Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Наталья Макарова.   Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

1. Старообрядчество

Исходной формой религиозного сектантства в России явилось старообрядчество — ряд религиозных течений, отрицавших обрядовую форму русской православной церкви, осуществлённую патриархом Никоном в 1650-х гг. Старообрядчество жестоко преследовалось царской администрацией и официальной церковью. Совращение православных в ересь строго пресекалось и к расколу применялось публичное доказательство (ряд запрещений, в частности, устраивание крёстных ходов, пение на улицах, площадях и т. д.).

Спасаясь от репрессий, старообрядцы бежали в труднодоступные малозаселённые местности — в Поморье, Заволжье, на Дон и Яик, в Сибирь, за рубежи России. Крупнейшим духовным и организационным центром старообрядчества была Москва.

К старообрядчеству примыкали различные слои общества: боярство, духовенство, стрельцы, крестьянство, посадское население. Социальная неоднородность обусловила наличие большого числа группировок, на которые разделилось старообрядчество. Основными течениями старообрядчества являются беглопоповщина, поповщина и беспоповщина.


Беглопоповщина — это наиболее ранняя форма старообрядчества. Название своё это течение получило из-за того, что верующие принимали священников, переходящих к ним из православия.

От беглопоповщины в первой половине XIX в. произошло Часовенное согласие. Из-за отсутствия священников они стали управляться уставщиками, которые вели богослужение в часовнях.

Группы поповцев по организации, вероучению и культу близки к православию. Среди них выделялись единоверцы и Белокриницкая иерархия.


Белокриницкая иерархия — это старообрядческая церковь, возникшая в 1846 г. в Белой Кринице (Буковина), на территории Австро-Венгрии, в связи с чем старообрядцев, признающих Белокриницкую иерархию, называют также Австрийским согласием.


Беспоповщина в своё время была наиболее радикальным течением в старообрядчестве. По своему вероучению беспоповцы дальше других старообрядцев отошли от православия.

Беспоповщина имела несколько направлений:


1) Спасовское согласие, или нетовщина. Согласно их вероучению, спасение можно получить, уповая только на Иисуса Христа (Спаса). Отрицали таинства, православное священство.


2) Рябиновский толк — течение в спасовском согласии; признавали лишь поклонение кресту, сделанному из рябины.


3) Поморский толк возник на реке Выге, в Поморье.

Одно из течений поморцев — даниловцы, названное по имени одного из основателей толка, Данилы Вакулова.


4) Федосеевский толк — одно из радикальных течений в беспоповщине. Основан в конце XVIII в. Феодосией Васильевым.


5) Страннический толк (бегуны) — одно из крайних течений в беспоповщине. Проповедовали близкий конец света, уклонялись от государственных повинностей, перед смертью принимали крещение и прятались в тайник. Подробнее эта секта будет рассмотрена ниже.

В 1905 г. после обнародования указа «Об укреплении начал веротерпимости» старообрядцы получили возможность открыто проводить богослужение, официально переходить из православия в свою веру, но для этого им необходимо было пройти регистрацию.

На протяжении длительного времени в старообрядчестве шли споры о сущности «старой веры». Каждый особобленный толк считал истинным только своё вероучение, отвергая все прочие, как не имеющие ничего общего с истинным православием. Однако знакомство с вероучением старообрядческих течений и толков приводит к выводу, что религиозная догматика у всех направлений едина. Более того, по своей догматике старообрядчество почти ничем не отличается от православия.

Все толки и согласия старообрядчества признают непререкаемой истиной христианский «символ веры». Как и все христиане, приверженцы старообрядчества следуют букве Священного Писания, разделяют библейские представления, верят в богооткровенность Ветхого и Нового заветов. Исключение составляет верность старопечатным книгам дореформенного периода.

Одним из основных моментов в идеологии старообрядцев является эсхатология — религиозные мифы о скором конце мира. В старообрядчестве этот элемент вероучения получил своё развитие в конце XVII в. Готовясь к концу мира, одни умирали голодной смертью, другие сжигали себя, третьи строили гробы, чтобы лечь в них перед Вторым Пришествием, читали друг над другом молитвы, отпевали друг друга. Были ещё и омут, и топор, и нож.

За всю свою историю, начиная с 70-х годов XVII в., старообрядчество истребило десятки тысяч своих приверженцев, в том числе и детей. Подавляющее большинство предало себя самосожжению (самосожиганию, как говорили встарь).

А. С. Пругавин, историк старообрядчества и сектантства, в одной из своих статей, напечатанных в 1885 году в журнале «Русская мысль», попытался подсчитать число раскольников, обрёкших себя на смерть в огне. Только до 1772 года сожгли себя заживо не менее 10 000 человек. Надо заметить, что это число самосожженцев следует считать минимальным. Сообщая о групповых и семейных самосожжениях, архивные документы весьма часто прибавляют к той или иной цифре стереотипные слова «и прочих с ними» (или — «и прочих с ним», если было известно лишь имя наставника-вдохновителя или главы семейства). Костры самосожженцев вспыхивали и после 1772 года. По сведениям, собранным тем же историком, например, в 1860 г. сожгло себя 18 старообрядцев.

Огонь самосожжения благословлён был высшими авторитетами раскола, в первую очередь протопопом Аввакумом. В одном из его сочинений содержится пылкое восхвалён и. первых самосожигателей: «Суть уразумевша лесть отстушания, да не погибнут зле духом своим, собирающеся во дверы с жёнами и детками и сожигахуся огнём своею воле к Блажен извол сей о Господе». В наше время об этом знаменитом расколоучителе принято писать и говорить как о человеке яркого и самобытного таланта, несокрушимой воли и мужества, как об авторе выдающегося литературного произведения — «Жития». Всё это так, конечно. Но для всесторонней и объективной оценки личности и деятельности Аввакума надо помнить о том, что его литературный талант и ораторский темперамент, с одной стороны, и число его единоверцев, погубивших себя в благочестивом огне, с другой, были связаны прямой зависимостью.

Характерной чертой старообрядчества на протяжении многих лет было противопоставление «истинноверующих христиан» (т. е. старообрядцев) «миру», в котором якобы воцарился антихрист. Всё «мирское» не принималось: браки, законы, служба в армии, паспорта, деньги, любая власть. Замкнутый образ жизни, ограниченный контакт с «миром», учение о воцарении антихриста с самого начала играли более значительную роль в беспоповских толках. Однако несмотря на то, что старообрядцы всячески старались придерживаться «старины» и как можно меньше общаться с «миром», их убеждения и действия не могли оставаться такими, какими они были ранее. Особенно это стало заметно в начале XX в. Старообрядцам всё чаще приходилось общаться с иноверцами, вступать с ними в экономические отношения.

В старообрядческих селениях люди жили замкнуто. В них редко звучала музыка, не было слышно весёлых песен. В семьях староверов бытовали очень строгие нравы. Мужчинам не разрешалось стричь бороды; женщина обязательно должна была носить платок и надевать его так, чтобы он закрывал волосы. Детей подстригали под кружок. Мужчины носили куртки с бортами, а женщины длинные платья. В быту староверы соблюдали чистоту. Сор подметался в передний угол. К иноверцам они относились отрицательно. От верующего другого исповедания и тем боле неверующего, если они хотели жениться на девушке из старообрядческой семьи, требовали перейти в их веру. При посещении их на дому отказывали в просьбе дать напиться воды, при настойчивой просьбе давали посуду, а затем выбрасывали её.

В их среде бытуют различные суеверия. Так, довольно широко распространена вера в существование чертей, домовых, леших, бесов. Сохранился и такой обычай: у старообрядцев не принято оставлять посуду открытой, её полагается накрывать, чтобы отогнать нечистую силу. При этом не имеет значения, чем и как накрывать посуду: важно, чтобы действия сопровождались молитвой.

Поминально-похоронный обряд у староверов почти ни в чём не отличается от православного. Но у староверов имеются отдельные кладбища. Если же кладбище общее, то староверов хоронят на одном конце кладбища, а всех остальных — на другом. Между этими территориями проходит межа, отделяющая одних от других. Поминальный обряд также не имеет существенного отличия от православного. Разница лишь в некоторых словах «неугасимой» по усопшему, и в том, что эта церемония продолжается дольше, чем у православных. За чтение «неугасимой» получали когда-то очень солидные суммы — по 500 р. за один «сорокоуст». Нередко наблюдались такие случаи, когда наставники прибегали к услугам старых дев, а сами лишь исправно получали «мздовоздание» за «труд».

Для старообрядцев в прошлом считалось большим грехом несоблюдение постов. Во время великого поста песен не пели, и тем более не танцевали. Можно было во время постов только читать стихи из священных старинных книг и славить Господа Бога.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эрик Лоран.
Нефтяные магнаты: кто делает мировую политику

Юрий Мухин.
Лунная афера США

коллектив авторов.
Теория заговора. Книга 2: Война против человечества

Андрей Васильченко.
Тайные общества Третьего рейха

Александр Дугин.
Геополитика постмодерна
e-mail: historylib@yandex.ru
X