Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Л. И. Гольмана.   История Ирландии

X. Ирландия в 1900 — 1918 гг. Назревание освободительной революции

Экономические и социально-политические сдвиги в ирландском обществе в начале XX в.



С конца XIX в. существенно изменяются формы и методы колониальной эксплуатации Англией соседнего острова. С переходом к империализму увеличивается изъятие из Ирландии все большей части прибавочного продукта путем навязывания ей тесных неравноправных экономических связей. По мере осуществления аграрной реформы падает значение земельной ренты, однако весьма усиливается налоговый пресс, выкачивание средств путем взимания процентов по земельным ссудам. Возрастающие прибыли приносят метрополии неэквивалентный обмен промышленных товаров на продукцию ирландского сельского хозяйства, эксплуатация на ее заводах и фабриках сотен тысяч ирландских иммигрантов.

Ирландия становится немаловажной сферой приложения британского капитала, развивается банковское и страховое дело, судостроение, текстильная, хлебопекарная промышленность, пивоварение. Вместе с тем значительная часть национального капитала привлекается из Ирландии в метрополию посредством контролируемой империализмом банковской системы. «Бегство капиталов» становится хронической болезнью ирландской экономики.

Значительным стимулом складывания сельской национальной буржуазии служили аграрные реформы конца XIX — начала XX в. Лендлордам, заинтересованным в условиях аграрного кризиса и падения цен на сельскохозяйственные продукты в выгодной ликвидации своего хозяйства, государство-посредник выплачивало солидные суммы (с 1903 по 1921 г. — 86,3 млн. ф. ст.), взыскивая их затем с процентами с крестьян в виде долгосрочных выкупных платежей. «Пик» аграрной реформы пришелся на десятилетие 1904—1914 гг. Классовый характер этого законодательства глубоко вскрыл В. И. Ленин, писавший об ирландском крестьянине: «Миллионы и миллионы дани платит он и будет платить еще долгие годы английским помещикам в награду за то, что они несколько столетий грабили его и доводили до постоянных голодовок. Английские либеральные буржуа заставили ирландских крестьян отблагодарить за это помещиков чистыми денежками...»1

Несмотря на колониальный характер аграрных преобразований, они создавали благоприятные условия для развития капитализма в сельском хозяйстве, расширения внутреннего рынка и усиления спроса на рабочую силу. Что касается специализации ирландского сельского хозяйства, то его стержнем оставались первичный откорм и продажа в Англии телят и крупного рогатого скота, затем шло производство масла, а уже потом земледелие, причем площадь обработанной земли в стране продолжала сокращаться. В среднем в начале XX в. по всей Ирландии пастбища занимали не менее 80% всей используемой земли.

Важным показателем капиталистического роста Ирландии конца XIX — начала XX в. явилось развитие ряда отраслей по переработке сельскохозяйственного сырья; появляются беконные, табачные, свечные фабрики, мукомольные предприятия и т. д. Особенно большое значение в этот период приобретает ирландское маслоделие, опиравшееся на широкое развитие в стране сельскохозяйственной кооперации. Объединяясь в кооперативы, ирландские фермеры сообща боролись с хозяйственной отсталостью, недостатком капитала, за отвоевание «своей» доли английского рынка у таких конкурентов, как Голландия, Дания, Канада. К началу первой мировой войны в стране насчитывалось до 1 тыс. кооперативных обществ с членством в 105 тыс. человек.

На этой общей основе в ирландской деревне формируется национальная буржуазия, интересы которой в ту пору совпадали в основном с общенациональными интересами. Эта буржуазия была кровно заинтересована в свободном развитии производительных сил, в самостоятельной эксплуатации своего внутреннего рынка.

Вместе с тем положение этого слоя было весьма противоречивым. Значительная часть его продолжала сохранять известные связи с империализмом. Главная цель этих хозяев заключалась в обеспечении наиболее благоприятных условий для сбыта своей продукции на английских рынках.

Экономический рост в сельскохозяйственной сфере привел к некоторому оживлению, а затем и довольно заметному скачку в области промышленности, хотя и происходил он неравномерно. В начале XX в. капиталистический уклад в промышленности состоял из двух главных секторов — английского, англо-шотландского, т. е. великобританского, и теснейшим образом с ним связанной части местного капиталистического предпринимательства (главным образом крупные и значительная часть средних ирландских фирм) и собственно национального буржуазного предпринимательства. Первый из этих секторов был вызван к жизни прежде всего потребностями британского капитализма в более эффективной эксплуатации соседнего острова. Он был представлен в основном фирмами среднего (реже крупного — по европейским меркам) масштаба в сфере транспорта и мореходства, торговли, банковского и биржевого кредита, страхования, а также в промышленности (особенно в такой провинции, как Ольстер).

Национальное предпринимательство, возникавшее и развивавшееся помимо и вопреки британскому и англо-ирландскому капиталу, имело своей главной опорой ирландскую деревню. В городе капиталистическое производство, ориентирующееся главным образом на внутренний рынок, было представлено лишь мелкими фабриками и мастерскими мануфактурного типа.

Не имевшие ни достаточных капиталов, ни государственной поддержки, лишенные каких бы то ни было перспектив при сохранении английской промышленной и финансовой гегемонии, мелкие национальные промышленники самой жизнью подводились к необходимости борьбы с колониализмом и империализмом.

В еще более тяжелом положении находились многочисленные ремесленники. К ним примыкала армия мелких розничных торговцев, мелких лавочников и т. д. Важную роль играла национальная интеллигенция, главным образом мелкобуржуазная.

Начавшееся в 40—70-х годах XIX в. обезлюдение Ирландии продолжалось и в начале XX в. Главным образом пострадала от этого ирландская деревня, население которой за период с 1840 по 1914 г. сократилось в 2,5 раза. Эмигрантом становился практически каждый третий житель острова.

Данные всеирландской переписи 1911 г. рисуют картину, характерную для колониальной страны, уже существенно продвинувшейся по пути капиталистического развития. Из 800 тыс. самодеятельного сельскохозяйственного населения фермеры составляли примерно 50%. Численность же сельского пролетариата в собственном смысле этого слова не достигала и 9% (всего 69 тыс.). Зато так называемые семейные рабочие и сезонники, сплошь и рядом хозяева мелких и мельчайших «нерентабельных» ферм, все еще составляли около 40% (300 тыс. человек).

Из 0,5 млн. занятых в промышленности и на транспорте наемных рабочих 40% составляли чернорабочие и транспортники. Крайне неравномерно выглядело их распределение по регионам: если промышленный Ольстер имел 250 тыс. рабочих, т. е. 50% всего числа, то на западе, в Конноте, их было всего 20 тыс. (4%). 200—220 тыс. человек составляли так называемые городские средние слои: мелкая городская буржуазия и разного рода мелкие служащие; число служащих и интеллигенции (включая 7 тыс. студентов и 22 тыс. учителей) достигало 40—45 тыс. человек.

В 1911 г. 74% населения страны (3,3 млн. человек) являлись католиками. Протестанты составляли 24,5% (1,08 млн. человек). Значительные массы протестантского населения были сосредоточены на северо-востоке (60% в Ольстере и 13% в Ленстере). Протестантский, колонизаторский в первую очередь, элемент находился в более привилегированном положении по сравнению с остальной массой населения.

Однако вес протестантского меньшинства в хозяйственной и политической жизни страны был непропорционально велик; здесь ему принадлежали все или почти все ключевые позиции. Протестантские фирмы решительно преобладали в деловой жизни Дублина, Корка, Лимерика, Уотерфорда и других крупных городов Ирландии, особенно Белфаста, где это преобладание было безраздельным. Они господствовали в банковском, страховом деле, на транспорте, в оптовой экспортно-импортной торговле. Протестанты во многих регионах страны, не говоря уже об Ольстере, составляли основную часть инженеров, юристов, банковских служащих, значительное большинство квалифицированных промышленных рабочих, обеспеченных наиболее высокими заработками (судо- и машиностроители, печатники, металлисты, столяры и т. п.).

Католики составляли 82% всех фермеров и 83% сельскохозяйственных рабочих, они преобладали среди журналистов, учителей, мелких торговцев, из них рекрутировалась основная масса неквалифицированных и малоквалифицированных рабочих и транспортников. Результат длительной, целеустремленной политики британского колониализма в Ирландии сказался в том, что социально-политический водораздел в стране в основном, как и прежде, совпадал с религиозным.

Основные политические группировки в Ирландии начала XX в.



В Ирландии существовали и скрещивали оружие на политической арене четыре основные политические группировки. На крайне правом крыле находились юнионисты, выступавшие за сохранение без изменений унии, т. е. старых колониальных порядков, и нерушимость имперских связей. В те годы их поддерживало 25—30% населения Ирландии: вся основная часть средней буржуазии, остатки лендлордов и часть наиболее зажиточных крестьян, верхи интеллигенции и служащих, протестантские массы Северо-Востока.

Главной политической силой ирландского буржуазного национализма вплоть до 1916—1917 гг. оставалась Ирландская парламентская партия (ИПП), или гомрулеры. Они монополизировали львиную долю ирландского парламентского представительства в Вестминстере (90 из 120 депутатских мест), их поддерживала основная часть сельскохозяйственного населения, католическая мелкая буржуазия города и мелкобуржуазная интеллигенция. С начала 1890 по 1918 г. бессменным лидером партии являлся представитель одной из немногих крупнобуржуазных католических семей Джон Редмонд.

Со времен Парнелла эта партия значительно поправела. Выступая с умеренных позиций против засилья британского империализма в Ирландии, гомрулеры и не помышляли о полном отделении от Англии, о строительстве независимой национальной экономики. Они требовали лишь гомруля, т. е. ограниченной автономии, скорейшего завершения выкупа крестьянских земель и некоторых других второстепенных реформ. Их лидеры не доверяли народным массам, активно гасили вспышки массовой борьбы, уповая на парламентские комбинации, на союз с британскими либералами. По мере нарастания национально-освободительного движения гомрулеры все больше отставали от времени, лишались широкой массовой базы, которая неизбежно становилась опорой более радикальных группировок.

Рост и укрепление в Ирландии нового слоя — национальной буржуазии, а также национальной интеллигенции нашел свое выражение в политической сфере в создании в 1905 г. новой группировки Шин-фейн (по-ирландски — «мы сами»), которая через три года, в 1908 г., смогла впервые в истории страны сформулировать и выдвинуть в качестве программы действий развернутую платформу свободного экономического развития с опорой на собственные средства. Резкая критика шинфейнерами осторожного курса гомрулеров, выдвижение на первый план требований активного промышленного развития под защитой протекционистских тарифов, создания национальной банковской и страховой систем, своего торгового флота, эффективной разработки местных природных ресурсов и т. д. привлекали к Шин-фейну сторонников более решительных действий против колониальной эксплуатации страны.

Вместе с тем уже в эти годы четко проявились классовая ограниченность и половинчатость программы и тактики шинфейнеров. Лидеры организации намеревались создать свободную Ирландию, не порывая политически с метрополией, путем преобразования Англии и Ирландии в двуединую монархию под общей короной британских королей. Таким путем они рассчитывали добиться лояльности юнионистского меньшинства. Своих целей деятели Шин-фейна надеялись достигнуть посредством организации массовых кампаний ненасильственного сопротивления.

Резко отрицательно относились шинфейнеры к массовым выступлениям трудящихся за свои социальные права, к классовой борьбе. Они противопоставляли этому идеи надклассового, «национального единства» всех ирландцев перед лицом чужеземного британского империализма.

Наиболее известным и популярным вождем партии Шин-фейн был Артур Гриффите — плодовитый политический публицист, вошедший в историю под названием «апостол ирландского капитализма».

До мирового кризиса 1914—1918 гг. Шин-фейн еще не был в состоянии создать свою массовую базу. После 1916 г. все коренным образом изменилось.

На левом крыле ирландской политической жизни находилось радикально-мелкобуржуазное, республиканское течение, возглавляемое подпольной организацией — нео-фенианским Ирландским революционным братством (ИРБ). Олицетворяя собой весьма давнюю в ирландской политике традицию, связанную своими корнями с низшими слоями городского и сельского населения, оно выступало за создание независимой Ирландской республики путем вооруженного восстания. Вместе с тем ИРБ отличалась расплывчатостью социально-экономической платформы. В организацию входили и умеренные элементы, и ярко выраженные революционные демократы. Среди последних следует выделить национального героя Ирландии, убежденного сторонника глубоких демократических преобразований в интересах широких трудящихся масс Падрейга Пирса (1876—1916 гг.), а также героя антиимпериалистической борьбы 1919—1922 гг. Лиэма Меллоуза. Общая численность ИРБ была невелика — примерно 3 тыс. членов, однако она пользовалась немалым влиянием, которое все возрастало по мере усиления революционного подъема.

Массовое движение в начале XX в.



Политическую армию и массовую основу ирландского национально-освободительного движения составляла наиболее угнетенная и страдающая часть ирландского народа — городские рабочие, ремесленники, мелкие фермеры, батраки, а также многочисленный слой низших служащих. Их активное вовлечение в общественную жизнь давало новый мощный импульс борьбе против империализма, способствовало размежеванию в национально-буржуазном лагере, поляризации в нем революционных и умеренных элементов.

С конца первого десятилетия XX в. происходит консолидация разрозненных отрядов преимущественно доиндустриального (за исключением Ольстера) ирландского пролетариата в ирландское рабочее движение в современном значении этого слова. Этот процесс протекал в период беспримерного в ирландской истории подъема стачечной борьбы 1907—1911 гг. Его организационной основой явилось сплочение масс неквалифицированных рабочих и транспортников в профсоюзы, построенные по прогрессивному, производственному принципу. В ходе этой борьбы, достигшей своего апогея в дублинской стачке 1913—1914 гг., ирландский пролетариат конституировался как сила национального значения.

Большое внимание этому повороту в массовой борьбе ирландских трудящихся уделил В. И. Ленин. «Классовой войне» в Дублине 1913—1914 гг. он посвятил несколько работ, в которых отмечал неукротимый боевой дух рабочих и указывал, что в борьбе ирландского рабочего класса открылся новый этап. В эти годы претерпел значительные изменения характер и состав старых ирландских профсоюзов, прежде являвшихся замкнутыми объединениями высококвалифицированных рабочих и ремесленников. С 1894 г., когда в Дублине состоялся первый съезд Ирландского конгресса тред-юнионов (ИКТЮ), и до начала второй декады XX в. в нем задавали тон весьма умеренные деятели, ценившие превыше всего «классовый мир», убежденные противники политической борьбы рабочего класса.

В то же время классовое сознание городского пролетариата в основном еще только зарождалось, его политические идеалы были весьма туманны: преобладали концепции ирландского буржуазного национализма. Социалистическая струя в рабочем движении была слабой. Большинство ирландских пролетариев принадлежало к той категории рабочих мелких предприятий, о которой В. И. Ленин писал как о низшем слое пролетариата, с трудом и далеко не во всех случаях воспринимавшем идеи социализма, борющемся отчаянно, но часто действующем необдуманно, впадающем в авантюризм2.

Сельскохозяйственный пролетариат был еще очень далек от осознания своих классовых интересов. Батраки боролись стихийно, разрозненно. Первые успешные попытки их организации были сделаны лишь в 1913 г.

Ирландское рабочее движение не получало должной помощи от организованного рабочего движения британской метрополии. Британские рабочие лидеры-реформисты «снимали» ирландскую национальную проблему, объявляли «реакционными» все справедливые национальные требования ирландского народа.

В этих условиях широкое распространение получила местная разновидность так называемого революционного синдикализма (в Ирландии по аналогии с США его часто называли «производственным юнионизмом»). К началу второго десятилетия XX в. последний решительно возобладал в рабочем движении основной части страны (кроме Ольстера). Ирландские синдикалисты ставили превыше всего экономическую борьбу, абсолютизировали так называемое прямое действие и идею всеобщей стачки как путь к установлению профсоюзного государства — «индустриальной демократии». Вместе с тем в отличие от аналогичных течений на Европейском континенте и в США ирландские синдикалисты не отвергали безоговорочно политическую борьбу, хотя и рассматривали ее всего лишь как «отражение» экономической борьбы. Крупнейшим представителем ирландского революционного синдикализма являлся председатель основанного в 1909 г. Ирландского союза транспортных и неквалифицированных рабочих (ИСТНР), а позднее — ИКТЮ Джим Ларкин (1876—1947 гг.).

На первых порах, в условиях отсталой Ирландии, революционный синдикализм оказался способным дать определенный импульс подъему массовой борьбы. Однако преобладание синдикалистов в ирландском рабочем движении имело для него и неблагоприятные последствия. Оно привело к умалению его роли в условиях роста национально-освободительной борьбы.

Рабочий класс Ирландии был лишен внутреннего единства: протестантский промышленный пролетариат Северо-Востока действовал обособленно. Его политические симпатии определялись приверженностью к империи, традициями социал-реформизма и религиозной нетерпимостью. В целом ирландский пролетариат был еще не готов взять на себя миссию гегемона национально-освободительной борьбы.

Вместе с тем продолжалось начатое в конце XIX в. Ирландской социалистической республиканской партией распространение идей научного социализма в Ирландии, в первую очередь усилиями Джеймса Конноли. В 1903—1910 гг. он находился в США, где выступал на левом фланге социалистического движения. Вернувшись на родину, он вместе с Ларкиным встал во главе «нового ирландского юнионизма», а после отъезда последнего в 1914 г. являлся наиболее авторитетным руководителем ирландского рабочего движения. Дж. Конноли выступил с рядом марксистских трудов по истории Ирландии, рассматривая ее в свете классовой борьбы. Им было впервые разработано учение о социалистической революции в Ирландии, проходящей через две последовательные ступени: национально-демократическую и собственно социалистическую. Отражая в известной мере общую отсталость ирландского рабочего движения тех лет, Дж. Конноли допускал и отклонения от марксизма, уступки анархо-синдикализму (например, известная недооценка политической партии пролетариата).

Тем не менее в 1912 г. по его инициативе в Ирландии была создана Ирландская лейбористская партия (ИЛИ), которая вскоре слилась в единую организацию с Конгрессом тред-юнионов под общим названием ИЛИ — ИКТЮ. Перевес в ней, однако, в дальнейшем получили реформистские элементы. В целом в Ирландии тех лет еще не созрели условия для соединения научного социализма с массовым движением. Поэтому влияние буржуазии в идеологической сфере оставалось в общем непоколебленным.

Основным направлением аграрных выступлений в ирландской деревне была борьба за ускорение темпов и скорейшее завершение аграрной реформы на наиболее выгодных для ирландского фермерства условиях. Лозунги радикальной «чистки» ирландской деревни от лендлордизма и перехода на рельсы свободного фермерского хозяйства имели превалирующее значение. Вместе с тем уже в эти годы в ирландской деревне нарастает новый антагонизм: разрозненная, неразвитая политически и идейно, неорганизованная масса безземельных и малоземельных крестьян — полубатраков и «фермерских сыновей» начинает, хотя еще и достаточно смутно, осознавать несхожесть своих интересов с интересами зажиточного крестьянства и фермерской буржуазии.

Завершение формирования ирландской нации. Ольстерский кризис 1912—1914 гг.



В начале XX в. в прямой связи с происходившими в стране социально-экономическими процессами, с ростом местного капитализма окончательно завершается процесс складывания ирландской нации. В своих основных чертах она сформировалась в XIX столетии, однако сам процесс, проходивший в условиях колониального порабощения и активной ассимиляторской политики Великобритании, был существенно задержан, деформирован, приобрел специфические черты.

Этнической основой ирландской нации явилось кельтское население 4/5 острова, в основном ассимилировавшее пришлый англо-нормандский и более поздний, собственно английский элемент. В конце XIX — начале XX в. развернулось широкое движение за возрождение национальной культуры. В этот период активно развиваются ее основные жанры — национальная литература, национальная драма. Растет национальная историография, интенсивно исследуются и публикуются эпические произведения ирландского прошлого. Большую роль играли и общие для всей страны традиции национально-освободительной борьбы. В то же время для национальной буржуазии были характерны националистические идеи в духе «теории» национальной исключительности, «особого пути» Ирландии.

В особом положении находился Ольстер. Развитие в специфических условиях привело к складыванию здесь так называемой ольстерской этнотерриториальной группы, которая, однако же, не образует особую нацию и в нормальных условиях имеет очень мало шансов сохранить свою самобытность. В ее основе лежали английский и шотландский колонизаторские элементы. Большое значение для ее консолидации имел протестантизм.

Искусно используя особенности социально-экономического развития ирландского Северо-Востока в XVII—XX вв. (наличие здесь развитой промышленности, в основном интегрированной в северобританский промышленный район), умело играя на консерватизме и религиозной нетерпимости ольстерских протестантов, на их страхе перед мнимой «угрозой с Юга», правящие круги Великобритании сумели превратить Ольстер в плацдарм для сохранения своего господства над всей Ирландией. К началу XX в. здесь среди основной части протестантского населения развернулось движение за сохранение Ирландии как британской колонии.

Столпами этого движения являлись реакционные местные дворяне-землевладельцы и промышленные магнаты Белфаста. Политическую армию составили отравленные ядом шовинизма и джингоизма протестантские рабочие, фермеры и мелкая буржуазия. Когда в начале 1912 г. британские и ольстерские консерваторы-юнионисты вновь совместно выступили против намерения либералов — сторонников более гибкого курса в ирландских делах — предоставить стране ограниченную автономию (третий билль о гомруле), их ударным кулаком стали реакционные протестантские силы Северной Ирландии. К осени 1913 г. ими были созданы многотысячные воинские формирования (так называемый ольстерский добровольческий корпус), а также подпольное временное правительство «протестантской провинции Ольстер» во главе с Э. Карсоном, включавшее представителей крупного местного бизнеса и земельной знати. Оно объявило о своем намерении в случае принятия британским парламентом гомруля для всей Ирландии, опираясь на «добровольцев», захватить власть на севере страны.

Кризис достиг апогея весной 1914 г., когда высшие офицеры расквартированных в Центральной Ирландии регулярных британских войск отказались повиноваться приказу военного министра либерального кабинета выступить на Белфаст и пресечь назревающий мятеж. Либеральное правительство проявило слабость и отступило. Северные графства Ирландии были фактически исключены из сферы действия закона о гомруле.

В. И. Ленин вскрыл реакционный, классовый смысл кампании против гомруля, заключавшийся в стремлении англо-ирландской реакции сохранить в неприкосновенности свои колониальные привилегии, задержать развитие национально-освободительной борьбы.

В 1913 г., в самый разгар борьбы за гомруль, национальными кругами на Юге страны, в Дублине, была создана массовая военизированная организация — так называемые Национальные волонтеры. Ее руководство провозгласило целью организации защиту гомруля. В короткое время численность ее достигла 100 тыс. человек.

Усиление эксплуатации Ирландии британским империализмом в годы империалистической войны. Созревание предпосылок национально-освободительной революции

1 августа 1914 г., в день начала военных действий, усеченный гомруль (действие его не распространялось на шесть по преимуществу протестантских графств Северо-Востока) стал наконец законом. Была, однако, сделана одна существенная оговорка — ирландская автономия должна была стать реальностью лишь по окончании войны.

ИПП и стоявшая за ней часть торгово-ростовщической сельскохозяйственной и промышленной буржуазии немедленно отказалась от оппозиционности: 14 сентября Редмонд призвал способных носить оружие ирландцев вступить в британскую армию.

В первые месяцы войны более 100 тыс. ирландцев оказались в британских вооруженных силах. Мутный поток джингоизма захлестнул страну. Только небольшая группа ирландских социалистов-интернационалистов во главе с Дж. Конноли да республиканская оппозиция смело выступали против течения, однако силы их были чересчур ограничены, а голос слаб. Казалось, британская политика в Ирландии бесповоротно восторжествовала. Но прошло всего лишь три года, и ситуация в Ирландии в корне изменилась: лоялизм уступил место новому, еще более мощному подъему антиимпериалистических чувств, местная буржуазия, отрезвленная суровым уроком, вновь перешла в оппозицию. Парламентская партия из ведущей силы превратилась в политический труп.

В годы войны потерпели полный крах расчеты ирландской буржуазии существенно укрепить и расширить с помощью государства национальную промышленность. Ирландские заказы британского военного и военно-морского министерств почти целиком локализовались на Северо-Востоке страны, в протестантском Ольстере. Значительно усилилось финансовое ограбление Ирландии посредством чрезмерного налогообложения. Согласно данным ирландских национальных кругов, в одном лишь 1916 г. таким путем из страны было выкачано 8 млн. ф. ст., а в 1917 г. эта сумма возросла до 15 млн. ф. ст.

В условиях роста государственно-монополистической тенденции английские правящие круги все больше использовали государство как главное орудие колониального ограбления соседнего острова. К концу войны английское правительство взяло под свой контроль по существу всю промышленность и транспорт (путем регламентации объема промышленной продукции в целом ряде отраслей и цен на нее, новых капиталовложений, снабжения оборудованием, сырьем и т. д.). В этот период начиналось прямое поглощение британскими монополиями ирландских компаний и фирм.

Война ускорила созревание предпосылок национально-освободительной революции, складывание которых в Ирландии происходило с начала XX в. Она особенно отчетливо показала, что дальнейшее сохранение империалистического господства в стране приходит во все большее противоречие с нуждами и потребностями молодого ирландского национального капитализма, всего ирландского народа.

Дублинское восстание 1916 г. и его последствия



Отправной точкой нового подъема национально-освободительного движения явилось ирландское восстание конца апреля 1916 г., получившее в народе имя «Красной» или «Кровавой пасхи». Идея восстания вынашивалась в национально-революционных кругах, близких к неофенианскому Ирландскому республиканскому братству, и оно осуществлялось под его эгидой. В качестве главной ударной силы должны были выступить Ирландские волонтеры (отколовшаяся в 1914 г., после начала мировой войны, и отказавшая в поддержке британскому империализму часть прежних Национальных волонтеров) и Гражданская армия — красная гвардия ирландских рабочих. Она насчитывала несколько сот человек и была создана Дж. Конноли в ходе всеобщей забастовки 1913—1914 гг. для защиты забастовщиков от произвола властей.

По замыслам политических вождей и главных военных руководителей дублинского восстания Падрейга Пирса и Дж. Конноли восставшие должны были захватить ряд важнейших стратегических пунктов ирландской столицы. Это послужило бы сигналом к восстанию на периферии. Вожди восстания полагали, что пример повстанцев приведет к общенациональному взрыву и в условиях, когда основные вооруженные силы Англии были скованы на фронтах мировой войны, к освобождению страны от колониального рабства. 24 апреля 1916 г., в первый день восстания, премьер-министр созданного повстанцами правительства и главнокомандующий их силами П. Пирс объявил о создании независимой Ирландской республики. Его заместителем и командиром дублинских подразделений повстанцев был Дж. Конноли.

Основной документ восстания — Республиканская декларация,— буржуазно-демократический по своему характеру, был обращен ко всему ирландскому народу и имел целью способствовать созданию общенациональной, антиимпериалистической коалиции. Декларация явилась плодом союза радикально-демократического крыла национально-освободительного движения с авангардом ирландских рабочих. Авторы ее — Пирс и Конноли — призывали народ к оружию во имя его права «неограниченно и полно владеть своей страной и распоряжаться ее судьбами». Они обещали ирландцам всю полноту демократических свобод, счастье и процветание всей нации.

Планам восставших не суждено было сбыться. Идею восстания в последний момент отказалось поддержать официальное руководство Ирландских волонтеров. В результате из их общего числа — 15—18 тыс. человек в боевых действиях приняло участие немногим более 1 тыс. человек. Несмотря на это, повстанцы в Дублине в течение недели (с 24 по 30 апреля) героически сражались против многократно превосходящих сил противника. После разгрома восстания сдавшиеся вожди были зверски расстреляны британскими карателями. Несколько тысяч человек были брошены в концлагеря. В стране воцарились насилие и террор. «Я навсегда отобью у ирландцев охоту бунтовать», — заявил командующий британскими карательными силами в Ирландии генерал Дж. Максуэлл. Массовые репрессии против деятелей национально-освободительного движения продолжались и в последующие годы.

Восстание 1916 г. произошло в момент, когда в Ирландии еще не сложилась революционная ситуация, р связи с чем, не считая нескольких относительно слабых вспышек на периферии, восстание локализовалось в Дублине и не приняло массового характера.

Тем не менее ирландское восстание 1916 г. сыграло особую роль в подготовке национально-освободительной революции; после его подавления революционный процесс продолжал неуклонно развиваться, захватывая все более широкие массы народа.

Большое значение этому событию придавал В. И. Ленин, который отстаивал закономерность и историческую прогрессивность ирландской «Красной пасхи». Выступая против несостоятельных попыток объявить ее «путчем», В. И. Ленин отмечал: «Ирландское национальное движение, имея за собой века, проходя через различные этапы и сочетания классовых интересов, выразилось, между прочим, в массовом ирландском национальном конгрессе в Америке... высказавшемся за независимость Ирландии, — выразилось в уличных битвах части городской мелкой буржуазии и части рабочих, после долговременной массовой агитации, демонстраций, запрещения газет и т. п. Кто назовет такое восстание путчем, тот либо злейший реакционер, либо доктринер, безнадежно неспособный представить себе социальную революцию как живое явление»3

В первых попытках угнетенных наций стряхнуть с себя империалистическое колониальное иго, используя крайнее обострение всех империалистических противоречий, В. И. Ленин различил новую, очень важную тенденцию мирового развития. Предвидя мощный подъем национально-освободительного движения и как его итог распад колониальной системы империализма, он предлагал рассматривать подобные выступления как часть мирового революционного процесса, важный компонент революционного преобразования старого мира. В. И. Ленин был убежден, что ирландское восстание 1916 г. сыграло свою позитивную роль в общем натиске передовых общественных сил на империализм.

Восстание 1916 г. явилось мощным импульсом усиления процесса консолидации ирландской нации, фактором быстрого роста национального самосознания. Пример героев 1916 г. значительно радикализировал широкие массы, заставив даже умеренные элементы считаться с возможностью вынужденного перехода к более решительным формам борьбы. Ранее незаметный Шин-фейн, сократившийся в первые военные годы до маленькой группки наиболее близких единомышленников и друзей Гриффитса, неожиданно зажил новой, небывалой жизнью. Под знамена этой организации, которой англичане создали своеобразную рекламу, необоснованно объявив восстание делом рук Шин-фейна, потянулись десятки и сотни тысяч людей. Уже в 1917 г. в городах и сельских округах Ирландии действовало 1,2 тыс. (по другим данным — 2 тыс.) местных отделений Шин-фейна. К ним причисляло себя 250—300 тыс. человек. Курс гомрулеров на «полное сотрудничество и объединение военных усилий Ирландии и Англии» доказал свою полную несостоятельность.

Великая Октябрьская социалистическая революция в России и Ирландия. Складывание национальной антиимпериалистической коалиции



Большое влияние на развитие революционного процесса в Ирландии оказывали в эти годы события в революционной России. Уже революция 1905—1907 гг. вызвала отклики среди ирландских трудящихся, способствовала развертыванию стачечного движения среди ирландских рабочих. Огромное воздействие на антиимпериалистические слои ирландского общества оказал Великий Октябрь. Опыт Великой Октябрьской социалистической революции 1917 г. воспринимался Ирландией как пример победоносного восстания наиболее униженных и угнетенных социальных слоев во главе с пролетариатом, открывшего путь к строительству нового, справедливого общества без эксплуатации и угнетения. Глубокое впечатление на самые широкие слои ирландского народа произвели первые декреты Советского правительства о земле, о мире и особенно ленинская политика предоставления народам, входившим в бывшую Российскую империю, права самостоятельно решать свою судьбу. «Нигде большевистскую революцию не приветствовали с таким энтузиазмом, как в Ирландии», — писал очевидец и активный участник национально-освободительной борьбы, видный шинфейнеровский публицист Ут де Блоком.

Распространение опыта Великого Октября завоевывало тысячи новых сторонников лозунга «Рабочей республики». В ноябре — декабре 1917 г. в Дублине состоялись крупные массовые митинги и демонстрации трудящихся в поддержку героической борьбы пролетарских и крестьянских масс в далекой России. На августовском и ноябрьском съездах ИЛП — ИКТЮ (1918 г.) делегаты единогласно принимали резолюции поддержки основных принципов русской революции, указывали на их прямую связь с учением и заветами Дж. Конноли. Солидаризуясь с пролетариатом России, делегаты одновременно резко осудили империалистическую агрессию против Страны Советов.

В первые год-два после победы Октября официальные ирландские рабочие лидеры, вынужденные считаться с ярко выраженным настроением масс, нередко прибегали к «революционной» фразе. Однако по мере развития ирландской революции и классового конфликта в самом ирландском обществе этот показной радикализм тускнел, уступая место извращению опыта русской революции, злобным на нее нападкам (например, на Коркском съезде ИЛП — ИКТЮ в августе 1920 г.).

Влияние Октября выразилось прежде всего в мощной тяге пролетарских масс к организации, консолидации во имя достижения общих целей, в значительном подъеме социальной борьбы в городе и в деревне, подчас принимавшей невиданные здесь ранее формы («советское движение»), в укреплении позиций сторонников более решительных методов антиколониальной, национально-освободительной борьбы.

Нарастание недовольства широких масс ирландского народа приводило ко все большему обострению антиимпериалистической борьбы. Ирландские народные массы сорвали в 1918 г. попытку правительства Ллойд Джорджа распространить всеобщую воинскую повинность на Ирландию. С весны 1918 г. по всей стране (за исключением Северо-Востока) прокатилась кампания бойкота товаров британского производства.

1917—1918 годы стали временем сплачивания в антиимпериалистическую коалицию ряда социально неоднородных национальных группировок.

Разгром восстания 1916 г. и гибель наиболее последовательных руководителей пролетарского авангарда и радикально-демократических кругов вывели на политическую авансцену в качестве лидеров «нового» (в отличие от старого — «гриффитовского») Шин-фейна уцелевших руководителей «Красной пасхи», ведущих деятелей подпольных республиканских клубов и волонтерского движения. Новое лидерство отражало наличие в ирландском освободительном движении тех лет двух главных тенденций — национал-реформистской, стоявшей в целом на позициях «старого» Шин-фейна, и более радикальной. Однако «осторожная» оборонительная тактика, предпочтение мирным методам действия, недоверчивое отношение к выступлениям трудящихся за свои социальные права были типичны и для части республиканских лидеров, вставших у кормила «нового Шин-фейна».

25 октября 1917 г. на первом съезде «нового Шин-фейна» его президентом был избран один из немногих оставшихся в живых военных руководителей «Красной пасхи» Имон Де Валера — сын испанского эмигранта в США и ирландской крестьянки, преподаватель математики, весьма даровитый и тонкий политик, сочетавший стойкий патриотизм с немалым консерватизмом в социальных вопросах. Его заместителями стали А. Гриффитс и священник республиканец М. О'Фленеган.

Принятая съездом программа «нового Шин-фейна» явилась плодом компромисса между умеренными и левым крылом и в течение длительного времени давала почву для различных толкований. Конечной целью организации провозглашалось «обеспечение международного признания Ирландии в качестве независимой республики», после чего путем референдума ирландский народ должен будет сам установить угодную ему форму правления. Программа предусматривала созыв ирландского учредительного собрания, строительство «явочным порядком» ядра национальной экономики, системы образования, судебной системы и т. д. В этом съезд повторил почти без корректив позицию «старого» Шин-фейна. Трудящимся Ирландии была обещана «достаточная для жизни» заработная плата.

Что касается провозглашенных в программе принципов будущего государственного устройства Ирландии, то каждая сторона вкладывала в них свой смысл: Гриффитс и его последователи стремились использовать их для осуществления своей давней мечты — дуалистической монархии и равноправного с английским ирландского парламента. Последовательные республиканцы — К. Бругга, К. Маркевич, О. Стэк и др. — отказывались воспринимать их иначе как прямое и полное подтверждение республиканских принципов 1916 г. Сторонников компромисса, Имона Де Валеру в первую очередь, заботило сохранение организационного единства национального лагеря. Точно так же обстояло дело и с выраженным в программе намерением «прибегать к любым средствам». Несмотря на антиимпериалистический и антиколониальный в целом характер своей программы и деятельности, «новый Шин-фейн» много сделал для сдерживания революционной самодеятельности масс, разобщения национального и социального аспектов борьбы, суживания, ограничения перспектив ирландской революции. В 1917—1918 гг. среди лидеров преобладала вера в мирную перспективу движения. Основная часть его руководства в то время питала иллюзии, что судьба Ирландии будет благоприятно решена не на поле битвы в самой стране, а за столом переговоров в ходе близившейся мирной конференции по послевоенному устройству мира. Особые надежды возлагались на позицию США и лично на президента В. Вильсона.

В декабре 1918 г. национальные силы во главе с Шин-фейном одержали полную победу на первых послевоенных парламентских выборах. Успех Шин-фейна был тем более впечатляющ, что партия действовала полулегально, в обстановке жестоких репрессий. Предвыборный манифест Шин-фейна содержал сокрушительную критику Ирландской парламентской партии как силы, враждебной подлинным национальным интересам. В манифесте утверждалось, что Шин-фейн выступает не от имени какой-либо политической группировки, но как выразитель чаяний всей ирландской нации.

В итоге выборов Шин-фейн завоевал 73 из 105 мест в ирландских парламентских округах. Число парламентских мандатов Ирландской парламентской партии сократилось с 80 до 6, из 26 избранных юнионистов 23 дал Ольстер. Подавляющее большинство ирландского народа, таким образом, высказалось за независимость, республику, разрыв с империализмом.

Организация Ирландских волонтеров — ядро национальной повстанческой армии



Военной опорой «нового Шин-фейна» стала организация Ирландских волонтеров (ИВ), построенная по территориальному признаку добровольческая милиция. Со времени своего учреждения в 1913 г. ИВ претерпела значительную трансформацию. К 1916 г. 90% волонтеров по призыву Редмонда вступили в британскую армию. А из отказавшихся сражаться за интересы британского империализма (15—18 тыс. человек) лишь небольшая часть встала под ружье за дело революции в славные дни «Красной пасхи».

В 1917 и особенно в 1918 г. на волне нового подъема освободительной борьбы членство ИВ начало быстро расти. Летом 1918 г. оно поднялось до 100 тыс. человек.

Социальный состав волонтеров был довольно пестрым. Рабочие и служащие, студенты, торговцы, безработные, иногда предприниматели (в городе), батраки, фермеры и фермерские сыновья (в деревне) — так выглядело членство местных подразделений ИВ. Трудящиеся города и деревни составляли, таким образом, основную силу волонтеров, однако общий дух организации был «чисто национальный». В целом Ирландские волонтеры складывались как народная армия, преследующая близкие и понятные широким массам населения общенациональные цели борьбы за свободу.

В конце 1917 г на общенациональном съезде ИВ глава Шин-фейна Имон Де Валера был избран также и президентом Ирландских волонтеров. Командные должности в организации заняли и многие другие представители Шин-фейна. Это в немалой степени помогало руководству Шин-фейна навязывать волонтерам свою пассивную, выжидательную тактику. В противовес этому среди волонтерской массы на местах зрело сознание необходимости более решительного курса. Выразителями этой тенденции явились молодые, радикально настроенные офицеры Дэн Брин (из Типперэри), Лиэм Линч, Томас Барри (Корк) и некоторые другие.

До реорганизации Ирландской республиканской армии (так с лета 1919 г. стали называться Ирландские волонтеры) весной 1921 г. самым крупным воинским соединением ИВ была бригада. Она включала от семи до десяти территориальных батальонов, которые в свою очередь членились на 10—15 территориальных рот. Все эти подразделения имели, как правило, разное число бойцов (в роте — 50—100, в батальоне — 500—800, в бригаде — несколько тысяч человек).

Наиболее остро стояли перед ИВ проблемы вооружения и военного обучения. В среднем на одну бригаду приходилось несколько десятков боевых винтовок и карабинов, остальное оружие составляли револьверы и охотничьи ружья. Волонтеры почти не имели транспортных средств, средств связи, инженерного оборудования и располагали весьма ограниченными запасами взрывчатки. Но и с имеющимся боевым оружием умели обращаться лишь немногие, главным образом бывшие военнослужащие английской армии. Основную массу бойцов составляли так называемые частичные солдаты, днем занятые на фабриках и фермах, в конторах и мастерских, а вечерами или ночью несколько раз в неделю занимавшиеся военной подготовкой.

Рабочее и крестьянское движение в последние годы первой мировой войны



Национально-освободительное движение в Ирландии развивалось на фоне неутихавших социальных конфликтов и классовой борьбы трудящихся масс, нередко переплетавшихся с антиимпериалистическими выступлениями. Обострению этой борьбы способствовали углубление противоречий мирового империализма, резкое усиление нищеты в связи с военными трудностями и наступлением капиталистов на жизненный уровень трудящихся. Стоимость жизни в Ирландии по сравнению с довоенным периодом выросла вдвое. Многие десятки тысяч ирландских тружеников не имели работы. Все это привело к значительному увеличению численности профессиональных организаций ирландского пролетариата. Если в 1914 г. рабочих — членов профсоюза было менее 90 тыс., то к весне 1918 г. их стало около 140 тыс. человек. К 1921 г. в профсоюзы вступило примерно 315 тыс. рабочих, т. е. до 60% всех лиц наемного труда в стране.

Крупнейшим и наиболее влиятельным ирландским союзом в 1918 г. оставался Ирландский союз транспортных и неквалифицированных рабочих (ИСТНР), насчитывающий до 50 тыс. членов, за ним шли два «британских» союза (т. е. ирландские филиалы общебританских союзов) — железнодорожников и машиностроителей, а также строителей, учителей, клерков и т. д. Старые цеховые союзы окончательно уступили место новым массовым организациям.

Вместе с тем приток в профсоюзы новых масс трудящихся, не обладавших, как правило, ни политическим опытом, ни достаточно развитым классовым сознанием, а также тысяч «белых воротничков» сделал ирландское рабочее движение еще более доступным для насаждения в нем буржуазных и мелкобуржуазных влияний, особенно националистической идеологии Шин-фейна. Еще более усложнилась задача изживания анархо-синдикалистских тенденций, что было насущно необходимо в условиях, когда рабочее движение наряду с Шин-фейнам становилось одной из двух наиболее могущественных национальных сил.

После гибели Дж. Конноли наиболее видную роль в ирландском рабочем движении играл Т. Джонсон — многократный председатель Исполкома ИЛП — ИКТЮ, автор важнейших документов ирландского рабочего движения тех лет. По отзывам его приверженцев, он был пацифист, а по своим политическим убеждениям — гомрулер и всегда оставался сторонником действий, не выходящих за конституционные рамки. Джонсон и его ближайшие сподвижники — У. О'Брайен, К. О'Шаннон, Т. Форан — много сделали для того, чтобы связывать руки массовому рабочему движению, превратить его в политическом отношении в придаток Шин-фейна. Клятвы в верности заветам Дж. Конноли на деле оборачивались синдикалистской панацеей «борьбы в экономической сфере» вкупе с типичной для британских социал-реформистов «сдержанностью» в проведении стачечных боев.

Яркий пример больших возможностей ирландского пролетариата дала победоносная всеобщая политическая стачка в апреле 1918 г., проведенная по всей стране (исключая Ольстер) в знак протеста против угрозы принудительного воинского набора. Однако выводы, которые сделали из нее официальные рабочие вожди, еще больше усилили в рабочем движении преклонение перед «всемогуществом» анархо-синдикалистских рецептов.

С особой силой проявились органические слабости ирландского рабочего движения в ноябре 1918 г. на специальном съезде ИЛП — ИКТЮ, собравшемся с целью наметить курс этой организации на грядущих парламентских выборах. В эти дни официальное руководство рабочего движения подвергалось сильнейшему давлению со стороны Шин-фейна. Первоначальное намерение лейбористов самостоятельно выступить на выборах было воспринято им как «антипатриотический акт». 29 октября 1918 г. национальный съезд Шин-фейна потребовал, чтобы каждый лейбористский кандидат был подвергнут «строгому испытанию» на предмет его преданности национальному делу.

В ответ на это унизительное требование Национальный исполком ИЛП — ИКТЮ принял беспрецедентное решение отказаться от участия в избирательной борьбе. Выступая на съезде от имени Исполкома, Т. Джонсон заявил: «Для ирландских рабочих гораздо более важно организоваться в промышленной сфере для борьбы против класса капиталистов, чем захватывать политическую власть». Отказываясь от участия во всеобщих выборах, отстраняясь тем самым и от участия в формировании высших законодательных и административных учреждений новой республики, ИЛП — ИКТЮ по существу отдавала всю сферу политической жизни в стране в руки национально-буржуазного шинфейнеровского руководства. Это было более чем на руку шинфейнерам, стремившимся во что бы то ни стало блокировать рост социальной борьбы, перевести развитие освободительной революции на рельсы «чисто национального» конфликта.

Шин-фейну по существу удалось одержать бескровную победу над ирландским рабочим движением, что фактически означало сужение целей и ограничение перспектив ирландской революции. Самоустранение с политической арены (хотя частичное и вынужденное) единственной организованной массовой силы, способной толкать эту революцию влево, не могло не отразиться весьма тяжело на всем ходе антиимпериалистической борьбы и ее итогах.

Завершающий период мировой войны стал для Ирландии также и временем обострения борьбы аграрной. На нищем Западе, который стал главным очагом аграрных выступлений, в центре борьбы стоял мелкий фермер, стремившийся к скорейшему разделу и использованию сохранившихся здесь многочисленных помещичьих латифундий, а также скотоводческих ранчо; с ним смыкались полубатрацкие элементы — коттеры и собственно батраки, не оставлявшие надежды вернуться на землю самостоятельными хозяевами.

В конце 1917 — начале 1918 г. в стране стала реальностью угроза повторения «великого голода» 40-х годов XIX в. В этих условиях Шин-фейн в союзе с организованным рабочим движением осуществил широкую и эффективную кампанию за ограничение и контроль над экспортом продовольствия из Ирландии. На первых порах была провозглашена распашка части пастбищных земель, остававшихся до сих пор в руках лендлордов.

Вначале кампания проходила организованно. Проводилась она местными отделениями Шин-фейна. Экспроприируемые лендлорды получали небольшую компенсацию. Но очень скоро крестьяне начали делить землю самочинно. К началу весны 1918 г. аграрная война захватила ряд графств Запада и Юго-Запада. Такие действия все чаще задевали не только лендлордов, но и крупных рэнчеров — скотоводов.

Британские власти поспешили прийти на выручку напуганным земельным собственникам. В марте 1918 г. Клер, Роскоммон и другие графства Запада оказались на военном положении. Крупные британские воинские части жестоко расправились с участниками аграрных выступлений.

Подобное развитие событий напугало и шинфейнеровское руководство; последнее специальным циркуляром запретило дальнейшее осуществление аграрных захватов как «не отвечающее интересам ирландской нации».




1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 367.
2 См. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 268-270.
3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 53-54.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. В. Самаркин.
Историческая география Западной Европы в средние века

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

С.Д. Сказкин.
Очерки по истории западно-европейского крестьянства в средние века

Н. П. Соколов.
Образование Венецианской колониальной империи

под ред. Л. И. Гольмана.
История Ирландии
e-mail: historylib@yandex.ru
X