Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

под ред. Л. И. Гольмана.   История Ирландии

I. Ирландия в период раннего средневековья

На территории Ирландии обнаружено много памятников эпохи камня и бронзы. Самые ранние из них датируются шестым тысячелетием до н. э. Хотя переход к неолиту здесь произошел лишь в третьем тысячелетии, эпоха бронзы началась довольно рано. Уже за полтора тысячелетия до н. э. бронзовые и золотые изделия из Ирландии стали вывозить на континент.

В VI в. до н. э. здесь появились кельтские племена, или, как их называли римляне, скотты. К этому времени произошло их переселение из областей Центральной Европы в Галлию, Британию, Северную Италию и на Пиренейский полуостров. В Ирландию они, вероятно, двигались двумя потоками — из Северной Галлии и Северной Британии. Первыми завоевателями Ирландии считают кельтское племя гоиделов, за ним следовали белги, бритты, пикты и др. Новые пришельцы в отличие от применявшего орудия из бронзы местного населения пользовались орудиями из железа. К началу н. э. они, очевидно, завладели всем островом. Из хроник известно, что около 10 г. I в. н. э. в Ирландии произошло восстание людей плебейского происхождения, которым удалось расправиться со всей знатью. «Это указывает на господство завоевателей-скоттов над более древним населением»1,— замечает по поводу этого события Энгельс. Но к V в. н. э. кельты (скотты) уже смешались с местным населением, сложился гоидельский язык как особый диалект кельтских языков, и жители стали называть себя гоиделами (в англизированной форме — гэлы).

Материальная культура ирландцев



Скотоводство с древнейших времен было одним из важных занятий ирландцев. Они разводили крупный рогатый скот, лошадей, свиней, овец. Из законов брегонов — варварского права древней Ирландии, изложенного в сборниках юридических трактатов «Шенхус мор» («Великая книга старины»), — явствует, что споры, связанные с владением скотом, были очень часты среди ирландцев, а размеры штрафов, налагаемых за различные нарушения, выражались в определенном количестве скота. Крупный рогатый скот был главным образом средством обмена. О похищении скота рассказывается и в сагах — древних прозаических повествованиях о героях. Скотоводство существенно повлияло на представление древних ирландцев о календаре, на их обычаи и обряды.

Вместе с тем жители многих районов Ирландии, особенно центральной равнины и юго-запада острова, с древнейших времен наряду со скотоводством занимались и земледелием. В законах брегонов среди натуральных приношений вождям упоминается ячмень, овсяная мука, пшеница, солод; в качестве обычной пищи бедного человека названы кувшин молока и кусок пирога. Но основным злаком был овес. Любимым блюдом ирландцев считалась овсянка; пшеничный же хлеб употребляла главным образом знать, и то как лакомство. Ежегодно 1 августа проводился праздник урожая. В хрониках и сагах урожайные годы отмечались особо — как годы благоденствия народа.

В земледелии практиковалась переложная система обработки почвы с периодической сменой участков пашни. С древнейших времен ирландцы пахали сохой. Плуг принесли с собой кельты. Часто пахотные земли приходилось расчищать из-под леса. Зерно размалывали каменными зернотерками, а с V в. н. э. появились водяные мельницы. Жители побережья в качестве подсобного занятия занимались рыболовством.

Ремесло еще не отделилось от земледелия, им занимались сами крестьяне: они пряли лен и шерсть, ткали, выделывали кожи, шили одежду и обувь, изготовляли глиняную посуду; кузнечное ремесло и ювелирное дело считались привилегированными занятиями; изделия кузнецов и ювелиров предназначались в первую очередь для вождей и знати.

Селились ирландцы в удобных и безопасных местах в долинах рек и на холмах. Главным строительным материалом был лес. Жилище простого ирландца обычно представляло собой круглую клеть, сплетенную из хвороста и тростника и обмазанную глиной, с проемом вместо окна, с крышей из соломы, поддерживаемой столбом посредине; дым из очага выходил через отверстие, проделанное в крыше. Пол был глиняный. Вдоль стен стояли деревянные палати («ложи»), на которых спали.

Древнейшими крепостями — городищами на холмах, укрепленными рвом и частоколом, — были Круахан в Конноте, Тара в Мите, Эмайн Маха и Айлих в Ольстере. На месте современного Дублина находился Эблан.

Общественный строй Ирландии



Ирландия в отличие от Галлии и Юго-Восточной Британии не была завоевана римлянами. Немаловажное значение имело то обстоятельство, что Ирландия оказалась в стороне от тех передвижений племен и народов, которые происходили на континенте Европы в период падения Римской империи и образования варварских государств и ускоряли процесс разложения первобытнообщинных отношений и становления феодального строя.

Ирландское общество состояло из свободных и несвободных членов. Все свободные ирландцы жили патриархальными семьями — финами. Под главенством отца — флаха — фина объединяла его ближайших родственников с их семьями — сыновей, братьев его отца, деда и прадеда. В следующие фины входили двоюродные, троюродные братья и т. д. (Несколько фин составляли септ, или род. Все члены септа вели свое происхождение от одного предка, носили одно имя (с X в. н. э. с приставкой «Мак», что означало «сын», или «О» — «внук»). Более крупными родовыми объединениями были кланы; несколько кланов составляли племя. Человек, не входивший в фину и септ, считался бесправным, изгоем.

В одной саге о земле говорится: «Нет ни канав, ни изгородей, ни камней, ни стен на земле... а только гладкие поля». Это означало, что в Ирландии того периода земля была общей собственностью септа. Финам отводились в постоянное пользование лишь определенные участки земли, на которых возводились дома и хозяйственные постройки; если все члены фины вымирали, земля возвращалась септу. Пастбища, леса, болота, горы были собственностью рода; ими пользовались все фины, составляющие определенный септ или клан. Раздел этих общих владений считался грубым нарушением обычного права. Пахотные земли тоже были собственностью этих септов и кланов. Но финам выделялись отдельные участки для обработки. Отсутствие частной собственности на землю подчеркивалось в «Шенхус мор». «Каждый соплеменник,— говорилось в нем, — правомочен держать свой участок земли из земель племени; он не имеет права его продавать, отчуждать, скрывать или отдавать в качестве штрафа за преступление или уплаты по договору».

Землепользование среди простых ирландцев регулировалось обычаем гевелкайнд (назван так позже). Земля разделялась между всеми главами фин, составлявшими септ; если кто-либо из участвовавших в разделе умирал, то участок умершего не переходил по наследству к его детям, а все пахотные земли рода снова соединялись вместе и вождь назначал новый передел, нарезая таким образом участки земли каждому члену рода. При этом учитывались степень родства, а также количество законнорожденных и внебрачных сыновей (женщины во внимание не принимались). Такие переделы совершались при вступлении в должность нового вождя, при приеме новых членов в септ или исключении из него.

Во главе родовых союзов ирландцев стояли вожди, избираемые полноправными членами; в их руках была сосредоточена власть над подчиненными территориями, они предводительствовали во время войн. Преемники вождей избирались при их жизни и назывались танистами. Каждому из вождей и танистов выделялся из родовых земель должностной надел, который после смерти его владельца не включался в переделы согласно обычаю гевелкайнд и не переходил по наследству, а передавался преемнику по должности. Этот обычай назывался танистри.

Кроме того, существовало право передачи по наследству (детям) земельных участков вместе с профессией. Но оно распространялось только на бардов — поэтов, музыкантов и певцов, воспевавших подвиги вождей и их сородичей, врачей, лечивших членов септа, брегонов — хранителей обычаев и судей, филидов или хронистов — знатоков истории и генеалогии септов и кланов, друидов — жрецов, а также на тяжеловооруженных воинов. Эти профессии считались в обществе очень важными и почетными, и те, кто ими владел, занимали привилегированное положение.

Скот и движимое имущество находились в частной собственности членов фин. Они передавались после смерти флаха по наследству с учетом степени родства. При отсутствии родичей у флаха его наследство полностью переходило к септу.

Ирландский род был патриархальным — жена переходила в род мужа, и за нее выплачивалось ее родичам вознаграждение. В то же время она могла свободно распоряжаться своим приданым, отчуждать его, а в случае развода получить обратно. В семейных отношениях еще сохранялись следы первобытного парного брака: разрешалось заключать временные браки на короткие сроки, иметь наряду с главной женой наложниц, за которых тоже уплачивалось вознаграждение, а прижитые с ними дети получали долю в наследстве и учитывались при разделах земель по обычаю гевелкайнд. Широко практиковалась отдача детей на воспитание родичам. На этой почве между молочными братьями возникали крепкие связи побратимства.

Кровная месть в этот период была заменена штрафом за убитого — ериком, который уплачивался родичами преступника, как правило, натурой. Размеры штрафа определял брегон — судья, причем за это ему полагалась 1/11 ерика.

Возникновение феодальных отношений



Особенностью социального развития Ирландии раннего средневековья было складывание феодальных отношений при сохранении пережитков собственности септов и кланов на землю, а также родовых связей. Свободные члены общества делились на знатных, составлявших родовую или клановую знать, и простых - крестьян. Все свободные независимо от этого деления сначала назывались фении, впоследствии этот термин стали применять только в отношении незнатных свободных.

Клановая знать делилась на три категории: низшую составляли вожди септов и кланов, над ними стояли правители более крупных территорий, а затем — правители основных провинций и областей Ирландии — высший слой благородных. Внешним признаком различия социального положения в обществе служила окраска плащей. Близко к клановой знати стояли друиды, брегоны и представители других почетных профессий.

При господстве родовой собственности на землю рост частного владения землей и накопление богатства у отдельных семей совершались медленно. Обычай гевелкайнд с ростом населения приводил к дроблению и измельчанию земельных участков простых ирландцев. В то же время в трактатах «Шенхус мор» содержатся сведения о фактах продажи земли и захватов пустошей, признается частное землевладение. Увеличению частного землевладения знати способствовала и монополизация общественных должностей отдельными знатными финами. Хотя обычай танистри соблюдался ирландцами незыблемо, тем не менее вождями и танистами обычно становились члены одной и той же знатной фины. Поэтому полагающиеся им должностные наделы в действительности становились их постоянным владением, несмотря на то что добиваться этого приходилось иногда силой оружия. Победы в междоусобных войнах также умножали богатство прежде всего за счет имущества побежденного септа. В «Шенхус мор» и хрониках приводятся многочисленные факты усобиц между вождями и грабежа соседних септов и кланов. Но наиболее легко и быстро вожди увеличивали свои владения и свое личное богатство посредством захвата пустошей и увеличения стад: ведь право собственности септов и кланов на пустоши и на скот не распространялось.

В «Шенхус мор» говорится: «Одна из обязанностей септа — поддерживать каждого своего члена, и септ делает это в меру своих возможностей». Но в раннее средневековье многие септы были уже не в состоянии предотвратить разорение отдельных семей и вынуждены были обращаться к вождям с просьбой наделить их скотом. Так возникли формы зависимости на основе держания скота. В брегонских законах также содержится немало сведений о потерявших свое имущество и наделы бедняках, или «людях без содержания». Среди них были искавшие покровительства чужаки, прощенные преступники и пленные, закабаляемые вождями. Были и рабы. Источниками рабства являлись разорение, а также пленение побежденного противника: часть рабов покупалась главным образом в соседней Британии.

Однако основным средством эксплуатации становилось не рабство, а примитивные формы феодальной зависимости, опутанные пережитками патриархальных отношений. Самой многочисленной группой среди несвободных ирландцев были так называемые фуидиры. Они не являлись членами септов, им, как и рабам, запрещалось давать свидетельские показания о свободных людях и заключать какие-либо сделки со свободными. Но вожди и богатые флахи часто помещали их на своих землях, особенно на пустошах, наделяли скотом и инвентарем и давали им возможность вести свое небольшое хозяйство, облагая их за это различными повинностями, в том числе биатадом — своего рода рентой продуктами. По брегонскому праву землевладелец мог превратить участок земли такого фуидира в наследственное держание, если его предки до третьего поколения были фуидирами на нем. Часть фуидиров использовалась в качестве домашней прислуги, дворовых работников и пастухов. Принадлежавшие к этой категории находились на положении рабов. Эксплуатация фуидиров была важным источником обогащения вождей. В одном трактате «Шенхус мор» отмечается: «Он приводит фуидиров, чтобы увеличить свое богатство».

Доходы ирландских вождей состояли из рент, взимаемых вождями с держателей их доменов и различных должников, и поборов, получаемых со всех септов и кланов подвластных вождю территорий. Первая группа доходов по существу представляла собой феодальную ренту, уплачиваемую мелкими производителями, оказавшимися в той или иной форме в поземельной и имущественной зависимости от вождей. Вторую группу повинностей и платежей несли все свободные члены септов и кланов в силу своего положения подданных этого вождя как правителя. Свободные ирландцы были обязаны предоставлять вождям продовольствие и фураж на содержание пеших и конных воинов, принимать отряды этих войск на постой с полным их содержанием на определенное время, а также оказывать вождю и его свите гостеприимство во время посещения ими подвластных территорий. Эти повинности были очень обременительны, тем более что вожди в военное время всегда их увеличивали.

Итак, в Ирландии в процессе разложения родовых и образования феодальных отношений общинная собственность на землю сохранялась «в полной силе» (Энгельс)2 и земельные наделы многих членов септов, а также вождей не превратились в аллоды (частная собственность), а продолжали оставаться владением, которое нельзя было свободно отчуждать. Но наряду с этим разными путями создавалось частное землевладение знатных, на которые септы и кланы не имели права собственности. Сохранение родовых связей и общинной собственности на землю замедляло превращение имущественной дифференциации в феодальное неравенство.

Вследствие этого клановой знати были чужды порядки феодальной иерархии, характерные для других стран. Вышестоящий вождь в Ирландии обычно не жаловал подчиненному ему вождю землю как сеньор вассалу, а имел над ним власть как старшее должностное лицо, избранное по обычаям родового строя для исполнения обязанностей по военному и гражданскому управлению данной территорией. «Подчиненное положение, — замечает Энгельс, — одного вождя по отношению к другому в Ирландии выражалось только в уплате дани... и специальной подати на содержание войск.., но ни в коем случае не в военной службе»3. Процесс возникновения государства не уничтожил этой особенности, а закрепил ее.

Возникновение государства



К V в. н. э. Ирландия была разделена на пять крупных областей-провинций — Ольстер, Коннот, Манстер, Южный и Северный Ленстер. Очевидно, это деление произошло на базе союзов племен, возникших в ранний период разложения первобытнообщинных отношений. В процессе возникновения государства в этих провинциях образовались самостоятельные «королевства».

Власть в каждом из них находилась в руках «короля» — риагa, избираемого вместе с танистом вождями данной провинции. При риаге был совет старейших. Каждое такое «королевство» было разделено на определенные территории — туаты, власть в которых принадлежала «областным королям», избираемым вождями септов, входивших в туат; совет вождей при короле имел право его смещать. Средневековая Ирландия состояла из 184 туатов — территориальных организаций, появление которых не уничтожало деления ирландцев на септы и кланы, а, наоборот, дополняло его, став частью клановой системы. Иногда туат совпадал с кланом, иногда клан занимал территорию двух туатов.

Выборы вождей, риагов и их танистов обычно производились на священных холмах, по традиционному ритуалу. Стоя на камне, будущий вождь произносил клятву соблюдать все обычаи и мирно передать свою должность танисту, когда это потребуется. Танист при его избрании становился на этот камень только одной ногой и приносил ту же клятву, что и вождь.

У вождей и риагов имелись свои постоянные отряды воинов. Это были легковооруженные пешие отряды, вооружение которых состояло из коротких копий, дротиков и лука со стрелами, и тяжеловооруженные пешие отряды, носившие железные шлемы и кольчуги. Они были вооружены длинными мечами, широкими и острыми боевыми топорами на длинной ручке, позволявшими поражать противника на расстоянии. Применялись конные боевые колесницы и своры специально обученных нападать на противника псов. Сохранялся обычай выставлять в качестве трофеев черепа убитых врагов или их языки. Вожди и риаги часто собирали свои отряды и устраивали празднества с состязаниями воинов и выступлениями бардов, воспевающих их военные доблести. В то же время продолжались распри и усобицы между вождями и риагами, от чего не могла их избавить даже система заложников, которая широко применялась в их взаимоотношениях.

Во II в. н. э. риаги Мита — одного из пяти «королевств» (на территории главным образом Северного Ленстера) стали верховными королями всей Ирландии, ард-риагами. Но самостоятельность подчиненных этому объединению «королевств» сохранялась. Ард-риаг не имел собственного административного аппарата, под его властью находились лишь военные силы всех «королевств» (в случае общей военной опасности).

Обычно при вступлении в свою должность ард-риаги объезжали подвластные им «королевства», принимали подарки и брали заложников. Ирландские короли не обладали законодательной и судебной властью. Хранителями и толкователями обычаев и судьями по-прежнему оставались брегоны септов и кланов, а ард-риагу было предоставлено право лишь разрешать споры между подчиненными ему риагами. При сохранении самостоятельности риагов совет при ард-риаге в Тара не мог прекратить междоусобицы. «По-видимому, главной привилегией короля был сбор дани, а не регулярное отправление правосудия»,4 — констатировал Энгельс. К тому же сам сбор податей был часто причиной распрей и военных столкновений между риагами. Так, около 330 г. усобицы между братьями ард-риага Мита привели к тому, что три его мятежных брата, объединившись, вторглись в центральную часть Ольстера, разрушили древнюю столицу этой провинции Эмайн Маху и образовали «королевство», получившее название Ориал. К началу X в. на севере острова возникло новое «королевство» Ольстер. Потомки сыновей риага Мита в Ольстере, разделившиеся на два могущественных и знатных септа Ольстера — О'Нилей и О'Доннелей, удерживали власть над значительной частью земель этой провинции вплоть до начала XVII в.

Еще в V в. клановая знать Ирландии предприняла попытки расширить свои завоевания на соседнюю Британию. Ирландские отряды вторглись в западную часть Британии — Уэльс, населенный кельтским племенем бретонцев, и завладели им, но в VI в. местное отряды изгнали их оттуда. Более успешным было вторжение ирландцев в Северную Британию, в страну Альба, или Каледонию, населенную кельтским племенем пиктов. Она была отделена от Ирландии узким проливом, который ирландцы свободно переплывали на своих лодках. Завоевание началось еще в IV в. с восточного побережья Ольстера. В течение нескольких десятилетий ирландцам удалось захватить западную и северную часть Альбы. В 470 г. правитель одного из туатов в Антриме Фергус Мак Ер с тремя братьями переправился в Альбу и на колонизованных ирландцами — их здесь называли скоттами — землях основал свое королевство под названием Аргил (Восточные гэлы). По имени скоттов Альбу позже стали называть Шотландией.

Таким образом, раздробленность Ирландии в первые века нашей эры не была ликвидирована. Междоусобные войны и другие формы борьбы за власть между отдельными представителями клановой знати ослабляли страну и задерживали ее экономическое и социальное развитие. Сведениями о раздорах среди клановой знати, убийствах, опустошениях и грабежах переполнены все хроники Ирландии.

Принятие христианства



На стадии разложения первобытнообщинного строя ирландцы, как и другие народы, обожествляли силы природы, звезды, леса, долины, реки, ручьи. Почитался также сонм полубогов, так называемых сидов, напоминавших добрых фей. По представлениям древних ирландцев, сиды активно вмешивались в жизнь людей, участвовали в сражениях, вступали в любовные связи с людьми, различными способами помогали им. Верили ирландцы и во множество духов, воплощавшихся в различные существа, в зароки, запреты и заклинания, сны и разные приметы. Важную роль в общественной жизни языческой Ирландии играли жрецы — маги и прорицатели, которые, как и у кельтов Галлии, назывались друидами. Они были хранителями и толкователями религиозных и родовых обычаев и учителями юношества.

B процессе разложения первобытнообщинного строя накладывания феодальных отношений все большую популярность среди знати стало приобретать христианство. Немаловажное значение в распространении христианства на острове имела миссионерская деятельность Патрика (373—463 гг.), объявленного впоследствии католической церковью святым.

Патрик был уроженцем Северной Британии, сыном сборщика налогов римского императора в этой стране. В 16-летнем возрасте во время вторжения одного из отрядов ирландцев в Британию он был захвачен в плен и в течение шести лет находился в Ирландии в рабстве, пас скот. Там он стал ревностным христианином. После бегства из Ирландии Патрик много путешествовал по Европе, был посвящен в пресвитеры в Галлии, а в 432 г. в сане епископа направлен папой римским в Ирландию проповедовать христианство и бороться с пелагианством — еретическим учением, оказывавшим влияние на многие христианские общины в Ирландии. Под влиянием Патрика ард-риаг Лоэгхайр принял новую веру и разрешил ему свободную проповедь христианства по всей стране. Патрик как архиепископ Ирландии обосновался в Арма, ставшем с тех пор ее церковной столицей.

Хотя большая часть ирландской знати под воздействием Патрика приняла христианство, борьба с язычеством продолжалась еще несколько столетий. Ирландская церковь имела своеобразные черты, отличающие ее от обычных для католицизма церковных порядков и обычаев. Ее организация была приспособлена к клановому строю, и духовные должности стали монополией определенных семей. Епархия епископа обычно совпадала с территорией клана, а сам он избирался из людей, угодных вождю и связанных родовыми узами с членами кланов. Целибат (безбрачие духовенства) не соблюдался, приходские священники жили в кланах и больше подчинялись местным обычаям, чем порядкам католической иерархии. Епископы не обращались в Рим для утверждения в должности, причитающиеся папе платежи за духовные бенефиции собирались нерегулярно. Вожди часто присваивали церковное имущество и доходы, а также облагали духовенство обычными для мирян поборами. Монастырские общины в Ирландии сами избирали себе аббатов, не соблюдая устав Бенедикта Нурсийского, регулировавший жизнь католических монастырей в средневековой Европе.

Церковный клир у ирландцев пользовался привилегиями наряду с бардами, брегонами и др. Кланы выделяли на содержание своего духовенства определенные участки земли, которые освобождались от повинностей в пользу вождей, не подвергались переделам и находились в распоряжении епископов. Кроме того, широкое распространение получили дарения земли отдельным церквам и монастырям как частными лицами, так и септами и кланами. Церковные земли независимо от их происхождения сдавались в держание, за что владельцы получали феодальную ренту.

Принятие христианства в Ирландии ускорило процесс разложения первобытнообщинных отношений. В 438 г. по инициативе Патрика была создана специальная комиссия из девяти человек (в нее входили также король Лоэгхайр и Патрик) для записи древних правовых положений, которые хранили устно судьи — брегоны. Позднее появился сборник юридических трактатов «Шенхус мор». Это был важный шаг к кодификации ирландского обычного права. По существу в этих трактатах были зафиксированы обычаи, сложившиеся в ходе разложения первобытнообщинных отношений, — в области налогового права, поземельных порядков, имущественных отношений и социальной дифференциации.

Культура Ирландии



От древних ирландцев до нас дошли различные памятники материальной культуры — орудия труда, утварь, оружие, украшения, развалины домов, долмены и кромлехи (так называют камни, воздвигнутые на могилах знатных людей и воинов или в честь богов), а также памятники устного народного творчества - ирландские сказания (саги). Количество саг исчисляется сотнями. В них повествуется о различных древних преданиях и событиях и воспеваются легендарные герои, вожди и риаги. Они создавались в течение многих веков безымянными народными сказителями, а рассказывали их на народных празднествах и пирах у вождей и риагов, обычно по одной саге в вечер.

Древнейшим и наиболее популярным в средние века циклом ирландских саг является уладский цикл, зародившийся при дворе риагов Ольстера (в древности его называли Улад). В нем повествуется о борьбе риагов Улада и Коннота, которая, по свидетельству хроник, длилась около 1 тыс. лет, до II в. н. э. Легендарным героем этих саг был сначала риаг Улада Конхобар, а затем его племянник Кухулин, рожденный, по одной из версий, от бога света. В Кухулине воплотились черты героя периода разложения родового строя. Особо отмечаются его сила и ловкость, верность своему долгу и чести, великодушие к побежденным врагам и сострадание к слабым и угнетенным. Позже черты героев ирландских саг использовались в кельтской Британии сказителями сочинявшими легенды о короле Артуре и его воинах, которые защищали бриттов от вторжений воинственных саксов, начавшихся в V в. н. э.

С распространением христианства в Ирландии друиды вынуждены были уступить место духовенству, а их функции учителей юношества и хранителей героических и родовых традиций перешли к бардам и хронистам — филидам. Барды исполняли свои песни под аккомпанемент арфы при дворах знатных людей или бродя по деревням. По своему мастерству барды разделялись на восемь разрядов. После введения христианства в стране возникло много специальных школ для обучения бардов, которые существовали до XVII в., вплоть до запрещения их английскими властями, видевшими в бардах, и не без основания, «главных носителей национальной, антианглийской традиции»5. Имелись и особые школы брегонов.

Наряду со школами бардов и брегонов появилось много монастырских школ, где в течение семи лет обучались и воспитывались юноши не только из Ирландии, но и из других стран Европы. Окончившие эти школы становились священниками или монахами католической церкви. Обучение производилось на латинском языке. Если в школах бардов изучались литература, поэзия, музыка, то в монастырских школах главными предметами были священное писание, а также философия, география, астрономия и геометрия в присущей церковной культуре средневековья трактовке.

Уже в IV в. в Ирландии было известно алфавитное письмо, а с введением христианства стал применяться латинский алфавит. Центрами письменности стали монастырские школы, деятельность которых по переписке книг религиозного или светского содержания имела важное значение.

Основание обителей и монастырей способствовало колонизации и освоению ряда незаселенных территорий Ирландии, а также открытию до того не известных европейцам островов в Северной Атлантике и созданию там первых поселений задолго до прихода норманнов. Монах Брандон из Манстера в VI в. побывал в Шотландии, Западной Британии и Уэльсе. Его последователи, монахи-отшельники, поселились сначала на Гебридских о-вах, а затем на Оркнейских и Шетландских о-вах. Около 725 г. ирландские монахи открыли Фарерские о-ва и основали там свое поселение, которое просуществовало до прихода норманнов. По данным ирландских и исландских источников, они открыли и Исландию, поселившись там. Это было в конце VIII в., т. е. за 100 лет до прибытия в Исландию норманнов из Скандинавии.

В VI—VIII вв. Ирландия была одним из центров христианства в Европе, откуда оно стало распространяться и на другие территории. «Островом святых и ученых» называли ее в то время. Так, ирландец Коломба отправился в Шотландию и обратил в христианство британских скоттов и пиктов. Колумбан с 590 г. проповедовал христианство в Галлии, Бургундии, Швейцарии и Италии, где основал один из крупнейших монастырей средневековья — Боббио. Галл основал Сент-Галленский монастырь в Швейцарии, Фридолин успешно вел миссионерскую деятельность среди аллеманов, а Килиан — среди франков на Майне. Ирландские монахи по приглашению Карла Великого вели обучение в Павии. Главой дворцовой школы при Карле Лысом был ирландский ученый, крупнейший средневековый философ Европы Иоанн Скотт Эриугена (810—877 гг.). Он пытался заменить современную ему схоластическую философию, построенную на вере в чудеса, более рациональной системой. Учение Эриугены было впоследствии осуждено церковью как еретическое.

Ирландская культура VI—IX вв. была обычной, церковной культурой, характерной для возникающего феодального общества в Европе. Ее носителями были образованные монахи и клирики, а ее влияние на широкие народные массы ограничивалось главным образом религиозной сферой; обычаи и нравы ирландцев под влиянием христианства претерпели незначительные изменения. Ее успехи опровергают расистские измышления английских буржуазных историков об извечной отсталости ирландского народа, о его неспособности к самостоятельному развитию.

Вторжение норманнов в Ирландию



Раздробленная и раздираемая междоусобицами вождей, Ирландия с конца VIII в. подверглась вторжению норманнов со Скандинавского полуострова (или «датчан», как их еще называют в исторической литературе).

В результате разложения родового строя и возникновения феодальных отношений у народов Скандинавского полуострова их родовые вожди — ярлы стали совершать походы с целью грабежа чужих территорий, получившие впоследствии название «походы викингов». Потом они стали закрепляться на длительное время на захваченных территориях, строить в удобных гаванях крепости и форты как для военных целей, так и для хранения своей добычи. Для изготовления оружия норманны уже применяли железо, богатые залежи которого имелись на Скандинавском полуострове. Основным оружием были тяжелый боевой топор, длинный меч и кольчуга. Особенно привлекали викингов более богатые и культурные по сравнению с их родиной страны Западной Европы, где уже сложился феодальный строй; набеги и грабежи норманнов наносили этим странам большой ущерб.

Захватив в VIII в. Гебридские, Оркнейские и Шетландские о-ва, находящиеся между Ирландией и Скандинавией, и создав там ряд своих опорных пунктов, норманны начали грабительские нападения на ирландскую территорию, продолжавшиеся более 200 лет. В 795 г. они высадились на о. Рэтлин у берегов Антрима и опустошили его; в 798 г. поселились в районе Дублина, и с тех пор ирландские летописи скрупулезно сообщают о многочисленных экспедициях и грабежах норманнов, о разрушениях церквей, монастырей и поселений ирландцев. В 818 г. они высадились уже на южном побережье Ирландии, в районе Уэксфорда, через два года — около нынешнего г. Корка, а затем у Лимерика. Они завладели также Арма — церковной столицей Ирландии. Все это были древние ирландские поселения, географическое положение которых было весьма удобно для превращения их в опорные базы-крепости и морские порты норманнов, облегчавшие их связи со Скандинавией и захваченными территориями, а также для хранения и вывоза оттуда добычи. Таким образом, норманны создали на юго-восточном и юго-западном побережье Ирландии свои морские порты — Дублин, Уэксфорд, Корк и Лимерик, окружив ими с моря наиболее богатую и развитую часть Ирландии, ставшую впоследствии главным объектом их грабежей.

В первой половине IX в. викингу Торгильсу удалось подчинить всю Ирландию. Собрав войско в 12 тыс. воинов, он погрузил его на 120 лодок, по рекам Войн и Лиффи вторгся в центральную часть острова и овладел ею; ему была также оказана поддержка со стороны других отрядов норманнов из районов Лимерика, Дендалка и Уотерфорда. Своей столицей Торгильс сделал г. Атлон на р. Шаннон, у оз. Лох Ри. Отсюда его лодки с воинами совершали экспедиции на север Ирландии, до оз. Лох Неж. Фактически он держал в подчинении Ольстер, Коннот и Мит.

Битва при Клонтарфе



Освободительная борьба против чужеземного ига в Ирландии особенно усилилась в начале XI в., когда верховным «королем» Манстера стал Бриан, а на севере возвысился Малахий, вождь Мита, который нанес поражение норманнским отрядам при Таре и выбил норманнов из Дублина. В 998 г. Бриан и Малахий поделили между собой верховную власть над Ирландией: Бриан был признан верховным «королем» южной части, включая Дублин, а Малахий — северной части Ирландии.

В 1002 г. Малахий, став правителем Ольстера, уступил Бриану власть ард-риага Ирландии. Бриан немало труда приложил, чтобы как-то наладить разоренное грабежами и набегами хозяйство Ирландии. На р. Шаннон он построил много крепостей, большой флот, пытался ввести регулярное обложение скотом на общие нужды, за что получил прозвище Баройме (собиратель скота). Он сделал попытку сократить количество вождей, имеющих право претендовать на титул риагов и ард-риагов, что, по его мнению, способствовало нормализации обстановки в стране.

В сентябре 1013 г. Бриан попытался осадить Дублин, правитель которого поднял мятеж против него, но вследствие недостатка продовольствия Бриану пришлось отступить. Тогда норманны разослали своих посланцев на Оркнейские о-ва, в Норвегию и Данию с просьбой прислать подкрепления. Им удалось собрать значительные силы. Но весной 1014 г. Бриан снова появился с отрядами, и 23 апреля этого года у Воловьего луга, около Дублина (ныне Клонтарф), произошло решающее сражение. «В Ирландии в течение многих веков не было битвы, равной этой», — говорится в одной шотландской хронике. Норманны и их союзники были наголову разбиты, количество погибших с обеих сторон исчислялось несколькими тысячами человек. Во время битвы погиб Бриан, которому было 88 лет. Сам он непосредственного участия в сражении не принимал, но руководил им из укрепленного лагеря. Во время битвы один из предводителей викингов, Бродир, увидев, что войско Бриана преследует бегущих норманнов, а возле короля осталась небольшая свита, бросился к нему из лесу, «пробил стену щитов и нанес королю удар мечом», — повествуется в исландской «Саге о Ньяле», содержащей описание битвы при Клонтарфе. Бриан был похоронен в Арма; ирландцы его почитают как национального героя.

Битва при Клонтарфе — значительное событие в ирландской истории. Она положила конец норманнским набегам и освободила страну от иноземного ига. «После клонтарфского поражения, — пишет Энгельс, — разбойничьи набеги норманнов становятся более редкими и менее опасными»6. В английской и скандинавской буржуазной историографии «норманнский период» истории Ирландии всячески приукрашивается. В действительности норманны в VIII—X вв. стояли на более низком уровне общественного и культурного развития, чем ирландцы, их завоевательные походы причинили большой ущерб Ирландии. В качестве единственного возмещения «за все произведенные ими опустошения, — пишет Энгельс, — скандинавы оставили ирландцам три — четыре города и зачатки занимавшегося торговлей городского населения»7.

Экономическое развитие Ирландии в XI—XII вв. затормозилось вследствие экспансии норманнов. В отличие от соседних европейских стран, где в этот период шел интенсивный процесс отделения ремесла от земледелия, на основе которого возникло и успешно развивалось товарное производство, в Ирландии сохранялось натуральное хозяйство с присущими ему патриархальными чертами. Крестьяне занимались скотоводством, землю обрабатывали теми же орудиями, какие применялись в начале нашей эры. Вожди взимали с них ренты и поборы главным образом в натуральном виде. Что касается предметов роскоши, то их привозили иностранные купцы, посещавшие периодически дворцы вождей, а также сопровождавшие их в походах.

Города на побережье при норманнах являлись военными базами и портами для вывоза награбленной добычи; после изгнания норманнов в них стала развиваться главным образом внешняя торговля, особенно с соседней Англией и Испанией, связанная с потребностями знати.

Господство натурального хозяйства в Ирландии способствовало консервации политической раздробленности страны и самовластию вождей. Ирландские хроники свидетельствуют, что после битвы при Клонтарфе ирландские вожди по-прежнему вели междоусобные войны, разоряя страну.




1 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 16, с. 510.
2 См. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 32, с. 329.
3 Архив Маркса и Энгельса, т. X, с. 101.
4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 45, с. 83.
5 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 16, с. 525.
6 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 16, с. 521.
7 Там же.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Жан Ришар.
Латино-Иерусалимское королевство

А. Л. Мортон.
История Англии

Жорж Дюби.
Трехчастная модель, или Представления средневекового общества о себе самом

Юлиан Борхардт.
Экономическая история Германии

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья
e-mail: historylib@yandex.ru
X