Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

4. Скульпторы

Мы знаем, что резчики по камню предпочитали работать в одиночку. На той росписи, где мы уже видели Дуа-унехеха, они как раз заканчивают работу над монолитной рамой для дверного проема в виде двух косяков, притолоки и карниза, над ажурной плитой для фасада какого-то здания и над колонной, вырубленной из цельного каменного блока с пальмовидной капителью вроде колонн в Танисе и Ахнасе. Один орудует теслом, другой – долотом, третий – полировальной доской; одни работают стоя, другие сидят на табуретах, третьи взобрались на гранитные блоки. Их работа еще не закончена, но рисовальщики с тростниковой палочкой в одной руке и палитрой в другой уже обозначают контуры иероглифов, которые позже будут вырезаны на камне и раскрашены голубой или зеленой краской. В мастерской Рехмиры, которая также принадлежала к владениям Амона, скульпторы работают одновременно над гигантской статуей царя, сидящего на квадратном стуле с низкой спинкой, колоссом, опирающимся на колонну, сфинксом и жертвенным столом. Работники стоят на лапах и на спине сфинкса, на столе и на передвижных деревянных подмостках, благодаря которым они могут заниматься обработкой лиц и волос колоссальных фигур. Некоторые действуют киянками и долотом, другие заняты полировкой гранита. Рисовальщик палочкой наносит иероглифы на поверхность колонны, а художник окунает кисть в миску, чтобы раскрасить их. Как им удается совмещать столь разные работы? Ведь если скульптор, обтачивающий отдельные детали лица, и резчик, работающий над иероглифами на колонне, могут и не мешать друг другу, то уж полировку-то следовало бы отложить, пока скульптор и резчик не закончат. А художник вообще должен приступать к работе в последнюю очередь. Остается лишь предположить, что автор этой сценки решил собрать в одной мастерской ремесленников, которые на самом деле работали по очереди.

Однако то же самое мы видим и в других мастерских, где изготавливали иные предметы. Египтянам, несомненно, нравилось начинать работу сразу со всех концов одновременно. Рано или поздно, когда полировальная доска непременно сталкивалась с резцом или долотом, поднимался крик. Тот, кто считал себя правым, поносил соседа, отвечавшего ему шутками. Статую заканчивали в рекордный срок и отправляли в храм или во дворец, где она представала перед восхищенной толпой как свидетельство благоволения царя к народу или же богов к царю.

Перевозка статуи в храм превращалась в настоящий праздник. Если статуя была огромной, а дорога – трудной, это событие становилось триумфом египетской техники и организованности. Однажды потребовалось доставить алебастровую статую высотой около двадцати футов из мастерской, расположенной в предместье города, по дороге к алебастровым каменоломням, в здание, названное в честь его основателя «Любовь Джутихотепа вечна в его номе». Только благодаря исключительной благосклонности царя это здание могло получить имя частного лица, и для него могла быть изваяна статуя, которую теперь и собирались перевозить с особой пышностью. Сначала ее установили на прочные сани, состоявшие из двух толстых полозьев, приподнятых с одной стороны и соединенных мощными поперечинами. Алебастр – мягкий камень, поэтому везде, где веревки могли его повредить, под них из предосторожности подложили подушки. К этим саням, на которые водрузили груз в пять-шесть тонн, привязали четыре очень длинных каната. Их должны были тянуть четыре отряда: жители западной и восточной части нома, воины и служители храма.

Двое людей, не боясь увеличить вес саней, залезли на статую. Один стоял на коленях и с помощью специальной лампы окуривал алебастровый лик благовонным дымом терпентина, второй разбрызгивал из кувшина воду, как это делают в храмах перед статуями богов. Рядом с санями шли водоносы, которые должны были поливать землю, чтобы полозья лучше по ней скользили. Несколько человек держали огромное бревно, которое, возможно, использовалось в качестве рычага, хотя точно сказать этого нельзя.

Прозвучал сигнал к отправлению. Всеми маневрами руководят управляющий работами по изготовлению статуи и его помощники. Они передают приказания людям, наделенным даром красноречия, или, точнее, даром овладеть вниманием всей этой армии и вдохнуть в них энтузиазм речью, которая заканчивалась неудержимым возгласом «Хайя!». Статуя трогается с места и начинает медленно ползти по дороге, которую предварительно очистили от больших камней. Солдаты, расставленные вдоль дороги, сдерживают толпы желающих полюбоваться редким зрелищем. На канале, параллельном дороге, статую сопровождают лодки. Матросы и пассажиры присоединяют свои голоса к реву толпы на берегу. На набережной уже установлены накрытые столы для тех, кто устал тащить тяжеленную статую, и для тех, кто устал надрывать глотку. Центральная фигура в этой сцене – сам Джутихотеп на носилках, которые несут слуги, а за ним следуют его сыновья, солдаты и слуги с циновками и опахалами из перьев. Он считал, что более прекрасного зрелища в его номе еще не видели: «Родственники царя, которые правили здесь прежде, управляющие, заботившиеся о вечности в стенах этого города, где я поставил алтари над рекой, не могли даже помыслить о том, что я сделал для себя. Вот я завершил мой труд для вечности, закончив сооружение моей гробницы, да пребудет она вечно».

Это событие, однако, вовсе не было столь исключительным и необычным, как полагал правитель нома. Подобные торжества происходили всякий раз, когда царь разрешал частному лицу перевезти свою статую в храм, или при перевозке в храм статуй царя. Египтяне обожали устраивать подобные массовые сборища, на которых можно было вволю накричаться, хорошенько напиться и вечером возвратиться домой счастливыми и довольными. Некто Кенамон удостоился даже большей милости от царя – ему разрешили перевезти в храм сразу три свои статуи. Огромная толпа приветствовала процсесию криками и возбужденными жестами. Жрецы окуривали все вокруг терпентинным маслом. Мужчины несли в руках стебли папируса, жрицы Хатхор, владычицы Фив, били в бубны и встряхивали систры, танцовщицы и акробаты развлекали толпу.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Шинни Питер.
Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки

О. Р. Гарни.
Хетты. Разрушители Вавилона

Рафаэла Льюис.
Османская Турция. Быт, религия, культура

Игорь Тимофеев.
Бируни

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле
e-mail: historylib@yandex.ru
X