Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

И. М. Кулишер.   История экономического быта Западной Европы. Том 2

Глава LIX. Население

Рост населения в XIX в. Переселение в города. Сельскохозяйственное и промышленное население. Эмиграция.

С конца XVIII в. происходит быстрый рост населения в Европе. В то время как население Европы увеличилось в течение ста лет с 1700 до 1800 г., всего на 58 млн (с 130 млн до 188 млн), или на 45%, возрастание его дало такую же цифру (свыше 40%) всего за 50 лет — с 1800 до 1850 г. (со 188 до 267 млн), т.е. происходило вдвое скорее, а до 1870 г. население увеличилось до 308 млн, или за 1800—1870 гг. возросло на 2/3, т е. в течение 70 лет получилось несравненно большее возрастание, чем за предыдущие целые сто лет. Наиболее быстрый рост населения обнаружился, как и следовало ожидать, в такой промышленной стране, как Англия, где прирост населения за десятилетие составлял в первой половине XVIII в. 3%, в 1750-1780 гг. - 6, в 1780-х гг. - 9, в 1790-х гг. - 11, в 1801-1811 гг. - 14, в 1811-1821 гг. - 18%. С 1821 г. прирост снова несколько уменьшается вследствие чрезвычайно сильной эмиграции; но все же и в последующие 50 лет, с 1821 до 1871 г., он составлял по десятилетиям 16, 14, 13, 12 и 13%. В то время как население Европы вообще за полвека 1800-1850 гг. увеличивается в полтора раза, в Англии за тот же период оно удваивается (с 8,9 млн до 17,9 млн). Удваивается оно и в другой промышленной стране - Саксонии - за 50 лет, с 1815 по 1867 г. (более ранних данных нет), с 1,2 млн до 2,4 млн, причем особенно быстро растет в 1820-х гг. (21% за десятилетие); тогда как в Германии в целом за 54 года 1816-1870 гг. население возрастает всего на 2/3 (с 24,8 млн до 40,8 млн), в Италии за полвека 1812—1861 гг. на 1/4 (с 19,8 млн до 25 млн), во Франции за 1800—1851 гг. на 1/3, если же возьмем период 1806-1861 гг., то также на 1/4 (с 29,1 млн до 36,7 млн).

Наибольшую плотность населения уже в 1831 г. (первая бельгийская всеобщая перепись) имела Бельгия (123 чел. на кв. км), ибо в Англии и Саксонии имелось тогда всего 92—94 чел. на кв. км. В середине XIX в. Англия имела уже 119 (в 1851 г.) и 133 жителя (в 1861 г.), Саксония — 126 (1849 г.) и 133 (в 1858 г.), Бельгия же - 140 (в 1846 г.) и 147 (в 1856 г.), тогда как Германия в целом — всего 66 (в 1850 г.) и 70 жителей (в 1860 г.), Италия в 1861 г. — 87 жителей, а Франция — 67 жителей, Австрия (в 1857 г.) и Швейцария (в 1860 г.) - 61 житель, только Нидерланды (в 1859 г.) имели 100 жителей на кв. км.

Но быстро возраставшее население не находило себе уже пропитания в деревнях. Наплыв в Англии деревенского населения в города начался уже в конце XVIII в. и наиболее усилился в первые десятилетия XIX в., вместе с ростом крупной промышленности.

В 1831 г. в Англии более 1/4 населения проживало в городах с числом жителей свыше 20 000, а двадцать лет спустя городское население в Англии вообще составляло половину всех жителей страны, еще через 20 лет - 62%. Напротив, во Франции в 1846 г. всего четвертая часть населения жила в городах с населением свыше 2 тыс., и даже четверть века спустя (в 1868 г.) городское население не превышало 31%. В Англии в 1800 г. имелся только один большой город (с населением свыше 100 тыс. жителей) — Лондон, а через полвека население больших городов составляло более 1/5 всего населения (22,6%); во Франции же в 1801 г. насчитывалось три больших города (Париж, Марсель и Лион), и они насчитывали 2,8% населения; но и 50 лет спустя население больших городов во Франции не превышало 4,6%, т.е. было в пять раз меньше населения больших городов Англии, и к упомянутым трем большим городам присоединился лишь один новый (Бордо). Все же и во Франции городское население растет значительно быстрее населения в стране вообще, иначе говоря, и тут происходит агломерация населения: с 1836 по 1851 гг. население в городах с числом жителей свыше 10 тыс. увеличилось на 1/4, тогда как в поселениях с 3—10 тыс. жителей всего на 10%, а в поселениях менее 3 тыс. - на 2,5%. В 1841—1851 гг. население 12 крупнейших городов Франции выросло на 19%, или вчетверо быстрее, чем население страны, а в 1851-1861 гг. на 1/3, или в 12 раз быстрее общей цифры населения Франции.

Только в Пруссии городское население в течение первой половины XIX в. оставалось почти стационарным (в 1800 г. 26,4%, в 1849 г. 28%). Даже в Саксонии в 1849 г. имелось всего пять городов с населением свыше 10 тыс., хотя вообще городское население Саксонии составляло 1/3; в других немецких государствах оно равнялось в середине XIX в. 1/5 и менее, т.е. находилось почти в том же состоянии, как и в конце XVIII и начале XIX вв.; в Австрии также население в городах (свыше 2 тыс. жителей) составляло в 1843 г. менее 20%. В середине XIX в. и в Германии обнаружился сильный избыток населения в деревнях, которое стало в большом количестве переселяться в города: в 1871 г. городское население Германской империи составляло более 1/3 всех жителей (36%), превышая уже процент городского населения во Франции.

На бегство деревенского населения в города раздавались жалобы уже в XVII—XVIII вв.; уже тогда говорили, что большие города «сделаются могилой королевств и наций», и признавали необходимыми «плотины, которые помешали бы волнам провинции наводнить Париж». В середине
XIX в. снова наблюдается рост городов в ущерб деревням, в особенности во Франции, где этому явлению приписывается замедление прироста населения. Повторяют слова Руссо, что большие города являются скопищем, вредным для населения как в нравственном, так и в физическом отношении, хотя теперь уже характерная особенность городов предыдущих веков — превышение смертности над рождаемостью — отсутствовала. Но борьба с притягательной силой городов, где «население как бы постоянно висит над пропастью, тогда как в земле оно находит неизменяющийся и постоянно возрастающий капитал», была едва ли мыслима с тех нор, как города стали центрами промышленности.

В Англии резко обнаруживается эта связь между приростом населения и развитием индустрии. Если разобьем графства Англии на три группы с приблизительно равной площадью, в зависимости от того, какую роль играет земледелие в различных графствах, то увидим, что в период 1801-1831 гг. в промышленных графствах население возросло на 71%, а в период 1831-1861 гг. на 64%, тогда как в земледельческих графствах всего на 41 (первый период) и 18%, а в средней группе на 46 и 28%. Вообще в Англии сельскохозяйственное население постепенно сокращается: в 1811 г. оно составляет 35% всего населения, а в 1831 г. 28%, в 1861 г. всего 1/5 населения (21%). Общее число лиц, занятых в земледелии, сократилось и абсолютно, — это сокращение замечается уже в 1830-е и 1840-е гг.; в период 1851—1871 гг. оно составило свыше 400 000 чел., или 20%. Напротив, во Франции хотя к середине XIX в. земледельческое население и успело сократиться до 57%, но все же оно превышает еще половину населения; и в дальнейшем доля его понижается очень медленно, составляя в течение всего периода 1850—1870 гг. 53-51%, т.е. более половины всего населения. В Пруссии сельскохозяйственное население не только в начале XIX в. составляло 2/3 населения (в 1816 г. 78%), но и в середине века равнялось почти 2/3, но зато в 1867 г. оно понизилось уже до 48%, т.е. (как и деревенское население) составляло уже меньший процент, чем во Франции.

Быстрое возрастание населения в Европе является последствием сокращения смертности при почти неизменившейся рождаемости. Исключение в отношении рождаемости составляла уже тогда Франция. В то время как в Пруссии и Вюртемберге рождаемость еще в 1840—1850 гг. равнялась 38—40 на тысячу, в Швеции 30-32, во Франции она успела постепенно сократиться с 32 в первое десятилетие XIX в. до 26 в 1851—1860 гг.; поэтому средний ежегодный излишек рождений на 1000 душ составлял во Франции в 1821—1840 гг. 5 (30 рождений и 25 смертных случаев), а в 1841—1860 гг. всего 3,2 (26,9 рождения и 23,7 смертей), и вероятный период удвоения населения в 1830—1860 гг. был во Франции вчетверо больше, чем в Англии или Пруссии (190 вместо 49 и 54).

Не находя себе пропитания в деревнях, избыток населения направлялся не только в города, но и за океан, в особенности в Новый Свет; без этого отлива в Европе обнаружился бы еще гораздо больший рост населения. Эмиграция в Соединенные Штаты, как и эмиграция вообще из Европы, еще незначительная до 1830 гг., с усовершенствованием условий транспорта повышается в 1831-1840 гг. до 0,5 мл а чел., в 1840-е гг. до 1,5 и в 1850-е гг. до 2,5 млн, а вообще за полвека 1820—1870 гг. составляет 7,5 млн. На первом плане стоят Ирландия и Германия с эмиграцией (за 1820-1870 гг.) в 2,4 млн чел. каждая, вследствие чего Ирландия при своем небольшом населении с 1850 г. — единственная в Европе страна — обнаруживает непрекращающуюся убыль населения, и Англия, из которой эмигрировало в Соединенные Штаты 1,4 млн чел. (кроме того, в Канаду, Австралию, Южную Америку). Эти страны доставляют вплоть до 1870-х гг. 6/7 всех европейских эмигрантов в заокеанские страны.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

под ред. А.Н. Чистозвонова.
Социальная природа средневекового бюргерства 13-17 вв.

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)
e-mail: historylib@yandex.ru
X