Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Любовь Котельникова.   Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках

Пополанская коммуна. Антимагнатское законодательство

В результате завоевательной политики в XII—XIII вв. многие итальянские города подчинили своей власти и влиянию как непосредственно примыкавшую к городу территорию, так и более обширную округу, порой простиравшуюся в радиусе 10—20 км от города-метрополии. В орбиту власти города входили сельские поселения, десятки крепостей, а иногда и мелкие города.

При отсутствии в Северной и Средней Италии централизованного государства в XI—XIII вв. его функции выполнял каждый сколько-нибудь крупный город-коммуна, а это требовало усложнения городской администрации. Коллегия консулов нажила себя. На ее место пришел подеста, возглавлявший генеральный и специальный советы города. Подеста был обычно выходцем из дворянской среды (для него было обязательным рыцарское звание), но он должен был быть жителем другого города. Вместе с ним в тог город, где проходило его правление, приходили судьи и нотарии, его вооруженная свита. «Чужеземное» происхождение подеста должно было гарантировать ему своего рода независимость от местных партий и группировок. Однако укрепление экономических и социальных позиций пополанства становилось все более несовместимым с недостаточным, по понятиям пополанов, привлечением их представителей к управлению. «Выходом» оказалось создание «малой коммуны». Наряду с генеральным и специальным советами, объединявшими пополанов и нобилей, были созданы пополанские советы, а рядом с подеста появился другой правитель города — капитан народа. Особые статуты регламентировали права и обязанности этих обоих правителей (сравни, например, во Флоренции «Статуты подеста» и «Статуты капитана народа» в 1322—1325 гг.).

Образование «малой коммуны» произошло почти повсеместно в середине XIII в. (во Флоренции, Лукке, Орвието в 1250 г., Сиене и Вольтерре в 1253 г., в Пизе в 1254 г., Болонье в 1255—1256 гг. и т. д.). Но и создание «малой коммуны» вовсе не означало устранения в городе с политической сцены нобилей и рыцарей, особенно тех, кто так или иначе участвовал в деловой жизни города — магнатов.

Впрочем, в XII—XIII вв. (как в значительной мере и позже) какого-либо четкого социального содержания в термин «магнат» не вкладывалось. К этой группировке относили выходцев из фамилий, издавна проживавших в городе и принадлежавших к господствовавшим в нем слоям, владевших землями и крепостями в округе (среди них были и недавно переселившиеся в город нобили). Вместе с тем к магнатам подчас причисляли и богатых купцов и ремесленных мастеров, также получивших доступ к вершению судеб коммуны.

Антимагиатское законодательство городов-коммун явилось своего рода продолжением их борьбы против феодальных сеньоров контадо. Только теперь эта борьба была как бы «перенесена» на улицы города (что не исключало и перманентно продолжавшихся вооруженных столкновений в округе с непокорившимся). Законы против магнатов ставили своей целью ограничение или исключение магнатов из органов управления городом, ряд дискриминационных мер против них в судебно-финансовой области, предотвращение угрозы их совместного выступления с отдельными враждующими группировками пополанов и т. д.

Антимагнатское законодательство не случайно совпало с борьбой горожан за истинно «пополанскую» комунну (пожалуй, не будет преувеличением сказать, что оно было неотделимо от нее), поскольку, как уже отмечалось, конституировавшиеся в конце XI — середине XII в. коммуны в большинстве своем управлялись представителями ограниченного круга фамилий, издавна проживавших в городе и принадлежавших к виконтам и вальвассорам, богатым земельным собственникам, крупным купцам и ростовщикам-банкирам, занимавшим в коммуне все главные должности. Представители цехов и широких слоев горожан стремились завоевать равные (по меньшей мере) права в управлении коммуной, требовали более справедливого распределения налогов, участия в судебных органах, в обсуждении и вынесении постановлений по вопросам продовольственной политики (особенно снабжения зерном). Это последнее в немалой степени зависело от позиции магнатов (как правило, в те столетия собственников большей части земель в контадо).

Каким же оно было, антимагнатское законодательство, в коммунах Венето и Эмилии, Тосканы и Умбрии?

В Падуе в 60—70-х годах XIII в. городскими постановлениями пополанам запрещалось находиться у дома магнатов и тем более «среди них» во время волнений в городе. Пополанам не разрешалось принимать феоды от магнатов. Магнаты не могли быть адвокатами и прокураторами. Строго ограничивалось количество оружия, которое дозволялось магнату иметь в доме. Однако ... все эти постановления касались тех магнатов, которые не принадлежали к «Сообществу народа». Магнаты допускались в Падуе и на городские должности, если добросовестно выполняли обязанности членов коммуны23.

В Кремоне первые столкновения магнатов и пополанов относятся к 1174 г., в 1209 г. представители пополанов, войдя в состав городского совета, потребовали равного распределения налогов. В 1270 г. установилась власть пополанов, которая вначале не лишала магнатов доступа к власти, но в 1311—1313 гг. действия пополанского правительства стали более решительными, магнаты теперь не допускались к занятию ответственных постов (статут 1313 г. допускал к избранию на должность судебного исполнителя только пополана, принадлежавшего к гвельфской партии и «приписанного к какому-либо цеху в течение не менее 5 лет»)24.

Однако в большей части Ломбардии, в том числе в Милане, противоречия между пополанами и магнатами не были, очевидно, столь значительными, чтобы потребовались особые антимагнатскне законы, а пополанам не удалось в течение длительного срока сохранить господствующее положение. Не случайно синьории раньше всего возникли именно в Северной Италии.

Болонья начала издавать аптимагнатские постановления с 70-х годов XIII в. Среди них наиболее известны «Священные установления» 1282—1292 гг. Несколько забегая вперед, заметим, что 1256 и 1282—1283 гг. знаменательные даты в истории Болоньи, когда коммуна, стремясь ослабить враждебных ей магнатов и феодальных сеньоров, издала постановления об освобождении сервов и колонов, принадлежавших этим последним, причем выкупную сумму господам сервов и колонов выплачивал сам город. Как видим, мотивы этих постановлений не в последнюю очередь были политическими.

«Установления» строго наказывали магнатов, нанесших оскорбление пополану или ущерб его имуществу. Виллам в контадо предписывалось не избирать на должность ректоров лиц, не происходивших из данной виллы и тем более магнатов. Были аннулированы все контракты, заключенные между магнатами и крестьянами, согласно которым последние обязывались личными или поземельными повинностями в пользу магнатов. Среди направленных против магнатов постановлений имеются и такие, согласно которым какое-либо обязательство пополана в отношении магната, данное с 1271 г. и позже, считается недействительным, если таковым будет желание пополана, причем возмещение ущерба падает на магната, а если он откажется подчиниться, то должен быть изгнан, его дома — разрушены, а сумма ущерба, причиненного пополану, возмещена из части имущества магната. Специально оговаривались строгие санкции против бежавших из города и против оставшихся в городе членов клана Ламбертацци, придерживавшихся гибеллинской ориентации25.

В Прато первый капитан народа упоминается в 1240 г., в 1250 г. мы узнаем об анцианах, выбиравшихся из среды пополанов, но участию широких масс горожан в управлении были возведены препятствия после победы гибеллинов в битве при Монтаперти (1260 г.), в которой участвовали гвельфы и пополаны Прато. Впрочем, последующая битва при Беневенто и упадок императорской власти снова обусловили верховенство пополанов. В 1280 г. вновь была учреждена должность капитан народа. «Священными установлениями», в которых чувствуется влияние болонских законов, было ограничено ношение оружия магнатами (пополаны имели на это неограниченное право), как и их право занимать государственные должности26.

Для защиты интересов горожан и соблюдения порядка было организовано четыре «Вооруженных сообщества».

В Лукке первое сообщество пополанов («Общество согласия пешеходов») появилось в 1197 г. Его организаторы — Родольфо Вивиани и Лотто Кьятри. В 1203 г. магнаты были изгнаны из города. Однако вскоре они были допущены к управлению городом, в котором продолжали принимать участие (сохраняя свою особую организацию — «Общество рыцарей или шпажистов») и после издания статутов 1308 г., хотя и были исключены из «Городской книги» наряду с духовными лицами. Жирный народ, богатые купцы-шелковщики, господствовавшие на итальянских рынках, но своей социальной природе имели много общего с магнатами, чем и объясняется непоследовательность антимагнатских акций в Лукке.27

В Сиене пополаны принимали участие в управлении уже в 1208 г., хотя еще в ограниченных масштабах. Существовали и их «Вооруженные сообщества». В 1253 г. избирается первый капитан народа. В 1271 г. вместо правительства 24-х учреждается магистратура 36-ти — детище жирного народа, купцов и менял.

Антимагнатские законы 1310 г. сходны с другими тосканскими постановлениями28.

Во Флоренции столкновения магнатов и пополанов восходят к 1193 г. Анциан и капитан народа появились тем не менее только в 1250 г. и в течение 10 лет пополаны, объединенные в «Вооруженное сообщество», были широко представлены в правительстве (приорат Джано делла Белла). Однако победа гибеллинов при Монтаперти означала конец режима «первого парода», или «старого народа», и только в 1266 г., после гвельфской победы при Беневенто, пополаны снова стали управлять городом, но базой их было уже не «Вооруженное сообщество», а организованные по военному образцу цехи.

В 1282 г. власть концентрируется в руках приоров, представителей цехов. С 1281 г. начинаются первые антимагнатские постановления, которые ужесточаются в 1284, 1286, 1289 гг. Кульминацией их становятся «Установления справедливости» 1293 г. В последних вводятся суровые кары против магнатов, нанесших обиду и ущерб пополанам. Магнатам запрещалось приобретать права на недвижимость пополанов, ограничивалась возможность приобретения даже конфискованных у преступника-пополана владений и т. п.29

Изданные два года спустя «Установления справедливости» 1295 г. оставались в силе во время господства белых и черных гвельфов. Пополанам запрещалось нахождение у дома магнатов в тот момент, когда гонфалоньер отбирал имущество у виновного или же во время мятежа. Магнаты исключались из совета 100, специального и генерального, совета капитана и консулов цехов. Но «Дополнения» разрешали магнату, вступившему в цех, занимать городские должности.

Новое усиление власти пополанов наступило в начале XIV в. с учреждением должности исполнителя «Установлений», который должен был принимать меры против магнатов, нанесших обиду пополанам. К «Установлениям» не раз обращаются и статуты 1322—1325 гг. Отмененные в 1342 г. с приходом к власти герцога Афинского, они были вновь объявлены имеющими силу после его изгнания, в 1378 г. чомпи восстановили их после двух десятков лет забвения; их нормы можно встретить в статуте 1415 г.30

Как видим, антимагнатские постановления, которые выносило большинство городов Северной и Центральной Италии, были продолжением стремлений пополанов достичь и укрепить свое политическое господство и ослабить своего противника, в том числе и внутри города, принизив его социальный статус и воспользовавшись хотя бы частью его имущества (в результате конфискаций в качестве штрафов).

Эти стремления, однако, на практике реализовывались далеко не полностью, о чем свидетельствуют и факты участия магнатов в тех или иных органах городского управления, и осуществлявшиеся постоянно земельные и иные сделки между пополанами и магнатами, объектами которых нередко была недвижимость.



23 Fasoli (ì. Kicerche sulla legislazione antimagnatizia nei comuni dell'alta e media Italia. Bologna, 1939. I. 13, 89—90.
24 lbid. P. 15; Др. P. 91-92.
25 lbid. Р. 27—2S; Aр. Р. 102—103.
26 lbid. Р. 31-32; Aр. Р. 105.
27 DL. Voi. 3. Pt. 3. Р. 81; Fasoli G. Ricerche sulla legislazione... P. 32—33: Лр. P. 105.
28 Caggese R. La repubblica di Siena e il suo contado nel sec. XIII // Bulle-tino senese di storia patria. 1905. 95—100.
29 Rimatili F. Ordinamenla di giustizia // ASI. Nuova serie. Voi. 1. P. 37 — 51; Daridsohn R. Gcschiclile von Florenz. B., 1896. Bd. 1. S. 58—59.
30 Fusoli (1. Ricerche sulla legislazione... P. 36—37; Ap. P. 111—112.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Гельмут Кенигсбергер.
Средневековая Европа 400-1500 годы

Под редакцией Г.Л. Арша.
Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура

Любовь Котельникова.
Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках
e-mail: historylib@yandex.ru
X