Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

2. Женщины

Художники и скульпторы оставили нам прекрасные и трогательные изображения египетской семьи. Отец и мать держатся за руки или обнимают друг друга за талию, а дети нежно прижимаются к родителям. Мы видим царицу сидящей на коленях у фараона Эхнатона. Они осыпают ласками своих детей, которые в ответ нежно поглаживают крошечными ручками подбородок отца или матери. Традиция передавать в изображениях пылкую любовь царственных супругов сохранялась на протяжении всего периода ереси, проявлением и следствием которой она являлась, но к началу Девятнадцатой династии египетское искусство вновь обрело привычную строгость. Однако в гробницах мы по-прежнему видим мужа и жену бок о бок друг с другом, как будто после смерти они остаются так же неразлучны, как и при жизни.

В литературе египетские женщины изображены в довольно невыгодном свете. Женщина легкомысленна и ненадежна; не умеет хранить тайны; лжива и злопамятна; вероломна от природы. Рассказчики и моралисты называют женщин воплощением всех мыслимых грехов и источником бесчисленных бед. Однажды, когда рассудок царя Снофру помутился от скуки, придворные попытались развлечь его. Для этого они пустили в пруд в царском саду лодку с двадцатью прекрасными девушками, весь наряд которых состоял из лент и украшений. Одна из них уронила в воду драгоценность из бирюзы и в отчаянии отбросила весло. Царь велел ей продолжать грести, пообещав подарить ей такую же. «Мне нужен мой кулон, а не его подобие», – отвечала красавица. Царь решил пойти ей навстречу и призвал кудесника, которому удалось найти потерю весьма оригинальным способом: он положил одну половину вод на другую, тем самым обнажив дно пруда. В другой истории девять богов увидели одинокого Бату в долине Кедра и, преисполнившись сочувствия к нему, подарили ему красавицу жену, в которой соединилось семя всех богов. Но она сначала обманула, а затем и окончательно погубила несчастного. Воскресший Бата превратился в быка, но бывшая жена, теперь ставшая наложницей фараона, уговаривает своего владыку убить его еще раз. В следующий раз Бата превратился в персей, однако по ее приказу деревья были срублены! Еще прежде, когда Бата жил работником в доме старшего брата, ему пришлось испытать на себе женское вероломство. Это было в сезон перет, когда вода отступила с полей и надо было заниматься распашкой земли и севом. Однажды братья работали в поле, и у них кончилось посевное зерно. Старший брат приказал Бате принести еще. Когда он выходил из амбара, играючи взвалив на плечо тяжелую ношу, жена брата увидела его силу и преисполнилась желания. Подойдя к Бате, она сказала: «Давай проведем час вместе, и я сделаю тебе красивые одежды». Бата разозлился, как пантера с юга: «Ведь ты мне вместо матери, а твой муж мне вместо отца. Не повторяй мне этих ужасных слов никогда, а я не скажу никому». Он ушел, оставив униженную невестку мучиться от стыда и жажды мести. Ее муж Анупу был человек вспыльчивый и скорый на суд, поэтому порочной женщине ничего не стоило убедить его, что Бата пытался соблазнить ее, но она отвергла его домогательства. Однако этого было недостаточно. Душа ее могла успокоиться только после смерти обидчика.

Жена распорядителя церемоний обманывала мужа с молодым человеком, да еще и осыпала своего любовника подарками. Реджедет, жена жреца бога Ра, тоже изменяла супругу и даже родила троих незаконных детей. Мужа она убедила, что отцом детей был бог Ра, пожелавший подарить Египту трех набожных и милостивых правителей. Как-то раз Реджедет рассердилась на свою служанку и прогнала ее из дому. Служанка, знавшая о тайне госпожи, вознамерилась отомстить и собиралась уже донести на нее, но, увы, не сдержалась и рассказала все брату. Брат сполна отплатил ей за доверие: он жестоко побил сестру за то, что она сует нос не в свое дело. Другая известная дама, Тбубуи, была не обычной уличной девкой, а храмовой проституткой. Она потребовала от своего любовника, чтобы он сначала лишил детей наследства, а затем убил их. Одна женщина благородного происхождения увидела на улице Правду в облике красивого молодого человека и отдалась ему. Удовлетворив свое вожделение, она тут же позабыла о своем случайном любовнике и равнодушно смотрела, как он выпрашивает милостыню возле ее порога. Лишь спустя много лет она рассказала своему сыну, что жалкий попрошайка, крутившийся возле их дома, был его отцом.

В целом если женщина предстает в египетской литературе не в самом выгодном свете, то мужчина изображается верным и нежным, преданным и рассудительным. Однако надо отметить, что во многих сказках фараон изображен человеком своенравным и взбалмошным, не способным шагу ступить без своих писцов и магов. На самом же деле, как мы знаем, многие египетские цари были храбрыми воинами, а многие египтянки были примерными женами и заботливыми матерями. Например, молодая женщина, чью историю можно прочитать на стеле в Британском музее:

«О вы, мудрецы и жрецы, царевичи, вельможи и простой люд – все человечество, все вы, вступающие нынче в эту гробницу, послушайте, что здесь сказано. Рождение мое приходится на девятый день четвертого месяца половодья в восьмой год царствования царя Птолемея XIII. В первый день третьего месяца лета в двадцать третий год отец мой отдал меня в жены первому жрецу Пхеренптаху, сыну Петубасти. Великим горем для него было, что трижды я носила детей его, но разрешалась лишь девочками. Тогда вместе с мужем моим я обратила мольбу к великому богу Имхотепу, сыну Птаха, дарителю благ, дарующему сыновей тем, кто их не имеет. Он не остался глух к нашим молитвам, ибо он всегда исполняет желания тех, кто взывает к нему… И в награду [за богоугодные деяния великого жреца] я зачала сына, который родился на шестом году царствования Клеопатры, в третьем месяце лета, в пятый день, в первый час дня, в день праздника приношений великому богу Имхотепу. И все люди возрадовались. На шестой год, во втором зимнем месяце, на шестой день я скончалась. Мой супруг, великий жрец Пхеренптах, похоронил меня в некрополе. Он исполнил все ритуалы, подобающие существам совершенным. Он похоронил меня с почестями и положил меня в мою гробницу позади Ракотиса». Покорная воле отца и желаниям мужа, злополучная Та-Имхотеп умерла во цвете лет, горько оплакиваемая мужем, не поскупившимся на ее похороны.

После этой трогательной истории будет полезно послушать жалобы, которые обращает к своей покойной супруге один несчастный вдовец. Его причитания записаны на папирусе, хранящемся в Лейденском музее.

«Я был юношей, когда взял тебя в жены, и провел всю жизнь свою подле тебя. Я поднялся до высоких степеней, но не оставил тебя. Никогда я не печалил твоего сердца. Ни в юности, ни на службе фараону (да будет Жив, Здоров и Силен!) я не покидал тебя: более того, неизменно я повторял себе: «Да будет она всегда подле меня». Когда кто-нибудь говорил со мной о тебе и советовал, я не слушал и отвечал: «Я сделаю, как ей приятно». И вот смотри: когда мне поручили наставлять военачальников и колесничих фараона, я посылал их, чтобы простирались ниц перед тобой и приносили тебе всевозможные роскошные дары. Никогда не было, чтобы я скрыл от тебя богатства, которые заработал… Никто не видел, чтобы я обманывал тебя и, подобно простолюдину, крался в чужой дом. Никогда не отсылал я в другой дом благовония, хлеб и одежду, всегда говорил: «Моя жена здесь!» Потому что не хотел сделать ничего, что расстроит твое сердце. Когда ты занемогла и страдала от своего недуга, я призвал сведущего врача, чтобы давал тебе снадобья и делал все, что ты велела. Когда я отправился с фараоном на юг, то смотри, как я поступал: восемь месяцев я не вкушал яств и напитков, приличествующих моему высокому положению. Когда я вернулся в Мемфис, я умолял фараона, чтобы отпустил меня туда, где ты ныне обитаешь [т. е. к твоей гробнице], и там рыдал много вместе с моими родными перед ликом твоим. И вот уже три года живу я один и все равно не хожу в другие дома, как делал бы другой… И смотри: в нашем доме есть сестры, но я не подхожу ни к одной из них…»

Безутешный вдовец таким образом дает нам понять, что многие на его месте вели бы себя совершенно иначе. Другой отверг бы жену, если бы ее низкое положение мешало бы его карьере; другой не проявлял бы такой сдержанности по отношению к другим женщинам; и, наконец, после смерти жены другой не стал бы горевать так долго. Столь добродетельное поведение с лихвой оправдывает некоторую велеречивость образцового мужа.

Из литературы мы узнаем, что в Древнем Египте неверную жену карали смертью. Когда Анупу, старший брат в «Сказке о двух братьях», узнал, что произошло на самом деле, сначала он сел и зарыдал над судьбой младшего брата, а затем вернулся в дом, убил свою коварную жену и бросил ее тело на съедение собакам. В конце «Сказки…» Бата хочет, чтобы его жену судили, и, хотя история не имеет конца, мы можем предполагать, что решение было не в ее пользу, поскольку богиня Хатхор еще раньше предсказала коварной женщине смерть от ножа. Жена Убаинера предала и разорила мужа, была за это сожжена заживо вместе с любовником и не удостоилась похорон: их прах был выброшен в Нил, – такое наказание полагалось им по закону. «Берегись женщины, которая тайно покидает свой дом, – предостерегает писец Ани, – и не ходи за ней или ей подобными. Женщина, чей муж не следит за ней, посылает тебе записки и приглашает посещать ее каждый день. Если она завлечет тебя в свои сети, это будет преступление, и, когда станет известно о том, ее ждет смерть, даже если она не успеет насладиться изменой». Стоит отметить, что мы не знаем случаев, когда мужа наказывали за измену. Мужчине разрешалось приводить в дом наложниц. В Книге Мертвых есть глава, содержащая список людей, которые могут считаться близкими главы семьи: отец, мать, друзья, коллеги, дети, жены, кто-то под названием инет-хинет (точное значение неизвестно), наложницы и слуги. Известны случаи полигамии, хотя, надо отметить, весьма немногочисленные. У одного расхитителя гробниц было четыре жены, и все они прекрасно ладили между собой. В стране, где палка играла такую огромную роль, муж имел право бить жену, а брат – сестру, но только «в разумных пределах». Виновный в нанесении жене серьезных увечий должен был в присутствии высоких судей поклясться, что больше никогда не поднимет на нее руку. Если же он нарушал клятву, его ожидали сто ударов плетью или лишение права распоряжаться долей жены в их общем хозяйстве. Известен случай, когда в суд обратился отец жестоко избитой женщины. Он поступил совершенно правильно, заступившись за обиженную дочь, однако пример египтянки Маруф наводит на мысль, что женщины частенько одурачивали своих простоватых мужей, обращаясь к судебным властям.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Э. А. Менабде.
Хеттское общество

Е. В. Черезов.
Техника сельского хозяйства Древнего Египта

О. Р. Гарни.
Хетты. Разрушители Вавилона

Джеймс Веллард.
Вавилон. Расцвет и гибель города Чудес

И. В. Рак.
Египетская мифология
e-mail: historylib@yandex.ru
X