Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Наталья Макарова.   Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

6. Евангельские христиане святые сионисты(мурашковцы)

Секта мурашковцев появилась сравнительно недавно — в 30-е годы XX в. на территории Полесья, входившего тогда в состав Польши. В польской печати того времени появились сообщения о появлении на восточных окраинах государства новой секты во главе с «пророком кровавой веры» Иваном Мурашко.

Иван Мурашко был уроженцем деревни Размерки Полесского воеводства. Ещё накануне первой мировой войны, как и тысячи его земляков, он уехал в далёкую Америку искать счастья. В Америке Мурашко стал баптистом. После окончания первой мировой войны он вернулся на родину в качестве проповедника баптизма, затем — как пятидесятник. Но стать во главе общины ему не удалось. Тогда он решил: чтобы не быть зависимым ни от каких миссий и объединений, надо создать свою, «новую» веру. Осуществить эту идею, будучи просто рядовым пятидесятником, оказалось невозможным. Мурашко последовал совету журнала «Приидет примиритель», издававшегося в то время в Данциге, что «христианские идеи никогда не проникли бы в сердца и чувства людей, если бы не было знамений и чудес». Он объявил о «чуде»: «Утром во время молитвы Бог лишил меня дара слова». Притворился немым, отрастил длинные волосы и стал бродить по сёлам Полесья. На шее — грифельная доска, на которой записывал свои «пророчества» о скором конце мира и призывы к покаянию. Нередко, собрав группу крестьян, говорил «на разных языках». Бог, как писал Мурашко, сделал его немым в наказание за грехи людей, но открывал уста для проповедей: «Дух Святой поёт через уста мои на разных языках».

И хотя много раз называл себя апостолом, епископом и пророком, последователей нашёл немного.

Вскоре Мурашко нашёл для выполнения задуманного подходящую компаньонку. Это была баптистка Ольга Кирильчук, мать шестерых детей. Она тоже объявила о «чуде»: якобы может Мурашко из немого превратиться в глаголящего. Но случится это тогда, когда он на ней женится. И вот в конце 1931 г. в крупном полесском селе Олыпаны в присутствии большого числа жителей этой и других деревень состоялось это «чудо». Был совершён обряд бракосочетания, и Мурашко заговорил.

По сёлам стали ходить уже два «пророка», доказывая, что все другие религии, кроме их собственной, — ложь и обман, что священнослужители неправильно понимают и толкуют «Священное Писание», нарушают имеющиеся там заповеди.

В декабре 1932 г. в деревне Воскодавы, на Ровенщине, Мурашко, собрав несколько десятков приверженцев, провёл «съезд» последователей «новой» веры. В проповеди он изложил её принципы: выполнение Моисеевых заповедей, празднование субботы, запрещение есть свинину, брить бороду. Объявил также, что Бог требует «кровавой жертвы», т. к. миру грозит полное уничтожение. Здесь же в присутствии участников съезда на теле Ольги Кирильчук Мурашко сделал 13 ран.

Новая религия была названа учением евангельских христиан святых сионистов. Назначили 12 апостолов, 10 их учеников. Мурашко стал называться «Ильёй-пророком», Кирильчук — «пророчицей». «Апостолы» и их ученики пошли возвещать о «новой» вере. Стали сочинять и рассылать по стране пророчества, откровения, обращения, фотографии и т. д. Позже, на очередном «съезде», был разработан и принят устав.

Мурашко удалось завербовать несколько сотен сторонников, убедить их, что только его «новая» религия может их спасти от Страшного Суда и неминуемой гибели, дать вечную жизнь.

В начале 1935 г. Мурашко выдвинул новую идею: собрать всех членов секты вместе и, построив «царство Христово», дожидаться «Второго Пришествия». В 1936 г. свыше 100 крестьянских семей из различных районов Западной Беларуси и Украины, продав землю, скот, постройки, двинулись под город Сарны Волынского воеводства. Здесь было приобретено более 200 гектаров земли, несколько строений. Своё поселение мурашковцы назвали Новый Иерусалим. Приезжие с семьями разместились в бывшей графской конюшне, которую для этого перегородили на небольшие клетушки для каждой семьи. Рядом установили котлы для приготовления пищи. Сделали из земли возвышение наподобие стола для трапезы. Спали на нарах, все вместе — и взрослые, и дети. Бани не было, обращаться в случае болезни к медицинскому работнику сектанты не могли его не было, и это было запрещено. Всё это привело к появлению болезней, в частности, чесотки. Мурашко объявил эту болезнь «богоугодной». Чесотку не только не лечили, но старались обязательно ею заболеть, нарочно заражали всех членов семьи, молились и просили Бога, чтобы Он скорее отметил своей благодатью — послал чесотку.

В бараке, где собралось около пятисот человек, в антисанитарии и зловонии, исступлённо ожидали «Второго Пришествия» Христа. Начали умирать дети.

Сам Мурашко и Ольга Кирильчук жили во «дворце Сиона» — в отдельном доме, где было не только изобилие и достаток, но поддерживалась чистота и порядок, никто не болел «богоугодной» чесоткой. Кухарка, пастух и другая прислуга создавали уют и порядок.

Сектанты, кроме нищеты и несправедливости, в этом «Царстве Божием» ничего не нашли, у многих прозрели глаза. Уже через несколько месяцев обитатели Нового Иерусалима стали уезжать. Весной 1938 г. Мурашко, прихватив всю кассу, бежал в Аргентину. Новый Иерусалим перестал существовать.

В 1939—1940 гг. секта мурашковцев особой активности не проявляла, хотя единоверцы периодически встречались на молитвенных собраниях.

Оживление деятельности секты мурашковцев падает на послевоенные годы. Наиболее активными её «апостолами» и проповедниками стали Павел Лихман, Никифор Палто, Прасковья Шупеник, Любовь Ушенко и др.

Одним из центров секты мурашковцев оставался Ивацевичский район. До 1947 г. мурашковцы числились в общине евангельских христиан-баптистов. Но вскоре они вышли из неё и образовали самостоятельную секту. Во главе мурашковцев стала Прасковья Шупеник, получившая «духовное» имя Сарра.

В западных областях Украины развернула бурную деятельность Любовь Ушенко. Она присвоила себе имя «матери славы», объявила себя «руководящей» всех мурашковских организаций Западной Белоруссии и Западной Украины. «Мать славы» запугивала верующих близким концом мира, Страшным Судом, предлагала свои пути Спасения.

В 1948 г. Ушенко объявила так называемый «второй зов»: призывала единоверцев собраться в одно место и там построить «царство Христово», завершить то, что начал Мурашко в Новом Иерусалиме.

Мурашковцы своё вероучение основывают на Священном Писании. Догмат о греховности человека и отсюда — о неизбежности возмездия Божьего у мурашковцев практически не отличается от такого же догмата других сектантов, но —предлагаемые пути спасения падшего человечества, грешников имеют существенные отличия от других христианских сект.

У православных и других христиан заступником, ходатаем за грешных людей перед Богом является Иисус Христос. У мурашковцев таким ходатаем становится Мурашко, которого послал на землю (в образе Ильи-пророка) сам Бог и поручил ему подготовить человечество к «спасению». В этом ему помогала Ольга Кирильчук, с которой, во-первых, «снимались печати» — срезались куски кожи и из ран собиралась кровь («святая», «жертвенная»), во-вторых, Кирильчук произносила «пророчества», определявшие многие стороны жизни сектантов.

Как было отмечено в уставе, главная цель секты — дать вечную жизнь её членам, причём не где-то в небесах, а здесь, на земле. Этим самым мурашковцы пытались привлечь последователей.

Для осуществления цели недостаточно только верить, молиться, выполнять определённые предписания. Необходимо всем собраться на священную гору Сион или в Иерусалим, где на началах уравнительного коллективизма создать общину по типу и подобию первохристианских. Здесь будет достигнуто не только духовное единение, но и материальное благополучие и равенство всех членов общины. В такой общине и собирались мурашковцы дождаться «Второго Пришествия» и явления Христа, а может и самого Бога.

По наименованию горы Сион мурашковцы назвали свою секту «евангельские христиане святые сионисты». Членов секты называли сионистами (святые сионисты), а их общины — сионами.

Поскольку в Библии местом спасения названы гора Сион и Иерусалим, свои поселения мурашковцы стали называть «Новым Иерусалимом», «Сионом».

После горького опыта, когда верующие оказались обманутыми и ограбленными Мурашко, такие «сионы», «новые иерусалимы» создавались неоднократно.

Вероучение секты, допускающее прямое общение с духами, порождает соответствующие обряды.

Мурашковцы, подобно пятидесятникам, признают крещение Духом Святым. Признаком Божьей Благодати они считают «говорение на иноязыках». Главное средство для достижения её — молитва. В течение многих часов стоят сектанты на коленях с поднятыми вверх руками, вымаливая у Всевышнего прощения грехов. Но, в отличие от пятидесятников, мурашковцы, чтобы усилить религиозный экстаз, быстрее достичь озарения Духом Святым, во время молитвенных собраний устраивают пляски.

Часть молящихся представляет воображаемый оркестр. Они становятся в круг, подражая оркестру, напевают определённые мелодии. Вроде звуков «тур-бам, тур, бам, бари-бари, бам, ром, ба-ри-бам, господи, Христос, забери меня с собой» и т. д.

Другая часть внутри оркестра образует ещё один круг. Они берутся за плечи и в такт «музыке» сначала медленно, а затем всё быстрее раскачиваются, приплясывая ходят по кругу. Темп ускоряется. Затем начинают прыгать, вертеться, кричать, пока в изнеможении не падают в обморок.

Мурашковцев за их танцы называли ещё сионистами-скакунами.

Молитвенные собрания начинаются в пятницу после захода солнца, продолжаются с небольшими перерывами в субботу и заканчиваются в воскресенье. Всё это время члены секты не выполняют никакой работы, не топят печей, не. готовят пищи.

Обряду «озарения Духом Святым» предшествует определённая подготовка. Это прежде всего посты. Их много: трёхсуточные, когда вообще ничего не едят, не пьют и даже не разговаривают; десяти-, двадцати-, сорокасуточные, во время которых разрешается есть один раз в сутки (разумеется, только постную пищу).

Очень чтится мурашковцами обряд «снятия печатей», который берёт начало в 1932 г., когда Мурашко в присутствии большого числа сектантов сделал на теле Ольги Кирильчук 13 ран.

«Снятие печатей» производилось во время больших сборов секты. Мурашко брал обыкновенные щипцы, оттягивал ими кожу и делал бритвой глубокие надрезы. Рядом стояли «апостолы», верующие. Один из «апостолов» собирал стекающую кровь в тарелку, а затем сливал в бутылки. Этому обряду сектанты придавали очень большое значение. «Снятие печатей» — выше дел Ноевых», — повторяли «апостолы».

«Жертвенная кровь» имела довольно широкое применение. После совершения над ней соответствующих радений она приобретала, по словам Мурашко и Кирильчук, чудодейственные качества. Разбавленная водой кровь хранилась в специальной дарохранительнице и применялась во многих обрядах секты. При вступлении новых членов в секту они должны были в знак завета, т. е. клятвенного договора с Богом, окропляться или омываться «жертвенной кровью». Это главное назначение «жертвенной крови», о чём было записано в уставе. Кровью пропитывались платки, которые вручались «апостолам» во время из миссионерских путешествий, как символ получения даров апостольских.

«Жертвенной крови» приписывались целительные свойства, что широко рекламировалось Мурашко и его «апостолами». Раствор этой крови как целебное средство продавался страдающим различными недугами. Его употребляли бесплодные женщины, чтобы иметь детей. Этим «чудодейственным» средством, смешанным с вином, причащались верующие.

Обряд «снятия печатей» совершался только над Ольгой Кирильчук — ведь роль «жертвы Христовой» играла только она.

Согласно христианскому вероучению, жертва Иисуса Христа искупила грехи людей и сделала излишними другие жертвоприношения ещё в раннем христианстве. Заменив жертву Сына Божьего «снятием печатей», Мурашко оставил обряд жертвоприношения. Только в отличие от дохристианских верующих, которые обычно сжигали жертвоприношения, он их пускал на свои нужды. Разумеется, делалось всё это от имени Бога, который якобы требовал от членов секты значительное количество продуктов питания. На хуторе, где жила Ольга Кирильчук, был сооружён жертвенник — прямоугольная земляная насыпь. Вначале сектанты несли туда зерно, муку, масло, затем «пророки» потребовали от верующих жертвовать одежду, обувь.

Жертвоприношения совершались обычно при большом стечении верующих и просто любопытствующих. Эта церемония сопровождалась моленьями и песнопеньями.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Наталья Макарова.
Тайные общества и секты: культовые убийцы, масоны, религиозные союзы и ордена, сатанисты и фанатики

Андрей Буровский.
Евреи, которых не было. Книга 1

Фауста Вага.
Тамплиеры: история и легенды

Луис Мигель, Мартинес Отеро.
Иллюминаты. Ловушка и заговор

Н. Л. Бутми.
Каббала, ереси и тайные общества
e-mail: historylib@yandex.ru
X