Мурад Аджи.   Европа, тюрки, Великая Степь

Мы — кипчаки!

Известно высказывание Геббельса, в котором выражена суть политики: отними у народа историю — и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно управлять, как стадом… Слишком знакомая ситуация… Похоже, мы давно превратились в батраков и не заметили, как!

Наши ученые мужи изучали историю КПСС и не знали историю собственного тюркского народа. В России ее просто не исследовали — запрещалось.

Конечно, мне возразят — и будут правы! — написано, мол, немало. Верно. Но можно ли всему написанному верить? Тюрк не узнает тюрка, не помнит предков… Маленький осколок выдает себя за целое, за самостоятельный народ. Придумывают что угодно. Кумык, например, в диссертации пишет, что кумыки — не потомки великих степняков, а отюрченные лакцы и даргинцы из селения Кумух. Позор такой «науке».

Тюрков, как правило, унижают сами же тюрки! И не надо нам никого винить. Возмущаюсь, потому что мои предки были кипчаками, их история — это моя История, и другой не надо…

А у соседей-карачаевцев иная крайность — они причисляют тюрков к аланам (то есть к ираноязычным осетинам), от них ведут историю своего народа и всех тюрков. Мало того, доказывают, что истоки тюркского мира начинаются в Карачае, там якобы обитали наши древние предки… Улыбнуться бы, читая эту глупость, но она издана тысячными тиражами, по ней воспитывают детей.

Конечно, не все ученые слепы, но, к сожалению, подобные «знания» посеяны в народе. Их заказчиками были местные столоначальники, которым важна не правда, а возможность усидеть в кресле. Ради этого шли на все. Дагестанские кумыки, например, так «доказывали» свое коренное положение среди народов Кавказа.

Отказ карачаевцев от тюркского наследства тоже по-человечески понятен: они пострадали от геноцида — репрессии 40-х годов не забылись. Вот и придумали себе на случай нового геноцида удобную форму спасения: приписаться к осетинам — осетин же никогда в России не трогали… Маленькая хитрость переросла в большую ложь.

Страх, трусость, «маленькие хитрости» вошли в плоть и кровь иных тюрков, отсюда горькие плоды и в науке, и в жизни — всегда приходится угождать, унижаться и подстраиваться под кого-то… Вот и стали тюрки забывать о Гордости, о Достоинстве, о Чести. А ведь только за эти качества и уважают народ.

Сейчас кумыков триста тысяч, карачаевцев чуть менее двухсот, балкарцев всего несколько десятков тысяч… Двести с лишним лет назад мы были одним народом (и Лермонтов, и Толстой нас называли кавказскими татарами), мы жили в стране, наследнице Хазарии — в Шамхалии Кавказской, которую в XIX веке колонизировала царская Россия. С тех пор мы лишились даже этнической самостоятельности, — политики разделили нас на «народики», многие семьи они выслали на Ближний Восток.

Правда, карачаевцев и балкарцев по-прежнему называют «тавлу-кумук», то есть «горные кумыки». Отличие в том, что они — жители гор, а мы — степи. И все! По языку, по культуре карачаевцы, балкарцы, кумыки, крымские татары, гагаузы, терекеменцы абсолютно одинаковые… Даже роды общие. По-моему, русские, проживающие в Армении и в Эстонии, отличаются куда больше между собой. Однако тюрки — разные «народы», а русские — один. Почему?

Жителей Шамхалии называли кипчаками, хазарами, кавказскими татарами. Потом местные казаки (ставропольские и терские) стали славянами, правда, до XIX века и они были кавказскими татарами, говорили на нашем языке, иные сохранили родной язык до сих пор.[1]

Обитателей Шамхалии ждала тяжелая судьба. Не пожелавших идти в услужение царские власти выселяли с Кавказа — почти четыре миллиона человек лишились Родины. Их не продали в рабство, их депортировали — отдали за «просто так» в Турцию, Иорданию, Сирию. Там есть селения, где кавказский диалект тюркского языка не забылся, звучит, удивляя соседей. К счастью, зарубежные кумыки не придумывают себе новую историю, они с нестихающей болью помнят оставленную по злому року Родину.

Этого не скажешь о гагаузах, которых два века назад тоже заставили покинуть Кавказ. Они, кажется, уже забыли свою Шамхалию и все на свете: их нынешняя история на удивление согласуется с официальной российской. Будто ничего в ней и не было до XIX века.

Кумыки, балкарцы, карачаевцы, гагаузы, (о казаках разговор особый) малочисленны, слабы, интеллигенция невелика. И тем уязвимее позиции татарских или башкирских историков: по-моему, грош цена их университетам и академиям, раз даже они не говорят правду о тюрках. Или — у рыб рыбьи песни?

Уверовали в «татаро-монгольское иго», которого никогда не было. Оно придумано в XIX веке, в период разгула славянофильства. Автор этой выдумки — учитель гимназии, о нем есть строка даже в сочинениях Н. М. Карамзина. Уж очень многим пришлась выдумка по душе.

Действительно, разве с Чингисхана идет отсчет тюркского времени? Разве с Золотой Орды началась наша государственность? По какому праву заезжего торговца-араба, самозванца по имени Ибн-Фадлан, с брезгливостью написавшего о тюрках, академические невежды превратили в пророка тюркской духовной мысли?..

Неужели мы настолько оглупели, что все забыли?! Неужели наше духовное падение столь велико?.. А память столь коротка?

Похоже, что так — иные сочинители из Казахстана доказывают унылую «концепцию» кочевых цивилизаций… Нелепее трудно придумать. Никаких «кочевых цивилизаций» в Великой Степи у тюрков не было и быть не могло — это взаимоисключающие слова! Монголы были кочевниками, а кипчаки никогда кочевниками не были… и не хотят ими быть даже в сочинениях казахов!

Наши предки вели оседлый образ жизни, занимались земледелием и скотоводством, были прекрасными ремесленниками, строили укрепленные поселения, оросительные каналы, дороги и переправы… Самые древние чугунные сошники (прообраз плуга) найдены именно у тюрков на Алтае, ими пользовались уже в начале новой эры. Многие так называемые «древнерусские» города и поселения в Степи заложены тюрками в IV–V веках, когда завершалось Великое переселение народов.

Теория «кочевых цивилизаций» создана политиками от науки. После завоевания Степи важно было лишить народ достижений его культуры, превратить в толпу. Не случайно, в третьем издании Большой Советской Энциклопедии статья «Тюрки» вообще отсутствовала, хотя другие народы, даже африканские, составители энциклопедии вниманием не обошли…

Еще недавно многое и не бросалось в глаза, но для независимых Азербайджана и Узбекистана это незнание уже оскорбительно. Они и отчасти Россия, Украина, Киргизстан и Казахстан — исторические наследники великой степной страны, древнего Дешт-и-Кипчака, в котором кочевников не было.

Арабы называли Великую Степь «Страной городов», так писали Ибн Баттута и другие путешественники. А варяги земли по обе стороны пути из «варяг в греки» (это бассейн Днепра) именовали «Царством городов» — на их языке «Гардарик»… «Кочевники» и «Страна городов», явное противоречие!

Вспомним нашу национальную кухню, ее мучные блюда и сопоставим: бешбармак — мука — зерно — земледелие… и кочевники. Что получается? Нелепость. Потому что свое было зерно — степное. Просо и ячмень традиционно растили кипчаки на полях, их ценили в первую очередь: эти культуры были наиболее приспособленными к суровой алтайской природе. А еще овес и гречиху, крупа которой на Руси называлась «татаркой».

Многие придуманные «истины» давно пора пересматривать.

В том числе рано или поздно, но придется назвать наш народ его древним именем. Мы — кипчаки и должны остаться ими… Какими только именами не называли тюрков в исторических хрониках: авары, барсилы, болгары, бургунды, гунны, печенеги и десятки других! Этот хаос был очень важен политикам, ибо он «доказывал» существование в Великой Степи разрозненных племен и народов. Так скрывали единую тюркскую государственность, которой учились китайские правители еще до новой эры.

За вековой ложью забылось многое…

В своих книгах я подчеркнуто называю жителей Дешт-и-Кипчака только кипчаками или степняками. И призываю других поступать так же. Потому что нашу страну называли Степь кипчаков, значит, у народа (по общепринятым правилам!) одно-единственное имя — «кипчак», которым он сам и называл себя.

Знаю, «кыпчак» — только один из тюркских родов, даже не самый знатный. Пусть! Он дал имя нашей Степи, давайте возвысим его и тем самым возвысим всю историю народов, впитавших в себя культуру Великой Степи.

Сегодня кипчаки разделены более чем на пятьдесят «народиков». Нас резали по живому. Поэтому одни забыли родной язык, другие сохранили, слегка изменив его. Но, как известно, не язык отличает народ — дух! Язык дан человеку, чтобы выразить вслух чувства и мысли, которые рождаются в его душе. Язык не властен над словами — слова идут только от сердца.

Вот пример таких слов, их произнес Федор Тютчев, который хотя и назывался славянином, но по крови был из тюркского рода медников Туччи. Только душа кипчака могла произнести:

Хотя враждебною судьбиной
И были мы разлучены,
Но все же мы народ единый,
Единой матери сыны;
Но все же братья мы родные!
Вот, вот что ненавидят в нас!

В словах «русского» тюрка и тепло очага, и запах полыни… отряды всадников и табуны, стада, отары… песня, которую пели над колыбелью моему прапрапрапрадеду… Произведение, правда, названо «Славяне», оно написано, когда Россия резко отворачивалась от своих тюркских корней и в угоду политике придумывала себе славянское начало.[2]

В XVIII–XIX веках, после карательных экспедиций князя Долгорукова, генералиссимуса Суворова и других полководцев в уже бывшую Степь, десятки миллионов кипчаков получили русские имена. Их насильно крестили греческим крестом и «записывали» в русские. Для детей открывали церковно-приходские школы на русском языке, наиболее одаренных забирали от родителей в Петербург.

Веками велась этническая чистка России. Уничтожали всё тюркское, забывали его… Но себя не обмануть, Россия все равно вспомнит о своих предках-кипчаках, которые ничем не опозорили ее. Должны проснуться голос крови и разум.

Узнают о своем кипчакском прошлом и болгары, сербы, хорваты, чехи, венгры, австрийцы, баварцы, саксонцы, жители Северной Италии, Германии, Испании, Швейцарии, Восточной Франции, Англии, Северной Европы… Америки и Австралии… Да-да, многие из их предков когда-то считались великолепными всадниками, говорили на тюркском языке… И называли себя кипчаками.

Опально-мировое племя,
Когда же будешь ты народ?
Когда же упразднится время
Твоей и розни, и невзгод,
И грянет клич к объединенью,
И рухнет то, что делит нас?..

Мы люди одной крови, одной истории… Так вспомним же Алтай и нашу Великую Степь.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мурад Аджи.
Европа, тюрки, Великая Степь
e-mail: historylib@yandex.ru
X