Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

5. Суд

За восстановлением порядка последовали жесткие меры. Точно установлено, что уже при Рамсесе IX для восстановления ущерба, нанесенного грабежами, была собрана следственная комиссия во главе с визирем, первым лицом в Египте после фараона. Судя по работе комиссии, визирь был больше заинтересован в том, чтобы замолчать реальные убытки, чем открыть всю истину. Многих грабителей схватили и заточили в тюрьму, однако они без труда покупали себе свободу за награбленное золото и вновь брались за старое. Но после того как в последние годы царствования Рамсеса IX ограбления гробниц возобновились, была создана новая следственная комиссия, в которую, помимо визиря, входили царские кравчие, хранители казны, два носителя опахала, писцы и глашатаи. На этот раз они действовали решительно. Довольно часто истцы обращались к статуе божественного царя, чтобы вернуть украденное или получить соответствующее вознаграждение. Однако дело слишком серьезное, поэтому священную статую оставляют в покое, а судьи, чтобы узнать истину, прибегают к испытанным средствам.

В начале судебного заседания, на котором допрашивали главных обвиняемых по делу об ограблении великих гробниц, визирь говорит пастуху Бухафу: «Ты был со своими людьми. Бог поймал тебя и привел сюда. Он отдал тебя во власть фараона. Назови мне всех людей, которые были с тобой в этих великих жилищах!» Обвиняемый не заставляет себя долго просить и называет шестерых сообщников. Но суду этого мало. Бухафа бьют палками. Он клянется сказать всю правду. Его допрашивают снова: «Скажи, как добрался ты до священных жилищ?» Бухаф говорит, что гробница, куда он проник, уже была вскрыта, и его снова бьют палками, пока он не клянется, что скажет всю правду. У него вырывают признание: он называет еще тринадцать имен и заявляет: «Клянусь Амоном, клянусь царем, если обнаружат человека, который был вместе со мной и я утаил его, я приму наказание вместо него!» И вот начинается долгий допрос сообщников, которые тоже называют во время следствия новые имена. Обвиняемые клянутся говорить только правду под страхом высылки в Нубию, или быть изувеченными, или «поставленными на дерево». Это выражение мы уже встречали неоднократно. Многие из тех, кто что-то замышлял против Рамсеса III, были «поставлены на дерево». Египтологи думают, что это означает посадить на кол, но лично я не разделяю этого мнения. На ассирийских рельефах мы видели посаженных на кол, но на египетских – ни разу. Зато иногда на них изображены привязанные к столбу преступники, избиваемые палками. Поэтому я думаю, что преступника, которого «ставили на дерево», привязывали к столбу и, наверное, забивали палками насмерть.

Иногда на вопросы судьи обвиняемый отвечал: «Горе мне, горе моей плоти!» Судья хладнокровно повторял вопрос и, если ответ, как обычно, его не удовлетворял, снова переходил к палкам. Били тремя способами, потому что в египетском языке для этого наказания было три термина: беджен, неджен и менини. Некоторые получали наказания всех трех сортов, но мы точно не знаем, чем они отличались. Били по спине, по ладоням и стопам. Это действенное средство хорошо развязывало языки, однако не всегда. Часто судейский писец отмечает, что даже после второго и третьего битья обвиняемый ни в чем не признался. По-видимому, и после этого обвиняемого не отпускали. Иногда вставший в тупик судья, не получив от несчастного ни признаний, ни сведений, требовал, чтобы тот назвал свидетеля, который мог бы подтвердить правдивость его показаний. Освобождали обвиняемых редко. Перед судом предстал трубач по имени Амонхау. Визирь его спрашивает: «Как тебе и возжигателю благовоний Шедсухонсу удалось проникнуть в великое жилище и вынести оттуда серебро, после того как там побывали воры?» Тот отвечал: «Горе мне! Горе моей плоти! Это все Перипатау, трубач, с которым я поссорился и сказал ему: «Ты будешь предан смерти за кражи, совершенные тобой в некрополе…» Его продолжали допрашивать, подвергнув битью палками по ладоням и стопам. Он сказал: «Я не видел никого, кроме того, кого уже назвал». Его подвергали битью неджен два раза и битью менини. Он сказал: «Я ничего не видел. О том, что видел, я уже сказал». Допрос возобновился на десятый день четвертого месяца сезона шему. Амонхау признали невиновным в этих кражах и отпустили на свободу. Бедняга, несомненно, заслужил это.

Благодаря многочисленным сохранившимся свидетельствам мы можем получить довольно полное представление о том, как проводились допросы в интересующую нас эпоху. Но, увы, до нас не дошли судебные решения, поэтому мы не знаем, что ожидало виновных: смерть под пытками или жалкое существование в рудниках и каменоломнях.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Шинни Питер.
Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки

Малькольм Колледж.
Парфяне. Последователи пророка Заратустры

Ш. Султанов, Л. Султанов.
Омар Хайям

В. М. Запорожец.
Сельджуки

Игорь Тимофеев.
Бируни
e-mail: historylib@yandex.ru
X