Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

  • Керамогранит
  • лучшего керамогранита! Низкие цены! Гарантия
  • piastrella-group.ru

Любовь Котельникова.   Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

Строцци

Крупнейшие банкиры и торговцы-предприниматели Флоренции Строцци в XIV—XV вв. распространили свою деятельность далеко за пределы Тосканы. Они осуществляли банковские операции во Франции и в Англии, им принадлежала одна из ведущих банковских контор при папском дворце в Авиньоне. Филиалы торговой компании Строцци находились в Риме, Неаполе и других городах. Члены фамилии фигурировали в списках ведущих старшин цехов Калимала, Лана, Камбио. Они занимали должности приоров и гонфалоньеров, были неизменными влиятельными участниками гвельфской партии.

Во флорентийском кадастре 1427 г. перечислены 53 представителя этой семьи, в руках которой было сосредоточено 2.6% всего богатства горожан. Банкир-гуманист Палла ди Пофри Строцци (1372—1462) по размерам своего богатства занимал второе место в кадастре 1427 г., «обогнав» основателя знаменитого банка Медичи — Джованни ди Биччи, а первое место там принадлежало семейству Панчпатики.

В конце XV в. Филиппо Старший (Филиппо Джованни Батиста) был одним из богатейших людей в Европе66. Главной сферой деловой активности Строцци была кредитио-банковская и торговая деятельность, тесно связанная и с промышленным предпринимательством. Вместе с тем, при всей значимости инвестиций отдельных представителей фамилии Строцци в торговлю, кредитно-банковскую деятельность и промышленное производство, недвижимость составляла весомую часть их имущества. Приведем лишь несколько примеров. Так, в составе имущества Симоне ди Филиппо в 1424 г. стоимость недвижимости составила 4500 золотых флоринов, или 63,7% всего имущества, в то время как стоимость оборудования мастерских, товарные запасы, вложения в кредитно-банковские операции равнялись 1650 золотых флоринов (23,3%). Недвижимость Симоне — это и его собственный дом во Флоренции, и сдаваемые им в аренду здания и торговые помещения. Из общей оценки недвижимости в 4500 флоринов собственно земельные владения оценивались в 2500 флоринов. Среди них — подере и парцеллы, расположенные в основном вблизи Флоренции, к западу от нее, в приходе Сан Пьеро Кваракки (теперь — коммуна Кампи Бизенцио).

Еще более весомую часть (71,8%) занимала в 1425 г. недвижимость в составе имущества сына Симоне — Маттео ди Симоне (1397—1436), члена цеха Лана, занимавшего высокие административные должности в республике до прихода Медичи. У других представителей семьи Строцци — Филиппо и его сыновей, Филиппо и Лоренцо, их активность в торговле и кредитно-банковских операциях в 80—90-х годах XV в. значительно «подавляла» их инвестиции в недвижимость, да и среди последней огромные и все возраставшие суммы выделялись на постройку дворца во Флоренции, знаменитого Палаццо Строцци, расположенного на улице того же названия67.

Нас будут прежде всего интересовать особенности ведения сельского хозяйства на землях Строцци в XV в. Что представляло наибольший интерес для Строцци как сельских хозяев на их подере и парцеллах? Какая форма аренды там практиковалась, какие культуры высаживались, каков был уровень эксплуатации их работников, как часто прибегали здесь Строцци к найму «посторонней» рабочей силы? Небезынтересный материал содержат письма Алессандры Мачинги Строцци (1408—1471 гг.), жены Маттео ди Симоне Строцци68. Наряду с многочисленными сведениями о политической обстановке во Флоренции в 30— 60-х годах, и «Письмах» наличествуют и некоторые (любопытные, на наш взгляд) данные о состоянии хозяйства (скорее, об упадке хозяйственной деятельности) во владениях некогда богатой семьи знаменитого банкира и торговца-предпринимателя.

Дочь Филиппо Мачинги и Катерины Альберти Алессандра была изгнана из Флоренции в 1434 г. после установления власти Козпмо Медичи. Муж ее умер в изгнании. В 1436 г. Алессандра возвратилась из Пезаро, похоронив там мужа, и поселилась во Флоренции в приходе Санта Мария дельи Уги, в «фамильном квартале», на корсо дельи Строцци. Алессандра владела также городским домом в приходе Сан Лоренцо (виа Сан Галло), который сдавала и аренду барабанщику синьории Чилиапо. Алессандра Мачинги была собственником сравнительно немногочисленных земель в западных и южных окрестностях Флоренции, в уже упомянутом выше приходе Сан Пьеро Кваракки и неподалеку от него в местечке Камни, а также в Поццолатико (5—10 км к югу от города) и Мачиоли (северо-восточные окрестности Флоренции).

Продолжая предпринимательскую деятельность мужа, Алессандра была участницей сукнодельческой компании Леонардо Строцци. Тем не менее в целом она уже не была столь богата, как в те времена, когда был жив ее муж; общая доходность ее имущества не превышала 4000 золотых флоринов (в 1431 г. Маттео имел доход более 7 тыс. золотых флоринов).

В 30—50-х годах XV в. вдова продала вдобавок большую часть принадлежавших ей земель. В письмах своим сыновьям Филиппо и Лоренцо, которые остались в изгнании, Алессандра жалуется на «непомерную тяжесть» чрезвычайных налогов со стороны властей, на невозможность для нее уплачивать их регулярно, в установленные сроки. В 1437 г. она продала небольшой подере в Сан Креши (Кампи), в 1466 г. дом во Флоренции на виа Сан Галло. В 1454 г. она продала Отто Никколини за 850 золотых флоринов подере в приходе Санта Мария Антелла (около 10 км к юго-востоку от города). В «Заявлении» в кадастр 14.69 г. Алессандра среди принадлежавших ей земель называет только подере в приходе Сан Стефано в Поццолатико и несколько парцелл в других местах. Вырученные деньги она, как правило, высылала сыновьям в Неаполь для ведения торговых дел. 13 1463 г. муж ее дочери, Джованни Бонси, купил за 365 золотых флоринов подере в коммуне Борго Сан Лоренцо в Муджелло (около 25 км к северу от города). В состав подере входили участки пахотной земли, виноградники, фруктовые деревья, луг, кустарник и пустошь, т. е. это был типичный «поликультурный» подере. Джованни Бонси приобрел также два дома для проживания на подере испольщиков и хозяйственный инвентарь (бочки на 60 баррелей вина, закрома для зерна и т. п.).

В 65 г. неурожайный год, «тяжелый для бедняков», по словам Алессандры, она тем не менее получила с подере в Поццолатико довольно большое количество пшеницы — 275 стайя, но мало вина, всего 8 баррелей. 9 баррелей вина ей удалось получить с парцелл в приходе Кваракки. Если бы не было недорода, писала она, баррель вина стоил бы 1 большой флорин, но теперь платят лишь 3 лиры. Очевидно, спрос на вино уменьшится. 1465 год был не только неурожайным. Новая вспышка эпидемии чумы унесла много жизней.

Представляют интерес некоторые детали хозяйственной деятельности Алессандры Строцци на упомянутом подере в Поццолатико. В письме от 19 декабря 1465 г. она сообщает, что сменила арендатора и поэтому работы на подере только начинаются, а все хозяйство на нем в беспорядке, к тому же немалый урон нанес сильный ураган. Алессандра делится с сыновьями своим намеренном оказать помощь арендатору в приобретении скота («тогда был бы и навоз, а подере нуждается в удобрении, и впоследствии расходы были бы возмещены»). Если бы эти затраты были сделаны раньше, отмечает Алессандра, иным был бы и урожай, и тогда можно было бы сделать новые инвестиции. Сейчас же совсем другое дело. Алессандра высказывает далее сомнение в том, сможет ли оказать помощь арендатору из своих наличных денег, не снимая со счета в банке. К тому же совершенно неотложны другие работы на подере, также требующие немалых расходов, в которые, приходит она к выводу, очевидно, и придется вложить деньги в первую очередь70.

В письме от 5 января 1465 г. Алессандра снова возвращается к вопросу о покупке рабочего скота для арендатора, сообщая, что решилась на его приобретение, так как и на покупку подставок для виноградных лоз, и на покупку навоза. На все это, но ее словам, уйдет 16 флоринов, и все эти деньги она запишет на счет испольщика. Как видим, даже минимальная эвентуальная «помощь» собственника арендатору носит лишь характер ссуды, подлежащей возврату. Впрочем, волы так и не были куплены. В письме к сыну Филиппо от 30 января 1165 г. она, что пока скотину не купила, но сделает это, если найдет что-либо подходящее. Оправдывая необходимость хозяйственных затрат на подере, Алессандра уповает на то, что они должны принести «хорошие плоды»71.

В письмах сыновьям Алессандра жалуется не только на тяжесть многочисленных правительственных налоговых сборов, но и на то, что ей приходится тратить деньги для покупки продуктов, которые необходимы для ее пропитания и для обеспечения слуг, так как она не получает этих продуктов в достаточном количестве со своего подере. В письме Филиппу от 14 апреля 1470 г., за год до смерти, Алессандра сетует на то, что зерно подорожало: она купила 18 стайя полбы по 9 солидов за стайо и 1200 снопов ячменной соломы (очевидно, на корм скоту) по 10 солидов за сотню. Пшеница же подорожала еще значительнее: цена за 1 стайо подскочила до 20 солидов. «Такова наша судьба,— жалуется мать сыну,— что приходится покупать, когда все дорожает... Придется купить,— продолжает она, немало баррелей вина». Алессандра высказывает также опасение, что вино может подорожать, так как большие холода могли повредить виноградинки72. Таким образом, утратив большую часть земельных богатств своей семьи, к концу жизни Алессандра Строцци не смогла наладить рентабельного хозяйства на оставшемся подере, несмотря на предпринимавшийся ею усилия.

От литературного источника, которому свойственна непосредственность и субъективность восприятия действительности его автором, мы обратимся к источникам иного рода— налоговым описям, бесстрастно перечисляющим цифры расходов и доходом налогоплательщиков.

Анализ налоговых описей мы начнем с описания недвижимости Бенедетто ди Пьеро дельи Строцци, составленного для флорентийского кадастра 1427 г.73 Семья Бенедетто ди Пьеро состояла из 10 человек: сам Бенедетто, 38 лет, его жена Джиневра, 32 года, мать Изабелла, 62 года, и 7 детей в возрасте от 5 месяцев (сын Франческо) до 12 лет (дочь Маргарита). Бенедетто владел домом во Флоренции на виа дельи Строцци («в фамильном квартале»), который оценивался в 700 золотых флоринов. Ему принадлежал также дом в коммуне Капрайя и небольшой садик размером в 2 стайора, оцененный в 150 флоринов в приходе Санто Квирико а Капалле (около 10 км к северо-востоку от Флоренции). В этом же приходе располагалась и вся остальная недвижимость Бенедетто: 6 подере (из них 2 в том же приходе, но в местечке Томерелло) и множество мелких парцелл, обычно примыкавших к тому или иному подере, но порой расположенных отдельно и хозяйственно с подере не связанных. Часто парцеллы были заняты монокультурой: виноградником, фруктовыми деревьями, зерновыми. Общая площадь земель Бенедетто — свыше 750 стайора. Так как величина некоторых участков, в том числе подере, не указана, размеры его земельных владений, очевидно, были намного больше.

Земельные богатства Бенедетто Строцци оценены в кадастре общей суммой в 3 тыс. золотых флоринов. Принадлежавшие Строцци два дома — во Флоренции и в Капрайе — по их стоимости (850 флоринов) составляли примерно 22,8% всей недвижимости. Земельные владения приносили ежегодно 170,16 флоринов дохода (5,75%)74. Расходы на ведение хозяйства на подере и парцеллах составляли около четверти валового дохода. Бенедетто оплачивал половину расходов арендаторов на обеспечение своих подере семенами люпина — «зеленого удобрения», который обычно смешивали с зеленой массой бобовых. Семена главной посевной культуры (пшеницы) поставляли полностью сами арендаторы-испольщики, лишь на подере в Томерелло Бенедетто предоставлял арендатору Квирико ди Донато 2/3 семян пшеницы, а арендатору другого подере в том же местечке Томерелло, Доменико ди Бартоломео, Бенедетто оплачивал половину расходов на содержание волов; вероятно, это было вызвано бедностью испольщика, долг которого был выше всех остальных, а 1/5 подере являлась пустошью. Всем остальным испольщикам собственник должен был предоставлять половину семян для посева «низших зерновых» (полбы, проса, сорго), бобовых и льна. Бенедетто брал также на себя обязательство доставлять на свои средства половину навоза, необходимого для удобрения подере и парцелл.75 Землевладелец оплачивал также 20-дневные работы по укреплению почвы от разрушений р. Бизенцио (очевидно, выполняемые теми же арендаторами). С двумя арендаторами мать и жена Бенедетто заключили договор сочиды на совместное выращивание трех телят.

Арендаторы подере и парцелл, входивших в состав подере, были испольщиками, проживавшими на самом подере. Они уплачивали собственнику половину полученного урожая всех выращиваемых на подере культур: пшеницы, низших зерновых и бобовых, винограда, льна. В качестве «дополнительных даров» они доставляли домашнюю птицу: одну-две пары каплунов и цыплят. Как видим, собственник принимал здесь довольно активное участие в издержках производства. Но насколько весомо это участие в рамках реальных доходов и расходов того или иного арендатора? В какой мере остававшихся в распоряжении арендаторов продуктов после уплаты «половины» было достаточно для обеспечения необходимыми средствами существования семьи испольщика и для осуществления воспроизводства его хозяйства? Ответив на эти вопросы, мы тем самым приблизимся — в той или иной степени — и к ответу на вопрос об уровне эксплуатации на подере Бенедетто Строцци. Нам известна рента арендатора, шедшая собственнику с каждого подере и примыкавших к нему парцелл, в абсолютных цифрах, а имеющиеся данные о ценах на отдельные сельскохозяйственные продукты позволяют вычислить размеры этой ренты в стоимостном отношении с подере в целом и отдельными продуктами сельского хозяйства. Эти же данные позволяют установить распределение сельскохозяйственных продуктов в составе ренты на тех или иных подере и на землях Бенедетто Строцци в целом.

Какие заключения становятся здесь возможными? Хозяйство Строцци было по преимуществу зерновым: доля зерновых и в абсолютных цифрах (в стайя зерна) повсеместно преобладает, причем не менее 2/3, а порой и 3/4 посевов были заняты пшеницей; в стоимостном отношении пшеница еще более преобладает, но это объясняется низкими ценами на низшие зерновые (просо, сорго, полбу), которые обычно были в 2 раза ниже цеп на пшеницу.

Виноградники имелись почти на всех подере, за исключением одного, где вместо вина арендатор дополнительно вносил пшеницу76. Нередко, однако, виноградники представляли собой отдельно расположенные парцеллы, примыкавшие к подере. Несколько виноградников в составе владений Строцци были расположены вне подере, один из них, небольшой, площадью 4 стайора обрабатывался наемными работниками. На многих отдельно расположенных участках, так же как и на самих подере (вероятно, по краям зерновых посевов и в междурядьях), выращивались фруктовые деревья, хотя плоды и не фигурируют в составе ренты. Лен высевался на четырех из шести подере в сравнительно небольших количествах (всего 32 додичины, т. e. 384 либбры)77. Уже говорилось о поставке каждым арендатором домашней птицы.

Каковы были реальные доходы отдельных арендаторов? Размеры подере вместе с примыкавшими к ним и хозяйственно объединенными с ними парцеллами были сравнительно велики — от 90 до 200 стайора, в среднем 110—120 стайора. Величину остававшейся в распоряжении арендатора доли урожая после расчетов с собственником и выделения семенного фонда (не забудем, что семена главной культуры — пшеницы, занимавшей большую площадь, полностью доставляли сами арендаторы, за исключением одного — Квирико ди Донато) мы сравним в ее стоимостном выражении и в абсолютных цифрах с тон минимальной величиной так называемого фонда личного потребления (ФЛП) испольщиков, которая была необходима для обеспечения существования самого испольщика и его семьи, средний состав которой (из данной описи он неизвестен) мы принимаем за 5 человек. Минимальную величину ФЛП для семьи испольщика мы выводим, исходя из следующих величин: годовая потребность семьи испольщика в пшенице 45 стайя (3/4 всего зерна); в низших зерновых и бобовых 15 стайя, в вине 20 баррелей (0,5 л на человека в день); в действительности вина — разбавленное вино было основным напитком — потребляли значительно больше — до 2 л в день78.

Общая величина минимального ФЛП семьи испольщика в стоимостном отношении, исходя из указанных выше расчетов, составляла на землях Строцци 15,5 золотого флорина только на продукты питания, а добавив к этой сумме 20 флоринов (приблизительную стоимость одежды и обуви), мы получаем цифру в 35,5 флорина как минимальный ФЛП. Арендаторы Строцци в большинстве своем (5 из 6) располагали ФЛП, ненамного превышающим вычисленную нами его минимальную величину.

Один арендатор — Доменико ди Бартоломео, житель того же прихода Капалле, значительно «недотягивал»: его ФЛП был равен 11,09 флорина. Обращение к другим, подсобным занятиям, возможно, выполнение тех же работ на виноградниках, не входящих в систему подере или каких-либо иных, для семьи этого арендатора было неизбежным и необходимым для обеспечения пропитания ее членов.

Правда, следует учитывать одно дополнительное обстоятельство. Невысокие доходы (в стоимостном исчислении) в большой мере обусловливались сравнительно низкими ценами на зерновые и вино в районе прихода Сан Квирико, в коммуне Капрайя в 1427 г. Можно предположить (и, как увидим, пе без основания), что основными продуктами питания арендаторы обеспечивали себя непосредственно из «оставшейся доли» урожая (после выделения семенного фонда), не прибегая к рынку. В какой мере они могли удовлетворить свои необходимые потребности этой «оставшейся долей»? В распоряжении семей четырех арендаторов из шести оказывается значительно больше необходимых для пропитания 45 стайя пшеницы и у 5 семей — более 15 необходимых стайя низших зерновых. Обеспеченность вином у двух арендаторов чуть более половины минимальной, у двух — чуть выше минимума, у одного — более чем в два раза выше. В то же время арендатору Доменико ди Никколо, на подере которого нет виноградников, вино надо было покупать (как и испольщикам Квирико ди Допато и Доменико ди Бартоломео, которым недоставало почти половины необходимого вина). Цепы на вино, однако, были достаточно высокими, и, для того чтобы купить 10—15 баррелей вина, надо было продать 10—15 стайя пшеницы или 20—30 стайя низших зерновых, чего не мог себе позволить наиболее бедный из наших арендаторов — Доменико ди Бартоломео, так как он не располагал таким «избытком» сверх необходимого количества пшеницы или низших зерновых. Не случайно и то, что величина его задолженности Бенедетто (42 флорина) почти в 1,5 раза больше, чем у других арендаторов, и собственник вынужден оплачивать половину его расходов на содержание волов. Остальные испольщики имели возможность продать некоторую часть зерновых для обеспечения своих необходимых потребностей в питании (мы не знаем, держали ли арендаторы мелкий скот — поросят, овец; скорее всего нет, так как в кадастре они не упоминаются). Что же касается потребностей арендаторов в обуви и одежде, то и продажа части зерна практически не могла или могла лишь в незначительной степени удовлетворить их потребности. Не случайна хроническая задолженность всех арендаторов, которая в 1,5 раза, а у Доменико ди Бартоломео — в 4 раза превышает величину их ФЛП.

Известно, что нередко задолженность продолжала тяготеть над арендаторами из года в год, но в счет ее они были обязаны выполнять работы в пользу собственника, объем которых, естественно, возрастал с ростом задолженности. В этой связи неудивительны и заявления Бенедетто Строцци о том, что его арендаторы «бедны» и не имеют достаточных средств к существованию79, хотя в интересах снижения его налогообложения он мог допустить и некоторое преувеличение.

Данные о структуре земель Строцци в начале XV в. мы сможем дополнить теми сведениями, которые содержит фрагмент кадастра XV в. (более точная дата его составления не указана), содержащий опись имущества другой ветви многочисленной Строцци — Смеральдо Строцци и его жены Катерины, проживавших имеете с братом Смеральдо — Сгроцца во Флоренции, в приходе Санта Мария дельи Уги и Санта Тринита. Семье Смеральдо и Строцца принадлежало также 2 небольших дома, сдававшихся ими в аренду (один из них оценивается всего в 14 флоринов и 5 солидов)80.

Земельные владения братьев располагались вблизи владений Бенедетто Строцци, в приходах Сан Лоренцо и Сан Стефано ди Кампи (Кампи Бизенцио), в 10—12 км к северо-западу от Флоренции. Они состояли из 2,5 подере в испольной аренде и нескольких парцелл, сданных в аффикт и занятых виноградником, а частично необработанных. Арендаторы подере жили на участках. Леонардо ди Бартоло, арендовавший парцеллы, очевидно, пришелец, так как о его жилище на участке не говорится. На кодере в Сан Стефано находилось и жилище сеньора, куда он мог наведываться время от времени или даже проводить там некоторое время (возможно, летом или в период дележа урожая).

В отличие от земель Бенедетто, подере Смеральдо и Строцца, вероятно, представляли собой комплексы, где хозяйство велось по типу поликультуры (виноградники здесь не были обособленными участками, примыкавшими к подере, а, по-видимому, перемежались зерновыми посевами на том же подере).

На подере в Сан Лоренцо преобладали зерновые посевы, а среди зерновых — пшеница. Низшие зерновые составляли около 1/3 ренты зерновых в абсолютных величинах и около 14% и стоимостном выражении (принимая во внимание их низкую стоимость в этом географическом районе). Вино на подере Сан Лоренцо составляло лишь незначительную часть ренты, как и лен (около 7%).

Несколько иной набор сельскохозяйственных культур был на подере Сан Стефано, неподалеку от Сан Лорепцо. Зерновые там не превышали 36% ренты (также при абсолютном преобладании пшеницы). Однако виноградники занимали гораздо большую площадь, так как в стоимостном выражении достигали почти 21% ренты. С этого же подере собирали и оливки, и фиги. Их доля в составе ренты была довольно велика — 22,47%.

Как соотносились на подере Смеральдо и Строцца необходимые для существования и реальные доходы испольщиков? Размеры подере в описи не указаны, но дается оценка их доходности (капитализированная из 7%). Судя по ней, а также по стоимостному выражению ренты, наиболее состоятельным был арендатор на подере в приходе Сан Стефано (доход с подере оценивался в 675 золотых флоринов), наименее состоятельным — арендатор, снимавший половину подере в приходе Сан Лоренцо-Лоренцо ди Маццоккьо (его доход—214 флоринов).

Применив тот же способ вычисления фонда личного потребления испольщиков (ФЛП), какой мы использовали примепителыю к испольщикам Бенедетто Строцци81, мы получили величину минимального ФЛП, равную 16,72 золотых флорина, а присовокупив к ним возможные затраты на одежду и обувь — 36,72 флорина, что немного превышает сумму, вычисленную нами на подере Бенедетто Строцци.

Каков же был реальный ФЛП отдельных арендаторов на подере Смеральдо Строцци? К сожалению, в данной описи собственник не указывает столь же точно, как Бенедетто Строцци, форму и долю своего хозяйственного участия по обеспечению земельных участков семенами или субсидированию покупки и содержанию рабочего скота. Поэтому мы можем лишь предположить, что собственник и здесь предоставлял половину семян низших зерновых. В этом случае размеры ФЛП арендаторов таковы: Лоренцо ди Бартоло располагал примерно 29 золотыми флоринами, т. е. выше минимального ФЛП, Лоренцо ди Маццоккьо — около 13 флоринов, т. е. на 3,72 флорина меньше минимальной суммы. Это и понятно, так как он арендовал половину подере и должен был для того, чтобы обеспечить свою семью даже минимумом необходимых средств существования, иметь либо в аренде либо в собственности дополнительный земельный участок. Возможно, что он прибегал и к сторонним заработкам. Антонио, арендатор в приходе Сан Стефано ди Камни, арендовавший наиболее доходный участок, располагал и наиболее высокой суммой ФЛП, позволявшей ему обеспечить свою семью не только необходимыми продуктами, но и одеждой, обувью, хозяйственным инвентарем. Вероятно, важной статьей дохода для него была реализация на рынке части вина, плодов смоковниц и оливкового масла.

В какой мере подере обеспечивали арендаторов зерном и вином в натуральном виде из оставшейся доли урожая? Лорепцо ди Бартоло имел в достатке пшеницу и низшие зерновые, но должен был прикупать половину необходимого вина (очевидно, реализуя часть «излишков» зерна или продав часть льна). Лоренцо ди Маццоккьо, если бы оставлял часть пшеницы на семена, не имел достаточного ее количества для питания семьи в течение года; в том случае, если собственник предоставлял ему половину семян «низших зерновых», арендатор мог бы частично заменить ими в достающую пшеницу. Однако, не имея виноградников на своей части подере, он вынужден был выискивать дополнительные средства для покупки вина, возможная продажа льна могла бы возместить недостающую сумму. В то же время Антонио на подере Сан Стефано имел меньшую в процентном отношении долю зерновых посевов и виноградников на своем подере, чем его соседи, но общие размеры тех и других на этом подере были вполне достаточны для того, чтобы обеспечить полностью потребности семьи Антонио и оставить часть зерна и вина для продажи (помимо оливкового масла, фиг и льна).

Как видим, среди арендаторов Смеральдо Строцци существовало значительное неравенство, и один из них по необходимости вынужден был постоянно сочетать обработку своей части подере с другими занятиями в городе и деревне. Два других подере в целом обеспечивали арендаторам воспроизводство лишь необходимых для их существования продуктов. С целью же обеспечения семей предметами одежды или хозяйственного обихода, арендаторы должны были обращаться за кредитами к патрону либо продавать часть продукции на рынке (кстати, эта продажа была необходимой и для мало-мальски сбалансированного питания) или прибегать к сторонним заработкам.

В данном случае мы не касаемся необходимых сумм для покупки волов (они всегда приобретались на рынке), так же как и необходимости иных заработков и занятий для Леонардо ди Гартоло — арендатора парцеллы, часть которой была занята монокультурой — виноградником. Задолженность арендаторов подере Смеральдо Строцци достаточно велика, причем она значительна и у состоятельного Антонио (возможно, он не считал нужным возвращать долг собственнику, немалая часть которого обычно состояла из кредита на покупку волов).

Некоторое представление о характере хозяйства упомянутого иыше Палла ди Нофри Строцци, главы богатейшей пополанской семьи во Флоренции по кадастру 1427 г., мы можем составить по «Тетради владений»82, в которой содержатся сведения о поступлениях различных продуктов в 1423—1425 гг. с подере, принадлежавших ему в различных географических районах флорентийского контадо. Источник позволяет представить набор продуктов и размеры продажи отдельных из них во Флоренции. Продается в основном вино: с подере в окрестностях Флоренции — 42,05% полученного в хозяйстве, в Эмполи — 71,73%, в округе Прато — 34, 55%, в Кампи Бизенцио— 28,64%. Вино составляет (в стоимостной оценке, исходя из рыночных цен, указанных в «Тетради...») большую часть поступлений с подере в окрестностях Флоренции (78,37% всех продуктов), но значительно уступает зерновым в других районах: Эмполи (10,92%), Прато (12,39%), Камни (7,12%).

Таким образом, вино преобладало лишь в непосредственно от Флоренции (хотя на продажу оно шло и из Эмполи, из Прато, и из Камни Бизенцио). В большинстве же географических зон преобладающими являлись зерновые посевы, а среди горновых — пшеница. Она господствовала среди зерновых культур повсеместно: в ближайших окрестностях Флоренции— 95,84% по количеству зерна в стайя и 97,5% по стоимостной оценке, в Кампи Бизенцио (10—15 км к северо-западу от Флоренции) — 80,88% по количеству в стайя и 86,22% по стоимостной оценке; в Прато —82,49% по количеству в стайя и 87,63% по стоимости, в Эмполи (в 10—15 км к западу от Флоренции) — 95,57% по количеству в стайя и 95,99% по стоимостной оценке. Среди низших зерновых чаще встречались полба (60,5 стайя вблизи Флоренции), бобовые, иногда рожь (7 стайя в Кампи, 37,5 стайя в Эмполи), вика, просо, овес, сорго (62,5 стайя в Кампи). Низшие зерновые продавались исключительно редко и не более чем 10—20% получаемых с подере (полба, бобовые, просо). Пшеница из названных географических зон не шла на продажу.

Опись имущества (городской недвижимости и земельных владений) сыновей Лоренцо ди Франческо ди Бенедетто Строцци. составленная в 1495 г.83, позволяет представить структуру хозяйства, несколько отличавшуюся от рассмотренных выше хозяйств Бенедетто и Смеральдо Строцци (а также, очевидно, и Палла ди Пофри Строцци).

В составе владений сыновей Лоренцо дом в тон же Флорой приходе Санта Тринита, на виа Леньяуоли, но этот дом уже не являлся полностью фамильной резиденцией: нижний этаж сдавался сапожнику за арендную плату в 50 лир. Семья располагала для своего проживания половиной и другого дома: она имела также торговый склад в приходе Сан Митнато (совместно с Леонардо ди Якопо ди Гвидо Строцци) и дом в приходе Фьезоле, к которому примыкал сад и небольшой виноградник (13 стайора), для их обработки привлекались наемные работники. Еще два небольших дома, отчасти пришедших в ветхое состояние, с участками пашни и садами принадлежали наследникам Лоренцо в контадо Пизы. Остальные владения сыновей Лоренцо — это многочисленные мелкие и мельчайшие парцеллы, участки пашни и виноградинки, расположенные в различных районах флорентийского контадо: Квараптола (10—20 км юго-западу от города), Броцци (6—9 км к западу от Флоренции, но соседству с землями других Строцци), наконец, в контаде Пизы и небольшой подере — в Борго Фьезоле. Все земельные участки в контадо Пизы были переданы в денежный аффикт на условиях уплаты чинша в размере 18,5 флорина в год. Небольшой подере во Фьезоле обрабатывал исполу некий Наголо, а поз же, очевидно, его сын Джованни ди Наголо, доставлявший собственникам 20 стайя пшеницы, 21 баррель вина и 11,5 баррели оливкового масла. Во многих случаях указаны прежние владельцам участков, земли которых перешли к Строцци. Это — горожанин Вероны, многочисленные монастыри Пизы, пизанские семьи Буопконти, Гварниери, Канпони и др.

Итак, в целом структура землевладения крупнейшей пополанской семьи Флоренции в XV в. практически не отличалась от той, которая установилась на землях других пополанов Тосканы: повсеместно, где этому не препятствовали географические или иные условия и традиции, основной ячейкой хозяйственной организации были крупные комплексы — подере, занятые поликультурой. Впрочем, у Строцци эти подере всегда были окружены многочисленными парцеллами (хозяйственно связанными или не связанными с подере) занятыми монокультурой — зерновыми, виноградниками или фруктовыми деревьями. Парцеллам в их совокупности подчас принадлежит даже большая часть земельных угодий, чем собственно подере. Возможно, что особенности географической зоны расположения земель Строцци (в контадо, где не существовало больших равнинных пространств, в непосредственной близости от Флоренции) обусловили то обстоятельство, что подере всегда здесь сочетались с парцеллами, поликультура — с монокультурой, подеральная испольщина — с арендой парцелл исполу или аффиктом натурой. Особенности структуры земельных участков в значительной степени обусловили и специфику размеров и состава земельной ренты испольщиков и аффиктариев. Среди них мы встречаем семьи довольно состоятельных людей, но одновременно вырисовывается и характерная для окрестностей крупнейших городов Тосканы фигура арендатора, который не имел возможности обеспечить себя и свою семью даже минимальными средствами существования лишь доходом с данного арендуемого подере. Приарендование других участков, сторонние заработки, в том числе, возможно, и в близлежащем городе — черты, присущие такого рода арендаторам, частично сочетавшим в одном лице и ремесленника, и наемного работника (а порой и являвшегося горожанином). Наемный труд в собственном смысле слова встречается на землях Строцци исключительно редко, обрабатываются наемным трудом (возможно, тех же соседей арендаторов) лишь небольшие участки.

По характеру сельскохозяйственных культур хозяйство Строцци — зерновое с преобладанием пшеницы, которая, очевидно, полностью потреблялась членами многочисленного клана и их обслуживающим персоналом, а также шла частично и на корм скоту (например, волам). В то же время подере на землях, непосредственно примыкавших к городу, уже практически специализируются на производстве вина, которое занимает, например, около 80% всей продукции подере Палла ди Пофри Строцци.

В других же географических зонах вино занимает не более 10—13% всей продукции (по ее стоимости), но на продажу идет отовсюду, причем немалое его количество — от 30 до более чем 70% полученного в хозяйстве (Эмполи).

Конечно, большую роль играли географические условия, но тем не менее все же приходится констатировать тот факт, что и во владениях Строцци, которые относительно больше уделяли внимания, чем другие неаполитанские семьи, хозяйству на своих подере, делали большие инвестиции, направленные на подъем или улучшение агрикультуры, хозяйств или перестройка под влиянием рыночного спроса были выражены еще слабо.

Может быть, иначе обстояло дело во владениях Медичи? К анализу их хозяйственной и прежде всего сельскохозяйственной деятельности в XV в. мы сейчас и перейдем.



66 Goldthwaite R. A. Private Wealth in Renaissance Florence: A Studies of four Families. Princeton, 1968. P. 32—61; II ertili у fì., Klapiscli-Zuber Ch. Les Toscanes... P. 251—252; Jones Ph. J. Fiorentine Families and Fiorentine Diaries in thè Fourteonth Century // Papers of the British School at Home. 1956. Vol. 24. P. 183—205; Brucker G. A. Fiorentine Politics and Society, 1343—1378. Princeton, 1962. P. 10; Spallanzani M. Una grande azienda fiorentina del Trecento: Carlo Strozzi e compagni // Ricerche storiche. 1078. N 2. P. 417—430.
67 Goldthwaite R. A. Op. cit. 20—50. См. также: Котельникова JI. A. Некоторые особенности социальной природы итальянских пополанов в XIV— XV ни.: (Землевладение торгово-промышленных и банковских компании Тосканы) // Социальная природа средневекового бюргерства XIII-XVII вв. М., 11)70. С. 148—140; Котельникова Л. А. Сельское хозяйство на землях Строцци — крупной пополанской семьи Тосканы XV в.: (материалам Государственного архива Флоренции) // СВ. 1981. Вып. 47. С. 29—45.
68 Macinghi negli Strozzi Alessandra. Lettere di una gentildonna fiorentina del sec. XV ni figliuoli csuli/Pubbl. da C. Guasti. Firenze, 1877.
69 Ibid. P. 02—63, 150, 173, 205, 275, 278, 317—319, 507.
70 Ibid. Р. 525.
71 Ibid. P. 543, 565.
72 Ibid. P. 604.
73 ASF. Carli strozziani. III serie. Filza 121. C. 44 r--46 rv.
74 Здесь и далее подсчеты по описи имущества Бенедетто Строцци и других представителей этой семьи сделаны нами. Подробные статистические данные, сведенные в таблицы, см.: Котельникова Л. А. Сельское хозяйство на землях Строцци... С. 37; 40—41.
75 ASF. Carle strozziane. III serie. Filza 121. С. 46 r-46 rv.
76 Ibid. С. 44 r.
77 Ibid. 44 rv, 46 rv.
78 Нами использованы при подсчетах следующие цепы на продукты питания, указанные в анализируемом фрагменте налоговой описи: 1 стайо пшеницы стоит 15 солидов, 1 стайо низших зерновых — 8 солидов, 1 баррель вина — 16 солидов, лен (1 либбра) — 2 солида, пара каплунов — 20 солидов.
79 ASF. Carte strozziane. Filza 121. C. 44 a (bis): Miei lavoratori sono poveri.
80 Ibid. Filza 122. С. 73—74.
81 Здесь мы, разумеется, учитывали иные целы на основные сельскохозяйственные продукты, указанные в самом кадастре: цена 1 стайо пшеницы 10 солидов, низших зерновых 8 солидов, 1 барреля вина 18 солидов.
82 ASF. Caite strozziane. IV serie. F. 344. Quaderno di possesioni di ms. Palla di Nofri di Palla Strozzi del 1423 e 1424. Entrati de poderi 1423— 1425. С. r, 17 v—22 r; 24 v—28 r; 5G v—12 v. Все подсчеты произведены нами.
83 ASF. Carte slrozziane. Ili serie. Filza 121. C. 03 r—74 v.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Лев Карсавин.
Монашество в средние века

Жан Ришар.
Латино-Иерусалимское королевство

Гельмут Кенигсбергер.
Средневековая Европа 400-1500 годы

Любовь Котельникова.
Итальянское крестьянство и город в XI-XIV вв.

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X