Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

И. В. Рак.   Египетская мифология

Тяжба Хора и Сета

39)

Изложено по так наз. «Папирусу Честер-Битти» (XX династия)

Начало суда

И вот дитя [Хор] сидело перед Владыкой всего сущего*, солнечным богом Ра, требуя царского сана отца своего Осириса — прекрасного явлениями сына Птаха, озаряющего Преисподнюю своим сиянием, — в то время, когда Тот подносил Око Владыке Великому, находящемуся в Гелиополе.*

— Владыка, — промолвил Тот, обращаясь к Ра, — в твоей воле решить, кому из тяжущихся вручить это Око и тем самым сделать его властителем Обеих Земель.

Справедливость — могучая сила!* — воскликнул Шу. — Сотвори же её*, о Ра, отдав сан Хору.

Это миллион раз истинно*, — согласился Тот и повернулся к Девятке, ища поддержки у остальных богов.

Подношение Ока [Хору] — это справедливость Девятки*, — повторил бог ветра Шу.

Видя, что все боги приняли сторону её сына, Исида воскликнула:

Северный ветер, лети на Запад* — в Загробное Царство [136] и возрадуй сердце Уннефера,40) да будет он жив, невредим, здрав!* Титул владыки достался его сыну!

Боги возликовали, думая, что дело решено окончательно и многолетняя распря Сета и Хора отныне прекратится. Но Ра-Хорахти гневно воскликнул:

Что это значит, что вы судите одни*, не спросив меня, величайшего из богов, словно меня и нет здесь?!.. Око следует отдать Сету. Хор, сын Исиды, великой чарами, ещё слишком молод для того, чтоб быть царём.41) К тому же он — незаконный сын Осириса, ибо родился уже после его смерти.

Пусть Тот возьмёт картуш42) для Хора и возложит ему на голову <...> Белую корону* — настаивала Девятка.

Ра-Хорахти замолчал, яростно сверкнув глазами. Молчание тянулось долго, тягостное и зловещее. Потом заговорил Сет:

Вели, о Ра, Хору выйти со мной. — сказал он. — Мы будем сражаться, и я докажу <...> что моя рука сильнее его руки* и я более его достоин сана владыки.

— Нет, этот способ не годится! — возразил справедливый Тот. — Правосудие должно быть превыше силы!.. Боги! Неужели же сан Осириса будет отдан Сету, в то время как здесь, перед нами, родной сын Осириса — Хор!?

И опять воцарилось молчание. На этот раз его нарушил воинственный Онурис.


Илл. 103. Банебджедет. Контурное воспроизведение фрагмента рисунка из «Мифологического папируса Хор-Убена В.»;
XXI династия; Египетский музей, Каир
. [137]

— Что же нам делать, боги?! — воскликнул он. — Так мы никогда не сможем прийти к согласию.

Пусть призовут Банебджедета, великого живого бога, дабы рассудил он обоих юношей*, — посоветовал Атум.

А обитель бога плодородия Банебджедета (илл. 103) была на острове Сехель (арабск.; египетск. Сетит). Послали за ним, привели его перед лицо Девятки и сказали ему:

Рассуди этих двух юношей и удержи их от каждодневных споров*.

Банебджедет надолго задумался и наконец сказал:

— Трудную вы мне дали задачу... Давайте не будем принимать решения по неведению нашему. <...> Отправим послание к великой Нейт <...> как она скажет — так и поступим*.

— Что ж, — согласилась Девятка, — пусть Тот составит послание к великой Нейт от имени Владыки всего сущего, Быка, пребывающего в Гелиополе*.

—— Поистине, я сделаю [это]*, — согласился бог мудрости.

Послание было отправлено, и вскоре быстроногие гонцы принесли ответ Нейт:

«Отдайте сан Осириса его сыну Хору, не совершайте великой несправедливости!* Иначе я разгневаюсь, и небо упадёт на землю. А Сету взамен пусть великий Ра отдаст в жёны двух своих дочерей — воительниц Анат (илл. 104) и Астарту, а также удвоит его владения на земле. Но престол Осириса должен унаследовать Хор».

Когда Тот зачитал это послание, Девятка воскликнула в один голос:

— Эта богиня права!*

— Нет! — сказал Ра-Хорахти и повернулся к Хору. — Этот сан слишком высок для тебя, юнец! Ты слишком мал и слаб, чтоб царствовать!


Илл. 104. Богиня Анат с копьём, щитом и боевой секирой. [138]

Слова солнечного бога возмутили Девятку и других богов, присутствовавших на тяжбе. Демон Бабаи (Баби) не вытерпел, встал и гневно бросил в лицо Ра:

Твоё святилище пусто!* Никто в долине Реки не принесёт жертв на твой алтарь!

Ра-Хорахти был смертельно оскорблён словами Бабаи. Отвернувшись от богов, он лёг на землю и заявил, что отныне он отказывается даже разговаривать с кем-либо из Девятки.

Девятка с негодованием сказала Бабаи:

— Удались прочь отсюда! Преступление, содеянное тобою, весьма велико!

Напутанный собственной дерзостью, Бабаи безропотно подчинился. Боги, видя, что о продолжении суда не может быть и речи, разошлись.

Продолжение суда

Много дней суд не собирался. Ра лежал в уединении, и было сердце его в великой печали*.

На помощь Девятке пришла дочь солнечного бога, богиня Хатхор. Представ перед своим отцом, они открыла перед ним свою наготу* и околдовала его волшебными чарами. Ра забыл оскорбление Бабаи и рассмеялся.

Великая Девятка вновь собралась на суд. Боги приказали Сету и Хору:

Говорите о себе.

И тогда Сет, великий силой, сын Нут, сказал:

Я могуч и непобедим. Я стою впереди Ладьи Вечности и ежедневно поражаю врагов Ра. Я уничтожаю Апопа (илл. 105).43) Ни один из богов не может со мной сравниться! Поэтому сан Осириса должен достаться мне.

И Сет пригрозил, что если сан всё-таки достанется Хору, он, Сет, перестанет сражаться с Апопом и сам ополчится против Ладьи Вечности. [139]

— Он прав! — напуганные угрозой, воскликнули боги. Онурис и Тот возмутились:

Неужели сан будет отдан брату по матери, когда сын по плоти налицо!?

— А неужели сан будет отдан юнцу, в то время как есть старший брат (Исиды) Сет? — возразил Банебджедет.

Ра присоединился к Банебджедету и бросил в лицо Девятке тяжёлое оскорбление.44) Боги не поверили своим ушам и испустили великий крик перед лицом Владыки Вселенной, говоря:

— Что это за слова, которые ты сказал и которые недостойны быть услышанными?! Возникло замешательство. Хор, сын Исиды, в отчаянии воззвал к судьям:

Несправедливо, если я буду обманут и сан отца моего Осириса будет отнят от меня!

— Воистину это так! — подхватила Исида. — Как живёт моя мать, богиня Нейт, и Птах, высокий перьями,45) сгибающий рога богов, так будут доведены эти слова великому владыке Атуму, находящемуся в Гелиополе, и Хепри, пребывающему в своей Ладье!

— Не огорчайся, ибо будут даны права правому и будет сделано всё, что ты сказала, — сказали Исиде боги Великой Девятки.


Илл. 105. Сет сражается с Апопом. Прорисовка виньетки из «Мифологического папируса Хор-Убена В.»; XXI династия; Египетский музей, Каир. [140]

Услыхав это, Сет рассвирепел и пригрозил богам Великой Девятки:

Я схвачу свой скипетр весом в 4500 дебенов и буду убивать по одному из вас каждый день!

И он поклялся перед лицом великого Ра-Хорахти, что пока Исида находится в суде, он, Сет, отказывается принимать в нём участие.

Первая хитрость Исиды

Владыка согласился с требованием Сета и приказал Девятке богов переплыть Нил и продолжить разбирательство на острове. Исида же должна была остаться на берегу.

Когда лодка причалила к острову, боги сказали перевозчику Анти (Немти):

— Не перевози на остров никакой женщины, похожей на Исиду, иначе мы тебя сурово накажем.

После этого боги удалились в пальмовую рощу и предались пиршеству.

А Исида тем временем приняла облик дряхлой старухи, надела на палец золотое кольцо и, хромая, сгорбившись, подошла к переправе, где в ожидании путников дремал в своей лодчонке Анти.

— Перевези меня на остров, — обратилась к нему Исида. — Я несу еду юноше, который смотрит за скотом.46) Он там уже пять дней и сильно проголодался.

— Мне приказано не перевозить никаких женщин, — хмуро ответил Анти.

— Но ведь этот приказ касается только Исиды, а я — старуха. Ты только посмотри на меня!

Анти подумал и спросил:

— А что ты мне дашь, если я тебя перевезу?

— Я дам тебе вот этот хлеб. [141]

К чему мне твой хлеб! — презрительно поморщился лодочник. — Стану я нарушать приказ Великой Девятки ради какого-то жалкого хлеба!

— Ну, хорошо, а если я дам тебе золотое колечко, которое у меня на пальце? — спросила Исида и показала лодочнику кольцо.

Глаза Анти вспыхнули жадным блеском.

— Давай кольцо! — сразу согласился он.

Переправившись на остров, Исида укрылась в зарослях акации и стала наблюдать за пирующей Девяткой. Среди богов она увидела и ненавистного Сета. Она произнесла колдовское заклятие, обернулась молодой девушкой, такой прекрасной, каких нет ни среди людей, ни даже среди богинь, — и покинула своё укрытие.

Сет, едва увидал её, сразу воспылал к ней страстью. Оставив богов, он подошёл к Исиде и сказал:

— Я здесь, с тобою, о девушка прекрасная!

— О нет, мой великий господин, — кротко возразила Исида. — Что касается меня, то я была женой пастуха стад и родила сына, и юноша взял скот своего отца.47) Но однажды пришёл чужеземеи, и так сказал моему сыну: «Я побью тебя, я отниму скот твоего отца от тебя, и я выгоню тебя вон!» Так он сказал ему. Но я хочу, чтобы ты был ему защитником.

Желая заслужить благосклонность девушки, Сет сделал возмущённое лицо и воскликнул голосом, полным негодования:

Неужели будет отдан скот чужеземцу, если сын хозяина налицо?48)

В тот же миг Исида приняла облик птицы Хат и с радостным возгласом взлетела с земли. Усевшись на верхушку акации, она крикнула Сету:

Плачь о себе! Ибо вот твои собственные уста сказали это, и твой собственный разум осудил тебя! Что же тебе теперь ещё?! [142]

Сет разрыдался и пошёл к Ра-Хорахти — жаловаться на Исиду.

— Эта коварная женщина обманула меня, — сказал он и поведал солнечному богу о случившемся. Ра-Хорахти озабоченно промолвил:

— Что же теперь тебе делать? Ведь ты осудил сам себя.

— Пусть приведут Анти и жестоко его накажут, — сказал Сет.

Девятка согласилась. Привели Анти и больно его избили палкой по подошвам ног.

С тех пор Анти проклял золото, и с тех пор в селениях, где чтут Анти, на золото наложен запрет.

Битва Сета и Хора в образах гиппопотамов

Девятка переправилась на западный берег Реки и ушла в горы, чтобы продолжить разбирательство там.

Ра-Хорахти вынужден был признать полное поражение Сета. Он сказал богам:

— До каких же пор вы будете спорить без толку? Так вы заставите этих юношей кончить дни свои в суде. Возложите <...> корону на голову Хора, сына Исиды, и возведите его на место отца его Осириса.

Не бывать этому! — вскричал Сет и опять обрушился на богов с угрозами. Но те спокойно ответили ему:

Уйми свой гнев. Разве не должно поступать согласно тому, что сказал Атум, Владыка Обеих Земель в Гелиополе, и Ра-Хорахти?

И под негодующие вопли Сета они увенчали Хора Белой короной Верховья.

— Остановитесь! — возопил Сет. — Неужели сан будет отдан моему младшему брату,49) в то время как налицо я, его старший брат?! Снимите корону с головы Хора! [143]

И Ра-Хорахти снял корону с головы сына Исиды. Тогда Сет сказал:

— Решим наш спор путём состязания: обернёмся гиппопотамами и нырнём в Нил. Кто вынырнет раньше, чем пройдут три месяца, тот будет считаться проигравшим, и его противник получит сан владыки.

Хор согласился. Оба врага тут же обернулись гиппопотамами и нырнули в пучину.

Исида испугалась за сына: ведь облик гиппопотама — это облик зла, родной облик Сета. Он может попросту убить Хора под водой! Не мешкая, богиня изготовила гарпун, привязала его к длинной верёвке и со всей силы бросила гарпун в воду — в то место, где нырнули Хор и Сет.

И гарпун вонзился в Хора.

— О Исида, мать моя! — закричал из водной глубины Хор. — Призови свой гарпун, да отпустит он меня! Это ведь я, Хор, твой сын!

У Исиды похолодело сердце, когда она поняла, что по ошибке ранила сына. Богиня приказала гарпуну:

Отцепись от него, смотри: это сын мой Хор, это дитя моё!

Гарпун отцепился. Исида вытащила его из глубины, размахнулась и снова бросила в воду.

На этот раз удар оказался точным: медь глубоко впилась в тело Сета.

Что сделал я против тебя, сестра моя Исида? — взмолился раненный бог. — Позови свой гарпун, да отпустит он меня, ибо я брат твой по матери, Исида!

Дрогнуло сердце доброй Исиды, пожалела она Сета. А Сет всё взывал к сестре:

Неужели же ты любила чужого тебе больше, чем брата по матери Сета?

Не выдержала Исида и сказала гарпуну:

— Отцепись от него. Тот, в кого ты попал, мой единоутробный брат. [144]

Страшно разгневался Хор на свою мать. Он вынырнул из воды; лицо у него было разъярённое, как у пантеры Юга,50) а в руке он держал топор в шестнадцать дебенов весом*. Исида даже вскрикнуть не успела, как Хор одним ударом отсёк ей голову.51)

Тогда Исида приняла облик каменной статуи без головы. Хор же, испугавшись своего преступления, совершённого в гневе, схватил голову матери, убежал в западные горы и спрятался в одном из ущелий.

Тем временем Ра-Хорахти, увидев каменную статую, спросил своего писца Тота:

Кто эта пришедшая, у которой нет головы?*

Это Исида, — сказал Тот. — Хор, её сын, отрубил ей голову.

Солнечный бог ужаснулся содеянному злодеянию и воскликнул громовым голосом:

Пойдёмте накажем его строго*.

И Великая Девятка отправилась на поиски Хора.

Сет первым нашёл своего врага, схватил его, повалил на землю, вырвал ему оба глаза из глазниц и закопал их на горе. Глазные яблоки <...> приняли вид луковиц и проросли цветами лотоса*.

Вернувшись к богам, Сет солгал Ра-Хорахти:

— Я не нашёл Хора.

— Тогда я найду его, — сказала Хатхор и отправилась в пустыню. Вскоре ей удалось найти сына Исиды. Он лежал в пустыне и плакал. [Хатхор] поймала газель, подоила её, затем влила* свежее молоко в глазницы Хора — и Хор прозрел. [145]

В сопровождении Хатхор он вернулся к богам и предстал перед Девяткой.

И сказала Девятка богов:

— Пусть призовут Хора и Сета на суд*.

Хор в гостях у Сета. Вторая хитрость Исиды

Ра-Хорахти устало обратился к Сету и Хору, говоря:

Слушайте, что я вам скажу. Ешьте, пейте и дайте нам покой. Прекратите свои каждодневные ссоры*.

Да, — согласился Сет и дружелюбно сказал Хору: — Пойдём ко мне домой. Мы проведём прекрасный день и хорошо отдохнём.

Поистине, я так и сделаю*, — сказал Хор.

Весь день Сет и Хор пировали и веселились. Когда же пришла пора идти спать, слуга Сета постелил широкое ложе, и боги улеглись вместе.

Хор наивно полагал, что дружелюбие, которое выказывает Сет, искреннее. Он не подозревал, что Сет заманил его к себе в дом с коварным расчётом: изнасиловать его и тем самым навсегда опозорить перед богами. Едва Хор уснул, Сет набросился на него, пытаясь им овладеть.

Но Хор перехитрил своего врага. Он не стал сопротивляться. Пользуясь темнотой, он незаметно взял член Сета в свою руку, собрал семя на ладонь и только после этого уснул. Коварный Сет был уверен, что ему удалось осуществить свой замысел.52) Хор же рано утром отправился к Исиде и сказал ей:

Приди ко мне, Исида, мать моя, приди и посмотри, что сделал со мной Сет*.

С этими словами он раскрыл ладонь и показал матери семя Сета.

Исида схватила медный нож, отрубила Хору осквернённую руку и выбросила её в воду.

Вместо отрубленной руки она сделала новую; затем, собрав семя [146] Хора в глиняный кувшин, богиня отправилась к дому Сета и спросила у его садовника:

— Какие овощи ест твой хозяин?

— Он ест только латук, — ответил садовник.

Тогда Исида полила латук семенем Хора, и Сет, поев за обедом овощей, забеременел.53)

На следующий день боги опять собрались на суд. Сет, смеясь, объявил Девятке:

— Отдайте сан правителя мне. Сын Исиды Хор недостоин этого: я овладел им и опозорил его!

Тут боги Девятки испустили великий крик*. Они подняли Хора на смех, плевали ему в лицо и наперебой осыпали оскорблениями. Хор же <...> поклялся именем бога, говоря:

— Всё, что здесь сказал Сет, — ложь. Вызовите семя Сета, и мы посмотрим, откуда оно ответит. И пусть вызовут моё [семя], и мы посмотрим, откуда откликнется оно*.

Смех прекратился. Тот, писец Ра, возложил руку на плечо Хора и приказал:

Семя Сета, выйди наружу!

[Но] семя ответило из глубины болота. Тогда Тот возложил руку на плечо Сета и сказал:

— Семя Хора, выйди наружу!*

— Каким путём ты приказываешь мне выйти? — раздалось из чрева Сета.

— Выйди через ухо, — сказал Тот, но семя возразило:

Неужели мне выходить через его ухо, ведь я — божественное истечение?!*

— Тогда выйди через лоб Сета, — сказал мудрый Тот, и семя Хора в то же мгновение появилось на лбу Сета в виде золотого диска. Боги расхохотались; Сет же, вне себя от ярости, протянул руку, чтобы сорвать золотой диск. Но Тот не дал ему сделать этого: он сам забрал диск и возложил себе на голову, как корону*. [147]

— Прав Хор, и не прав Сет, — смеясь, сказала Девятка. Сет рассвирепел пуще прежнего:

— Клянусь именем бога, не будет Хору сана, пока мы не померяемся силами ещё раз. Мы построим себе каменные ладьи и оба поплывём наперегонки. Тому, кто одолеет соперника, будет дан сан владыки*.

Состязание на каменных ладьях

Хор опять пошёл на хитрость. Он построил себе ладью из кедра54) и покрыл её сверху гипсом. Ночью он спустил её на воду. Никто из богов и никто из людей этого не видел.

А Сет отправился на западный берег, дубиной отколол вершину скалы и вытесал ладью из цельной каменной глыбы.

Наступило утро. Соперники уселись каждый в свою ладью и по команде взмахнули вёслами. Ладья Хора легко заскользила по воде, ладья же Сета с бульканьем утонула — только пузыри пошли.

Хор издал радостный крик, решив, что выиграл состязание. Но Сет принял облик гиппопотама, догнал ладью Хора и потопил её.

Сын Исиды в гневе схватил гарпун и замахнулся. Но Девятка богов крикнула ему с берега:

Не бросай в него гарпун!*

И терпению Хора пришёл конец. Ни слова не говоря, он вытащил гарпун из воды, положил его в свою ладью55) и поплыл на север — в город Саис (греч.; египетск. Сау), к великой богине Нейт.

Приговор Осириса и конец тяжбы

Приплыв в Саис, Хор пожаловался Нейт:

Сделай так, чтобы нас с Сетом рассудили. Мы судимся уже восемьдесят лет, и никому неводом приговор. Сет не был признан правым по отношению ко мне. Но тысячу раз, изо дня [148] в день, я был прав перед ним*. Сколько мы ни состязались, сколько ни мерились силами, я всегда одерживал победу. Великая Девятка богов признала мою правоту, но Сет не желает с этим считаться.

Узнав о жалобе, с которой Хор обратился к Нейт, Тот сказал Владыке всего сущего Ра-Хорахти:

— Обратимся за помощью к Осирису. Пусть он вынесет приговор.

На это сказал Шу, сын Ра:

— Миллион раз прав Тот в том, что он сказал Девятке богов*.

Ра-Хорахти согласился.

— Напиши послание Осирису, — приказал он Тоту, и Тот составил такое послание:

«Бык: "Лев, охотящийся для себя"; Обе Владычицы: "Защитник богов, Покоритель Обеих Земель"; Золотой Хор: "Создатель людей в изначальное время"; царь Верхнего и Нижнего Египта: Бык, пребывающий в Гелиополе, — да будешь ты жив, невредим, здрав; Сын Птаха: Дающий плодородие Обеим Землям,56) воссиявший как отец своей Девятки, питающийся золотом и драгоценными камнями,57) — да будешь ты жив, невредим, здрав.

Извести нас, как поступить с Хором и Сетом, чтобы мы не приняли решения в неведении своём»*.

Когда Осирису прочли послание Тота, бог испустил громкий крик <...> и тотчас отправил он ответ туда, где пребывали Владыка всего сущего с Девяткой.

«Почему обманут мой сын Хор?* — негодующе вопрошал [149] Осирис. — Ведь я сделал вас [богов] могущественными, я создал ячмень и полбу, чтобы питать богов, равно как и стада, [сотворённые] после богов.58) Ни один бог, ни одна богиня не сумели этого сделать!»*

Послание Осириса было зачитано Девятке и Ра-Хорахти. Солнечный бог сказал Тоту:

Составь тотчас же ответное послание к Осирису. Скажи ему: «Тебя ещё не было, ты ещё не родился, а ячмень и полба уже были»*.

Вскоре быстробегущие гонцы доставили ответ Осириса. Ответ был таков:

«Ты — великий бог, — обращался Осирис к Ра-Хорахти. — Ты создал Девятку. Но я пребываю в Дуате, и боги, меня окружающие, не боятся никакого земного бога, ибо они подвластны только мне одному! Если я прикажу, они доставят мне сердце любого, кто содеял зло, и он предстанет перед моим Судом. Так кто же из богов могущественнее меня?»

Выслушав это, Девятка признала правоту Осириса. Сет проиграл тяжбу.

Но даже на этот раз злодей воспротивился решению суда. Он потребовал, чтобы его и Хора перевезли на остров, дабы они там померились силами.

Требование Сета было выполнено: соперники переправились на остров. Хор выиграл последнее состязание, и суд признал его победу и правоту. Атум сказал:

— Пусть Исида закуёт Сета в колодки, свяжет и приведёт к нам, чтобы мы решили, как с ним поступить.

Исида не заставила просить себя дважды. И вот закованный, как узник, Сет предстал перед Великой Девяткой.

— Почему ты воспрепятствовал воле суда? — грозно спросил его Атум. — Мы признали Хора правым перед тобой, но ты отказался подчиниться и потребовал, чтобы тебе дали состязаться с Хором на острове. Почему ты хотел присвоить сан Хора? [150]

Вовсе нет, мой добрый господин*, — кротко склонил голову Сет. — Я не препятствовал воле суда. Пусть призовут Хора, сына Исиды, и передадут ему сан его отца Осириса.

Привели Хора и под общее ликование увенчали его короной «Пшент».

— Ты благой царь Египта, — торжественно провозгласили боги Девятки, обращаясь к Хору. — Ты добрый Владыка — да будешь ты жив, невредим, здрав — всех земель во веки веков*.

— Но как нам поступить с Сетом? — спросил Птах-Татенен.

— Пусть отдадут его мне, — ответил Ра-Хорахти. — Да будет он восседать вместе со мной и станет мне сыном, пусть он гремит в небесах и устрашает всех <...>*. А сан владыки достался Хору. Ликуйте же и падите ниц перед ним!

И собрали [боги] гирлянды цветов, когда узрели Хора, сына Исиды, ставшего Великим Владыкой, — да будет он жив, невредим, здрав. Сердца Девятки богов довольны, и вся земля ликует при виде Хора, сына Исиды, принявшего сан отца своего Осириса, владыки Бусириса* (грецизир.; египетск. Джеду) (прилож. 5-Б).


Вступив в права земного владыки, Хор объединил Север и Юг — Нижний и Верхний Египет и получил титул Харсомт (грецизир.; египетск. Хор-сема-тауи — «Хор — объединитель Двух Земель»). Он восстановил миропорядок Маат, правосудие, заново отстроил все храмы и святилища, разрушенные злодеем Сетом.

Когда же кончился век богов и земной престол перешёл к «воплощениям Хора» — фараонам, Хор, оставив трон Обеих Земель на их попечение, присоединился к свите великого Ра в Ладье Вечности.

В так наз. «Туринском царском каноне» (Новое царство) сообщается, что Хор царствовал на земле 300 лет, и далее упоминаются эпохи царствований: Тота (7726 лет), Маат (3140 лет) и Птаха. Соответствующие мифы неизвестны.

Хор провожает умерших на Суд Осириса, иногда взвешивает сердца покойных на Весах Истины вместе с Анубисом и Тотом. [151] Он — супруг Хатхор, хотя есть у него и другие жёны. Хатхор родила Хору Айхи (Ихи), бога музыки.59)

Мирный исход борьбы Сета и Хора

Версия мирного исхода борьбы Сета и Хора за египетский престол дошла в единственном варианте,
изложенном в тексте «Стелы Шабаки»

В конце своего земного царствования бог земли Геб отрёкся от престола и завещал Нижний Египет Хору, а Верхний — Сету, сказав:

Я разделил вас — Верхний и Нижний Египет*.

Но когда Хор и Сет вступили в свои права, Гебу показалось, что он поступил несправедливо, уравняв Хора и Сета: ведь Хор был сыном его первородного сына — Осириса. И Геб сказал Девятке богов:

Я назначил Хора первородным*.

Так Хор стал владыкой всего Египта. Он объединил Север и Юг, и возникли на голове его Обе Короны Великие Чарами <...> И стало так, что тростник и папирус были водружены на двойных вратах дома Птаха. Это Хор и Сет — умиротворённые и объединённые. Они сплотились, дабы положить конец их борьбе в любом месте*.


39) См. об этом мифе в предисловии к книге на с. 26. И. С. Кацнельсон считает, что текст представляет собой не религиозно-мифологическое, а светское литературное произведение сатирического характера.

40) Уннефер — «Постоянно пребывающий в благости» — наиболее распространённый эпитет Осириса, от которого, в частности, произошло имя Онуфрий.

41) К этому моменту тяжба длилась уже восемьдесят лет, но Хор тем не менее по-прежнему считается «юнцом».

42) В данном случае под картушем подразумевается царский сан, в который Великая Девятка хочет облечь Хора.

43) Пояснение см. в статье: Сет.

44) Слова Ра, оскорбившие богов Девятки, пропущены в тексте (очевидно, по невнимательности писца, хотя, возможно, из-за сакрального запрета писать и произносить «преступные» слова).

45) То есть носящий корону «Шути». «Высокий перьями» — обычный эпитет Амона.

46) Слова «скот» и «сан» по-древнеегипетски звучали одинаково. Таким образом, Исида пользуется двусмысленностью своей фразы: обманывает Анти, не произнося лжи.

47) Исида опять пользуется двусмысленностью фразы (см. примеч. 81).

48) Сет, в свою очередь, не замечает, что, имея в виду «скот», он произносит: «сан».

49) Сет назван братом Хора вследствие слияния разных взаимопротиворечащих версий мифа о рождении Хора (см., напр., примем 17 на с. 34).

50) Пантера Юга — леопард.

51) «Этот вариант мифа является глубоко архаическим. Исида поступает здесь в соответствии с нормами материнского права, когда брат по материнской линии является самым близким человеком. Хор, как представитель нового поколения богов, действует уже по нормам отцовского права. Он теснее связан с отцом, а для матери менее дорог, чем родной брат. Этот древнейший вариант мифа <...> искусственно включён в свободное изложение мифа о споре Хора с Сетом, хотя он совершенно не вяжется с общей тенденцией повествования» (Редер Д. Исида // МНМ. Т. 1. С. 568 и сл.).

52) Аналогичный эпизод засвидетельствован в тексте Среднего царства.

53) По древнеегипетскому поверью, латук способствовал зачатию.

54) Дерево «аш», которое условно принято называть «ливанским кедром», — южная разновидность пихты.

55) Несмотря на то, что Сет утопил ладью Хора.

56) Титулатура составлена по образцу полной пятичленной титулатуры фараона. См.: Титулатура фараонов.

57) За исключением берилла и его разновидностей (изумруда и др.), которые египтяне стали использовать в ювелирном деле с Позднего периода, все остальные камни, называемые в древнеегипетских текстах «драгоценными», в наше время таковыми не считаются (агат, оникс, аметист, сердолик, гранат и др.). Алмаз, опал, рубин и сапфир не были известны древним египтянам.

58) То есть людей — «скот Ра».

59) Айхи считался также сыном Ра и Хатхор.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Э. А. Менабде.
Хеттское общество

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле

Х. Саггс.
Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 2
e-mail: historylib@yandex.ru
X