утратили ни эластичности, ни яркости красок. Как писал Мануэль Галич, «создается впечатление, что они лишь недавно вышли из рук мастеров-ткачей».





   Илл. 73. Керамический полихромный сосуд изображает, по всей видимости, обезьяну. Паракас, 500–100 гг. до н. э.



   Обычный размер тканого полотна составлял около 2,5 м в длину и более метра в ширину. В отличие от двухцветных полосато-клетчатых покрывал Чавина, в Паракасе полотно обычно ткалось из пяти-шести цветов (красного, голубого, желтого, зеленого, коричневого, белого). А в некоторых случаях можно различить до 22 цветов и оттенков. Рисунок уже не был строго геометрическим. Зачастую вышивка покрывала всю поверхность ткани. На тканях были изображены антропоморфные фигуры, животные, рыбы, птицы, а также орнаментальные узоры. При изготовлении тканей в первую очередь использовался хлопок, а также волокна некоторых растений, шерсть лам, летучих мышей (!) и даже человеческий волос. Хотя для Паракаса характерно изготовление и однородных хлопковых тканей. Нити прялись при помощи веретен. При этом различные волокна никогда не смешивались.

   По незавершенным тканям и некоторым изображениям ученые восстановили вид ткацкого станка времен Паракаса. Это были две горизонтальные палки, между которыми натягивалась основа. Одна из палок крепилась к специальному столбику, другая – к поясу ткача. На таких станках изготовлялись полотна шириной от 30 до 65 см. Как правило, это довольно простые по технике полотна с простым гарнитурным переплетением нитей. Но есть и не столь незатейливые образцы, где сразу ткался узор. Известны и очень сложные способы. Так была выполнена, например, узорчатая накидка со стилизованным изображением людей и кошачьих. Это была двойная ткань, перевязанная путем перемещения слоев для достижения контрастных цветовых сочетаний. Для ее выполнения требовался сложный станок с разными системами нитей основы, двумя утками и т. д. Встречается и безворсовая ковровая ткань.

   Но Паракас известен не только ткаными полотнами. Сохранилось множество изделий с различными ажурными переплетениями нитей, наподобие кружев. Готовые ткани иногда покрывались вышивками. Активно использовались и такие техники, как вязание и плетение – в основном для изготовления утилитарных предметов: сетей, мешков, а также поясов, повязок, головных уборов. Характерным головным убором была сетка, концы которой собирались вместе при помощи шнура. Получалось нечто наподобие гамака длиной около двух метров. Один конец сети надевался на голову, так что свернутый в кольцо шнур оказывался на виске. Остальное накручивалось на голову наподобие тюрбана. Части убора – покрывавшая голову и накручивавшаяся вокруг – красились в разные цвета. Основой убора служил узорчатый шнур со специальными отверстиями для перьев, украшавших этот наряд.





   Илл. 74. Рисунок на ткани из некрополя Паракаса. В несколько таких покрывал в I тысячелетии до н. э. заворачивали покойников, прежде чем они отправлялись в долгое путешествие по загробному миру



   Безусловно, дошедшие до нас великолепные ткани изготовлялись специально для погребального обряда. Это определяется всей реинкарнационной концепцией древних перуанцев: то, чем пользуется человек в обычной жизни, имеет временное значение, а то, что предназначено для погребения, относится к жизни вечной. И для такого случая следовало постараться.

   Изобразительное искусство Паракаса представлено прежде всего сюжетами и орнаментами на тканях и керамике. Известен едва ли не единичный случай, когда человеческая фигура была вырезана на золотом листе. Любимым мотивом, как и в Чавине, продолжало оставаться изображение кошачьего. Этот мотив, как и «змеиный», более характерен для «пещерных» погребений и связывается, прежде всего, с архаическими представлениями, перешедшими из Чавина. Однако в целом происхождение этой традиции вызывает много дискуссий: от культурных влияний Мезоамерики до температурных колебаний, связанных с феноменом Эль-Ниньо, когда при понижении температуры регулярно меняется не только климат, но и фауна региона. Присутствие же в Паракасе специфического геометрического (ступенчатого) орнамента, точного аналога «холодной лестницы» в Мезоамерике, вряд ли можно объяснить климатическими колебаниями. По всей видимости, в данном случае речь может идти только о пока необъяснимых культурных влияниях.

   Мотив «глазастого существа» плавно перекочевывает из «пещерного» в «некропольный» пласт и становится для последнего чуть ли не самым главным. «Глазастое существо», или лицевая маска с большими глазами со свисающими из-под них подвесками, отождествляется с так называемым «культом трофейных голов», также, впрочем, пришедшим из Чавина.

   Часто на изделиях появляются изображения двухголовых змей, хищных птиц, людей и антропоморфных существ.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок XX века

под ред. Р. Н. Мордвинова.
Русское военно-морское искусство. Сборник статей

Алексей Шишов.
100 великих казаков

Сюмпэй Окамото.
Японская олигархия в Русско-японской войне

Юлия Белочкина.
Данило Галицкий
e-mail: historylib@yandex.ru
X