Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

4. Слуги и рабы

В росписях и на барельефах, где изображены люди из окружения знатного вельможи, порой нелегко отличить его помощников в делах от обычных слуг. В Египте, однако, их никогда не путали. Хапиджефаи, правителю нома Сиут, приходилось распоряжаться как хозяйством своего отца, так и имуществом царского дома. В первом случае он действовал от своего имени, во втором – от имени государства. Тем, кто участвовал в заупокойном культе его отца, Хапиджефаи платил из собственных средств. Поскольку заупокойный культ был для египтянина лишь продолжением земной жизни, мы можем с полным основанием заключить, что хозяева содержали и вознаграждали слуг из личных средств.

В египетском языке было несколько слов, приблизительно соответствующих нашему понятию «слуга»: «послушный» (призыву своего хозяина), кравчий, или убау (иероглиф, обозначающий это понятие, включал значок кувшина), и шемсу – «сопровождающий» (обозначался сложным иероглифом, состоящим из изображения трости, свернутой циновки или покрывала, перевязанного тесемкой, и небольшого опахала). Шемсу всюду сопровождал своего господина, и, когда у того появлялось желание передохнуть, он забирал у хозяина трость, расстилал перед ним циновку и обмахивал его опахалом. Хозяин же мог со всеми удобствами побеседовать с управляющими и выслушать их отчет о текущих делах. Другой шемсу должен был носить за господином сандалии, обтирать пыль с его ног и помогать ему обуваться. Кравчие прислуживали за столом. Они играли весьма важную роль в общественной и политической жизни, поскольку их положение позволяло присутствовать при конфиденциальных разговорах, а если надо, то и шепнуть словечко на ухо господину. Кравчие фараона участвовали во всех серьезных процсесах и расследованиях.

Все эти слуги были, насколько нам известно, свободными людьми. Они имели право сменить хозяина или заняться другим делом, могли получить наследство, а то и нанять собственных слуг и наслаждаться господской жизнью. После жестокой и несправедливой обиды, нанесенной ему братом, Бата объявил, что больше не желает прислуживать ему, а потому пусть Анупу отныне сам ходит за скотом. Понятно, что между братьями могут быть особые отношения, однако у нас нет никаких оснований сомневаться в том, что Бата мог бы поступить точно так же, даже если бы служил постороннему человеку. Реджедет, мать трех царей, велела высечь свою непокорную служанку. После этого служанка ушла от своевольной госпожи. Правда, на этом ее страдания не окончились – сначала ее жестоко избил брат, а в довершение всех бед ее сожрал крокодил, орудие божьего мщения. Однако все эти невзгоды обрушились на нее не за то, что она оставила место, а за то, что вознамерилась раскрыть фараону тайну бывшей хозяйки. Само собой, господин также всегда мог прогнать неугодного слугу.

Что же касается тех, кого в Новом царстве называли хему или баку, это были рабы. С ними жестоко обращались, а в случае побега снаряжали погоню. Мы располагаем письмом, в котором писец сообщает своему господину, что «два человека сбежали от конюшего Неферхотепа, приказавшего избить их, и нет никого, кто мог бы заменить их. Сообщаю о том моему господину». Точно так же в один прекрасный день два раба сбежали из резиденции Рамсесов: может быть, с ними жестоко обращались или им надоело жить в неволе. На поиски беглецов послали начальника лучников Какемур. Он выступил из Пер-Рамсеса и уже на следующий день прибыл в Чеку. Здесь ему сообщили, что беглецы прошли южнее Чеку в тот же день. Когда военачальник достиг крепости, то здесь узнал, что рабы перебрались через стены севернее башни Сети Мернептаха. От дальнейших поисков пришлось отказаться. Не всем беглым рабам так везло. В гробнице Неферхотепа мы видим изображение писца, построившего рабов перед своим господином. У одного из рабов связаны руки, а на шею надета грубая веревка. Двое других уже выдержали наказание, и стражник готовится надеть на них оковы. Эту сцену можно назвать «Поимка беглецов».

Рабы, как правило, были чужеземцами, плененными во время успешных кампаний в Нубии или Ливии, Восточной пустыне или Сирии. По приказу фараона пленников либо отдавали отличившемуся в конкретной операции военачальнику, либо распределяли между всеми воинами. Таким образом доблестный Яхмос в ходе своей многолетней службы получил девятнадцать рабов – десять женщин и девять мужчин, большинство из которых имели иноземные имена: Памеджаи, Пааму, Истарумми и Хедеткуш. У других были египетские имена, они, вероятно, достались Ях-мосу за участие в кампаниях в Дельте, или же он сам сменил их ханаанские или нубийские имена на египетские.

Хозяин имел право продавать или отдавать рабов внаем. Мы знаем о человеке, который, когда ему понадобились новые одеяния, нанял на два-три дня сирийскую рабыню. Нам неизвестно, какую именно работу ей надлежало выполнять, но цена за нее была заплачена весьма высокая. Один из фиванских горожан был заподозрен в расхищении гробниц; соседи заметили, что он совершенно неожиданно начал вести роскошную жизнь. Когда судья спросил его жену, на какие средства они купили рабов, она ответила: «Я никогда не видела денег, которые он платил им». Чтобы узнать некоторые способы приобретения рабов, необходимо обратиться к недавно изданному папирусу из Каирского музея. Купец по имени Райа предлагает одному человеку купить у него молодую рабыню из Сирии. Покупатель платит за рабыню не золотом или серебром, а разными предметами, чья ценность пересчитывается на вес серебра. Обменявшись клятвами в присутствии свидетелей, покупатель и продавец регистрируют сделку в суде, после чего рабыня переходит в собственность покупателя, который первым делом дает ей египетское имя.

Когда правительство всерьез взялось за борьбу с разграблением гробниц, виновными в этом преступлении были признаны многие рабы. Суд с ними не церемонился: преступники получали двойное и тройное наказание палками. Впрочем, со свободными людьми, потревожившими покой умерших, обходились не лучше. Хозяин бил своих рабов, но точно так же побоям могли подвергать и нерадивых пастухов, и непочтительных слуг, и злостных должников. Немногие, подобно Неджемабу, жившему в эпоху Раннего царства, могли похвастаться, что с самого рождения никогда не были биты палками перед лицом высоких сановников. Хотя, кто знает, быть может, этот счастливейший из смертных не раз получал побои без свидетелей, но предпочитал не распространяться об этом. Если вспомнить обо всех препятствиях, мешавших представителям низших классов вырваться из тисков нужды, станет ясно, что разница между рабами и бедняками была не так уж велика. Мы уже цитировали фрагменты документа, в котором рассказывалось, как цирюльник подарил своему рабу свободу, передал дело да еще и женил его на своей племяннице. Так что в благоприятных обстоятельствах умелый и ловкий раб вполне мог обрести свободу и стать полноправным членом египетского общества.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Рафаэла Льюис.
Османская Турция. Быт, религия, культура

Владимир Миронов.
Древние цивилизации

Джон Грей.
Ханаанцы. На земле чудес ветхозаветных

Всеволод Авдиев.
Военная история Древнего Египта. Том 1

М.А. Дандамаев.
Политическая история Ахеменидской державы
e-mail: historylib@yandex.ru
X