Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Наталья Макарова.   Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

«Зелёный дуб»

Осенью 1920 года зарубежная пресса сообщила, что появилась организация, которая имеет цель объединить и скоординировать антибольшевистское движение на Беларуси. Польские издания писали о «таинственной политической организации», о «неизвестных мстителях-зеленодубцах». На тот момент количество её членов достигло, согласно сведениям, 400 человек. Организация делилась на «пятёрки», которые были ядром отделов восстания.

В советской прессе по этому вопросу в основном появлялась информация из зарубежных газет. Например, газета «Звезда» 21 января 1921 года перепечатала интервью из «Рижского курьера» с членом белорусского политического комитета П. Алексюком, который возлагал «большие надежды на партизанское движение зеленодубцев».

В 1928 году польское издание «Krotki zarys zagadnienia Bialoruskiego» дало интересную справку: «Начало организации „Зелёный Дуб“ берёт с того времени, когда российская армия под натиском немецких войск покинула белорусскую территорию. Солдаты и те из белорусов, кто подлежал призыву, но не захотел служить ни на одной из сторон, организовали в лесах свои отделы, которые получили название „зелёных“.

Сначала это были дезертиры без конкретных планов действия, но с определённой политической и национальной окраской. В 1918—1919 годах «зелёные» проводили диверсионные акции. С течением времени белорусские политические деятели пытались взять это движение в свои руки. В 1919 году возникла Белорусская Крестьянская Партия «Зелёный Дуб», которая стремилась к созданию Белорусской Народной Республики, связанной с Польшей. Партия создавала отделы Совместно с польскими военными против большевиков и их приверженцев».

В советской историографии проблема антибольшевистского движения, в том числе и крестьянского, решалась достаточно просто. Это движение определялось в основном криминальными терминами, взятыми из партийных документов того времени — «бандитизм», «банды», «бандиты», «бандформирования» и т. д. Организация «Зелёный Дуб» считалась «типичной бандитской организацией».

Полное название этой политической организации — «Крестьянская Партия Зелёного Дуба». Она имела круглую печать и угловой штамп. Надписи на печати и штампе были на белорусском языке (кириллическим и латинским шрифтом). В середине печати — рисунок трёх листьев дуба («Звезда» в 1920 году писала, что это череп и перекрещенные кости).

Идея о создании «Зелёного Дуба» могла возникать среди членов Белорусской Воинской Комиссии (БВК), которая была создана в августе 1919 года и пробовала контролировать деятельность партизанских отрядов на территории Беларуси. Некоторую информацию для размышлений дают воспоминания одного из активных зеленодубцев — начальника главного штаба Ксеневича, который попал в ГПУ в октябре 1924 года.

Он писал, что познакомился с атаманом «Зелёного дуба» Дергачем (Вячеславом Адамовичем-сыном) в 1920 году в Минске. От него Ксеневич услышал об организации, которая уже существовала, но вступил в неё не сразу. Пришлось послужить в польской армии, где долго не задержался по причине «плохих отношений к братьям-белорусам со стороны поляков». Патриотические чувства привели Ксеневича сначала в гусарский полк генерала С. Булак-Балаховича, а потом на бронепоезд «Балаховец», который формировался в Лунинце. Здесь он снова встретился с Дергачем. В разговоре с ним «высказал своё желание работать целиком на пользу своего белорусского народа». От атамана поступило предложение вступить в партию «Зелёного Дуба».

Таким образом есть основания считать, что «Зелёный Дуб» как политическая организация, которая имела уже определённое количество сил, руководителей, структуру окончательно сформировалась осенью 1920 года.

Опекунами и крёстными отцами зеленодубцев были лидеры Белорусского Политического Комитета, который после поражения С. Булак-Балаховича нашли убежище в Варшаве. Председатель БПК Адамович-отец следил за деятельностью Главного штаба. Он помогал оформлять партийные документы, делать печати, с ним решались вопросы о составе штаба, его функциях. Много кто из членов БПК были зеленодубцами и наоборот. Так атаман Дергач был членом БПК, его адъютант Густалес (семинарист Иван Пешко) являлся одновременно секретарём канцелярии БПК и главного штаба «Зелёного Дуба».

Решение вопросов обеспечения провиантом, амуницией взял на себя полковник Жуковский. Свидетельства командиров партизанских отрядов, подписанные С. Булак-Балаховичем, давали возможность получать провиант из польских интендантских складов в Барановичах. Однако поляки давали мало и неохотно. Зеленодубцы часто голодали. Хорошо если была возможность наловить рыбы, поменять табак на хлеб. Продуктами изредка помогал Радослав Островский, который с 1920 по 1923 год занимал должность руководителя Пинского отдела польско-американского комитета помощи детям. Лекарства однажды получили и от миссии американского Красного Креста, к которой вынуждены были обратиться, так как партизан косил тиф.

Денег за всё время нахождения в Лунинце не получили вообще, а приходилось покупать оружие, патроны, документы. С целью приобретения средств зеленодубцы торговали и на советской стороне, т. е. занимались контрабандой. Штаб обеспечивал зеленодубцев личными документами, пропусками, «питерами» (свидетельствами) на проезд, следил за печатанием бланков, инструкций, обращений к членам партии и населению, вёл переговоры с политическими и военными деятелями Польши, Франции, бывшей царской России.

Штаб разместился в Лунинце. Вокруг него постепенно скапливались партизанские отделы. В усадьбе Бор, которая находилась недалеко от деревни Большие Чучсвичи, долгое время дислоцировался отряд под руководством полковника (фамилия его не известна), который сразу же взял на себя большую часть оперативной работы штаба. Позже тут нашли приют партизанские отделы капитана Козловского, поручиков Терентьева и Лебедева.

После диверсионных акций в Бобруйском уезде сюда возвращался со своим отрядом Мефодий Короткевич — соратник С. Булак-Балаховича, один из «независимых» атаманов, который был способен держать достаточную дистанцию от разных политических и военных организаций, таких как БПК или Народный Союз Б. Савинкова, и (разведывательного) отдела Польского генштаба и одновременно пользоваться их материальной помощью. Польские власти сквозь пальцы смотрели на гулянки «батьки» в Лунинце, молча слушали, как зеленодубцы пели «Испокон веков мы спали…»

Мефодий Короткевич и 20 его партизан были убиты в ночь на 28 июля 1921 года во время стычки с красными возле деревни Бобровичи Лясковицкой области. Убил атамана председатель сельсовета С. Богомья, который сам позже умер от ран, всего в 24 года.

Как сообщала «Звезда», у убитого атамана были найдены интересные документы, обращение к Лиге Наций о помощи в борьбе с большевиками, боевые донесения С. Булак-Балаховичу, приказ № 15 командира Короткевича, содержание которого газета пересказала примерно так: «батька» объявил мобилизацию партизан, за отказ от которой угрожал уничтожением собственности и наказанием членов семей.

Вооружённые силы «Зелёного Дуба» базировались не только в Лунинецком районе. Отряды, которые подчинялись Главному штабу, дислоцировались в Новогрудском и Молодеченском районах.

Главный штаб «Зелёного Дуба» поддерживал тесные связи с другими политическими боевыми организациями, которые действовали одновременно и с аналогичными целями. Одна из них находилась в районе Глубокого. В Несвиже существовала организация, которая имела название «За Отечество». Во главе её стоял поручик Хведощеня. Главным штабом руководил поручик Сокольский, член Белорусского Политического Комитета. Между штабами «Зелёного Дуба» и «За Отечество» существовали отношения боевого сотрудничества и взаимопомощи, даже стоял вопрос о соединении штабов обеих организаций. Предложение создать один руководящий центр с пятью отделами для Лунинецкого и Несвижского районов партизанских действий, сделал II отдел четвёртой польской армии. Им же была предложена и структура такого центра.

Но Дергач посчитал, что объединение помешает «чистоте партии», так как в последнее время к несвижским партизанам попало много «случайных элементов с грабительскими наклонностями». Зеленодубцы также не стремились расширить свои ряды и за счёт савинковцев, с которыми существовали насторожённые недоверчивые отношения, разные взгляды по вопросу государственности Беларуси.

Когда договорённость не была достигнута, поляки, чтобы держать белорусских партизан «на цепочке» предложили им прислать в штаб четвёртой армии представителей от каждого штаба и даже дали право носить польскую военную форму. Однако эта договорённость так и осталась на бумаге.

Главный штаб «Зелёного Дуба» принял участие в Слуцком восстании. Зеленодубцы не раз посылали восставшим оружие, которое они получали от поляков. Это было оружие интернированных балаховских отрядов. «Зелёный Дуб» оказывал помощь и взрывчатыми веществами. Их было достаточно на бронепоезде «Балаховец». Правда, поляки уже взяли имущество бронепоезда на учёт, но «воровству» взрывчатых веществ не противостояли. За одну ночь зеленодубцы доставили их восставшим. Помощь случанам ограничивалась только оружием. В Слуцк с целью установления связи было направлено всего 10 человек.

Со свидетельств участников слуцких событий Андрея Барановского и Марка Осветимского можно узнать, что Дергач начал работу в Слуцке ещё в апреле 1920 года, когда от имени Белорусской Военной Комиссии вербовал молодёжь в белорусскую армию. Слуцкий Национальный Комитет не поддержал его деятельность, но позже вербовочный пункт под бело-красно-белым флагом открыл Осветимский уже с благословения минских эсеров.

БВК и «Зелёный Дуб» накануне и во время восстания проводили набор белорусской молодёжи в военные школы Варшавы, Лодзи, Быдгоща с целью подготовки офицерских кадров для национальной армии. Но мечта о своём государстве и армии так и не осуществилась. Многие из тех, кто закончил школу и получил офицерское звание, попал в зеленодубские отряды.

После разгрома Слуцкой повстанческой бригады все усилия партии были направлены на объединение сил. Это были в основном бывшие балаховцы, савинковцы, белогвардейцы, участники Слуцкого восстания, эсеры. С. Булак-Балахович призывал всех концентрировать силы, комплектовать боевые единицы, до весны воздерживаться от вооружённых выступлений.

Тут надо подчеркнуть, что «крестьянского батьку» на советской стороне Беларуси многие помнили и даже ждали. Деревня с помощью партизан стремилась отстаивать свои интересы. Экономический авантюризм большевиков, насильственное создание коммун и совхозов, грабёж — эти и другие причины заставляли крестьян смотреть в сторону леса. В большевистской России царил голод. Из-за этого у белорусского крестьянина забирали последнее, даже семена. «Товарищи сытые!» — так обращался к ограбленным белорусским крестьянам Игуменского уезда нарком продовольствия Адамайтис, который потребовал срочно сдать-непосильный продналог, грозя судом ревтрибунала и тюрьмой. И поэтому не случайно в Игуменском уезде в 1921 году прокатилась широкая волна восстаний. Тут действовали отряды Сергея Павловского, Михаила Жилинского, которые подчинялись «Союзу защиты Родины и Свободы» Б. Савинкова, зеленодубцы Виктора Замбржицкого, Антона Касинского. В партизанах находилось очень много крестьян. Надо сказать, что шляхта организовала антибольшевистские отряды уже в декабре 1917 года и активно поддерживала мятеж Довбар-Мусницкого.

Колоссальные размеры приобрело дезертирство. Партизанские отряды поручиков Орлова, Драгуна, Ждановича, капитанов Гарковенко, Конопацкого составляли в основном беглые из Красной Армии.

1921 год — год наибольшего подъёма волны крестьянской войны. Зеленодубские отряды вели боевые действия в Слуцком, Мозырском, Бобруйском, Борисовском уездах. Сам Дергач возглавлял партизанские отделы возле Пухович и на юг от местечка, в направлении Любань-Городятичи. Именно в это время он и стал широко известным атаманом на Полесье. Походы готовились, как писала советская историография, на территории «панской Польши». Но надо уточнить, так ли это было? В Риге был подписан договор между Россией и Польшей, который, как сказал поэт, «рассёк наш край пополам». Борцы за независимость и единство отчизны не хотели признавать новую границу. В восприятии простых людей она также долго была ненатуральной. Партизаны-зеленодубцы чувствовали себя дома и по ту, и по другую сторону.


(По мат. П. Стужинская «Зелёный Дуб», Белорусский исторический журнал, 1995 г., № 1)

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Чарлз Райт Миллс.
Властвующая элита

под. ред. С. Глушко.
За кулисами видимой власти

Игорь Панарин.
Первая мировая информационная война. Развал СССР

Юрий Гольдберг.
Храм и ложа. От тамплиеров до масонов
e-mail: historylib@yandex.ru
X