Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Пьер Монте.   Эпоха Рамсесов. Быт, религия, культура

4. Жрец двойника и его обязанности

Итак, наш египтянин, достигший преклонных лет, проследил за строительством и обустройством своего «дома вечности», заказал украшения для своей гробницы у краснодеревщиков и столяров. Он приказал ювелирам и золотых дел мастерам сделать множество украшений, амулетов и талисманов – теперь у него есть все, что, по его мнению, может понадобиться в мире ином. Однако ему предстоит еще убедиться, что потомки проявят должное почтение к его памяти, позаботятся, чтобы его имя продолжало жить в грядущих поколениях. «Я передал свое дело сыну еще при жизни, – утверждает один из египетских вельмож. – Я оставил ему больше, чем отец оставил мне. Мой дом стоит крепко, и земля моя приносит хороший урожай; все владения занимают место свое, где им следует быть. Теперь сын мой сделает так, чтобы сердце мое продолжало жить в этой стеле; он наследует мне, как и подобает хорошему сыну». В подобных надписях покойный часто выражает надежду, что сын сохранит жизнь его имени и имени его предков. Правитель Сиута Хапиджефаи назначил сына жрецом своего ка, или «жрецом двойника», – это примерно то же самое, что душеприказчиком. Имущество, унаследованное сыном в этом качестве, имело особый статус; в частности, в случае смерти его обладателя его не делили между братьями, а снова передавали его сыну, который с этого момента нес ответственность за гробницу деда и участие в церемониях в его честь. Эти церемонии обычно совершались в первый день нового года и длились вплоть до празднества под названием Уаг, которое отмечалось через восемнадцать дней в гробнице, в храмах Упуата, владыки Сиута, и Анубиса, владыки некрополя.

За пять дней до Нового года жрецы Упуата отправлялись в храм Анубиса, и каждый приносил лепешку для стоявшей там статуи. В последний день старого года служитель храма выдавал жрецу двойника свечу, которую до этого уже зажигали в храме. То же самое делал и верховный жрец Анубиса: он выдавал свечу для освещения храма человеку, занимавшему место главного служителя некрополя. Тот должен был отправиться в гробницу вместе со смотрителями горы и передать свечу жрецу двойника.

В первый день нового года, после того как освящение храма было завершено, каждый жрец Упуата должен был поднести лепешку статуе Хапиджефаи. После этого они организовывали шествие, возглавляемое жрецом двойника и посвященное прославлению памяти владыки; главный служитель некрополя и смотрители подносили его статуе лепешки и пиво и также восславляли его память. Вечером того же дня служители храма, предоставившие им свечу, выдавали им еще одну. Как и прежде, то же самое делал и верховный жрец Анубиса: в этот день статую умершего снова освещали свечой, предварительно очищенной в храме.

Все эти церемонии с незначительными отличиями проводились во время празднества Уаг. В храме Упуата каждый из жрецов преподносил статуе лепешку и участвовал в шествии. Жрец двойника Хапиджефаи зажигал третью свечу, которая всю ночь горела перед статуей. Жрецы Ану-биса также участвовали в шествии: распевая хвалебные песни богу, они шли до самых ступеней, ведущих в гробницу, и клали лепешки перед освещенной свечой статуей.

Жрец, ответственный за богослужение в храме, исполнив все необходимые обряды, тоже совершал жертвоприношение перед той же статуей, после чего еще один участник церемонии – смотритель холмов в пустыне – давал жрецу двойника лепешки и кувшины с пивом.

Хапиджефаи позаботился и о том, чтобы его имя не было забыто во время празднеств, происходящих в начале каждого сезона. Эти празднества были скромнее, чем новогодние торжества, однако имели для египтян довольно большое значение. Отряд охраны пустыни во главе с главным служителем некрополя собирался в саду при гробнице Хапиджефаи и торжественно переносил в храм стоявшую в саду статую Анубиса. Теперь оставалось лишь выполнить последнюю волю умершего. Поскольку при жизни он был главой жрецов Упуата, то каждый праздник (а мы помним, как часто отмечались праздники в Египте) получал в качестве подношения мясо и пиво. В своем завещании он велел продолжать подносить дары своей статуе. Ответственность за это также возлагалась на жреца двойника.

Разумеется, подобные почести обходились недешево, и, чтобы оплатить их, Хапиджефаи был вынужден отказаться от некоторых привилегий, полагавшихся ему как правителю нома и как главе жречества Упуата. Проявив поистине царственную заботу о собственной персоне, он заложил свои официальные должности, обязав своего преемника тратить часть дохода, который они приносили, на чествование его памяти. Каждый год на него одного расходовалось двадцать семь «храмовых дней», то есть двадцать семь триста шестьдесят пятых (или почти одна четырнадцатая) общего ежегодного дохода храма. Храм Упуата был, без сомнения, всего-навсего провинциальным святилищем, однако его служители имели довольно значительный доход, так что, лишившись по прихоти Хапиджефаи около 7,5 % своего обычного дохода, его наследники должны были ощутить весьма существенное снижение своего жизненного уровня. Более того, общая сумма дохода храма уменьшилась еще и из-за того, что Хапиджефаи завещал жрецу своего двойника часть земель, принадлежавших храму. По этой причине содержание гробниц, которое обходилось египтянам все дороже, постепенно превратилось для них в неприятную обязанность. Египет слабел под тяжестью добровольно взятой на себя ноши. Хапиджефаи это было совершенно безразлично: перед смертью он распорядился, что никто из его потомков не имеет права отменить соглашение, заключенное им со жрецами его дней. Но как бы тщательно ни были подготовлены посмертные церемонии, через два-три поколения египтяне, как правило, отказывались исполнять их, вернее, направляли выделенные на них средства для прославления памяти тех, кто умер не так давно. Как мы видели, и цари, и простые смертные считали восстановление гробниц и памятников и жертвоприношения в честь мертвых делом благочестивым и богоугодным, однако Война с Нечистыми превратила усилия многих из них в ничто. В конце войны Египет пребывал в состоянии анархии и разрухи; разоренным египтянам было не до того, чтобы заботиться о своих давным-давно почивших предках.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Е. В. Черезов.
Техника сельского хозяйства Древнего Египта

Шинни Питер.
Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки

Рафаэла Льюис.
Османская Турция. Быт, религия, культура

Самюэль Крамер.
Шумеры. Первая цивилизация на Земле

Ш. Султанов, Л. Султанов.
Омар Хайям
e-mail: historylib@yandex.ru
X