Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Наталья Макарова.   Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

Иоанновское и андреевское масонство

Иоанновское масонство называлось голубым. Члены иоанновских лож были мечтательными проповедниками, надеявшимися путём совершенствования каждой отдельной личности достичь рая на земле. «Сейте семена царствия света» был их пароль.

Андреевское, или шотландское, масонство называлось красным. Члены красных лож долженствовали быть неустрашимыми борцами за идеи с девизом: «Vincere aut mori».

Патроном-покровителем всего Ордена Свободных Каменщиков почитался Иоанн Креститель. Ему посвящены были первые три степени символических лож, в которых все обряды и символы знаменовали страстный призыв к покаянию, к самосовершенствованию. Более высокие степени, в которых масоны обязывались клятвенно выходить на борьбу со злом, не щадя жизни, посвящены были св. апостолу Андрею Первозванному. Некоторые ложи особенно чтили ещё св. Иоанна Евангелиста. Орденскими праздниками почитались 24 июня, 30 ноября и 27 января.

Для празднования всех трёх праздников существовал ритуал, выработанный до мельчайших подробностей. Особой торжественностью отличалось торжествование Иоаннова дня, в продолжение коего все члены Ордена, к каким бы толкам они ни принадлежали, должны были находиться вместе «для вещего процветания Ордена». В России масонские праздники праздновались с большей пышностью. Сохранились обряды для «Иоаннова дня» последней четверти XVIII века и первых 30 лет XIX века.

Убранство лож было не одинаково.

В иоановской ложе первой ученической степени лазурь тканей и золото символических украшений ласкали взор. Стены затягивались голубыми тканями, подвешенными на золотом шнуре, связанном большим кафинским узлом, как раз на самой середине стены, обращённой к востоку. Тут же на востоке, на возвышении о трёх ступенях был престол, масонский жертвенник, а за ним кресло управляющего ложей. На престоле лазоревое шёлковое покрывало с густой золотой бахромой. Балдахин, осеняющий престол, и кресло великого мастера, также голубого шёлка, испещрённого золотыми звёздами, среди которых, в сиянии ярких золотых лучей, сверкает треугольник со священным именем Великого Зодчего Вселенной. На престоле раскрытая Библия у первой главы от Иоанна. Обнажённый меч, золотой циркуль и наугольник резко выделяются на потемневших листах святой книги, меч положен первым, он словно не допускает страницам перевернуться, закрыться.

Деревянные кресла и стулья крыты белым лаком: они обиты лазоревым бархатом для Великих Мастеров и белым атласом для прочей братии. В ложах с очень ограниченными средствами, ткани бывали проще или вовсе заменялись окраской дерева в соответствующие цвета. Столы должностных лиц покрашены были голубой краской, и форма их треугольная. На полу, посреди ложи, разостлан символический расписной ковёр. В золочёных, треугольных трехсвечниках зажжены девять жёлтых восковых свечей. Светильники озаряют мягким светом восток, юг и запад, северная часть залы — в полумраке. Большая шестиконечная звезда спускается с потолка над ковром, они из золочёной бронзы, цепь, на которой она подвешена, также густо позолочена, матовая, с блестящими острыми гранями ромбовидных звеньев. На братьях голубые камзолы и белые кожаные запоны, крошечные каменщичьи железные лопаточки подвешены на белых ремешках к третьей петле камзола, у всех руки в белых перчатках.

Управляющего мастера отличает голубая шляпа, украшенная золотым солнцем или белым пером. Запон его подбит и обшит голубым шёлком, на запоне же нашиты три голубые большие розетки. В петлице камзола, на голубой ленте золотая лопаточка, на шее, в знак власти, — ключик слоновой кости и в знак подчинения орденским законам — золотой наугольник. В правой руке его — круглый молот белой кости.

Высшей степенью Иоанновского масонства была третья, степень мастера.

При приёме в эту степень ложа вся затягивалась чёрными тканями, на стенах — черепа и кости с надписью «помни смерть», на полу чёрный ковёр с нашитыми золотыми слезами и посреди ковра открытый гроб, трехсвечные светильники поддерживались человеческими скелетами, «коих всегда поставляло три». По правую сторону от жертвенника, на искусственно сделанном земляном холме сверкала золотая ветвь акации. Все братья были одеты в чёрные камзолы, в чёрные длинные епанчи и круглые шляпы с опущенными полями. Вся обстановка символизировала глубокое горе: это было горе по убиенном великом строителе Соломонова храма, Адонирам, или Гирам, или Гирам-Абиф. Обряд посвящения изображал убийство Адонирама, причём посвящаемый выполнял его роль.

Последней ступенью масонской лестницы степеней в «Старом принятом шотландском обряде» была 30-я. Она носила название «Рыцарь белого и чёрного Орла, Великий Избранник, Кадош». Под наименованием «Кадош» масоны разумели «едино избранных сверхчеловеков, очистившихся от скверны предрассудков». Нет ни одного сочинения, написанного «для разоблачения страшных тайн Вольно-Каменщического Ордена», в котором бы не приводилась в пример степень «Кадоша». Эта степень потому обращала на себя внимание, что готовила посвящаемых в мстители за попранные права человечества и была далека от миролюбивого масонства голубых лож.

По обрядникам десятых годов XIX века, цвет тканей и символических украшений ложи был цветом печали, крови и смерти. Ложу убирали пурпурными тканями и по ним вышивали «золотые языки огневого пламени и серебряные слёзы». Кресло Командора, трижды могучего Властодержца, почти приковывали «кроваво-красные», «тевтонические» кресты, ими усеян был мрачный балдахин. Ни сверкающий золотом и лазурью священный треугольник с оком Провидения, ни пламенеющая звезда с многозначащей буквой G не венчали балдахин, над ним царил венчанный золотой короной двуглавый орёл с распростёртыми крыльями. Это был грозный орёл непреклонной борьбы, в его сжатых когтях был меч. На груди орла, в небольшом треугольнике начертано было священное имя «Адонай» и латинский девиз обращал внимание блистанием серебряных букв.

Степень Великого Избранника была богата девизами, ещё два девиза были вышиты на знамёнах, развевающихся по обе стороны балдахина. На белом знамени с зелёным крестом был один девиз, на зелёном с красным крестом — другой.

Одеяние Великого Командора было царственное, пурпурное, но его прикрывала чёрная мантия, украшенная на стороне сердца красным крестом, корону, венец мудрости, Командор возлагал на голову в торжественных заседаниях. Все рыцари одеты были в короткие далматики чёрного цвета, опоясанные красными поясами с золотой бахромой, в иных ложах далматики бывали белые с чёрной каймой, а пояса — с серебряной бахромой, на груди и на спине далматиков нашивался красный восьмиугольный крест. В наиболее строгих ложах рыцари белого и чёрного Орла носили одежды средневековых Рыцарей Храма и всё вооружение — от шлема до шпор — было красивым повторением рыцарских доспехов. Большинство лож, однако, предпочитало далматики, и в таких ложах Рыцари надевали чёрные шляпы с опущенным полями. Украшением шляп служило золотое солнце и красные буквы N. А., знаменовавшие слова «Возмездие Господи».

На чёрных шёлковых лентах, чрезплечных и шейных, на запонах и отличительном знаке, тевтоническом кресте, были всё те же девизы непреклонного решения борьбы на смерть с врагами своих идеалов, всё те же символы печали, крови, смерти.

Цвет одежды посвящаемого был серый или чёрный. Босой, с верёвкой вокруг шеи, медленно следовал он за водителем и входил в полутёмный зал ложи, чадно и неровно горели факелы в руках неподвижно стоящих рыцарей. Зажжённый факел был в правой руке водителя, в левой он держал конец «верви», свободной петлёй накинутой на шею посвящаемого. Раздавалось негромкое бряцанье мечей и вновь смолкало: это рыцари вынимали и вновь вкладывали в ножны мечи, словно сгорая желанием приветствовать посвящаемого, но сдерживаемые осторожностью, боязнью встретить предателя вместо брата и друга. Различные испытания предлагались посвящаемому с целью увериться в его бесстрашии и преданности Ордену: на жаровне в сосуде серебрился расплавленный свинец (в действительности ртуть), испытуемому приказывали бестрепетно опустить в калёную массу свою руку. «Что значит рука в сравнении с жизнью, коей пожертвовал наш Великий мастер?!» — восклицал вития. Были и другие испытания.

После клятвы и различных церемоний, одевали испытуемого в ритуальные одежды и вручали ему отличительное украшение Кадоша, красный эмалированный восьмиугольный крест с перламутровым или жемчужным овалом в центре. На одной стороне овала виднелось чёрное изображение мёртвой головы, пронзённой кинжалом, в напоминание рыцарям о данной ими клятве — не отступать перед ужасами смерти, если повстречались они на пути к намеченной цели. Буквы J. М, изображённые на другой стороне овала, означали Жака Молэ, последнего гроссмейстера Ордена храмовников. Этого-то, глубоко чтимого гроссмейстера (как символ непоколебимой верности данному обету), погибшего в пламени костра в 1314 году, и изображает посвящаемый при входе в ложу. Его словно ведут на казнь. Верёвка вокруг шеи напоминает о виселицах, к которым были подвешены осуждённые храмовники, горящие факелы в руках рыцарей символизировали пылающие костры, пламенем коих были сожжены и другие Храмовники, осуждённые на смерть вместе со своим гроссмейстером. «Вечная слава мученику за добродетель!» — восклицали братья по окончании обряда, приветствуя вновь принятого рыцаря чёрного и белого Орла… Виновникам же гибели средневековых храмовников, французскому королю Филиппу Красивому и папе Клименту V, Великие избранники клялись «воздать должное по делам их». Но король и папа, много веков тому назад уже представшие на суд Высшего Неземного Судьи, были лишь символами, и под этими символами разумелась борьба на смерть против деспотизма гражданского и церковного».

Однако содержание степени Кадоша не исчерпывалось приготовлением бесстрашного воителя с мраком фанатизма и насилия: «ковалась сильная воля, освобождался дух от пут суеверий, парализовался разум». Великие избранные именовали себя «сынами света», «сынами солнца», коим открыто Великое знание, познание тайн бытия. Какой труд надо положить, чтобы достичь безмятежного счастья «всезнающего», указывала символическая, таинственная лестница в четырнадцать ступеней, устанавливавшаяся в приёмной ложе. По этой знаменитой лестнице, соединявшей «земное ничтожество» с небесным величием, незнание со всеведением, заставляли всходить посвящаемого. Выше представлена чёрная нашейная лента с серебряными каймами, эта, чрезвычайно редко встречающаяся, лента расшита всеми эмблемами степени «Кадош», не забыта и лестница. Каждая ступень отмечена двумя буквами, являющимися первоначальными буквами символических наименований ступеней. Не выписывая полностью слов, объясню лишь их значение. Первая, нижняя ступень обозначена Ch — что означает скромность, хранение тайны. Вторая — Ga — терпение, выносливость, упорство. Третья — На — самопознание, совершенствование сердца, четвёртая — Em — верность данным обетам, стойкость убеждений, пятая — Ма — тихость нрава, кротость, шестая — С — непорочность, седьмая — T.S—правосудие, восьмая — As — Астрономия, девятая — Ми — музыка, десятая — Lo — логика, одиннадцатая — Ge — геометрия, двенадцатая — Аг — Арифметика, тринадцатая — Rh — риторика, четырнадцатая — Gr — грамматика.

Символические знаки изготовлялись из дерева, позолочённой меди, бронзы, золота, серебра, слоновой кости или перламутра, нередко они изукрашены эмалью, финифтью, драгоценными и самоцветными камнями.

Символами каменщиков расписывались ленты, запоны, одеяния, они вышивались золотом, серебром, шёлком и мишурой по цветному бархату, атласу, муару, по замше и лайке, наконец, гравировались на меди, золоте, серебре, вырезались по дереву и кости. Нет почти такого предмета житейского обихода, на котором Каменщики не изображали своих символов, но всего чаще встречаются табакерки, перстни, брелоки, часы, пуговицы.

Для распознания в постороннем человеке члена Вольнокаменщичьего Ордена и определения его масонской степени, Вольные Каменщики употребляли три способа: знак — для зрения, слово — для слуха, прикосновение — для осязания. Всякий член ордена имел право входа во все ложи мира. Поэтому, находясь на чужбине, масон мог требовать для себя так называемой опознавательной ложи. В ней испытуемый подвергался проверке в знании всех знаков, слов и прикосновений пройдённых им степеней, после чего перед ним расстилали множество масонских ковров с символическими изображениями, из них лишь часть была настоящими или, как выражались масоны, «справедливыми и законными», а остальные были фальшивые. Испытуемый должен был отобрать все ковры, относящиеся к его степени. Если он выходил победителем после этого испытания, председатель закрывал ложу такими словами: «Братья, мы должны себя поздравить, что узнали одного из наших собратьев». Перед признанным братом отмыкались двери ложи, посторонние вчера люди открывали сегодня свои сердца и кошельки опознанному брату, оказывая ему помощь нравственную и материальную; смотря по тому, в чём он нуждался.

Каждая масонская степень имела свой особый знак, особое прикосновение и особое слово, которым обучали посвящаемого после принесения им клятвы ненарушаемого молчания. Чем выше была степень, тем вообще условные знаки были сложнее и труднее для запоминания слова.

Священным словом было: «Nekaman», означающее, по толковникам масонов, призыв к мести «Господи, взываю к Тебе об отмщении врагам».

Проходные слова означали гения огня, гения воды и гения земли.

Прикосновения происходили так:

1) взаимно дотронуться поочерёдно к трём суставам указательного пальца левой руки, произнося по букве слово первой степени иоанновского масонства, знаменовавшего крепость;

2) взаимно и постепенно дотронуться до первого, второго и третьего сустава среднего пальца, говоря буквы слова товарищеской степени иоанновских лож, означавшей силу;

3) взять указательный палец за первый сустав, произнося поочерёдно слова, затем, взяв за сустав мизинца, один масон говорит слог, а другой слово иоанновских мастеров, означавшее смерть.

Великого архитектора; 1) то же прикосновение, лишь слово другое, сначала говорит первый, потом второй, потом первый вновь и второй произносит всё священное слово, значение коего уже объяснено.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Андрей Васильченко.
Тайные общества Третьего рейха

Игорь Панарин.
Первая мировая информационная война. Развал СССР

Анатолий Максимов.
Никола Тесла и загадка Тунгусского метеорита

Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.
Во имя ложи

под ред. А. Черинотти.
Розенкрейцеры: из молчания – свет
e-mail: historylib@yandex.ru
X