Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Наталья Макарова.   Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

Виленская ассоциация 1796—1797 гг.

Виленская ассоциация 1796—1797 гг. — первая тайная организация в Литве и Беларуси после третьего раздела Речи Посполитой. Впервые упоминают о Виленской ассоциации Г. Державин и М. дэ Пуле.

В 1795 году Речь Посполитая была окончательно разделена между Россией, Австрией и Пруссией. Территория Великого Княжества Литовского была присоединена к России.

Идеи о необходимости создания тайных патриотических обществ, которые бы возглавили борьбу за восстановление Речи Посполитой возникли среди польской шляхты, а также полонизированного дворянства Литвы, Беларуси, Украины после восстания под руководством Т. Костюшко и возросли после третьего раздела Речи Посполитой. Так в январе 1796 года были созданы тайные организации — конфедерации во Львове, Познани, Кракове. Они разработали планы восстания против царизма.

Польская эмиграция также создавала патриотические общества. Они возникли в Италии, Франции, Турции, Молдавии, Галиции. В Милане был создан польский сейм, формировались легионы во главе которых стоял генерал Ян-Генрик Домбровский. В городе Ландау были сформированы два легиона по три тысячи человек каждый, артиллерийский корпус, во главе которого стояли Велегорский и майор Конопня. Ассоциации как за границей, так и в Российской империи поддерживали связь между собой.

К этому времени относится возникновение и Виленской ассоциации. В мае 1796 года один из участников общественно-политического движения на Беларуси и в Литве Ксаверий Домбровский писал, что в Вильно уже существовал клуб, который разрабатывал план восстания.

Правительству стало известно о существовании общества в Вильно. 22 сентября 1797 года Литовский гражданский губернатор тайный советник Я. Булгаков сообщил князю М. Рапнину, что 16 сентября молодой дворянин Станислав Юдицкий (сын былого польского генерал-поручика), который жил в местечке Камень Минской губернии, оставил на квартире в Вильно разные письма. В одном из них С. Юдицкий писал некому Стародубскому и его жене, что в Вильно находится «по политическим причинам» и теперь направляется во Львов, оттуда в Милан, «где делаются большие дела. В этом городе находится Домбровский… словом, все патриотические граждане, которые составляют польский конвент».

В письме С. Юдицкий упоминал польского поручика Себастьяна Тетерского, который также, как и он должен выехать из Вильно. В тот же день 16 сентября Я. Булгаков отдаёт приказ задержать С. Тетерского с его друзьями. Он приказал Минскому губернатору «схватить Юдицкого, если он задумал перебраться через границу».

18 сентября 1797 года генерал-майор Мерлин сообщал из Гродно Булгакову, что Тетерский арестован. При аресте у него найден список членов ассоциации. В ночь на 20 сентября в Вильно был арестован Фаустин Тетерский и Вацлав Зюлковский. С. Тетерский стал давать показания «как они составляли заговор» и скоро выдал всех своих соратников.

Что же представляла собой Виленская ассоциация в организационном плане? Это была политическая организация. На допросе С. Тетерский заявил: «Наша цель — восстановление республики, главной основой которой должна быть Конституция Третьего мая». Согласно показаниям С. Тетерского, «во всех регионах Польши (имеется в виду бывшая Речь Посполитая) распространяются ассоциации, которые будут бороться, вдыхая воздух независимости, возбуждая любовь к свободе».

При аресте С. Тетерского кроме списка руководителей и членов ассоциации, у него был найден «Акт Виленского восстания», датированный 27 января 1797 года — это своеобразный манифест, который призывает к борьбе за восстановление Речи Посполитой. В нём говорится: «Не было ни минуты, когда бы мы, стеная под тяжестью неволи, не думали о возвращении права свободы и независимости, которые даны каждому человеку при его рождении».

Детально была разработана структура ассоциации. Общество разделялось на отделы (децезии). В одном обществе должно было быть не более 15-ти, а в отделе 4—5 человек. Каждый член ассоциации вносил три червонца на её нужды. Собрания общества происходили через каждые две недели, кроме исключительных случаев.

В обществе должна быть самая строгая конспирация. Его члены на публичных собраниях говорили между собой с помощью специальных знаков, должны были набирать новых членов, однако не более 3-х человек каждый. Принимали новых членов на собрании большинством голосов. В общество могли входить люди «всякого звания, с талантами и чудесными качествами, однако не иначе, как при строгом испытании их образа мыслей, характера, честности, твёрдости и решительности».

Каждый член ассоциации должен был дать присягу, в которой говорилось: «Клянусь Богом, правосудие которого яснее видно в наказании предателей, что присягу эту даю в твёрдом уме, без всякого принуждения, по собственному желанию, что в этом союзе предателем не буду, никого из членов, а тем более общества никаким знаком не предам; тайну эту сберегу в глубине души моей, покуда удача или смерть не закончат этого предприятия. Боже, помоги мне».

Содержание «Указания членам ассоциации», также свидетельствуют о том, что руководители Виленского общества стремились сделать его строго конспиративной организацией. Так, в ст. 2 говорится, что каждый член ассоциации должен передавать информацию только тому, кто его завербовал. Если кто-нибудь из членов узнал о существовании других обществ, то он должен сообщить об этом тому, кто его рекомендовал. Тот в свою очередь передавал информацию руководителю общества. Таким образом, наиболее важные сведения знал очень узкий круг людей.

Каждый член, вербуя другого, должен знать «личность и характер человека, которого вербует». Существовала в ассоциации и круговая порука. Каждый из членов являлся ответственным за того, кем он был рекомендован и за тех, кого сам рекомендовал.

Виленская ассоциация создала свои филиалы в Бресте, Кобрине, Гродно, Львове, Варшаве, на Волыни.

15 октября 1797 года князь М. Рапнин сообщал царю, что на допросе один из руководителей Виленской ассоциации Домбровский рассказал о существовании Волынской и Брестской ассоциации. 24 сентября советник канцелярии в Варшаве Дивов писал Я. Булгакову, что в городе отмечается «движение поляков и открытие магазинов с оружием и порохом: варшавские поляки склонны к возмущениям». В Варшаве в это время существовала вооружённая ассоциация.

Участник общества бывший бригадир армии Костюшки П. Дениско говорил на следствии, что Виленская ассоциация создаёт филиалы в разных городах. Общества были также в Свислочи, Деречине, Ружанах. 23 октября князь М. Рапнин на основе донесения Я. Булгакова писал в Петербург: «Заговорщики постановили создать как можно больше ассоциаций».

В «Инструкции по созданию филиалов Виленской ассоциации» отмечалось, что по прибытию в город, посланник ассоциации должен наладить контакты с людьми, которые отданы идее восстановления Речи Посполитой. Для этого необходимо выбрать трёх человек — таких, каким можно доверять. Создав общество, необходимо установить отношения с ближайшим обществом воеводства, уезда или города. На членов обществ филиалов Центральное Правление возлагало обязательство «собирать оружие и готовить, насколько возможно, омуницию к обороне отчизны. От населения принимать взносы или милостыню деньгами, вещами, кожами, оружием и сохранять тайну».

Одним из филиалов была Брестская ассоциация. Среди её членов были Гавриил Сестравитовский — писарь земского суда и его брат Тадеуш — регент того же суда, Игнатий Снишко — земский судья.

Виленская ассоциация имела свой филиал и В Минске. Толчком для его создания был указ Павла I, чтобы при его коронации в Москве присутствовали представители Литовской и Белорусской губерний. Это использовало дворянство Минщины во время съезда дворян губернии для выборов депутатов на коронацию. По предложению председателя Минской гражданской палаты Дашкевича 6 февраля 1797 года была принята петиция, которую планировали передать Павлу I. В ней высказывалась просьба, «чтобы суды наши польские остались по-прежнему на правах наших польских, чтобы и часть польских членов в провинции была смещена, и канцелярии разделены на две части — польского и российского диалекта, чтобы училища для польского юношества были приведены в прежнее состояние, чтобы здания римско-католического духовенства были возвращены».

Белорусский вице-губернатор Захаров писал 15 марта о «приверженности белорусского дворянства к бывшей республике Польской» и о том, что он нашёл среди избранной на съезде дворянства делегации крупные задумки об восстановлении польских земель».

В это время активизируется деятельность польских эмигрантских кругов. Согласно слов князя М. Рапнина, «заговор начат в Австрийских и Прусских владениях».

Основную надежду члены Виленской ассоциации возлагали на Францию, которая была недовольна усилением России за счёт присоединения части Речи Посполитой и которая являлась одной из главных баз концентрации эмигрантских сил. Кроме того, республиканский стиль правления во Франции был идеалом для поляков, Один из руководителей общества — Зюлковский — говорил на следствии по делу Виленской ассоциации, что «Французская республика защищает Польшу». 22 ноября 1797 года генерал от инфантерии Беклешов докладывал Павлу I, — что французское правительство действует «с целью восстановления прежнего состояния Польши, для чего заводятся под французской опекой так называемые польские легионы Домбровского и Ринкевича в Италии, в Париже — конвент, в Медиелане — сейм».

27 октября князь М. Рапнин сообщал Павлу I, что следствие по делу участников закончено. По делу проходило более 70 человек. Социальный уклад был шляхетским, представителей крестьянства в ассоциации не зафиксировано.

В следствии по делу Виленской ассоциации участвовал кроме других и известный русский писатель сенатор Г. Державин. Он спросил начальника Тайной экспедиции С. Макарова: «Почему так строго обвиняются сии несчастные, что они имели некоторые между собой разговоры о спасении от нашего владения своего отечества? По моему мнению, пусть они думают и говорят о спасении своего отчества, как хотят, по только к самому действию не приступают…» Державин, который детально ознакомился со следственными материалами, считал, что Виленская ассоциация не представляет серьёзной угрозы целостности Российской империи. Однако генерал-прокурор князь Куракин передал, что «государь приказал ему не умничать».

Участники Виленского товарищества обвинялись в «организации ассоциаций, заговора на восстание, нарушение присяги». Сенат присудил им наказание смертью, однако царь приказал лишить их дворянских титулов, «наказать кнутом, вырвать ноздри, поставить узаконенные знаки и, заковав в кандалы, сослать на каторжные работы». 10 ноября 1797 года Павел I издал указ сенату, где решил судьбу членов филиалов ассоциации на территории Беларуси: «Настоятеля Урелиана Домбровского, ксёндза Вацлава Зюлковского, подпоручика Себастьяна Тетерского и Станислава Юдицкого лишить их духовного сана и других дворянских титулов, сослать навечно в Нерчинск; Грабовскога, шляхтича Черновского, регента Сестравитовского и писаря Сестравитовского, лишив дворянских чинов и всяких званий, сослать в Сибирь. Шляхцицев Поздырского и Кандратовича сослать в Тобольск, судью Снишку, который втянут в заговор и не имел никаких целей… женатого и семьянина… разрешаем вернуть в свой дом».

В чём же причина провала Виленской ассоциации? Одна из них в том, что её члены нереально оценивали политическую ситуацию, которая сложилась к тому времени в Европе. Они надеялись на то, что Турция начнёт войну против России, а это, считали они, облегчило бы задачу завоевания политической независимости и восстановления Речи Посполитой. Надежды члены общества возлагали и на Францию, на «правительство, оружие и свет наияснейшей Французской республики». Однако Франция в это время не была заинтересована в войне с Россией.

Несмотря на документы ассоциации, в которых декларировалась строгая конспирация организации, на самом деле такой конспирации не было.

Значительную роль сыграло и то, что Виленская ассоциация мало просуществовала, организационно она ещё не была окончательно оформлена, только начинала искать связи и создавать филиалы. Сразу же после ареста в Вильно руководители ассоциации, боясь пыток в подвалах Тайной экспедиции, начали выдавать остальных членов общества.

В документе Виленской ассоциации говорится, что её члены готовили восстание, однако для восстания нужны вооружённые отряды, которых не было. Члены ассоциации только собирали оружие и амуницию.

Виленская ассоциация стала прообразом позднейшего польского общественно-политического движения на Беларуси и в Литве.


(По мат. С. Талеронка «Виленская ассоциация 1796—1799 гг.» Белорусский исторический журнал, 1994 г., № 1)

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эрик Лоран.
Нефтяные магнаты: кто делает мировую политику

В.С. Брачев, А.В. Шубин.
Масоны и Февральская революция 1917 года

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 2

Иоханнес Рогалла фон Биберштайн.
Миф о заговоре. Философы, масоны, евреи, либералы и социалисты в роли заговорщиков.
e-mail: historylib@yandex.ru
X