Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любовь Котельникова.   Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

Симо д’Убертино

«Мемориал» аретинского суконщика средней руки из фамилии Убертино40 дает отчетливое представление о характере хозяйства на его землях. Симо д’Убертино в конце XIV в. (1389 г.) владел землями общей протяженностью более 566,5 стайора, т. е. 96,48 га, стоимостью 1772 золотых флорина. Основную часть их составляли два подере — Пишинале и Сан Кьерко. Подере Пишинале, расположенный вблизи Ареццо, не представлял собой компактного комплекса земель и состоял из 23 парцелл площадью 24,76 га. На подере находились два дома и небольшой палаццо. Непосредственно к подере примыкал лес площадью 25 га. Второй подере, Сан Кьерко, располагался по соседству с Пишинале. Его площадь — 43,77 га, Сан Кьерко также состоял из ряда парцелл. В 2—3 км к востоку от Ареццо, частично на равнине, частью на холмах, находились другие земли Симо д’Убертино: 14 парцелл площадью 10,64 га. Там же были вилла и небольшой палаццо. Остальные земельные владения Симо (площадью 17,28 га), т. е. 1/5 часть его недвижимости, были рассеяны по округе, но многие из них также находились в непосредственной близости от Ареццо, не более чем в 7—8 км. Симо сдавал в аффикт лишь ничтожную часть принадлежавших ему земель (не более 20 стайора). Обычно это была аренда сроком на 3—4 года за натуральный фикт пшеницей. Впрочем, в одном из договоров предусматривалась уплата денежного фикта и доставка собственнику половины собранных на участке орехов.

В непосредственном управлении Симо, т.е. его доменом, были лишь виноградники в Мантонайе и Сан Фабиано и некоторые другие участки по соседству с городом. Урожай с этих земель был невелик по объему: 26 баррелей (около 1200 л вина) и 28 стайя (около 7 центнеров) пшеницы.

Основная часть земель Симо была сдана им в испольную аренду. Испольные договоры были продолжительностью от 2 до 9 лет. Испольщики обычно проживали на подере. Им запрещалось арендовать другие земли вне подере. Рабочий и вьючный скот предоставлял собственник, хотя вполне возможно, что арендатор должен был возместить его стоимость по истечении срока контракта. Все расходы по содержанию скота и убытки в случае его болезни или падежа лежали на арендаторе. Количество рабочего скота на подере было явно недостаточно (2 пары волов на более чем 68 га). Арендаторы могли держать на подере свиней и овец, а также кур, деля расходы пополам с собственником (по договору сочиды).

«Красная памятная книга» не содержит точных данных о том, на чей счет приобретались семена. Изучавший этот источник Дж. Керубини предполагает, что все расходы по обеспечению участков семенами лежали на арендаторе. Не случайно под 1300 г. сделана запись о покупке семян пшеницы у того же Симо его арендатором на подере Пишинале. Но возможно также, что подобные расходы, как и на ряде других подере в этот период, делились пополам. Договоры, содержащиеся в «Красной памятной книге», не сообщают, кто платил за сельскохозяйственные орудия (плуг, косы, мотыги). Видимо, все расходы ложились на плечи крестьян.

Основную часть продукции подере составляли зерновые и вино, что удовлетворяло главные потребности обитателей, особенно учитывая близость города и возможность реализации части урожая на городском рынке. Среди зерновых явно преобладали пшеница. По подсчетам Дж. Керубини, в 1386—1391 гг. пшеница составляла 2/3 урожая зерновых в стайя и 3/4 или 4/3 в стоимостном исчислении в золотых флоринах (так как цены на низшие зерновые были намного ниже, чем на пшеницу). Преобладание пшеницы, требовавшей больших усилий для выращивания, свидетельствовало о прогрессе агротехники и улучшении условий жизни (в рационе арендаторов пшеница в XV в. также занимает одно из главных мест). Урожайность пшеницы колебалась от сам-5,3 в 1386 г. до сам-11 в 1387 г., составляя в среднем сам-5—7, т.е. урожаи были невысокие. Значительные пространства земли были заняты паром. В целом агрикультура была отсталой, производство — экстенсивным, пустоши преобладали над обработанными землями.

Виноградники занимали небольшую площадь (8,6% всех земель), меньше, чем лес. Из них 40% приходилось на мелкие парцеллы. В стоимостном исчислении доля винограда в поступлениях с земель Симо в разные годы колебалась, иногда поднимаясь до 30%, но чаще удерживаясь на уровне 20—25%. Оливы занимали 7—9% площади, но в общем объеме производства их вес в стоимостном выражении был незначителен (около 2—3%). Лен и шафран также занимали незначительное место. Удивляет здесь полное отсутствие натуральных красящих веществ — вайды (ит. гвадо), которая в округе Ареццо вообще встречалась довольно часто.

Доходы господской части земель Симо, сданных в аренду, колебались на протяжении 1386—1391 гг. от 94,04 золотого флорина до 303,53 золотого флорина, что было значительно меньше его доходов от торговой и предпринимательской деятельности (в лучшие годы составляя лишь 1/2 этих сумм). Процент доходности земель Симо по отношению к инвестированным денежным суммам в 1386—1391 гг. колебался от 5,6 до 16,3%, в то время как доходы от торговли составляли 48% в 1387 г., 30% в 1388 г. и не опускались ниже 17% в самый неудачный 1376 г.

В 1388—1391 гг. были проданы приблизительно 300 стайя пшеницы (около 22% урожая).

Данные, содержащиеся в «Мемориале» д’Убертино, позволили Дж. Керубини определить приблизительное количество основных продуктов (также и в стоимостном исчислении), остававшихся в распоряжении испольщика на одном из подере (Сан Кьерко) после уплаты господской половины и вычета расходов на семена. По подсчетам Дж. Керубини, здесь арендатор с 43,77 га имел в своем распоряжении от 114 до 142 стайя зерновых и от 70 до 90 золотых флоринов (подобная приблизительность объясняется тем, что неизвестно, вносил ли арендатор сам все семена или половину ему давал собственник). Для семьи из 6 человек, которая проживала на подере, были необходимы для пропитания 72 стайя зерновых. Остававшихся эвентуальных 42 или 70 стайя (18 или 31 флорин), а также возможных доходов от содержания домашней птицы (в данном случае не учитываемых) едва хватало для приобретения одежды и обуви, на которые тратилось в среднем приблизительно 20 флоринов ежегодно.

Таким образом, речь могла идти лишь об удовлетворении арендатором самых насущных потребностей и то в сравнительно "благополучный" год. Любое нарушение этого условного «равновесия» приводило к катастрофическим последствиям для жизни испольщика. Для сравнения укажем, что ежегодный расход суконщика Симо д’Убертино — патрона испольщика в Сан Кьерко на семейные нужды равнялся 175,6 флорина в 1388 г. и 124,55 флорина в 1389 г. (причем эти цифры не включали расходов на муку, вино и другие продукты питания, так как Симо получал их со своего подере). В таких условиях арендаторы предпринимали всевозможные усилия, чтобы скрыть часть полученного урожая, приарендовывали земли на стороне (что нередко запрещалось договором), посвящали часть времени подсобным ремесленным занятиям — прядению и ткачеству (а, возможно, работали и на городскую мануфактуру цеха Лапа).



40 Cherubini G. La proprietà fondiaria di un mercante toscano nel Trecento (Simo d’Ubertino di Arezzo) // RSA. 1965. N 1. P. 68—163.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы.Том 1

А. Л. Станиславский.
Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории
e-mail: historylib@yandex.ru
X