Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

4. Сборы и раздача оружия

Прежде чем приступить к военным действиям, фараон обычно созывал своих советников; нередко это делалось даже в том случае, если царь уже принял окончательное решение. Именно так поступил Камос, один из освободителей Египта, когда, вдохновленный Амоном, он решился напасть на гиксосов, оккупировавших всю Дельту и Верхний Египет вплоть до четырнадцатого нома; те намеревались распространить свою власть и культ своего бога Сутеха на весь Египет. Советники Камоса опасались слишком поспешных действий и предпочитали выждать, чтобы не ухудшать и без того непростое, но хотя бы привычное положение дел. Однако царь имел свои соображения на этот счет, поэтому было принято решение выступать. Мы не знаем, как обстояло дело: послал ли фараон к гиксосам гонца с вестью о своем решении или же захватчики узнали о нем, лишь когда увидели приближающиеся с юга египетские войска. В древности восточные правители часто вели переписку. Они посылали друг другу намеки, угрозы, требования или жалобы, извещали друг друга о рождениях, похоронах или интригах сторонников одного или другого царя. В двадцать первый год правления Рамсеса II (1280 г. до н. э.) был положен конец вражде между египтянами и хеттами; обе стороны подписали договор, составленный по всем правилам – с преамбулой, многочисленными статьями и заключением – и скрепленный государственными печатями. Долгое время этот договор считался самым древним в мире. Сегодня мы знаем и несколько более древних, однако до нас не дошел ни один документ, возвещающий об объявлении войны. Я, однако, склонен полагать, что такие документы должны были существовать, поскольку, как мы увидим далее, гиксосы и египтяне активно обменивались посланиями.

Когда фараон понял, что война неизбежна, он начал готовить свою пехоту и колесницы и прежде всего шерденов, которых его величество пленил, укротил, вооружил и обучил египетской тактике боя. Шерденами командовал сам фараон. Основу войска составляли египтяне, сирийцы, ливийцы и другие средиземноморцы, распределенные по разным отрядам. В текстах времен Сети I мы находим упоминание об отряде Амона, известном также под названием «Доблестные луки», отряде Ра «Множество рук», отряде Сета «Могучие луки». Четвертый отряд, отряд Птаха, впервые упоминается в документе, относящемся к царствованию Рамсеса II.

Раздача оружия и снаряжения считалась торжественным событием, при котором присутствовал сам царь. Рамсес III, заняв место на помосте с балюстрадой и положив руки на подушку, принимал приветствия воинов и выслушивал доклады своих военачальников. Затем он обращался к ним: «Принесите оружие, выставите его, дабы укротить храбростью отца моего Амона мятежные страны, не знающие Египта!» Ради этой церемонии он надевал полное боевое облачение, включая пышный набедренник и сандалии. Вокруг него стояли наследник престола, царский писец и высшие полководцы. Оружие сваливалось в кучи: шлемы, полностью закрывающие голову и заднюю часть шеи, с прорезью для глаз и двумя лентами с кисточками на концах; чуть в стороне дротики, треугольные луки, колчаны и кольчуги с короткими рукавами, защищавшие все тело, мечи с изогнутым, как у серпа, клинком и длинной рукоятью, который египтяне называли хе-пеш – «рука». Воины в простых набедренных повязках с треугольным передником подходили по очереди и, получив оружие, удалялись, а писцы записывали их имена и выданное им оружие.


Фараон в короне (Лепсий. Иллюстрированный журнал, III)

К концу XIII в. до н. э. египтяне переняли оружие у своих старых врагов сирийцев, иначе они не смогли бы победить их. Шлемы, которые Рамсес III раздавал своим воинам, к тому же изображенные в красках в его гробнице, почти ничем не отличаются от шлемов сирийских воинов, хорошо нам знакомых по сценам сражения на колесницах времени Тутмоса IV, по процсесиям иноземных послов с дарами и, наконец, по оригиналам подлинных сирийских шлемов. Форма их та же самая. Египтяне только заменили конский хвост сзади лентами с кисточками. Бог Сет, которого в то время называли Сутехом, самый азиатский из всех египетских богов, носил подобный шлем с солнечным диском между двумя острыми рогами, оплетенными лентами, которые почти у самой земли завязывались треугольным бантом. Сутех был богом войны, и, можно полагать, шлемы воинов были подобием божьего шлема, только упрощенного. Однако не следует забывать, что Сутех носил азиатские одения и походил на Баала, как родной брат.

Азиатские воины издавна пользовались треугольным луком, египтяне же предпочитали луки самой разной формы. Сначала они стреляли из луков с двойным изгибом, позднее, в эпоху Древнего царства, это был просто изогнутый лук, но и старая модель еще не вышла из употребления. Именно с помощью такого древнего лука Тутмос III и Аменхотеп II пронзали стрелами медные мишени. Во времена Рамсесидов все египетское войско было вооружено треугольными луками, которые, видимо, были проще для массового производства. Что же касается изогнутых серповидный мечей, то мы хорошо знаем, что это традиционное азиатское оружие. Каждый царь Библа в эпоху Среднего царства повелевал положить такой роскошный хепеш в свою гробницу. Мы знаем изображения, на которых сирийские воины подносили такие же мечи великому жрецу Амона, Менхеперра-сенебу. Изогнутые мечи с длинными рукоятками подбирали в Сирии воины Тутмоса III, быстро понявшие, насколько это страшное оружие. Царь начал пользоваться подобным мечом, и вскоре все стали следовать его примеру.

Защитная накидка в виде кожаной безрукавки, покрытой маленькими металлическими пластинками, тоже сирийского происхождения. Большинство сирийцев, изображенных на колеснице Тутмоса III, почти все в таких кольчугах. Лишь у немногих вместо кольчуги два широких ремня, перекрещенные на груди. И хотя кольчуга не могла защитить «гнусных воинов Речену» от стрел фараона, египтяне все же не отказывали ей в некоторых достоинствах.

Колесница, игравшая такую большую роль в войнах той эпохи, тоже была заимствована египтянами у сирийцев. Мы не знаем, когда именно в Сирии стали использовать лошадей и когда там изобрели колесницу. В документах Среднего царства, как египетских, так и сирийских, нет и намека на коней и колесницы (однако документы из Мари на Евфрате показывают, что лошади были известны и ценились правителями сирийских государств уже в XI в. до н. э.). Камос в своем рассказе тоже не упоминает о них, но уже с начала Восемнадцатой династии кони и колесницы используются в бою обоими противниками. Однако преимущество явно за сирийцами, потому что египетские названия колесницы и ее частей, лошадей и их упряжи – все из семитского словаря. Самые популярные украшения на колесницах – пальметты, противоборствующие звери, спиральные завитки – тоже азиатского происхождения. Колесницы фараона и царевичей, украшенные золотой чеканкой, были непозволительной роскошью даже для самых знатных воинов Речену. Египтяне украшали упряжь золотыми дисками и металлическими пряжками. Однако мы не должны быть настолько ослеплены всем этим изяществом и богатством, чтобы не заметить, что они были плоховато оснащены для своей основной функции – добиться от лошади максимальной скорости, сохранив над ней полный контроль. Сбруя состояла из намордника с двумя поводьями, соединявшимися узлом, налобника, удил и наглазников. Голову лошади защищал чепец со страусовыми перьями или искусственными цветами. К удилам привязывали настоящие или декоративные вожжи. Вместо современного хомута египтяне пользовались упряжью из трех соединенных между собой частей: широкий ремень охватывал шею лошади, второй, поуже, довольно свободно висел под ее животом, и третий туго охватывал грудь. Таким образом, почти все тело коня оставалось свободным. Привязанные тут и там ленты развевались по ветру. На ремнях сверкали золотые диски, наглазники украшало изображение Сутеха, покровителя лошадей.

Экипаж колесницы состоял из двух человек: возницы и воина. Первый держал в руке хлыст, часто богато украшенный, а воин был вооружен луком со стрелами в колчане и дюжиной дротиков, которые хранились в футляре, прикрепленном к корпусу колесницы. Площадка колесницы находилась примерно в тридцати дюймах над землей и опиралась прямо на оси без всяких рсесор. Эти повозки легко опрокидывались на каменистых дорогах Сирии, правда, колесничий в таких случаях успевал соскочить, потому что колесница была открытой сзади. А в тех случаях, когда она разбивалась, сирийские воины спешили выпрячь лошадей и вскакивали им на спину. Думаю, египтяне поступали так же, когда того требовали обстоятельства, хотя художники ни разу не изобразили опрокинутую египетскую колесницу – такое им и в голову прийти не могло!

Когда шердены поступили на службу фараону, они не перестали пользоваться своим прежним снаряжением. Они продолжали носить набедренные повязки, круглые щиты, мечи с треугольным лезвием и шлемы, немного похожие на круглую миску, которые украшали солнечный диск и гребень в форме полумесяца. То же самое можно сказать о филистимлянах, которых легко узнать среди египтян по пышным головным уборам из перьев. Сирийские доспехи практически не отличались от египетских; некоторые сирийцы носили пекторали и набедренники с кисточками. Негры остались верны своим лукам с двойным изгибом. Многие из них пользовались метательными палками.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

И. В. Рак.
Египетская мифология

Пьер Монтэ.
Египет Рамсесов: повседневная жизнь египтян во времена великих фараонов

А. Кравчук.
Закат Птолемеев

Мариан Белицкий.
Шумеры. Забытый мир
e-mail: historylib@yandex.ru
X