Список книг по данной тематике

Реклама

Мурад Аджи.   Европа, тюрки, Великая Степь

Великое переселение народов

…Пришел день, когда тесно стало на Алтае: слишком много людей обитало там, земля не могла прокормить всех. Наступила трудная минута, заставившая посмотреть в даль.

С Алтая дороги вели на четыре стороны света. По какой идти? Какую выбрать?

Алтай в I веке был для предков целым миром. Это и Родина, и горы Южной Сибири, и Байкал (Бай-куль). Действительно, целый мир, где главенствовала тюркская культура! Алтай еще назвали «Тенгри-тау» (по-тюркски — «Божественная гора») или «Эдем» («Земля праотца»). Отсюда тюрки сделали первые шаги в мир, отсюда начиналась точка отсчета их географии.

«Прямо» значило идти на восток, направо — на юг, налево — на север, назад — на запад.

Левые пути (на север) короткие, их закрывали тайга и болота. Немногие соблазнились ими, они вышли на реку Лена («Илин» — по-тюркски «Восточная») и поселились там. Тех тюрков ныне знают под именем «якуты». Не остались без внимания пути вдоль Енисея («Энесай» — «Мать-река») и Оби («абе» — по-тюркски «бабушка», то есть «Бабушка-река»).

К востоку от Алтая лежали труднопроходимые дальневосточные леса и болота. Переселяться туда с алтайских земель никто не стремился.

Были южные маршруты, но и они не решали судьбу народа, которому стало тесно. Тюркские всадники вошли в Индию. От них началась знаменитая Солнечная царская династия. Тюрки основали также огромное Кушанское ханство, объединив земли нынешней Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Северной Индии.

Заметим, I–III века и весь «индийский период» тюркской истории абсолютно забыты тюрками, но не забыты в самой Индии и Иране. Там по-прежнему обожествляют хана Канишку (78 — 123), чистого душой и стойкого в вере. Богу Небесному — Великому Тенгри поклонялся он, основоположник северной ветви буддизма.

Канишка остался символом кипчака и всей тюркской культуры в далекой Индии. Тюрки там были известны давно, они — народ-загадка, который неожиданно появился с севера и неожиданно исчез. Но исчез, оставив археологические следы — скульптуры, рельефы и другие произведения искусства, а также храмы и монастыри. И литературные предания о нагах — людях, поклоняющихся змеям… Кто знает, а может быть, легендарные арии тоже были с Алтая?

При царе Канишке (правильнее все-таки Хан Ерке, или Канерка — так чеканилось его имя на монетах) Алтай жил Кушаном (Кашмиром?) — тысячи тенгриан-паломников приходили сюда с севера, чтобы поклониться святым местам, которые обустроил Канишка.

Тогда тюрки и дали свой — новый для буддистов! — обряд почитания Бога Небесного, Тенгри-хана. Этот факт зафиксирован в истории буддизма и Индии.

Поныне на Востоке помнят и чтут тех тюрков, сохраняя предания об их священной стране Шамбхале (Шамбкале),[6] которая лежала далеко на севере и в которой жили святые люди… Это опять о тюрках! Священная страна Шамбкала была в горах Алтая, где семь снежных вершин и где хранится божественный железный крест — мировая ваджра… Всё по-прежнему так. Но только тюрки о ней не вспоминают.

Дороги, проторенные в Индию две тысячи лет назад, не заросли травой. Бийский тракт еще служит. Но стал он короче, и не ходят по нему паломники. Уцелела и другая древняя дорога на Тибет — Нерчинский тракт…

Лишь на запад от Алтая долго не было наезженных дорог. Сказывалась психология жителей гор: люди боялись незнакомой степи и искали пути только в привычных горах.

В степь уходили лишь в крайнем случае. Две с половиной тысячи лет назад на Алтае случился конфликт веры: язычество сменилось на религию. Получило распространение тенгрианство. Но не все приняли Бога Небесного, несогласные ушли. Ушли в степь, их назвали «скифы» (видимо, от «скиты», то есть «скитальцы»). Официальная история скифов трактуется по-другому.[7] Но… в причерноморской степи и в Алтайских горах «скифские» археологические памятники абсолютно одинаковые. Что же отличает скифов от тюрков? Ничего.

И тем не менее скифы «бесхозны», утверждает российская наука, забывая наставление Н. М. Карамзина: «Народы не падают с неба и не исчезают сквозь землю…» А что, если скифы сохранились?! Что, если сегодня они носят имя «чуваши»?! Слишком уж необычен этот тюркский народ. Живет в центре кипчакского мира, но не с ним. Всегда был чуть в стороне.

Духовная культура чувашей, которых сегодня называют христианами, еще недавно была совершенно другой, нехристианской. Она не забылась в народе. Она удивительно напоминает ту, что была у тюрков на Алтае в глубокой древности: их верования не имеют аналогов. Язык чувашей своеобразен — певучий, мелодичный и очень древний, он понятен далеко не всякому тюрку… Чуваши — живая страница тюркской истории, к сожалению, еще не прочитанная мировой наукой.

Часть «скифов», видимо, сохранилась и на Украине. Они забыли родной язык, но едва уловимые детали их быта напоминают о далеком прошлом народа. Например, своеобразные орнаменты народных вышивок — точно такие же, как у чувашей. Они несут в себе ценную информацию, о которой разговор впереди. Или — погребальные обряды… Словом, «скифские» страницы полны тюркских тайн.

Зато последующие алтайские страницы читаются отменно: Великое переселение народов II–V веков четко прописало их. Для народа перенаселенного Алтая Судьба открывала один путь в будущее — через степь. Других просто не было. Лишь степь оставалась почти незаселенной территорией, способной принять многочисленный народ.

Но потребовались десятилетия неимоверных усилий и труда, прежде чем горцы научились жить в степи. В новой для себя природной среде, в которой всё было не так, как в привычных горах! Это — чрезвычайно важная географическая предпосылка, в которой ключ к познанию всей тюркской истории.

Отсутствие леса, например, вынуждало искать новые строительные материалы. Климат заставлял придумывать другие типы жилища, создавать иные формы быта. О воде, топливе, пастбищах, сохранении запасов — о многом теперь приходилось задумываться. Только сильный, смекалистый и трудолюбивый народ могла принять степь. Прежде люди редко селились здесь, потому что слишком трудна жизнь в степи, слишком неприветлива и своеобразна ее природа.

Правда, иные историки, не видевшие степь, «отправляют» сюда разные народы, с легкостью переселяя их на тысячи километров. Они даже не задумываются, что неподготовленный человек и шага не ступит по степи — погибнет.

Без коня и сегодня не пройти там ста километров. Во-первых, не выдержит обувь. Во-вторых, не умея ориентироваться и не имея навыков степной жизни, выжить здесь невозможно: эта одна из самых трудных для человека природных зон Земли. Даже в пустыне проще, там по крайней мере не бывает морозов и снега.

А в степь наши историки «отселяли» целые народы (с обозами, со скотом). Им, кабинетным обитателям, неведомо, что суровая зима с невыносимыми буранами — это степь; жаркое лето с испепеляющими суховеями — это тоже степь; полное безлюдье, отсутствие ориентиров — и это наша степь. Такой — пугающей — предстала она перед тюрками.

Прошли десятилетия, прежде чем кипчаки стали для нее своими, они сказали: «Наша степь». И пошли по степи на запад.

Великое переселение народов — грандиозное событие. Но что это было? Как выглядело оно? Неверно полагать, будто шла неорганизованная толпа. Теория «кочевых цивилизаций», полагающая, что люди скитались по степи в поисках пастбищ для скота, слишком примитивна. Она не учитывает реалии жизни. А для тюрков с их высокой культурой не подходит и вовсе. Жизнь была намного сложнее.

Может быть, к переселению народы подтолкнуло изобретение нового — сухопутного! — вида транспорта. Брички, потом вежи и избушки на колесах… Возможно, все начиналось иначе — не с изобретений. Мы никогда не узнаем, как было в действительности: что шло сначала, а что — потом. Ясно другое: во II веке на запад двигалась не толпа, не вереница людей, не орды кочевников.

Благодаря находкам археологов известно, что в степи закладывали новые поселения, города и станицы, строили дороги и переправы через реки… Шло освоение территории — дело неспешное, кропотливое. Заселение — это не «гуннские набеги», как утверждают многие. И даже не конная атака. В среднем на сорок километров в год (!) углублялись тюрки в степь. Расстояние одного конного перехода, впрочем, год на год, конечно, не приходился. И это естественно. Два с половиной века продолжалась их дорога от Алтая до Атлантического океана.

Два с половиной века мучительно тянулась она. Люди приходили на новое место, заселяли его, и потом их старшие дети шли дальше, чтобы начать все с начала. Младшие по установившейся тогда традиции оставались с родителями (кстати, эта древняя традиция сохранилась в народе до сих пор).

Великое переселение народов, что бы ни говорили, было продуманным движением вперед. Оно не могло возникнуть вдруг. Оно готовилось семь веков! С момента изобретения тюрками металлургического горна. Не сразу прорезали Великую Степь дороги и оросительные каналы. Не сразу между поселениями была налажена почта (ямы). В трудах и поисках верных решений проходили десятилетия… Пока наконец, в Степи появились цветущее Семиречье, ставшее прообразом Шамбкалы, и другие оазисы в степи. (Их и не дали исследовать академику А. Х. Маргулану.)

Они возникли не по мановению волшебной палочки. Их строили люди, которые знали, как строить и что строить.

Конечно, не вписывается всё это в теории о «диких кочевниках»… Но в Великой Степи сохранились остатки той тюркской цивилизации. Мало того, есть китайские, персидские, арабские хроники, которые упоминают о ней.

Две тысячи лет назад к западу от Алтая начала зарождаться удивительная страна с удивительной культурой. Она быстро превращалась в центр мировой духовной жизни. Это тоже факт, зафиксированный в мировой истории.

Сюда приезжали учиться!.. Видимо, одним из приезжих в Тенгри-Тау был еврей по имени Йешуа. Его воспоминания о неминуемом приходе всадников — посланцев Божьих — отражены в древнейшей книге христиан — Апокалипсисе. Позже имя «Йешуа» превратилось в «Иисус Христос»… Нигде, кроме Алтая, он не мог встретить конное войско и духовенство, служившее Богу Небесному.

Ни в духовной, ни в материальной, ни в военной жизни кипчаки не уступали никому. В этом убеждают не только древние хроники Востока, но и легенды и предания разных народов. Сказание «Акташ», например, повествует о легендарном хане Акташе, который первым из тюрков вышел к Волге и «подчинил себе все земли от Идели до Кавказа». Соседи искали союза с ним… Есть и другие произведения, в которых драгоценными россыпями высвечивается былое.

Однако кто из тюрков назовет сегодня имена великих деятелей того периода? Где прочитать об их свершениях и походах?!

В знаменитой Британской энциклопедии есть сведения о стране тюрков. Но Европу интересует тюркская (кипчакская) тема ровно настолько, насколько позволяет идея европоцентризма. Весь мир ей видится как приложение к Европе.

Вот и не знаем, что совершил хан Баламир? Как возвысился царь Харатон? Чем увековечил себя мудрый Донат? В «кочевнических» монографиях о них нет и строчки.

Видимо, авторам страшно даже подумать, что именно кипчакские цари — Баламир, Харатон, Донат — вывели степняков в Европу; что перед тюрками склонялись правители Византии и Рима. Не сказана правда и о величайшем из великих тюрков — Аттиле, гордости нашего народа!

Аттила завершил Великое переселение тюрков: Европа лежала у его ног, платила дань… Но ныне о тех событиях рассказывают совсем по-другому. Тюрки не знают своей истории и получают ровно столько, сколько оставляют им.

Непобедимого Аттилу победили не римское войско, не объединенная армия Европы — собственное величие. Тяжелейшее это бремя. Оно раздавило Аттилу, он забрал мир у своего народа! После смерти полководца осталось сто восемьдесят четыре (!) сына, девочек не считали. Могли ли претенденты на трон отца сидеть спокойно, имея в жилах кровь самого Аттилы? Конечно, нет. Начались жесточайшие междоусобицы… Тюрки дрались сами с собой. Пока не надели себе ошейник раба…

Народ раскололся.

С них, с этих осколков, началась история бургундов, савойцев, хорват, баварцев, саксонцев, каталонцев, сербов, чехов, болгар и других «малых народов» Европы, которые в представлении европейских историков вдруг возникли из ничего… Будто с неба упали.

После Аттилы Великая Степь разделилась на враждующие каганаты, улусы, семьи… Начался бой всех против всех. Междоусобицы никогда не стихали. Продолжаются они и поныне. С неприязнью к ближнему входило и уходило из жизни каждое новое поколение.

И поспорили братья промеж собой,
И вымали мечи булатные,
И рубили друг друга до смерти,
И, рубяся, корились, ругалися,
И брат брата звал обманщиком.
Наконец полегли до единого…
И доселе их внуки рубятся,
Все рубятся за правду за истину,
На великое себе разорение.

Слова эти оставил поэт Алексей Константинович Толстой. О его тюркском происхождении говорят и родословная, и фамильный герб, и, конечно, стихи, в которых он глубоко и проникновенно передал старинные степные предания.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Мурад Аджи.
Европа, тюрки, Великая Степь
e-mail: historylib@yandex.ru
X