Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Луис Мигель, Мартинес Отеро.   Иллюминаты. Ловушка и заговор

Иллюминаты

Бавария была прибежищем католичества, клерикализма, аристократизма и иезуитов. Ингольштадт, колыбель Вейсгаупта и иллюминатов, находится на берегу Дуная, примерно в 65 км к северу от Мюнхена и примерно в 48 км к югу от Регенсбурга. Экономическая и культурная история города восходит к IX веку; уже тогда в городе возвышались герцогский замок, Собор Девы Марии и Церковь Святой Марии де ла Виктория. На протяжении веков этот город был резиденцией баварских герцогов, пока в 1800 году они не обосновались в Мюнхене. С XV века в городе существовал университет, который в 1880 году тоже переехал в Мюнхен. Сегодня, в начале XXI века, население города составляет 90 000 человек.

В XVI веке часть земли Пфальц примкнула к Реформации, но Бавария оставалась католической и верной императору. Именно на этой питательной баварской почве 1 мая 1776 года возникнет самый анархистский, софистический и гностический из известных истории — орден баварских иллюминатов.



Орден баварских иллюминатов, основанный в 1776 году

В Баварии было тогда более 25 000 церквей, а в Мюнхене, насчитывавшем тогда около 40 000 жителей, — 19 монастырей. Власть иезуитов проникла везде, и Бавария была истинным оплотом контрреформации. Однако эта территория была также центром противоположных настроений — которые выражали баварские иллюминаты, видевшие в интернационализме идеал международных отношений и не жалевшие сил ради установления эпохи наций, действующих против церкви и трона, против их устоев… Так зарождалось то, что через сто лет достигнет своего расцвета. Не важно, что отсутствовала связь между замыслом и результатом, что успехи ордена были созданы им самим. Одержимые фантазеры.

В противовес протестантскому Рейнланду, Бавария была и остается оплотом католичества. Несмотря на столь очевидный факт, слова нашего главного героя, Адама Вейсгаупта[56], свидетельствуют о том, что вероотступничество и атеизм проявлялись в Баварии больше, чем где бы то ни было. Логично: в сравнении с содержанием Реформации всякое противоречащее ему учение будет в любом случае блекнуть.


Герб иллюминатов

Если мы вчитаемся в речи «рыцаря растущей розы»[57], написанные им в Париже, то окажется, что, по его сведениям, общество иллюминатов было основано около 1776 года неким Вейсгауптом, профессором Университета города Ингольштадт в Баварии.

По мнению некоторых исследователей, Вейсгаупт был скорее просветленным, чем просвещенным. В качестве доказательства ссылаются на название созданного им общества. Но лучше мы обратим внимание на его знание классической культуры, живых и мертвых языков, совершенное владение иезуитским ratio studiorum[58] во всей его глубине; на его стремительную карьеру. Все это указывает нам ошибочность подобного представления. Дело не в напряженном поле нейронов, осветившем Вейсгаупта. Его просто не было. Совершенно ясно, что Адам Вейсгаупт был человеком в гораздо большей степени просвещенным, чем просветленным.

Возник орден с ясными целями, неизвестными никому, кроме ограниченного числа избранных; конечно, эти цели не разглашались. И никогда не были отвергнуты. Орден прекратил свое существование так внезапно, что не было никакой возможности его спасти.

«Избранные», приближенные к Вейсгаупту, приписывали ему огромное рвение, идущее от сердца, действовать во благо человечества. Здесь мы опять не согласимся. В его размышлениях и предпринятых им действиях гораздо легче угадать охватывавшие его политические революционные амбиции и стремление властвовать.

Он воспользовался своей должностью профессора, чтобы собрать небольшую группу под предлогом дополнительных занятий. Все разговоры носили максимально частный, приватный характер. Затем он представил им результат своих философских изысканий. Он предложил им прочитать Бейля, Жана-Жака Руссо и других авторов, и критично относиться к событиям своей эпохи. Он советовал им быть более осторожными и сдержанными, предлагая взамен возвышенный свет.

Он назвал их иллюминатами, просвещенными, именем, за которым тянется шлейф престижа. Он оперировал также понятием Высших неизвестных, столь важном в Строгом Послушании. Он посвятил в свои проекты несколько человек из тех, кому доверял и кто в качестве его поверенных составлял уровень ареопагитов. С ними Вейсгаупт договорился, что он будет их начальником. Illuminâtes Rex, «Высшим неизвестным» (или «S. I.» — иезуитом — как мы видели ранее), потому что его будут знать только они и еще несколько человек; а они, в свою очередь, не будут известны никому, кроме самых ближайших последователей… То, что изначально было, вероятно, студенческим клубом, позже удивительным образом разрослось; были допущены иностранцы и созданы аналогичные организации в Эйхштедте и Мюнхене.

Мы располагаем большим количеством свидетельств их деятельности, в том числе и стремления вербовать новых членов среди иезуитов: «Шел 1777 год. Вейсгаупт уже давно вынашивал планы создания объединения или ордена, который в свое время смог бы управлять миром. В первом пылу, в плену больших надежд он внушил нескольким бывшим иезуитам стремление вновь обрести, под другим именем, влияние, которым они обладали ранее, оказать великую услугу обществу и нести образование избранной молодежи, теперь свободной от каких бы то ни было гражданских или религиозных предрассудков. Некоторых он убедил присоединиться к нему, но все отреклись — кроме двоих»[59].

На самом деле, среди тех, кто вступил в орден в первых рядах, особняком стоит прежде всего барон Адольф фон Книгге (1752–1796), католик (хотя мы обнаружили источники, ошибочно причислявшие его к протестантам) и франкмасон, прошедший самые высокие степени посвящения. Писатель[60]. Вейсгаупт обязан ему несколько противоестественной связью с масонством, связью, столь желанной для иллюминатов и столь быстро разрушенной масонами. The order of ILLUMINATI appears as an accessory to Free Masonry. It is in the Lodges of Free Masons that the Minervals are found, and there they are prepared for Illumination. They must have previously obtained the three English degrees…[61] (Англ.: оказывается, орден иллюминатов — это дополнение к франкмасонству. Именно в ложах франкмасонства можно обнаружить минервалей, и именно там их готовят к просветлению. Должно быть, перед этим они прошли все градусы Английского устава). На самом деле, между обоими секретными обществами не было ничего общего. Не стоял и вопрос о законном объединении — это была тщательно спланированная операция по проникновению.

В этой ситуации содействие фон Книгге, человека, который мог ввести в масонскую ложу и при этом обладал высокими титулами, было бесценно.

Вейсгаупт доверил ему свой план просвещения масс и социальной революции. Они были очень разными — ведь фон Книгге был католиком. Действительно, масонство к тому времени существовало всего 40 лет, и его еще не коснулись церковные санкции, которые (несмотря на невероятное дело Леона Таксиля), в любом случае были не за горами. По самым точным данным, в то время 4–5% масонов были священнослужителями, некоторые даже имели епископский сан. В ложу Parfaite Intelligence из Льежа наряду с другими входил епископ и большая часть его капитула, так что высшие степени посвящения масонства были, в свою очередь, подвластны церкви. Это был необычный спектакль: во время собраний церковнослужители слышали бесстрастные (если они не сами их произносили), трогательные, достойные Вольтера речи о суевериях и наивности народов[62]. Должны ли мы думать, что их дела сводились к просвещенной критике — в пользу чистоты ума — того, что единственно достойно критики — суеверий и наивности народа?

По мнению Сержа Ютена[63], Книгге был сторонником прогрессивных социальных идей, что не мешало ему увлекаться древними ритуалами, обрядами посвящения и эзотерикой. Отсюда — его ранее вступление в масонство и прохождение всех ступеней. Но конфликт между антиклерикализмом Rex (правителя, т. е. Вейсгаупта) и католицизмом Книгге позже привел к разрыву их отношений. Вейсгаупт, бывший член Марианской конгрегации, обвинил фон Книгге в фанатизме и лицемерии, то есть в отправлении им религиозной практики; а фон Книге надоел деспотизм Вейсгаупта.

Однако если у Сан Хосемарии Эскривы был его Альваро дель Поритильо, то у ярого антиклерикала Адама Вейсгаупта с его «мудрой головой» (именно это означает его имя), походившего скорее на хищную птицу, чем на осла, был Адольф фон Книге. Мы хотим сказать, что в вопросах, касающихся масонства, последний был непререкаемым авторитетом, специалистом. Действительно, этот убежденный католик обладал высокими титулами, в том числе он был Благодетельным Рыцарем Святого Города, что, если мы не ошибаемся, являемся высшей степенью посвящения Исправленного Шотландского обряда. Его имя после посвящения в масоны — Eques a signo, «Рыцарь знака», знака, который является не чем иным как знаком Часа, словно указывая того, кому суждено быть свидетелем пророчества. Среди иллюминатов его имя было Филон, в честь философа из Александрии, современника Иисуса Христа. Кажется, что имя Филон привносит некоторую рациональность в великолепное сияние имени Рыцарь знака. Именно Филону будет суждено, вопреки Рыцарю знака, провести иллюминатов в сердце масонства, не считая организации формальностей и ритуалов вейсгауптианского ордена.

Благодаря своему высокому служебному положению, в 1777 году Вейсгаупт был принят в масонскую ложу Theodor zum guten Rath в Мюнхене. Наконец-то он мог «привить» масонству свои идеи, чтобы таким образом распространить их по всему миру. В1776 году они вместе основали орден пер-фектибилистов, запрещенный в 1784 году правительством Баварии. В этот важный момент мы можем обнаружить рядом с ними барона Ксавьера фон Цвака (его имя после посвящения — Катон), которого мы еще обязательно много раз увидим в наших приложениях. Он работал на иллюминатов в Германии и в Великобритании.

Нам представляется, что масонство и иллюминаты связаны на нескольких уровнях. Иллюминаты хотят «пропитать» своими идеями масонство, чтобы создать широчайшую базу… то есть, чтобы использовать масонство, распространить свои идеи по всему континенту без особых усилий. Существует и другой уровень: они делают это, чтобы «обратить» масонов и увлечь их своими идеями. Политический переворот… Без сомнения, эти связи могут существовать и на других уровнях; возможно, самым важным из них, который работает непосредственно на внутренние интересы иллюминатов, чтобы упрочить положение ордена среди последователей, является следующий: Вейсгаупт просто хочет заимствовать у масонских лож помпезную систему уровней, театральную и эзотерично-символичную пышность, с помощью которой он сможет пустить пыль в глаза своим последователям, просветить своих просвещенных и заставить их парить, забыть об истинных целях с помощью сильнодействующего зелья, то есть построить заговор, который мог бы разрушить церковь и совершить социальную революцию. Высшая корректность, Ленин плюс Сталин.

Не зря полное название работы Жерара де Нерваля Les Illuminés звучит следующим образом: «Les illumines ou les précurseurs du socialisme…» (франц.: Просвещенные, или предтечи социализма).

Само собой разумеется, что истина — где-то посередине: у масонов длинные руки. Но чтобы перейти отсюда к Трехсторонней комиссии, бидьдербергерам, международному сионизму, Римскому клубу или Кока-Коле, нам понадобились бы сапоги-скороходы.

По мнению Антуана Февра[64], в 1781 году Адольф фон Книгге установил для иллюминатов обряд, который на самом деле не был эзотерическим. Речь шла о приманке для послушников и минервалей; правило, намеренно направленное на рационализм и якобинцев. Цель была достигнута. Большинство иллюминатов, которых в Германии становилось все больше и больше, не знали о чисто политических и революционных целях своего общества. Не знали они и того, что их руководители, ареопагиты, не имели к высшим силам ни малейшего отношения.

Вейсгаупт предусмотрел трехуровневую иерархию, где каждый уровень делился на подуровни лишь частично, кроме первого, структура которого была разработана полностью. Этими ступенями были послушники, минервали (мы уже говорили, что эта ступень имеет корни в масонстве; где в нее предлагают вступить на каждом уровне посвящения) и младшие иллюминаты; все это было в совершенстве продумано. Иначе обстояло дело со следующими уровнями, хотя Вейсгаупт использовал иногда в качестве наименования правителя: Rex Illuminatorum. Итак, полная структура ордена, как ее представлял Вейсгаупт, выглядела следующим образом:


Подготовительные уровни

— Послушник

— Минерваль

— Младший Иллюминат


Символические уровни

— Ученик

— Подмастерье

— Мастер

— Старший Иллюминат

— Правящий Иллюминат


Тайные

— Пресвитер или Священник

— Принц

— Маг

— Царь


На данный момент стремление сгладить социальные различия не кажется несовместимым с подобным распределением по уровням. Мы снова задаем себе вопрос: Какое удовольствие может найти взрослый человек, миновавший пору юности, в подобных громких наименованиях и напыщенности? Никто не мог бы утверждать, не покривив душой, что его личный уровень соответствует присвоенному «званию». С другой стороны, это не показатель престижа, разве что для тех, кто внутри, поскольку никто не знает, на каком уроне находится тот или иной человек. Но члены ордена — не дураки.

Что же представлял орден, если не видимость эзотеризма, инициации и знания добра и зла? Прежде всего, хотели прозелиты того или нет, но члены ордена распространяли учение масонов, разительно отличавшееся от истинных целей Rex Illuminatorum: свержение всякой власти, упразднение частной собственности и т. д., которые, знай они их заранее, сразу заставили бы их сбежать…

Что мог знать об этих самых целях такой известный член ордена, как герцог Эрнест II Саксен-Кобург-Готский? Однако именно он обеспечил Вейсгаупту длительное пребывание в Готе, когда последний нуждался в убежище. Какой вес имел в среде иллюминатов Моцарт? Что там забыл Гете? Может, он держал это в секрете из-за гонений и закрытия ордена? На смертном одре он кричал: «Свет! Больше света!».

Если верно, что алхимик и розенкрейцер Эккартсгаузен входил в число иллюминатов, чему, кажется, есть документальное подтверждение, совершенно очевидно: он не имел ни малейшего представления об истинных целях ордена. Сегодня эта тайна известна нам благодаря неожиданному расследованию, проведенному баварской полицией в доме одного из высших чинов ордена, открытия которой были недавно опубликованы.

Истинные цели ордена касаются только тех, кому они известны, меньшинства, вероятно, ареопага и еще нескольких человек. Для остальных, большинства, финальная цель будет обретать контуры постепенно.

Однако существуют фантазеры, которые штампуют фальшивки вроде следующей[65]: «Вейсгаупт… завербовал около 2000 тысяч адептов, которым рассказал о своей цели — создании МИРОВОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА. Они обладали психическими возможностями, превосходящими человеческий уровень, достаточными для создания такого мирового правительства. Группа избранных в числе 2000 человек, отобранных самим Вейсгауптом, состояла из самых осведомленных в сфере искусств, филологии, образования, наук, финансов и производства людей…». Каждое слово здесь ложно. Каждое слово кричит о заговоре иллюминатов. Каждое слово исходит из уст наивных простаков-конспираноиков, во всем видящих заговоры.

На данный момент уже понятно, что ясно выраженной целью этого ордена было упразднение христианства и свержение всех гражданских правительств[66]. Это, и ничто иное.

В своем важном труде аббат Барруэль, иезуит, утверждал, что секретные общества (масонство) спровоцировали и подтолкнули Французскую революцию, а их, в свою очередь, вдохновляли и направляли баварские иллюминаты[67]. Праздник Высшего Существа и Богини Разума (божество, в ранг которого прилюдно возвели прекрасную мадам Моморо из парижской Оперы), согласие между теофилантропами и антропософистами[68], замещающими христиан, чьи алтари были наполнены фруктами и овощами для Богини Разума, не противоречат положениям ордена. Ведь фундаментальная идея — это теория заговора, вечного заговора, единственное предназначение которого — разрушение христианства. С таким единственным предназначением мы можем согласиться.

В своем произведении Барруэль называет имена 67 важных членов ордена иллюминатов. Среди них:


Адам Вейсгаупт — профессор

Адольф фон Книгге — барон

Ксавьер фон Цвак — нотариус, судья

С. Ф. Николаи — библиотекарь

Вестенридер — профессор

Гертель — соборный священник

Иоганн Симон Майр — композитор

Дитрих — мэр Страсбурга

Иоганн С. Боде — частный советник

Фердинанд Брауншвейгский — герцог

Эрнест Саксен-Кобург-Готский — герцог

Иоганн В. Гете — писатель


Робинсон[69], в свою очередь, предлагает нам следующий список:


Спартак = Вейсгаупт, профессор

Филон = Книгге, дворянин.

Амелиус = Боде, дворянин.

Баярд = Буш, дворянин.

Диомед = Констанца, маркиз.

Катон = Цвак, юрист.

= Торринг, граф.

= Крайтмайер, князь.

= Утшнайдер, профессор.

= Коссанди, профессор.

= Реннер, профессор.

= Грюнбергер, профессор.

= Бальдербуш, дворянин.

= Липперт, советник.

= Кундль, советник.

= Барт, советник.

= Либерхойер, священник.

= Кундлер, профессор.

= Лоулинг, профессор.

= Вэченси, советник.

= Морауски, граф.

= Хоффстеттер, дорожный инспектор.

= Штробль, продавец книг.


Пифагор

= Вестенридер, профессор.

= Бабо, профессор.

= Баадер, профессор.

= Бурзес, священник.

= Пфрюнтц, священник.


Ганнибал = Бассус, барон.


Брут = Савиоли, граф.

Лукиан = Николаи, продавец книг.

= Бардт, священник.

Зороастр = Байерхамер.

Гермес Трисмегист = Зохер, школьный инспектор.

= Диллис, аббат.


Сулла = Меггенхофф, финансист.

= Данцер, соборный священник.

= Браун, соборный священник.

= Фишер, член магистрата.

= Фрауэнбергер, барон.

= Кальтнер, лейтенант.


Пифагор = Дрексль, библиотекарь.


Марий = Хертель, соборный священник.

= Дахзель.

= Диллинг, советник.

= Сифелд, граф.

= Гунсхайм, граф.

= Моргеллан, граф.


Саладин = Экер, граф.

= Оу, майор.

= Вернер, советник.


Корн. Сципион = Бергер, советник.

= Ворц, аптекарь.

= Мовилльон, полковник.

= Мирабо, граф.

= Орлеанский, герцог.

= Гогинаер.


Тихо Браге = Гаспар, купец.


Фалес = Капфингер.


Аттила = Сойер.


Людов. Бав. = Лози.


Шефтсбери = Штерег.


Кориолан = Троппонеро.


Тимон = Михель.


Тамерлан = Ланж.


Ливий = Бадорффер.


Цицерон = Пфельт.


Аякс = Массенхойзен граф.


Барон фон Книгге прожил жизнь, полную опасностей и весьма характерную для той эпохи, он много путешествовал по Европе и брался за самые разные работы (поскольку собственного состояния у него не было). Одновременно он странствовал в поисках знаний. Возможно, он был прообразом тех благородных путешественников, о которых рассказывают его современник Луи Клод де Сен-Мартен и позднее О. В. де Л. Милош[70]. Быть благородным путешественником должен каждый, кто стремится к бытию и познанию. Фон Книгге придерживался этого пути, несмотря на то, что иногда от него отклонялся. С определенными оговорками можно бы было утверждать, что эзотерические общества стремились к этому пути по определению. Мы могли бы без всякого сомнения, с уверенностью говорить о том, что баварские иллюминаты, то есть орден сам по себе, в большей степени, чем его последователи, часто вступал на другие пути, кривые в самом худшем смысле этого слова. К счастью — как мы позже увидим — орден продержался на одном дыхании около десяти-двенадцати лет. Он насчитывал 600 членов в Баварии и некоторое количество в остальных странах Европы. (Куда делись те 2000 адептов, которых завербовал сам Вейсгаупт?)

Рассмотрим тот ложный тезис, что приписывал Вейсгаупту огромное рвение ради блага всего человечества. Без сомнения, рвение у Вейсгаупта было, но направлено оно было на удовлетворение собственного честолюбия, что является характерной чертой некоторых лидеров. Они подчиняют входящих в объединение общей идее, заставляют их замкнуться в собственном мире, за пределами которого нет ничего интересного.

Правители (говорит А. Февр) быстро осознали опасность, которую представлял этот заговор; последствием стало то, что с 1783 года орден Вейсгаупта бился в агонии, подвергаясь всевозможным гонениям. Орден баварских иллюминатов едва просуществовал двенадцать или четырнадцать лет и был упразднен 22 июня 1784 года эдиктом герцога Карла Теодора, курфюрста Баварии, эдиктом, который был вновь опубликован в марте и августе 1785 года. Орден с трудом перебивался еще несколько лет и в конце XVIII века прекратил свое существование.

Согласно обнаруженным документам, к моменту своего исчезновения орден насчитывал ложи в следующих местах: Мюнхен, Гессе (несколько), Ингольштадт, Бухенвертер, Франкфурт, Монпельяр, Эхштедт, Штутгарт (3), Ганновер, Карлсруэ, Брауншвейг, Аншрах, Кальбе, Нойвид (2), Магденбург, Менц (2), Кассель, Польша (несколько), Оснабрюк, Турин, Веймар, Англия (8), Верхняя Саксония (несколько), Шотландия (2), Австрия (14), Варшава (2), Вестфалия (несколько), Дюпон, Гейдельберг, Кузель, Манхейм, Трев (2), Страсбург (5), Э-ля-Шапель (2), Спире, Бартшид, Вормс, Гаренберг, Дюссельдорф, Швейцария, Рим, Кельн, Неаполь, Ганнибал, Бонн (4), Литва (несколько), Анкона, Курляндия (несколько), Флоренция, Франкендаль, Франция, Эльзас (несколько), Голландия (несколько), Вена (4) и Дрезден (4).

Жан Байло совершенно справедливо утверждает[71]:

«Общество иллюминатов было крошечным и просуществовало недолго, но, будучи влиятельным, оно, тем не менее, сыграло значительную роль в истории идей и политике Германии и Европы».

В 1784 году курфюрст Баварии запретил все тайные общества на территории страны. Некоторые просвещенные предстали перед судом и были осуждены на более или менее длительное заключение. Так как Вейсгаупту пришлось покинуть кафедру в Ингольштадте, он уехал в Готу, где получил титул придворного советника от правящего там герцога. Он провел остаток своей жизни исключительно за научной работой. Он умер 11.12.1822, в 74 года. Вейсгаупт оставил следующие труды (на латыни и французском): Jus civile privatum et determination iuris Boici, Ингольштадт, 1773, в двух томах; Doutes sur les idées de temps et d’espace de Kant, Нюрнберг, 1786; Histoire complète des persécutions faites aux illuminés en Bavière, там же, 1786; Description pittoresque de l’ordre des illumines, avec leurs statuts, Лейпциг, 1788; Histoire des progrès de l’humanité, Nuremberg, 1789, 2 тома. in-8°; De la vérité et de la perfectibilité morale, Ратисбон, 1793–1797, 3 тома. in-8°; Sur l’esprit allégorique dans l’antiquité, ib. 1794; Pythagore ou l’Art secret de gouverner le monde, Франкфурт, 1795; Sur le matérialisme et l’idéalisme, Нюрнберг, 1798; La lanterne de Diogène, Ратисбон, 1804; Matériaux pour server à la connaissance du monde et des hommes, Гота, 1809 и 1881,2 тома in-8°; и др.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юрий Бобылов.
Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоёмкого биотерроризма

Джон Аллен.
Opus Dei
e-mail: historylib@yandex.ru
X