Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Под редакцией А. Н. Мещерякова.   Политическая культура древней Японии

Е. Б. Сахарова. «Кадэн». Жизнеописание рода Фудзивара1

Жизнеописание рода Фудзивара, о котором пойдет речь, озаглавлено термином кадэн2, что можно перевести как «родовое жизнеописание». Этот термин встречается в законодательном своде «Тайхо: рииурё:» (701-702 гг.) и в комментариях к нему— «Рё:-но гигэ» (833 г.) и «Рё:-но сюгэ» (начало X века). В «Тайхо: рииурё:» (И-13) в обязанность министру Кадрового министерства (Сикибусё:) вменяется, в частности, ведать жизнеописаниями заслуженных родов и наследственными полями этих родов. Из комментариев следует, что родовые жизнеописания составлялись родами, имеющими особые заслуги и представители которых обладали рангами от 5-го и выше, т.е. принадлежали к столичной аристократии. Родовые жизнеописания следовало подавать в Сикибусё:, где на их основании проверялись права на наследственные поля и кормовые дворы, дававшиеся за особые заслуги. В комментариях говорится также, что такие родовые жизнеописания должны составляться по образцу жизнеописаний (ле чжуанъ) из «Сань ши» (так называемые «Три истории» — «Хоу хань шу» («История династии Поздняя Хань, охватывает события с I века н. э по начало III века; авторство приписывается Фань Е (398—446); «Хань шу» («История Хань», автор Бань Гу (32-92 гг. н. э.); «Ши цзи» («Исторические записки» Сыма Цяня (ок. 145-86), охватывают время от мифических императоров до правления У-ди (141-87)3.

Термин, как и жанр, был позаимствован из Китая. И в Китае, и в Корее жизнеописания получили чрезвычайно широкое распространение и в исторических хрониках выделялись в отдельную рубрику. В «Ши цзи» Сыма Цяня жизнеописания занимают 70 глав из 110, в них представлены портреты более 250 персонажей4. В «Самгук саги» («Исторические записи трех государств», 1145 г.) жизнеописания (кор. ёлъчон) занимают 10 глав из 50, в них упомянуто 86 человек, о 69 из них содержатся персональные сведения5. В жизнеописаниях и «Ши цзи», и «Самгук саги»6 присутствует внутренняя рубрикация. Так, в «Ши цзи» 20 глав посвящено служилым чиновникам, 10 глав — военным, 5 — интеллектуалам7.

В Китае родовые жизнеописания подавались в Историографическое управление (Ши гуань), где аккумулировались материалы, использовавшиеся впоследствии при составлении династийной хроники, и служили одним из источников для составления биографического раздела хроники8.

В японских хрониках жизнеописания не выделяются в отдельную рубрику, иногда краткие или (реже) развернутые биографические сведения приводятся сразу после сообщения о смерти в такой-то день такого-то чиновника. Японские исследователи отмечают, что жизнеописания «Сёку нихонги» (хроника «Продолжение Анналов Японии», 797 г.) создавались по образцу жизнеописаний из «Хань шу» и «Хоу Хань шу»9. Однако они значительно меньше по объему и не столь подробны, как китайские прототипы.

Прежде чем обратиться к «Жизнеописанию рода Фудзивара», имеет смысл кратко остановиться на особенностях биографий «Сёку нихонги».

В «Сёку нихонги» помещено 51 более или менее подробное жизнеописание, еще в 73 случаях сообщение о смерти сопровождается краткими сведениями: это могут быть сведения о родителях, перечисление чиновников, ответственных за надлежащее проведение похорон. Из 51 жизнеописания 5 посвящены монахам, 2 — женам императоров, остальные — чиновникам (в двух случаях— чиновницам). Объектом жизнеописания в «Сёку нихонги» мог стать не любой чиновник, а лишь обладатель 1-4-го рангов10.

17 из 51 развернутых жизнеописаний (33%) посвящено представителям рода Фудзивара. Род Оотомо, занимающий второе после Фудзивара место, представлен лишь 3 развернутыми жизнеописаниями. Лишь одно жизнеописание посвящено представителю правящего рода— принцу Ямамура (721/22-767)11. Однако, если принять во внимание не только развернутые до жизнеописаний сообщения о смерти, но и сообщения, содержащие краткие сведения о покойном, а также все сообщения, просто констатирующие смерть, то безусловным лидером станет правящий род. В «Сёку нихонги» содержатся сообщения о смерти 63 принцев и принцесс, на втором месте род Фудзивара— 37 сообщений о смерти представителей этого рода, на третьем месте роды Абэ, Исикава, Оотомо — по 12 сообщений соответственно. В «Сёку нихонги», таким образом, объектом жизнеописаний являются влиятельные аристократы, тогда как представители правящего рода фактически не становятся объектом описания этого жанра12.

Лишь 6 из 51 жизнеописания относятся к первой половине VIII века. При этом 3 из 6 — жизнеописания монахов. Все остальные жизнеописания относятся к периоду 760-791 гг. Из 9 жизнеописаний, помещенных в другом источнике VIII века — китаеязычной поэтической антологии «Кайфу:со:» (751 г.)13, 4 также посвящены буддийским монахам конца VII — середины VIII вв. Кроме того, во второй половине VIII века было написано отдельное жизнеописание китайского монаха Гандзина (688-763)14.

Однако уже во второй половине VIII века жизнеописания монахов почти исчезают со страниц хроники. Развернутые сведения приводятся лишь о Докё: (?-772), антигерое VIII столетия15 и о знаменитом китайском монахе Гандзине. Главным персонажем жизнеописаний становятся чиновники.

Структура жизнеописания в «Сёку нихонги» обычно такова:

1. сведения о предках;

2. перечисление талантов, присущих герою жизнеописания с малых лет16;

3. основные карьерные вехи (непременная и самая значительная по объему часть жизнеописания);

4. возраст покойного.

И для китайских, и для корейских жизнеописаний характерно присутствие не только положительных, но и отрицательных героев. Жизнеописания «Сёку нихонги» и «Кайфу:со:» демонстрируют отсутствие отчетливо выраженной рубрики «злодеи». VIII столетие было чрезвычайно богато заговорами и мятежами. Но жизнеописания мятежников и заговорщиков, вполне обычные для китайских хроник, в Японии практически отсутствуют. Логика составителей, по-видимому, такова — самое действенное наказание это умолчание. Разумеется, есть исключения из правила. В хронике помещены развернутые жизнеописания двух главных возмутителей спокойствия VIII столетия — Фудзивара-но Накамаро (о нём речь еще впереди) и буддийского монаха Докё:. Во-первых, потому что оба они достигли максимально высокого положения, а социальный статус был, как уже говорилось, одним из важнейших критериев отбора для жизнеописаний. Во-вторых, они были центральными фигурами политических коллизий, воспринимавшихся современниками как ключевые17. Однако ни Накамаро, ни Докё: не описываются в исключительно черном цвете. О Накамаро сказано, что он был умен, начитан и достиг успехов в искусстве счета18. О Докё: же говорится, что он разбирался в санскрите и прославился успехами в буддийском самосовершенствовании19. Весьма показательно в этом смысле жизнеописание принца Ооцу (663-686), помещенное в «Кайфухо:». Принц Ооцу был сыном императора Тэмму (673-686). После смерти отца он вступил в заговор и был казнен. В «Кайфу:со:» помещено следующее его жизнеописание.

«Принц был старшим сыном государя Киёмихара [Тэмму]. Он был крупного телосложения, а также обладал выдающимися талантами. С малых лет любил учиться, был начитан и искусен в изящной словесности. Повзрослев, полюбил военное дело. Был очень силен и превосходно владел мечом. Нрава был непринужденного. Был скромен и вежлив с людьми даже в нарушение предписанных [его высоким положением] норм поведения. Поэтому многие люди следовали за принцем.

В то время был монах из Силла по имени Гё:син, сведущий в астрономии и искусстве предсказания. [Когда] принц призвал [его], он сказал: „Внешностью вы, принц, отличаетесь от [обычных] подданных. Поэтому если вы долго будете занимать низкое положение, боюсь, не сможете полностью проявить себя".

Из-за этого введенный в заблуждение [принц] вступил [на путь] заговора, замыслил беззаконие. Ах, какая жалость! Был наделен такими талантами и не вскормил в себе преданности и сыновней почтительности! Сблизился с этим подлым и ничтожным монахом и, в конце концов закончил свою жизнь бесчестьем. В старину люди [говорили, что] завязывая дружбу, нужно быть осмотрительным. Узнав [историю принца], понимаешь, как глубок смысл этих слов! Ему было 24 года».20

Следует добавить, что составители антологии ориентировались на династическую линию Тэнти, а Тэмму был основателем другой, явно не столь престижной в их глазах династической линии. Жизнеописание принца Ооцу единственное не вполне положительное в «Кайфу:со:», и вряд ли это случайно. Тем не менее, принцу дается мягкая и в целом скорее положительная оценка.

Сказанное не означает, что жизнеописания «Сёку нихонги» написаны исключительно в положительном ключе. Но отрицательные оценки крайне редки и практически никогда не являются единственной характеристикой персонажа жизнеописания.

Большинство жизнеописаний «Сёку нихонги» вполне стандартизированы и включают однообразный перечень должностей, а набор положительных качеств заимствован из китайских (ханьских) жизнеописаний. Но иногда среди формализованных жизнеописаний встречаются очень реалистичные: их персонажи сотканы как из достоинств, так и из недостатков. Так, об Исикава-но Асоми Натари (728-788) говорится: «...Натари обладал прекрасной памятью. Был также искусен в красноречии. Мог решить любое дело. Однако по натуре был очень пристрастен и вспыльчив, любил порицать людей за ошибки. Если в докладе нижестоящего чиновника о делах управления случались несоответствия, он немедленно принимался всячески бранить его. Поэтому все чиновники разных ведомств, служившие в Дадзё:кан, узнав, что дела выслушивает Натари, понуро переминались с ноги на ногу и старались уклониться от [доклада]...»21. О Кудара-но Коникиси Кэйфуку (698-766) говорится: «...Очень любил выпить и поесть и не знал в этом меры. Государь Кандзин Сё:му обходился с ним с особой благосклонностью, жаловал его щедрыми милостями. Если к нему приходил служилый или простолюдин и рассказывал о своей честности и бедности, он неизменно давал ему в долг и одаривал [просителя] сверх ожидания. Поэтому, хотя часто назначался на должности в провинциях, добра не нажил. Однако был понятлив и способен к делам управления...»22

В целом для жизнеописаний «Сёку нихонги» характерны следующие особенности.

1. Круг лиц, о которых в официальной хронике могли быть приведены биографические сведения, был ограничен почти исключительно потомственной родовой аристократией (исключение составляют лишь монахи). Идея жизнеописания отдельного человека независимо от его родовой принадлежности оказалась невостребованной — замечательный человек непременно должен принадлежать к знаменитому роду. Если в китайских жизнеописаниях сведения о родителях (в случае если они были неизвестны) могли быть опущены, а в «Самгук саги» о некоторых из персонажей жизнеописаний говорится, что родословная их была неизвестна, то для древнеяпонского летописания такая формулировка совершенно немыслима.

2. Отрицательные жизнеописания практически отсутствуют.

3. Представители правящего рода (не говоря уже об императорах) фактически не становятся объектом жизнеописаний.

4. Среди персонажей жизнеописаний «Сёку нихонги» абсолютным лидером являются представители рода Фудзивара.

Кадэн

Итак, данные «Сёку нихонги» свидетельствуют о том, что представители рода Фудзивара активно использовали жизнеописания в качестве средства по упрочению своих позиций (абсолютное количественное преобладание жизнеописаний Фудзивара в хронике). В этом контексте появление «Кадэн» выглядит закономерным.

Памятник был написан в начале 60-х гг. VIII века. Состоит из двух свитков, первый — содержит жизнеописание Накатоми-но Каматари (614-669) и его сына Дзё:э (?-665). Второй свиток — жизнеописание Фудзивара-но Мутимаро (680-737).

Первый свиток был составлен Фудзивара-но Накамаро (706-764), второй — монахом по имени Энкэй. Текст написан на китайском языке и насыщен цитатами из китайской классики («Хань шу», «Ши цзи», «Лунь Юй» и др.).

Самые ранние из дошедших до нас списков датируются XIII веком. Самые полные списки являются копиями XVIII в. В некоторых списках жизнеописание Мутимаро отсутствует.

Авторы. Фудзивара-но Накамаро — важнейшая политическая фигура VIII столетия, человек, добившийся беспрецедентно высокого положения в бюрократической иерархии. Амбиции Накамаро были безмерны, а его падение оказалось столь же стремительным, как и его взлет. Начало возвышения Накамаро приходится на конец правления Сё:му (724-749). В 749 году Накамаро становится главой не предусмотренного законодательством Управления дворца государыни (Сиби тю:дай). Со временем важнейшие государственные дела все чаще стали решаться в этом управлении, а не в Дадзё:кан (Государственный Совет) — органе, формировавшемся из представителей наиболее влиятельных аристократических родов. В 757 году наследником престола был провозглашен принц Оои, к тому времени стараниями Накамаро женатый на вдове его сына и живший вместе со своей женой в личной усадьбе Накамаро. Именно в его правление (правил под именем императора Дзюннин, 758-764) могущество Накамаро достигло своего пика. В 758 году Накамаро становится Правым министром (3-я должность в бюрократической иерархии), а в 760 — Главным министром. Должность Главного министра была высшей должностью. Прежде на эту должность назначались лишь представители правящего рода. До Накамаро лишь один представитель неимператорского рода удостоился этой должности, но посмертно — дед Накамаро Фудзивара-но Фухито (659-720), при жизни отказавшийся занять столь высокую должность. В 762 году Накамаро был пожалован высший чиновничий ранг, предусмотренный шкалой ранжирования того времени. Помимо этого, в 758 году Накамаро было пожаловано новое родовое имя — Фудзивара-но Эми-но Асоми Осикацу, право чеканки монеты, право пользоваться своей личной печатью как государственной, право сбора налогов от собственного имени.

Однако вскоре между Дзюннин-Накамаро, с одной стороны, и бывшей государыней Кокэн (749-758) и ее приближенным буддийским монахом Докё: (?-772), с другой, возникает все больше разногласий.

Противостояние закончилось вооруженным столкновением, в котором Накамаро потерпел поражение. Он был настигнут правительственными войсками в уезде Такасима провинции О:ми, на берегу бухты Катино (западное побережье озера Бива), и казнен, а его отрубленная голова была доставлена в столицу. Были также казнены находившиеся с ним жены и сыновья — все, кроме одного по имени Ёсио, в 752 году ездившего в Китай в качестве студента, и помилованного за то, что он с малых лет занимался буддийским самосовершенствованием. Ёсио был сослан на остров Оки.

О другом авторе — монахе Энкэй — известно немногое. Энкэй — буддийский монах, прибыл в Японию в 753 году на одном из кораблей японского посольства, возвращавшегося из Тан. В это же время в Японию прибыл китайский монах Гандзин. Возможно, Гандзин и Энкэй прибыли на одном корабле. По прибытии Гандзина в столицу Энкэй стал служить при нем переводчиком23. Энкэй упоминается также в документах сокровищницы Сё:со:ин (хранилище буддийского храма То:дай-дзи) в связи с перепиской сутр. Кроме того, упоминание об этом монахе есть и в «Сёку нихонги», где сообщается, что Энкэй подал прошение об отказе от ранга (нижняя степень 5-го внешнего младшего ранга). Прошение его было удовлетворено, причем за монахом были сохранены ранговое жалование и ранговый надел24. Очевидно, Энкэй был близок к дому Накамаро и составил жизнеописание по его указанию. Это подтверждается тем, что в конце жизнеописания Мутимаро Энкэй восхваляет его сына Накамаро.

В тексте «Кадэн» есть упоминания о недошедших до нас частях. Это свиток с надгробной речью на смерть Фудзивара-но Каматари и свиток с жизнеописанием Фудзивара-но Фухито. С учетом этих недошедших частей структура «Кадэн» выглядела следующим образом. Текст состоял из 4 свитков: жизнеописание Каматари и Дзё:э — надгробная речь на смерть Каматари (не сохранилось) — жизнеописание Фухито (не сохранилось) — жизнеописание Мутимаро. «Кадэн» представляло собой жизнеописание не рода Фудзивара в целом, а только его южной ветви, к которой принадлежал Фудзивара-но Накамаро. Каматари — прадед Накамаро и основатель рода Фудзивара, Фухито — его дед, а Мутимаро — основатель южной ветви рода25 и отец Накамаро.

Однако сведений, подтверждающих существование свитков с надгробной речью на смерть Каматари и с жизнеописанием Фухито, нет. Если они и существовали, то были, по-видимому, достаточно рано утеряны.

Структура каждого из жизнеописаний в целом такова.

1. Сведения о происхождении.

2. Перечисление выдающихся качеств.

3. Проявление выдающихся качеств (карьера).

4. Смерть. Надгробная речь или панегирик.

5. Сведения о потомках.

Персонажи «Кадэн». Основатель рода Фудзивара Каматари принадлежал к аристократическому роду Накатоми, ведшему свое происхождение от синтоистского божества. Он был одним из основателей централизованного японского государства. Именно ему принадлежала ключевая роль в устранении Сога-но Ирука (?-645 г.) в 645 году и в проведении последовавших за этим реформ, направленных на создание централизованного государства по китайскому образцу26. Неудивительно поэтому, что больше всего сохранилось списков с жизнеописанием Каматари, при этом в некоторых случаях жизнеописание его сына Дзё:э опущено.

Старший сын Каматари Дзё:э умер в 23 года в 665 году. Его короткое жизнеописание, по сути, — панегирик Каматари. Важнейшим фактором, побудившим включить жизнеописание Дзё:э в «Кадэн», было стремление подчеркнуть причастность рода Фудзивара к буддизму и к китайской образованности. Дзё:э был буддийским монахом, получившим посвящение в Китае. В «Кадэн» о нем также говорится: «Досконально разбирался во внутреннем каноне (т. е. в буддийском каноне. — Е. С), а также знал толк и во внешних установлениях (т. е. в конфуцианском каноне. — Е. С.)», кроме того, приводится стихотворение, сложенное Дзё:э по-китайски.

Короткая судьба Дзё:э является косвенным отражением острого соперничества за контроль над буддизмом, долгое время находившимся в руках представителей рода Сога. Дзё:э был отправлен в опасное по тем временам путешествие в возрасте всего лишь десяти лет. Автор «Кадэн» вынужден привести целый ряд аргументов, оправдывающих столь суровое решение отца, продиктованное необходимостью усиления контроля рода над буддийским вероучением.

Известно, что сам Накамаро также отправил одного из своих сыновей (уже упоминавшегося Ёсио) учиться в Тан и, по-видимому, намеревался сделать его монахом.

Включение в первый свиток двух жизнеописаний можно объяснить также подражанием китайской традиции: китайские жизнеописания нередко представляли собой парные или групповые, но объединяло героев чаще всего не родство, а сходство (или контраст) добродетелей или пороков, которыми были наделены персонажи жизнеописаний.

Мутимаро был старшим сыном Фудзивара-но Фухито. Он основал южную ветвь рода Фудзивара, названную так по местоположению усадьбы Мутимаро к югу от императорского дворца. Мутимаро сделал прекрасную карьеру, в 734 году в возрасте 55 лет он становится Правым министром. Однако в 737 году он, также как и три его брата, скончался во время эпидемии оспы. В его жизнеописании в основном содержатся сведения, отсутствующие в «Сёку нихонги». Карьера Мутимаро описана довольно подробно, а сам он описывается как образцовый чиновник.

Накамаро был чрезвычайно честолюбив и властолюбив, он стремился сосредоточить в своих руках всю власть. В условиях господства ценностей родовой аристократии укрепить свое личное влияние можно было лишь укрепив влияние своего рода. Это стремление шло вразрез с интересами крупнейших аристократических родов, и именно засилье родственников Накамаро на высших государственных должностях вызывало наибольшее неудовольствие аристократии. В жизнеописании Накамаро, помещенном в «Сёку нихонги», о Накамаро говорится «...Один стал решать важные дела управления...все ключевые посты занимали только его родственники. Единолично захватил власть, и день ото дня становился все подозрительнее...»27.

Важнейшими мероприятиями по усилению позиций рода Фудзивара при Накамаро были:

1. введение в действие в 757 году законодательного свода «Ё:ро: рицурё:», составленного под непосредственным руководством деда Накамаро Фудзивара-но Фухито;

2. посмертное пожалование в 760 году Фудзивара-но Мутимаро (отец Накамаро), и Фудзивара-но Фусасаки (дядя Накамаро) высшей государственной должности Главного министра {дайдзё: дайдзин);

3. посмертное пожалование деду Накамаро Фухито 12-ти уездов провинции Огми и титула князя 0:ми.

Составление «Кадэн» также должно было способствовать укреплению позиций южной ветви рода Фудзивара и лично Накамаро. Важно отметить, что среди многочисленных мероприятий, проводившихся при Накамаро, было и составление генеалогических списков. Списки эти не сохранились, но о них упоминается в предисловии к «Синсэн сё:дзироку» («Вновь составленные списки родов», 815 г.)28, где сказано, что работа по составлению генеалогий велась в период 757-765 гг., но не была доведена до конца. По всей видимости, недошедшие до нас генеалогические списки более строго следовали китайским образцам, чем сохранившиеся в «Синсэн сё:дзироку». Если учесть, что жизнеописания были важной частью китайских генеалогий29, то вполне вероятно, что «Кадэн» должно было стать частью этих недошедших до нас генеалогий.

В пользу этого предположения свидетельствует также и то обстоятельство, что и «Кадэн», и недошедшие до нас генеалогические списки создавались приблизительно в одно время. В 1-м свитке «Кадэн» указано, что составил его Великий учитель (яп. тайси, другое название должности Главного министра). Эта должность была пожалована Накамаро в 4-й день 1-й луны 4-го года Тэмпё: Ходзи (760 г.). В 7-й день 8-й луны того же года Мутимаро была посмертно пожалована должность Главного министра, но в «Кадэн» об этом не упоминается. Таким образом, составление «Кадэн» приходится на период с 4-й по 8-ю луны 760 года30.

Главной целью составления «Кадэн» японские исследователи называют стремление упрочить положение рода Фудзивара, точнее его южной ветви и ветви, основанной самим Накамаро. В связи с этим «Жизнеописание рода Фудзивара» преследовало следующие цели.

1. Обоснование тесной связи между императорским родом и родом Фудзивара.

2. Обоснование и упрочение особых позиций рода Фудзивара в плодородной и стратегически важной провинции 0:ми.

3. Стремление показать, что лучшие представители рода добились международного признания.

4. Продемонстрировать широкую китайскую образованность.

5. Продемонстрировать приверженность рода буддизму31.

Программным и идеологически наиболее значимым было жизнеописание основателя рода Каматари, написанное, как уже говорилось, самим Накамаро. Именно в жизнеописании Каматари содержится больше всего явных несоответствий.

Основной пафос жизнеописания Каматари заключается в прославлении совместного правления Тэнти (668-671) и Каматари. Идеальному правлению Тэнти — Каматари, по мысли Накамаро, соответствует правление Дзюннин-Накамаро32. Так, в одном из фрагментов жизнеописания Дзё:э двор Тэнти, в частности, обозначен термином Сиби (кит. Цзывэй, центр звездного неба, место пребывания небесного императора). Как уже говорилось, при Накамаро был создан непредусмотренный законом орган управления Сиби тю:дай, возглавлял его сам Накамаро. При этом Накамаро подчеркивает главенствующую роль Каматари. Так, Нака-но Оэ (будущий государь Тэнти) говорит Каматари: «Воистину я буду [служить Вам словно] Цзы Фан». Цзы Фан (Чжан Лян) ближайший сподвижник Гао-цзу (206-194 до н. э.), основателя династии Западная Хань (206 до н. э. — 8 н. э.). Таким образом, Каматари отождествляется с основателем династии Хань, а Тэнти — всего навсего с его помощником.

Кроме того, утверждается, что перед смертью Каматари была пожалована должность Главного министра. Однако в «Нихон секи» об этом ничего не сообщается. Таким образом, Накамаро, сам дослужившийся до этой высшей в бюрократической иерархией должности, подкрепляет свое (и своих потомков) право на ее замещение. С той же целью, как уже говорилось, в 760 году Накамаро добился пожалования этой должности своему отцу Мутимаро и дяде Фусасаки.

Восхваление Каматари Накамаро вкладывает в уста монахов, императоров, престолонаследника, мудрецов и даже в уста вана корейского государства Когурё. Временами Накамаро, как это случалось с ним и в жизни, теряет чувство меры.

Например, в уста Тэнти Накамаро вкладывает такие слова: «Говорят, что „в великой [стране] Тан есть Вэй Чжэн, в [стране] Когурё есть Кэгым, в [стране] Пэкче есть Сон Чун, в [стране] Силла есть Юсин". Каждый [из них] охраняет [свою] страну, [их] слава приводит в трепет [земли] на десять тысяч ли. Все они — выдающиеся люди своей страны и мудростью превосходят других. Но если всех их сравнить с нашим внутренним министром, [им] придется пролезть под чужим задом. Разве могут [они] тягаться с [Каматари]?!».

Однако как бы ни была одиозна фигура самого Накамаро, и сколь бы преувеличенными ни были похвалы в адрес Каматари и Мутимаро, текст «Кадэн» работал не только на южную ветвь рода, но и на весь род в целом.

Например, у исследователей не вызывает сомнения то, что приводимая в «Кадэн» цифра в 15 тысяч кормовых дворов, якобы пожалованных Каматари, совершенно фантастична. Однако эти сведения, направленные на усиление экономического могущества рода, повторяются в «Нихон ко:ки» («Поздние анналы Японии», 840 г.)33 и в «Руйдзю: сандай кяку» (сборник законодательных установлений, составлен в начале X века)34.

Упоминания о «Кадэн» и цитаты из этого источника встречаются в довольно ранних текстах. Фудзивара-но Юкинари (972-1027)35 в своем дневнике в записи под 1002 годом сообщает, что одолжил у Фудзивара-но Кинсуэ (957-1029)36 «Записи о роде Фудзивара» и два свитка «Кадэн»37. В «Фусо: рякки» (история Японии, составленная монахом Ко:эном, XI в.) цитируются фрагменты из двух свитков «Кадэн», посвященных соответственно Каматари и Мутимаро, в «То:дайдзи ёроку» (храмовая хроника То:дайдзи, сост. в 1134 г.) упоминается «Жизнеописание рода Фудзивара» и приводится цитата из жизнеописания Каматари. Цитаты из «Кадэн» встречаются также в «0:накатоми кэйдзу» («Родословная О:накатоми) (1205 г.).

Таким образом, текст «Кадэн» оказался востребованным, и вписывается как в традицию жизнеописаний VIII столетия, так и в последующую традицию — в эпоху Хэйан (794-1185), уже в русле японоязычной литературной традиции, жизнеописания видных представителей рода Фудзивара играли чрезвычайно важную роль38.

Перевод и комментарии выполнены по изданию: Фудзи(вара) си кадэн (Жизнеописание рода Фудзивара). Под редакцией Сато Макото. Токио, «Ёсикава кобункан», 1999. Разбивка на фрагменты введена современными исследователями для удобства читателей и отсутствует в оригинале.



1Выражаю признательность «Фонду поддержки отечественной науки», благодаря финансовой помощи которого была выполнена данная работа.
2Обычно под кадэн подразумевают «Жизнеописание рода Фудзивара».
3Рё:-но гигэ, Серия «Кокуси тайкэй», изд-во «Ёсикава кобункан», Токио, 1999, с. 38; Рё:-но сюгэ, Серия «Кокуси тайкэй», изд-во «Ёсикава кобункан», Токио, 1994-1996, Т. 1, с. 79-80.
4Сыма Цянь. Исторические записки. Пер. с китайского и коммент. Р. В. Вяткина и В. С. Таскина, Т. 7, М., 2002, с. 17.
5Соловьев А. В. Исследование «биографий» (Ёльчон) в «Самгук саги» Ким Бусика. Канд. дисс. М., 2000, с. 25.
6Самгук Саги. Исторические записи трех государств. Под ред. М. Н. Пака и Л. Р. Концевича, Т. 1-3, М., 1995-2002.
7Сыма Цянь, Т. 7, М., 2002, с. 18.
8Twitchett D. G. Chinese Biographical Writing // Historians of China and Japan.London, 1961.
9Сёку нихонги. Сер. «Син нихон котэн бунгаку тайкэй», изд-во «Иванами сётэн», Токио, 1989-1996, Т. 2, с. 468.
10За одним исключением, когда подробные сведения сообщаются о чиновнике 5-го ранга — Мити-но Киби Обитона (?-717).— Сёку нихонги, Ёро, 2-4-11, 718 г.
11Принц Ямамура сыграл важную роль в подавлении мятежа Накамаро (см. о мятеже ниже).
12Однако из 9 жизнеописаний, помещенных в «Кайфухо:», 4 посвящены принцам (принц Оотомо (684-672), принц Кавасима (657-691), принц Ооцу (663-686), принц Кадоно (669-705), 4 — буддийским монахам, 1 — представителю влиятельного аристократического рода Исоноками-но Асоми Отомаро (?-750). Но, во-первых, «Кайфухо:»— неофициальная антология, во-вторых, все 4 принца жили во второй половине VII века, т. е. не были современниками составителей антологии. В-третьих, трое из принцев были сыновьями Тэнти (662-671). Согласно предисловию к «Кайфухо:», именно с его правления берет начало сложение китайских стихов в Японии. Т. е. эти авторы «Кайфухо:» воспринимались как основоположники китайского стихосложения в Японии.
13Кайфусо. Сер. «Нихон котэн бунгаку тайкэй», изд-во «Иванамисётэн», Токио, 1969, Т. 69.
14Его автор — О:ми-но Мифунэ (722-785). Сохранилось и еще одно жизнеописание Гандзина, составленное монахом по имени Ситаку (годы жизни неизвестны) по-видимому, в начале периода Хэйан (794-1185).
15Подробнее о Докё: см.: Мещеряков А. Н. Докё: ошибка японской истории. — Политическая интрига на Востоке. М.: «Восточная литература», 2000.
16Данный пункт может быть опущен.
17Подробнее о Фудзивара и, в частности, о Накамаро см.: Мещеряков А. Н. Возвышение рода Фудзивара (китайская образованность, политическая система и официальная идеология в Японии VII—VIII вв.) — История и культура Японии. М., 2001.
18Сёку нихонги. Тэмпё Ходзи, 8-9-18, 764 г. — Сёку нихонги. Сер. «Син нихон котэн бунгаку тайкэй», изд-во «Иванами сётэн», Токио, 1989-1996.
19Сёку нихонги. Хоки, 3-4-7, 772 г.
20Кайфухо:. Сер. «Нихон котэн бунгаку тайкэй», изд-во «Иванами сётэн», Токио, 1969, Т. 69, с. 73-75.
21Сёку нихонги. Энряку, 7-6-10, 788 г.
22Сёку нихонги. Тэмпё: Дзинго, 2-6-8, 766 г.
23Сведения об этом содержатся в двух сохранившихся жизнеописаниях Гандзина — Киса Тосио. Фудзивара-но Накамаро. «Ёсикава кобункан», Токио, 1969, с. 295.
24Сёку нихонги, Тэмпё: Ходзи, 2-8-2, 757 г.
25Четверо сыновей Фудзивара-но Фухито — Мутимаро, Фусасаки, Умаки и Маро основали соответственно южную, северную, церемониальную и столичную ветви рода.
26Подробнее об этом на русском языке см. Мещеряков А., Грачев М. История древней Японии. СПб., 2002, с. 143-168; Нихон сёки. Анналы Японии. Пер. и комм. Л. М. Ермаковой и А. Н. Мещерякова. СПб., Т. 2, 1997, с. 125-207.
27Сёку нихонги, Тэмпё: Ходзи, 8-9-18, 764 г.
28См. перевод и комментарии М. В. Грачева в: Синто. Путь японских богов. Т. 2, СПб.: «Гиперион», 2002.
29Грачев М. В. Ук. соч., с. 174.
30Киси Тосио. Ук. соч., с. 294.
31Сатпо Макото. «Кадэн» то Фудзивара-но Накамаро («Кадэн» и Фудзивара-но Накамаро). — Фудзи(вара) си кадэн (Жизнеописание рода Фудзивара). Под редакцией Сато Макото. Токио: «Ёсикава кобункан», 1999.
32Сато Макото. Ук. соч., с. 404-405.
33Нихон ко:ки, Ко:нин, 6-6, 815 г. // Нихон коки. Серия «Кокуси тайкэй», Токио: «Ёсикава кобункан», 1982.
34Руйдзю: сандай кяку, Ко:нин, 11-1-6, 820 г. // Руйдзю: сандай кяку. Серия «Кокуси тайкэй», Токио: «Ёсикава кобункан», 1996, Т. 2, с. 515-516.
35Влиятельный сановник своего времени, прославившийся также литературным талантом. Дослужился до должности дайнагона (старший государственный советник) и старшего 2-го ранга.
36В 1021 году занял должность Главного министра, дослужился до старшего 1-го ранга.
37Киси Тосио. Ук. соч., с. 294.
38См., например, перевод на русский язык памятника конца XI, или по другой версии, XII вв. «Оокагами» — 0:кагами. Великое зерцало. Перевод со старояпонского, исследование и комментарий Е. М. Дьяконовой. СПб.: «Гиперион», 2000.



Свиток I.

Жизнеописание Каматари

Первый свиток кадэн. [Составлено] Великим учителем1

1. Появление на свет в усадьбе Фудзивара

Прижизненное имя Внутреннего министра3 — Каматари, детское имя — Тё:ро:4. Родом из уезда Такэти провинции Ямато. Его предок — божество Амэ-но Коянэ-но микото5. Из поколения в поколение [его предки] ведали проведением празднеств в честь Небесных и Земных [божеств] и поддержанием согласия между людьми и богами. Поэтому роду было пожаловано имя Оонакатоми6.

[Каматари] был старшим сыном министра [Накатоми-но] Микэко7. Его мать звали Оотомо-но Оотодзи8.

Ооми9 родился на 34-м году правления государыни Тоёмикэ [Суйко]10 [626 г.] в год киноэ-но ину11 в усадьбе Фудзивара.

Когда ооми12 был еще в материнской утробе, снаружи доносился [его] плач. [Младенец] родился двенадцатимесячным. Его тетка по матери сказала отцу: «Ваш ребенок пробыл в лоне [матери] больше положенного. Это необычный ребенок, он несомненно наделен чудесными способностями». Отец же удивлялся тому, что роды прошли без затруднений, и мальчик неожиданно родился так легко.

2. Характер Каматари

Ооми обладал человечностью и сыновней почтительностью. Был одарен и мудр, прозревал [мир] глубоко и далеко. С малых лет он полюбил ученье и прочел много книг. Постоянно читал «Лю тао» Тай Гуна13 и мог декламировать [это сочинение] наизусть. Он был выдающимся и утонченным человеком. [Его] манеры и внешний облик были превосходны. Смотревшие на него спереди склонялись перед ним, смотревшие на него сзади — падали ниц. Люди говорили: «Господина неизменно сопровождают двое мужественных и благородных мужей». Слыша такие речи, министр не заносился. Сердцем [он] следовал за сведущими людьми. Слава его росла день ото дня.

3. Человек выдающихся душевных качеств и познаний

Пользовавшийся благосклонностью [государыни] Сога-но Курацукури14 самолично распоряжался наградами и наказаниями и своим могуществом превосходил [саму] государыню. [Даже] когда он бранился, отдавая приказы, никто не смел ослушаться.

Однако, встречаясь с ооми, [Сога] невольно бывал к нему почтителен, всякий раз признавая в душе [свою] никчемность. Однажды дети сановников, [собравшись] вместе у монаха Мин15, читали «И Цзин». Когда, запоздав, вошел ооми, Курацукури встал и поприветствовал его как равного. Сев, он подмигнул монаху Мин, чтобы тот закончил [занятие].

Тогда [Мин] сказал ооми: «Мне не сравниться с пришедшим ко мне старшим сыном Сога. Однако вы, господин, человек [столь] выдающихся душевных качеств и познаний, что и впрямь превосходите Сога. Очень прошу вас, берегите себя»16.

4. Упадок императорского дома

В начале правления государя Окамото [Дзёмэй]17, когда детям из благородных семей жаловали ранг кин, [Каматари] был назначен наследственно отправлять ритуалы [богам Неба и Земли]. Он твердо отказался и удалился по делам в Мисима18. В уединении он укреплял и совершенствовал свои природные свойства. Вскоре государь Окамото скончался. На престол взошла супруга государя [Ко:гёку]. Государыня не касалась дел управления, и императорский дом стал приходить в упадок. Ооми втайне негодовал.

5. Принц Кару19

В это время у принца Кару болела нога, и он не являлся ко двору. Ооми был издавна дружен с принцем. Поэтому он навестил принца в его дворце и прислуживал ему ночью. Они беседовали всю ночь напролет, позабыв об усталости. Принц Кару зная, что [Каматари] человек великих и далеко идущих замыслов, мудростью превосходящий всех, оказывал ему всевозможные почести. Он повелел своей любимой жене днем и ночью прислуживать ему. Комната, [отведенная Каматари], питье и еда — все было исключительным. Ооми, растроганный оказанными ему милостями, потихоньку сказал приближенному [к принцу] тонэри: «Столь сердечный приём, оказанный мне, превосходит мои ожидания. Разве не предназначено твоему господину стать государем?!». Благородный муж сказал правду, и вскоре этому суждено было осуществиться. Тонэри передал слова [Каматари] принцу. Принц же сильно обрадовался.

Однако для осуществления великих замыслов достоинств принца было недостаточно.

6. Нака-но Оэ

[Каматари] снова и снова радел о выборе государя среди принцев. Только Нака-но Оэ был выдающимся человеком и питал великие замыслы, ему под силу было усмирить смуту. Но [у Каматари] не было случая посетить [его]. [Однажды] они случайно встретились в саду, где играли в мари20. Нака-но Оэ вместе с мячом уронил свою кожаную туфлю. Ооми, подняв туфлю, почтительно преподнес ее. Нака-но Оэ вежливо принял. С этого времени между ними возникли дружба и полное согласие.

7. Истребление Ямасиро-но Ооэ

В 10-й луне 2-го года правления государыни Ноти-но Окамото [Ко:гёку]21, в год мидзунто-но у [642 г.], Сога-но Ирука вместе с принцами22 замыслил погубить наследного принца Камицумия, Ямасиро-но Ооэ и иже с ними.

[Сога-но Ирука] сказал: «Ямасиро-но Ооэ родился в моем доме23. Далеко разнеслась слава о его высоких добродетелях и благодетельной силе. Когда государь Окамото [Дзёмэй] передавал [высочайший] престол, все сановники сказали: «Между дядей и племянником существуют разногласия». Кроме того, его обида за убийство Сакаибэ-но Оми Марисэ24 глубока. Ныне, когда скончался государь и престол передан государыне-супруге, сердце [его] наверняка неспокойно. Разве это не ведет к смуте? Ради блага государства не следует потакать родному племяннику»25.

Все принцы согласились. Но согласились они, опасаясь несогласием навредить себе.

Некоторое время спустя Ямасиро-но Ооэ [и иже с ним] были истреблены в храме Икаруга. Те, кто знали об этом — сокрушались.

Отец [Сога-но Ирука] Тоюра-но Оми26 разгневался и сказал: «Какой же ты глупец, Курацукури! Что же ты натворил?! [Теперь] твой род неминуемо погибнет».

Печалятся, когда не могут преодолеть самого себя. Курацукури же считал: «Удалив [застрявшую] рыбную кость, не испытывают сожаления».

Династия Хань была замирена и прославлена постепенно, в [нашей] стране уже свершились свирепства и распущенность Дун Чжо27.

8. Заключение брака

Тогда Нака-но Ооэ сказал ооми: «Государь управляет при помощи высших сановников, треножник28 Чжоу29 перешел в руки рода Цзи30. Как же быть, господин? Прошу Вас поведать о ваших великих замыслах».

Ооми подробно рассказал о [своих] замыслах по устранению смуты и восстановлению порядка. Нака-но Ооэ обрадовался и сказал: «Воистину я буду [служить вам словно] Цзы Фан31».

Ооми стремился заручиться поддержкой влиятельного дома. Тайно разыскивал [он] тех, у кого есть разногласия с Курацукури, и узнал, что Ямада-но Оми32 и Курацукури ненавидят друг друга. [Он] сказал Нака-но Ооэ: «Ямада-но Оми почитают твердым и храбрым, его могущество и слава велики. Если посвятим его в наши планы, непременно удастся осуществить задуманное. Но прежде прошу тебя заключить брачные отношения [с его домом]. После этого раскроем ему [наши] заветные планы». Нака-но Ооэ последовал этому. Затем просватали девушку из дома Ямада-но Оми. Ямада-но Оми дал свое согласие.

9. [Ямада-но Оми] предлагает младшую дочь

Когда наступила весна, и новые повозки направились [к дому невесты], младший брат [Ямада-но Оми по имени] Мусаси похитил девушку. Ямада-но Оми пребывал в растерянности и горевал. [Он] не знал, как быть. Его младшая дочь, видя горе отца, спросила: «О чем ты так сокрушаешься?». Отец рассказал ей. Младшая дочь сказала: «Хотя обликом я не такова как Си Ши33, но душою подобна Мому34. Прошу тебя, предложи меня». Ее отец сильно обрадовался и предложил младшую дочь.

Нака-но Ооэ разгневался на непочтительность Мусаси и велел казнить его. Ооми, увещевая, сказал: «Коль скоро [вы] приводите в порядок большие дела Поднебесной, стоит ли гневаться из-за незначительного проступка в доме?». Тогда Нака-но Ооэ отменил [повеление]35.

10. Выработка совместного плана36

Ооми [Каматари] неспешно беседуя с Ямада-но Оми, говорил: «Старший сын [Сога]37 своенравен, и люди и боги порицают [его]. Род того, кто пособничает злодею, непременно постигнут несчастья и гибель. Вам [следует] хорошенько обдумать это». Ямада-но Оми сказал: «Я уже обдумал. Почтительно присоединяюсь к принцу». Затем [они] стали вместе вырабатывать план [действий]. [Они] хотели поднять войска. Нака-но Ооэ сказал: «[Я] хотел бы откровенно доложить [обо всем государыне], но опасаюсь, удастся ли [тогда] осуществить замыслы. Если же не доложить и промолчать, боюсь напугать государыню. В чем же состоит истинный долг подданного? Вы, сановники38, выскажите мне свое мнение».

Ооми ответил: «Дело подданного — преданность и сыновняя почтительность. Путь преданности и сыновней почтительности — сохранять страну в целости и возвышать [свой] род. Когда подданные распущенны, государевы установления приходят в упадок, великая основа разрушается. Нет большей непочтительности и непреданности, чем [попустительство] этому».

Нака-но Ооэ сказал: «Мой успех и мое поражение зависят от тебя. Ты должен постараться».

Тогда ооми сказал Саэки-но Мурадзи Комаро39 и Вакаинукаи-но Мурадзи Амита40: «[Вы] храбрые и сильные, [вам] по силам поднять треножник41. Только вам двоим молено поручить [осуществление] великих замыслов». Они присоединились к Нака-но Ооэ.

11. Замысел убить Ирука

В 4-й год правления государыни Ноти-но Окамото [Ко:гёку], в год киното-но ми [645 г.], летом, в 6-ю луну, Нака-но Ооэ притворился, что будет читать государыне [послание] от трех корейских государств. Тогдашние люди поверили этому. Тогда Ямада-но Оми сказал: «Предлагаю, воспользовавшись чтением [государыне] послания трех корейских государств, убить Ирука». Ямада-но Оми было дано разрешение на это. Тотчас же был намечен план.

12. Приглашение Ирука [к государыне]

В день цутиноэ-но сару государыня пребывала во дворце. [Ей] прислуживал Фурухито-но Ооэ. Вскоре тонэри пригласил Ирука. Ирука встал и принялся надевать туфли, но трижды ронял их и не мог надеть. Ирука испугало это, [он] был в замешательстве и хотел вернуться. Тонэри настойчиво приглашал его. Отказаться идти было невозможно.

Ооми издавна знал, что Ирука очень подозрителен и днем и ночью носит с собой меч, и заранее велел танцорам пойти на уловку и отцепить [свои мечи]. Ирука рассмеялся и [тоже] отцепил свой меч. Затем вошел и занял свое место.

13. Послание от трех корейских государств

Ямада-но Оми вышел вперед и начал читать послание от трех корейских государств. Тогда Нака-но Ооэ приказал страже у ворот одновременно затворить [все] двенадцать ворот. Затем Нака-но Ооэ сам взял длинное копье и спрятал его поблизости. [Люди] министра с луками и стрелами в руках охраняли [Нака-но Ооэ]. Саэки-но Мурадзи Комаро и Вакаинукаи-но Мурадзи Амита были пожалованы два "меча из ларца и передано на словах: «Одним из этих мечей непременно зарубите [Ирука]».

[Комаро и Амита] давились съеденным рисом и [от страха их] стошнило. Ооми понуждал и ободрял их.

14. Окончание чтения послания

Ямада-но Оми боялся, что закончит читать послание раньше, чем придут Комаро и иже с ним. По его телу струился пот, голос дрожал, руки тряслись. Курацукури счел это подозрительным и спросил: «Почему ты дрожишь?». Ямада-но Оми ответил: «Я нахожусь рядом с государыней, оттого пот сам собою струится». Нака-но Ооэ увидев, что Комаро и иже с ним, страшась могущества Ирука, медлят выступать, закричал «А-а!», и вместе с Комаро они неожиданно бросились с мечами на Ирука, поранив его в голову и плечо.

15. Убийство Ирука

Ирука испуганно вскочил. Комаро-но Мурадзи, взмахнув мечом, поразил его в ногу. Ирука встал, приблизился к государыне и попросил: «Твой слуга не знает, в чем его вина. Прошу Тебя разобраться [в этом]».

Государыня была сильно удивлена и сказала Нака-но Ооэ: «Ничего не понимаю. Что здесь происходит?». Нака-но Ооэ распростерся ниц и сказал: «Курацукури окончательно погубит правящий род, он покушается на престол. Разве должен Курацукури наследовать потомкам императоров?!».

Государыня встала и удалилась вглубь дворца. Затем Комаро и иже с ним зарубили Ирука.

В этот день шел дождь, потоки воды затопили сад. Мертвое тело Курацукури прикрыли циновками и перегородками-сёдзы.

16. Коварные мятежники еще не усмирены

Люди того времени считали: «Злодея покарали по воле Неба». Однако оставался еще Тоюра-но Ооми42. Коварные мятежники еще не были усмирены. [Нака-но Ооэ] отправился в храм Хо:-ко:дзи43, сделав его хорошо укрепленной крепостью. Вельможи и сановники все последовали за ним. Послали людей, чтобы отдать тело Курацукури Тоюра-но Ооми.

17. Бегство мятежников

Тогда Ая-но Атаи44 и иже с ним собрали всех своих родичей, облачились в доспехи, взяли в руки оружие, и встали лагерем, придя на помощь министру. Нака-но Ооэ отправил Косэ-но Оми Токода45 объявить: «Ты не принимаешь участия в делах [управления] нашей страны. Зачем же ты сам идешь против Неба и противишься его воле, навлекая погибель на свой род?!».

Сообщник мятежников Такамуку-но Оми Куниоси46 отвечал Ая-но Атаи: «Старший сын моего господина47 уже убит. Ооми48 тоже будет непременно понапрасну убит. Ради кого попусту будем сражаться и какой смысл в том, что будем казнены?». Сказав так, он бежал. [Остальные] мятежники тоже рассеялись.

18. Искоренение смуты и скверны

В день цутиното-но тори Тоюра-но Ооми Эмиси покончил с собой в своей усадьбе49. Скверна и смута были искоренены, шакалы и волки попрятались. Люди прыгали от радости, все кричали «Ура!». Нака-но Оэ хвалил [Каматари]: «Воистину благодаря твоим способностям разрушенная основа вновь приведена в порядок, начавшая клониться к упадку судьба [государства] снова набирает силу». Ооми [Каматари] отвечал: «Это произошло благодаря [вашей] совершенной добродетели, здесь нет заслуги вашего слуги. Не я покорил всех».

19. Нака-но Ооэ уступает трон

В день коноэ-но ину государыня Амэ Тоётакара Икасихи Тарасихимэ [Ко:гёку] пожелала передать трон Нака-но Оэ. Нака-но Оэ спросил совета у ооми [Каматари], тот сказал: «Фурухито-но Ооэ приходится вам старшим братом. Принц Кару-но Мантоку приходится вам дядей. Если ныне займете престол небесных государей в обход Фурухито-но Ооэ, то [долг] послушания и служения младшего брата [старшему] будет нарушен. Не лучше ли поставить [государем] дядю, чтобы сбылись чаяния людей?»

Нака-но Ооэ последовал [совету Каматари] и тайно доложил об этом государыне.

20. Благородный муж сказал правду

Государыня издала повеление об отречении от трона [в пользу] принца Кару. Он стал государем Амэ Ёродзу Тоёхи [Ко:-току50].

В действительности же это свершилось по воле ооми. Знающие люди говорили: «Ныне видим, что благородный муж сказал правду».

Государыне Тоётакара Икасии был пожалован титул бабушки-государыни. Нака-но Ооэ был назначен наследником престола. Девиз правления был изменен на Тайка.

21. Пожалование шапки ранга дайкин

Был речен указ: «Умиротворить алтари земли и злаков51 удалось благодаря заслугам Нашего князя52. И то, что [ныне] унифицированы ширина хода повозок и письменность53, произошло благодаря его деяниям. Посему [ему] даруется шапка ранга дайкин54 и жалуется [должность] внутреннего министра, а также 2000 дворов. Князю поручено распоряжаться важными военными и государственными делами»55.

Ооми разыскивал и выявлял [достойных] среди лесов и болот56 и среди людей низкого звания. И привлекал их к управлению, [так что] на окраинах не осталось одаренных, [которых бы он не нашел]. Поэтому девять управлений57 были упорядочены, а все пять постоянств58 приведены в гармонию.

22. Пожалование внеочередного ранга

В 5-й год Хакухо [654 г.]59, осенью, в 8-ю луну, был речен указ60: «Неизменным принципом прежних государей было почитание дао и привлечение на службу мудрых. Изречение совершенномудрых [гласит] — [необходимо] поощрять заслуги и воздавать должное за добродетели. Люди полагают, что ранг внутреннего министра обладателя шапки ранга дайкин, Накатоми-но Мурадзи, по заслугам равного с Такэ-но Ути-но суку-нэ61, не достаточно [высоки]62. [Ему] внеочередно жалуется шапка ранга сики63 и еще 8000 дворов».

23. Пожалование шапки ранга дайсики

Вскоре государь Амэ-но Ёродзу Тоёхи [Ко:току] устав от многочисленных дел управления [государством], сокрылся в облаках64. Мать-государыня вняв чаяньям людей, вторично взошла на престол65. Все дела управления [она] передала наследному принцу. Наследный принц всякое дело решал, советуясь [с сановниками], и только после этого претворял [решения] в жизнь. В то время из-за моря и из-за [таких крутых] гор, [куда добраться можно только при помощи] лестницы, беспрерывно поступали подношения императорскому двору. [Появилось] очень много деревень, где [люди] играли на жан66 и похлопывали себя по животу67. Если бы не добродетель государыни и не мудрость подданного68, разве удалось бы достичь такого блага?! Посему [Каматари] была пожалована шапка ранга дайсики, титул князя69 и 5000 дворов. Всего вместе с пожалованными прежде — 15 000 дворов70.

24. Внешние дела управления71

В 12-й год [661 г.]72, зимой в 10-ю луну государыня проследовала во дворец Нанива. До этого в соответствии с просьбой Поксин73 государыня, желая послать войска на помощь [Пэкче], проследовала на Цукуси для осуществления военных приготовлений. В 13-й год [662 г.]74, летом, в 1-ю луну, корабль государыни был спущен на воду и отправился на запад. В 3-ю луну корабль государыни причалил в бухте Наноооцу, государыня пребывала в путевом дворце Ивасэ. Государыня переименовала его в Нагацу. Летом в 5-ю луну [государыня] переехала во дворец Асакура-но Татибана-но Хиронива и занималась внешними делами управления75.

25. Отклик божеств 76

До 7-й луны осени государыне нездоровилось. Тогда ооми в душе испугался. Вознес моления богам [Неба и Земли], горячо испрашивал у будд долголетия [для государыни]. Яшмовая статуя будды, [которой молился Каматари] протянула руку и погладила [его] по голове, во сне [Каматари] явилась Каннон на небесах. [Так] был явлен отклик божеств.

Поэтому монах До:кэн77 сказал: «В древности государевы телохранители, заслышав скрип оси повозки, молили о смерти78, мужи, обладавшие целомудрием и чувством долга, прорывали землю и жертвовали собой79. [Когда] солнце было сокрыто облаками-птицами, Лин Инь молился, чтобы проклятие бога Хуанхэ перешло на него80, мудрый муж желал принести себя в жертву.

Хотя слава не меркнет и молва о преданности и бескорыстии полнится, [эти деяния] сильно отличаются от случившегося ныне. Разве можно их равнять?!

26. [Престолонаследник] облачается в белые одежды и приступает к управлению

Жизнь имеет предел, и срок жизни [государыни] уже подошел к концу. Государыня скончалась в путевом дворце Асакура81. Престолонаследник, облачившись в белые82 одежды, приступил к управлению.

В этой луне военачальник Су83, тюркский принц Кэйхицукарики и иже с ними двумя путями — по суше и по морю — прибыли в крепость [страны] Когурё. Престолонаследник переехал во дворец Нагацу для управления военными делами за морем.

27. Выдающиеся мудрецы 84

Однажды [престолонаследник] сказал сановникам: «Говорят, что «в великой [стране] Тан есть Вэй Чжэн85, в [стране] Когурё есть Кэгым86, в [стране] Пэкче есть Сон Чун87, в [стране] Силла есть Юсин88». Каждый [из них] охраняет [свою] страну, [их] слава приводит в трепет [земли] на десять тысяч ли. Все они выдающиеся люди своей страны и мудростью превосходят других. Но если всех их сравнить с нашим внутренним министром, [им] придется пролезть под чужим задом89. Разве могут [они] тягаться с [Каматари]?!»

Зимой, в 11-ю луну, останки государыни были перевезены из дворца Асакура и захоронены во временном погребении в Асука-но Кавара.

28. Престолонаследник приступает к делам управления 90

В 14-м году [663 г.] престолонаследник приступил к делам управления. В прежние трудные годы дружба [между престолонаследником и Каматари] была искренней. Хотя долгом были [отношения] правителя-поданного, ритуалом были [отношения] друга-наставника. Когда выезжают сидя рядом в одной повозке, подстилки смыкаются, а колени соприкасаются. В делах управления [престолонаследник и Каматари] чтили великодушие, в нравах придерживались человеколюбия и доброты. И тогда добродетель-току укрыла [собой] весь мир. За морем действовали устрашением и умиротворением. Поэтому три корейских государства покорились и стали служить [Ямато], а десять тысяч родов пребывали в мире и спокойствии91.

29. Послание вана Когурё 92

Поэтому ван Когурё93 преподнес внутреннему министру послание. Оно гласило: «Думаем [мы], воздействие человеколюбия ооми94 достигает далеких [пределов] 95, [молва о Вашей] великой добродетели простирается далеко. [Вы] распространили благодетельное влияние государя на десять тысяч лет, прославили восхитительные качества [государя] на десять тысяч ли. [Служите] опорой государству, понтонными мостами96 — народу. [На Вас] почтительно взирает страна, и надеются сто родов. Радуемся тому, что слух об этом разнесся далеко. Поистине [мы] глубоко обрадованы тем, что об этом стало известно».

30. Благоденственное правление

В 6-м году [667 г.] правления, летом, в 3-ю луну, столица была перенесена в провинцию Афуми97. В 7-м году [668 г.] в 1-ю луну государь взошел на престол. Это государь Амэ Микото Пиракасу Вакэ98. В [правление] государя не случалось происшествий, и [государь] любил объезжать-осматривать страну. Не было людей с землистым [от голода] цветом лица, появились дома с избытком запасов. Народ повсюду превозносил благоденственное правление.

31. Ооми увещевает государя99

Государь призвал сановников и устроил пир в доме на побережье. В разгар пира очень веселились. Наследный принц-младший брат [государя], взяв длинное копье, проткнул настил пола. Государь испугался и сильно рассердился, думая, что принц хотел причинить [ему] вред. Ооми настойчиво увещевал [государя], и тогда государь отступился от принца. Наследный принц-младший брат [государя] поначалу невзлюбил ооми за высокомерное обращение. Но с этого времени [принц] стал особенно ценить близость с ним. Впоследствии во время смуты года дзинсин100, когда [наследный принц-младший брат государя] направлялся из Ёсино в восточные земли, [он] молвил, сокрушаясь: «Если бы ооми был жив, разве пришлось бы мне терпеть такие лишения?!» Люди думали так же.

32. Исправление и утверждение законов

В 7-м году [668 г.], осенью, в 9-ю луну, Силла преподнесла дань. Тогда ооми передал послу Ким Тонъом один корабль для вручения главному министру Силла [по имени] Юсин101. Некоторые порицали это. Ооми же говорил в ответ: «Под Небесами нет земли, которая не принадлежала бы государю, на земле нет человека, который не был бы подданным государя».

Еще раньше государь повелел ооми записать ритуалы и правила поведения, исправить и привести в порядок уголовные и гражданские законы. [Ооми], превосходно разбиравшийся в природе Неба и Человека, составил наставления для государя. Ооми с мудрецами того времени сократили-дополнили старинные ритуалы, составили основные законоположения. [При составлении законов] всецело [руководствовались] возвеличиванием пути почитания и любви, пресечением пути коварства и криводушия. [При помощи] законов стремились избежать судебных процессов, в установлениях [стремились] соблюдать [принцип] любви ко всему живому. Даже три законоуложения [династии] Чжоу и девять разделов законов [династии] Хань102 ничего не могли бы прибавить [к этому]103.

33. [Государь] справляется о болезни

На 2-й год после восшествия на престол [669 г.], зимой, в 10-ю луну, [Каматари] понемногу завладела тяжелая болезнь. Затем болезнь обострилась104. Государь посетил [Каматари] в его усадьбе и осведомился о болезни. Молился верховному владыке Неба о продлении жизни, просил явить знак. Несмотря на молитвы, на следующий день знака не было явлено, и болезнь еще более усилилась105. Тогда государь рек: «Если у [тебя] есть просьба, Мы готовы выслушать». Ооми ответил: «Что осмелится сказать ваш никчемный слуга? Я желал бы только, чтобы похоронили меня скромно. При жизни я не принес пользы в военных [делах] страны106, разве могу после смерти обременять народ?» [Ооми] сразу же слег и больше ничего не сказал. Государь задыхался [от слез] и не мог совладать со своим горем. [Он] тотчас же вернулся во дворец.

34. Фудзивара-но Асоми

[Государь] послал своего младшего брата-престолонаследника [к Каматари], [престолонаследник] прибыл в его дом и огласил указ107 государя: «Размышляя об отдаленных предшествующих эпохах, видишь, что иногда из поколения в поколение появлялись лишь один-два сановника, [способных] управлять государством. Но если оценить заслуги, сопоставить способности, [никто] не сможет сравниться с князем. Не только Мы почитаем тебя, но и последующие государи и потомки воистину облагодетельствованы тобою. [Желаем] достойно и щедро вознаградить, дабы не было забвения и утраты. Ныне услышав, что болезнь [твоя] усилилась, Мы еще больше опечалились. Следует наградить тебя». Посему [Каматари] были пожалованы шапка ранга сики, назначение на должность главного министра, новое имя Фудзивара-но Асоми108.

35. Скончался в усадьбе в Афуми

В 16-й день, в день каното-но тори [Каматари] скончался в усадьбе Афуми. В то время ему было 56 лет. Государь плакал и очень горевал. Он оставил дела управления на девять дней.

В день киноэ-но нэ109 [государь] послал Сога-но Тонэри-но Оми [в дом Каматари] огласить волю государя110: «Внутренний министр, ооми, обладавший кабанэ асоми, скончался [так] безвременно и внезапно. Почему Небо погубило лучшего из наших людей?! Какая скорбь! Какая печаль! Покинул нас и ушел далеко. Как страшно! Какая жалость! Оставил нас и ушел навсегда! К чему прощальные слова? К чему речи, которыми не высказать [скорби]?! Это не пустые фразы, поистине так и есть. Днем и ночью [мы шли] рука об руку, [ты] был нашим приближенным. [Ты] успокаивал наше сердце. [Твои] слова и дела были безупречны. Мы вместе решали большие и малые дела государства. Во [всех] восьми пределах111 наступило спокойствие, весь народ не ведал печали. Хотя и произносим эти прощальные слова, речь наша никчемна, неумела и недостойна [внимания]. Увы! Ах! Как быть?! Как быть?!

36. Судно и весла уже затонули

Если князь вносил свои предложения во дворце, они неизменно шли на пользу народу. Если рассуждал об управлении в [военной] ставке, [его мнение] непременно совпадало с Нашим. Воистину, такие как он появляются раз в десять тысяч лет.

Вэнь-ван112 полагался на Шан Фу113, основатель Хань114 залучил Чжан Ляна115. [Но] разве можем мы сравнить [тебя с ними] обоими?! Поэтому утром и вечером [мы] держались за руки, были близки и не наскучивали [друг другу]. Выезжали в одной колеснице, во время выездов следовали ритуалу.

Еще не переправились через большую реку, а судно и весла уже затонули. Заложили фундамент большого дома, а конек крыши и стропила сломались116. С кем [нам] ведать страной? С кем управлять народом? Каждый раз как подумаем об этом, печаль [наша] становится еще глубже. Однако [мы] слышали, что „даже величайшие мудрецы не могут избежать [смерти]". И потому боль и скорбь стихают, и понемногу успокаиваются.

37. Царство Тушита 117

Если у умерших есть душа, и [душа Каматари] и впрямь сможет предстать перед прежними императором и императрицей118, то почтительно скажет: „Совсем как в былые дни, когда при прежних государях я наслаждался видами в Афуми и в Хира-но Ура-но мия119".

Всякий раз, когда Мы видим это, неизменно вглядываемся изо всех сил и скорбим. Ни единого шага не ступим, не подумав [о наших родителях], ни единого слова не молвим, не вспомнив [о них]. С надеждой взираем на добродетель мудрецов [государей], падаем ниц, глубоко связанные любовью.

[Тому, кто] уходит от мира и отправляется к Будде, непременно понадобится буддийский инвентарь. Поэтому жалуем курильницу из чистого золота120. Взяв эту курильницу, ты, согласно данному обету, следуя за бодхисаттвой Каннон, достигнешь верха царства Тушита121. День за днем, ночь за ночью будешь внимать прекрасному учению Мироку122. Каждое утро и каждый вечер будешь вращать круг дхарм123 истинных сущностей».

38. Похороны124

Вскоре затем все сановники и чиновники отправились в сад, где [стоял] гроб с телом покойного, и оплакивали [его]. Потому были пожалованы компас, хо:со:125, верх [погребального] экипажа из птичьих перьев, барабаны и флейты126. В день похорон путь [похоронной процессии] проходил мимо дворцовых ворот, [государь] самолично облачился в белые одежды и изволил идти пешком. [Он] оставил дела управления, обратившись в сторону погребального экипажа, плакал навзрыд, захлебывался [слезами]. С древности не бывало еще столь щедрых государевых милостей и столь славного первого вельможи, как в нынешние дни. В похоронных приготовлениях следовали его [Каматари] предсмертным словам, что давним его желанием является, чтобы похоронили его скромно.

39. Сожжение в храме Ямасина-но дэра

И вот в год каноэ-но ума [690 г.] в 6-й день 9-й вставной луны, [Каматари] был предан огню127 в храме Ямасина-но дэра128. Государь повелел всем сановникам собраться на месте погребения. Ки-но Уси-но Оми129, младшая степень ранга дайкин, поручили произнести прощальную речь. Была оказана материальная помощь [на проведение] похоронного ритуала. Во время [похорон] на небе появились облака очертаниями похожие на фиолетовые130 зонты131. Сверху из них доносились звуки струнных и духовых [инструментов]. Множество народа слышали и видели [это]. Никогда не бывало [такой] скорби.

40. Почитание трех сокровищ

Ооми почитал Три Сокровища. Чтил и распространял [учение Будды] в четырех [направлениях]. Каждый год в 10-ю луну украшал место для проповеди, почитал высокодобродетельные деяния Юима132, разъяснял единую сокровенную истину. Отринув родовое имущество, вступил в храм Ганго:дзи133, стал собирать установления учений пяти школ134. Вследствие этого не переводились мудрые монахи, святое учение все более процветало. И вот [был явлен] знак этого!

41. Изготовление надгробного камня

Сатхэк Сомён, младшая степень ранга сики135, из Пэкче обладал выдающимся талантом и в изящной словесности не знал себе равных. Сокрушаясь о том, что если не передать доброй славы, добродетель истощится и погибнет, изготовил [надпись на] надгробном камене. Ныне этот камень находится в Котомаки136.

[У Каматари] было двое детей — Дзё:э137 и Фухито138. О Фухито есть отдельное жизнеописание139.


Жизнеописание Дзё:э

1. Был одарен и любил учиться

От природы Дзё:э был одарен и любил учиться.

Ооми140 сомневался в нем, полагая: «Хотя и есть [меч] твердый, [как] железо, но если он не закален, разве станет острым, [словно] меч Тань Цзяна141?! Хотя и есть тугая стрела, но если не оперить ее, разве станет она прекрасной, [словно стрела, куаицзи]?»142

Поэтому, отлучив от родительских благодеяний, [отправили его] искать сокровище вдали среди чужих людей.

2. Прибытие в Чанъанъ

Посему в 5-й год Хакухо143, год киноэ-но тора [653 г.] в составе посольства в Тан144 он прибыл в Чанъань и поселился в квартале Хуайдэ в монастыре Хуйжи. Монах Шэнь Тай145 посвятил [его] в монахи. Как раз в 4-м году [девиза] Юн-хуй тайского государя146 ему исполнилось 11 лет. С самого начала он полностью углубился в путь подвижника. Ни днем, ни ночью не ведал небрежения. Десять с лишним лет странствовал, следуя за учителем и совершенствуясь в учении. Досконально разбирался во внутреннем каноне147, а также знал толк и во внешних установлениях148.

Чтобы разбираться в изящной словесности, стал изучать [каллиграфические стили] гао и ли.

3. Смерть в усадьбе Оохара

В 16-й год Хакухо, осенью в 9-ую луну года киното-но уси [665 г.]149 [дорогой] через Пэкче [Дзё:э] прибыл в столицу150. Во время своего пребывания в Пэкче он сложил такие стихи с одной рифмой:

«Обитель государя за тысячу ли.
Пограничный город. Смотрю —
Со всех четырех сторон — осень».

Даже самые одаренные люди того времени [ничего] не смогли прибавить к этому превосходному стихотворению. Ученые мужи из Пэкче втайне завидовали его таланту и отравили его.

В 23-й день 12-й луны этого же года он скончался в усадьбе Оохара151. Ему было 23 года. Монахи и миряне смахивали слезы, придворные и простолюдины сокрушались.

4. Надгробное слово, сложенное До:кэн

Монах из Пэкче по имени До:кэн, сложил надгробное слово и сказал:

«Если обратиться к прежним судьбам, то окажется, что это неизменный закон государства. Он обнаруживается в древних книгах и ясно отражается в [делах] древности и современности.

Для того, кто сматывает нить [по велению из] Пурпурного дворца152, основой является выдвижение добродетельных. Для того, кто прославляет род государя, основой является пестование преданности. Поэтому Чжоу-гун153 трижды самолично наказывал Цинь154 [бамбуковыми палками], а Чжун-ни155 требовал от Ли156 применения двух учений157.

Очевидно также — окончательное упорядочение государства не является частным делом. Если исходить из этого, непременно поймешь — герой всегда живет на свете, обретая славу и достигая почестей, продвигая достойное и устраняя ошибки. А также перемежает мягкость со строгостью, сочетает внешнюю красоту и внутренние качества. В этом заключается долг добродетельного [слуги].

Разве этот человек не из благородных мужей! На него, владеющего сияющей добродетелью, взирают, словно на высокую гору. Если есть хотя бы один такой [человек], установленный порядок непременно будет превосходным158.

5. Образец в составлении докладов

И вот [отец] отдал [сына] в монахи и отправил учиться в Тан. Прилепившийся к обучению непременно освоит [науку].

В сердце хранил семь сводов159, в душе таил множество [книг]. Распознавал [гексаграммы] «Пи» и «Тай»160, глубоко различал, когда [лучше] отступить, а когда продвигаться вперед.

Вновь растроган до слез исключительным талантом. Страшится разлуки с людьми.

Если бы бамбуковые дощечки единожды рассыпались, [Дзё:э] запечатлел бы [записанное на них] в керамике и литье. Поэтому, будучи кладезем высокой мудрости, был образцом в составлении докладов [о принципах управления страной]. Однако, нежданно получив высочайшее повеление162, принял на себя роль посланца и приказал тронуться в путь. Ко Уцзуну, Лю Дэгао163 и иже с ними был речен указ с повелением проводить [Дзё:э] ко двору Ямато и опекать [его] утром и вечером.

6. Ранняя смерть

Посему морским путем прибыл в старую столицу164. Получив повеление императора, сподобился счастливо вернуться домой. Не пробыв [дома] и немного, слег на одре болезни и вата едва-едва [шевелилась у его рта]165. Ах, что тут поделаешь?! В 16-м году Хакухо, в год киното-но уси [665 г.], в 23-й день 12-й луны в столько-то лет166 скончался во дворце Оохара. Ах, как печально!»

7. Тогда произнес надгробную речь

Тогда произнес надгробную речь:

«О, прекрасная великая основа167, управляющая государством озаряя все вокруг]168 О, как прекрасно! Опираясь на человеколюбие, способствовать улучшению установлений. [Был] знатен и славен, замышлял прославлять государевы планы. Был, [словно] горная вершина, был, [словно] море, подобен крепостной стене, подобен рву. Как и Си Бо, увещевал [смотревших на] рыб, порицал [неуместное использование] бронзовых сосудов169.

Разузнав дорогу в западную Тан, [Дзё:э] обучался наукам на побережье [реки] Сы170. Почтительно внимал наставлениям учителя171, тщательно обдумывал [его слова], духом превосходил всех.

Доклад Бянь-ши172 о драгоценности, добытой на горе Цзин, был верен. Детеныш дракона отблагодарил [князя] Суй жемчужиной, сокрытой в [реке] Ханьшуй173.

Почетный гость при дворе [Тан] прославил сиянием Вашу страну. И вот, получив государево повеление174, водрузил жезл175 и прибыл [в Тан]176.

Как раз тогда [отношения между Тан и Ямато] обновились [и стали близкими как] губы и зубы, а [слава] отца-опоры стала еще ярче. В приближенных [к государю] учреждениях было множество достойных, резиденция государя177 была исполнена величия. Школы у четырех ворот были обширны, три кончика — изысканно-блестящи178. Государственные дела [велись] без небрежения, и вознаграждались сокровищами страны.

8. Следует беречь талант

Жизненный путь [подобен] банановому дереву179, человеческая жизнь [подобна] крепостным воротам. Крысы легко перегрызают [стебель] глицинии180, змеи в шкатулке не могут остановиться181. Орхидея и древесный гриб сохнут весной, сосна и бамбук осыпаются летом. И в феникса стреляют стрелой на шелковой нити, и жар-птице грозит попасться в силки182. Ах, как печально!

[Когда] Янь-Хуэй, к несчастью, [умер], [Конфуций] сказал: «Небо желает моей погибели!»183. Когда Янь-Лин похоронил сына, [учитель] похвалил его [за надлежащую] величественность ритуала.

Хотя написанные книги еще сохраняются, где [пребывают] душа и тело?

Когда глядишь на вещь, [принадлежавшую] человеку, грустишь о нем. Не найти нужных слов. Ах, как печально! Колесница и жемчужина184 покинули Вэй, регалия из яшмы [княжества] Чжао была отослана185. Следует беречь талант, [ведь] даже солнце заходит. Ах, как печально!».


Свиток II.

Жизнеописание Мутимаро

Второй свиток кадэн.
[Составлено] монахом Энкэй

1. Старший сын Фухито

Прижизненное имя Левого министра186 Фудзивара было Мутимаро187. Он проживал в левой части столицы. Был старшим сыном Главного министра188. Его матерью была дочь Сога-но Кура-но Ооми189. Родился на 9-м году правления государя Тэмму190, в год каноэ-но тацу [680 г.J в усадьбе Оохара. Преуспел в следовании долгу и потому прославился.

В младенчестве [Мутимаро] лишился матери. [Он] сокрушался, проливая горючие слезы, отказывался принимать даже рисовый отвар191 и едва-едва не умер192. С той поры стал хилым. И хотя быстро продвигался [по служебной лестнице], ему становилось все хуже.

2. Нрава был мягкого и доброго

Когда [он] вырос, не прилеплялся к незначительным делам193. Манеры [его] были непринужденны. В разговоре был внимателен и неспешен. Нрава был мягкого и доброго, сердцем — прям и тверд. Не поступал неучтиво, не управлял несправедливо. Неизменно склонялся к бескорыстию и сторонился тревог.

Порой проводил дни за игрой в сюдан194, порой всю ночь напролет читал [книги]. Не питал пристрастия к богатству и к женской красоте. Не выказывал радости и гнева. Во главу ставил преданность и искренность, действовал, сообразуясь с человеколюбием и долгом. Себя не хвалил, других не порицал. Был честным и чистым, прямым и несгибаемым. Досконально изучил суть [учений] ста школ. В совершенстве усвоил три сокровенных трактата195. Особенно ценил учение Шакьямуни.

Также питал пристрастие к [поискам] эликсира бессмертия. Почитал следовавших Дао-путем, преклонялся перед обладавшими добродетельностью - току. Был милостив к бедным, жалел сирот и одиноких.

Каждый год в третью луну лета молился о десяти великих добродетелях, слушал разъяснения «Лотосовой сутры», заботливо взращивая-совершенствуя сердце. Увещевая господина, выравнивал полы [его одежды]196.

[Его] усадьба находилась к югу от дворца197. В миру его прозвали южным министром.

3. Обладание особыми талантами

Однажды, когда [Мутимаро] был еще мал, принц Ходзуми198, встретившись [с ним] на пиру, обратил [на него] внимание. [Принц] говорил многим выдающимся [людям своего времени] :

«Повсюду видишь детей из рода Фудзивара199, но этот ребенок исключительный и обладает особыми талантами. Я слышал: «Тигрята и детеныши леопарда, еще не повзрослев, хотят кормиться [мясом] овцы. Птенцы гусей и журавлей, еще не научившись летать, хотят [облететь] четыре моря». Этот ребенок непременно достигнет поста канцлера!».

4. Мутимаро становится утонэри

В первый год Тайхо: [701 г.] отобрали детей из хороших домов и назначили их утонэри200. Детям трех министров201 особым указом государя был пожалован старший 6-й ранг верхней степени, они были призваны [служить] утонэри202.

[Мутимаро] было 22 года.

В указе говорилось: «Твой род славно служил императорскому роду, его заслуги отражены в государевых повелениях. Пожалование ныне этого ранга — недостаточная честь. [Однако] ныне заново составив свод уголовных и гражданских законов203, упорядочили людей [нашей] страны. Согласно положениям законодательства, следует пожаловать именно этот ранг».

Управляющий дома204 министра [Фухито] Оварида-но Сиби, глубоко вздохнув, сказал: «Ах! Отчего же прямой потомок этого дома обладает таким рангом?». В глубине души [он] не испытывал радости, лицо его залила краска стыда. Некий человек доложил [об этом] министру. Министр повелел управляющему дома: «Ныне в [нашем] государстве заново составлено собрание законов. Поэтому в соответствии с положениями [закона] пожалован [такой] ранг этому ребенку. Чего же стыдиться?! Прекратите пустые разговоры!»

Став утонэри, господин стал вхож в покои государя. Видевшие его, радовались его прекрасным замыслам, встречавшиеся с ним преклонялись перед его благожелательностью и изысканностью. Люди того времени единодушно говорили: «Людям следует равняться на старшего сына министра». Так превозносили его современники.

5. Перевод на должность среднего судьи

В 1-ю луну 2-го года205 был переведен [на должность] среднего судьи206.

Приступив к исполнению служебных обязанностей, господин решал дела справедливо и бескорыстно. [Он] прислушивался к речам, всматривался в выражение лица, и правда не ускользала от него. Разрешал сомнения и выносил справедливый приговор. Непременно проявлял всевозможную осмотрительность.

Хотя существовали [должности] старших и младших судей, правила поведения этих чиновников не были определены установлениями-сики. Документы и их формуляры были в беспорядке, решения не соответствовали [истинному положению дел].

Тогда [учтя] все обстоятельства судебного разбирательства, доложил [о них], и были определены положения установлений-сики. До первого года Тайхо: [701 г.] [уголовные установления] не были частью закона, они вошли в состав законодательства позже. С этого времени и впредь все судебные дела стали решать на местах, незачем стало [обращаться] в общественные места.

В 4-ю луну 3-го года уволился по болезни.

6. Помощник главы Высшей столичной школы

В 3-ю луну 4-го года был назначен на должность помощника главы Высшей столичной школы.

При прежнем покойном государе, [правившем из] Асука-Киёмихара207 [знатные] роды процветали, народ во множестве отбывал повинности.

Следуя за государыней, переехал в столицу Фудзивара. Все люди суетились и спешили, эпоха не благоприятствовала [процветанию] учености. Поэтому школой постепенно стали пренебрегать, а ученики рассеялись. Хотя [Мутимаро] и занимал эту должность, но ничего не мог поделать. Войдя в школу и увидев ее пустоту и безмолвие, господин подумал: «Эта школа — место, где собираются добродетельные и талантливые, место, где главным почитается благодетельное влияние государя. И управление государством, и управление родами опираются на учение мудреца208. Быть преданным до конца и исполнять сыновний долг — вот основа этого пути. Ныне студенты разбрелись-рассеялись, конфуцианские традиции не раздувает ветер. Негде стало восхвалять путь мудреца и содействовать [распространению] благодетельного влияния государя».

Тогда вместе с главой [Высшей школы] Рё:гу-но Коники-си209 доложили [о положении дел] и обратились с просьбой в связи с этим пригласить выдающихся ученых мужей, [дабы они] разъясняли канонические книги и исторические сочинения. Через двенадцать дней школа стала процветать, отовсюду, подобно облакам, стекались студенты и выстраивались подобно звездам. Множество декламирующих нараспев голосов услаждали слух.

7. Поклонение Конфуцию

Когда во 2-ю луну весны 2-го года Кэйун [705 г.] пришло время совершить ритуал поклонения Конфуцию210, господин сказал знаменитому ученому Тори-но Ясуцугу211: «Говорят: „Если ритуалы не проводить три года, они непременно придут в упадок. Если музыку не исполнять три года, она непременно будет утрачена"212. Ныне приблизился день совершения ритуала поклонения Конфуцию. Прошу вас написать сочинение, [дабы] почтить души древних наставников и передать потомкам правила [поклонения]»213.

Тогда Ясуцугу написал сочинение о ритуале поклонения Конфуцию. В нем говорилось: «Но вот в 4-й день этой луны этого года такие-то и иже с ними из управления Высшей столичной школы почтили дух Кун Сюань-Фу214, сыкоу215 из древнего [княжества] Лу, чистым вином и угощением из марсилии216.

О появлении господина [Конфуция] на свет [возвестило] сияние, снизошедшее на гору Ни-шань217. И тогда совершенному дрый218 вскормил в себе выдающиеся качества, [проявляющиеся] раз в тысячу лет, повстречал судьбу, утраченную [прежними] государями. Когда правители непросвещенны, время ввергается в хаос, ритуалы приходят в упадок, музыка гибнет.

Найдя приют в Ци, покинул Лу219. Таил в душе печаль об упадке Чжоу. Терпел бедствие в Чэнь, был окружен в Куане220, скрывал боль в Сяцай221.

Учеников было три тысячи, понимания же достигли222 семьдесят человек.

Распространял в Чжусы223 преданность и сыновнюю почтительность, искал добродетель и должную справедливость у правителей Тан и Юй224. Изучил оды и гимны225, в одежде следовал образцовым [нормам].

Разве не говорят, что рухнувшие горы трудно удержать? Рано распевать песни лян226. Уходящую воду не задержать. Повсюду учреждены подношения у столбов [перед домами].

Ах, как печально!

Нынешнее правление величественно, школы многочисленны. Превосходная добродетель прославляется, совершенный путь почитается и проникновение в него глубоко227.

Если у богов есть душа, пусть милостиво примут это!»

8. Мутимаро становится главой
Высшей столичной школы

В 12-ю луну этого [года Мутимаро] был пожалован младший пятый ранг нижней степени228. В то время ему было 26 лет. В 7-ю луну 3-го года [он] был назначен главой Высшей столичной школы.

Господин часто заходил в школу. [Там] собирались студенты, изучающие конфуцианство, [они] декламировали «Ши цзин» и «Шу цзин», неустанно читали «Ли цзи» и «И цзин» и до тонкостей разбирались [в них].

Школу восхваляли, студентов наставляли. Все ученики [отделения] изящной словесности старательно обучались своей специальности.

9. Назначение на должность
начальника архивного управления

В 3-ю луну 1-го года Вадо [708 г.] был назначен «на должность начальника архивного управления229, а по совместительству — дзидзю:230.

Когда назавтра господину [предстояло] прислуживать в Дай-ри, [он] почтительно ожидал высочайшего повеления. Тем временем изучал триграммы и письмена и канонические книги231. Прежде со времени смуты года дзинсин232 архивы были запущены. Некоторые свитки были разрозненны, части же книг не доставало.

И тогда господин испросил позволения разыскать-расспросить в народе, сделать копии и восполнить [недостающее]. Благодаря этому в основном удалось укомплектовать архивы.

Господин усердно исполнял свои служебные обязанности и не ведал небрежения и отдыха. Был проникнут человеколюбием и обладал нужными качествами, чтобы занимать место старшего. Был честен и тверд, был способен [заниматься] важными делами. Поэтому ему был пожалован младший пятый ранг нижней степени.

10. Мутимаро становится
управителем провинции Ооми

В 6-ю луну 5-го года [713] был переведен на [должность] управителя [провинции] Ооми233.

Провинция Ооми — известное в Поднебесной место. Ее земли обширны, население многочисленно. Провинция богата, люди живут в достатке. На востоке граничит с [заставой] Фува234, на севере примыкает к [заставе] Цуруга235. В нынешнюю столицу236 прибывают через [провинцию] Ямасиро, с которой [Ооми] граничит на юге. [Воды тамошнего] озера237 чисты и обширны, деревья в горах — густые и высокие. Тамошняя земля черная-пречерная, тамошние поля самого высшего разряда238. Хотя и случаются [такие] бедствия, [как] наводнения и засухи, с давних пор не бывало неурожая.

Поэтому прежний совершенномудрый государь и [его] добродетельный подданный239 перенесли столицу сюда240. И стар и млад все, как один, восхваляли недеяние241 [государя]. Взявшись за руки, обходили [страну], на больших дорогах веселились и распевали песни.

Все люди того времени называли правление благоденственным. Государственное и частное сообщение на востоке и на западе [провинции поддерживалось через] два ключевых сухопутных пункта242.

Если управление осуществляется поспешно, лукавые и лживые ускользнут. Если управление осуществляется медлительно, нерадивые захватят [власть].

Господин управлял при помощи добродетели- току, выравнивал при помощи ритуалов-рэй. Прощал незначительные проступки и распространял благодетельное влияние. Осуществлял милосердное управление, был великодушен к народу. Был вхож в деревенские ворота243, почитал стариков и справлялся [о них]. Устранял тяготы простого народа, исправлял ошибки в управлении провинцией. Поощрял земледелие и шелководство, использовал [народ] в надлежащее время244.

При распределении налогов сначала [использовал] богатых и зажиточных, а также [те дворы, где] много трудообязанных, а затем бедных и нуждающихся, а также [дворы] с малым числом трудообязанных. Почитал стариков и покровительствовал малолетним, предоставляя [каждому] свое место.

Жители провинции радовались и говорили: «Там, где появляется благородный человек, народ воскресает». Тамошние люди высоко ценили и почитали [Мутимаро]. Важные замыслы подобны этому.

11. Почитал Три сокровища

В 1-ю луну 6-го года [713 г.] [Мутимаро] была пожалована нижняя степень младшего 4-го ранга245.

С малых лет господин почитал Три сокровища, жадно внимал чудесному учению. Стремился к достижению состояния Будды, даже во время трапезы [ему] не случалось забыть [об этом]246. Хотя господин и состоял на службе, неизменно поклонялся в буддийских храмах.

Однажды зашел в один буддийский храм. Храм был запущен, храмовые помещения обрушились, строения и галереи были пустынны и тихи.

Оглядевшись, спросил у жителей провинции [о причинах этого], жители ответили: «Храмовым имуществом и храмовыми полями-садами управляют пожертвовавшие на храм и иже с ними. Монахи не управляют делами и не могут свободно [распоряжаться храмовым имуществом]. Вот почему здесь [такое] запущение. Этот храм не единственный, с остальными храмами дела обстоят так лее».

Господин подумал: «Будда пришел в мир распространять-разъяснять учение о дхарме, просвещать всех живых существ, основывать благое учение. Это учение — глубокое и сокровенное. Из страны Индии [оно] распространилось в Китай и достигло этой земли. Люди, принявшие учение, люди, отрешившиеся от [мирских] пут, люди, сбившиеся с этого пути, безостановочно вращаются в круге перерождений. Почему же миряне, пожертвовавшие на храм, самоуправно распоряжаются собственностью монахов?! Когда монахов не обеспечивают, а храмы разрушаются, благие дела государства не приумножаются. Это дурное деяние, наносящее вред всем живым существам».

12. Разрушающиеся храмы

Поэтому доложил: «По счастью, Ваш слуга обласкан великими милостями, [ему] вверено управление провинцией. По служебным делам объезжал народ, и, воспользовавшись случаем, [зашел] поклониться в буддийский храм. Населению подведомственной территории не ведом [закон] о кармическом воздаянии. Потомки пожертвовавших на храм, не страшась неблагоприятной кармы, управляют монашеским имуществом, кормя с него лишь своих жен и детей. В списки монахов и монахинь вносятся подложные имена. В поисках пропитания [монахи] разбрелись по деревням и селам. Разрушающиеся храмы еще ни разу не ремонтировались. Дошло до того, что только коровы да лошади вытаптывают [храмовые поля]. Монахи и монахини принимают постриг и проповедуют буддийское учение, не получив санкции государства.

Боюсь, если не изобличить и не исправить [этого], истинное учение погибнет. Почтительно прошу разобраться и принять решение».

13. Еще большее процветание Закона Будды

Был обнародован указ247: «Главное в сохранении Закона Будды — это скромность, основное при содержании храмов — это чистота. Однако докладывают Нам: «Многие храмы во многих провинциях содержатся не по закону. Только построят хижину — и наперебой требуют зарегистрировать храм, только развесят стяги — и требуют выделения полей. Или же келий монашеских не построят — а уж пасутся у них лошади-коровы, двор заброшен, травой зарос. Статуи же драгоценные грязью-пылью покрылись, над сутрами мудрыми — дождь-ветер гуляет. Годы многие проходят, а ничего не меняется». По размышлении выходит, что сильно это расходится с тем, как надо почтение выражать.

Следует несколько храмов вместе слить, сделав из них одно. При том желаем Мы еще большего процветания Закона Будды и соединения сил. Управления провинций должны ясно донести волю Нашу о слиянии храмов в уездах до досматривающих в провинциях за монахами, до монахов и смотрителей за храмами. Должны они совместно составить реестр о доходах и храмовом имуществе, передать его с посланцами для доклада Нам и ожидать дальнейших указаний».

Отныне и впредь да убоятся люди нашей страны наказания [за нарушение данного указа]. Да не покусятся на храмовое имущество.

Разве не это имел в виду Конфуций, говоря: «Добродетель благородного мужа подобна ветру»248?

14. Восхождение на гору Ибуки

Впоследствии инспектируя [подведомственную ему территорию] прибыл в уезд Саката249. Глядя на реку Ямакава, молвил: «Желаю я, взобравшись на пик горы Ибуки, осмотреть [провинцию]».

Местные жители сказали: «Если взойти на эту гору, поднимется яростный ветер, загремит гром, польет дождь, облака и туман скроют свет. Налетит рой пчел и примется жалить. В древности принц Ямато-такэру усмирял буйных божеств восточных провинций. На обратном пути он достиг этих пределов и сразу же стал взбираться [на гору]. На полпути он был убит божеством [горы], превратился в белую птицу, поднялся в небо и улетел»250.

Господин ответил: «С детства и до дня нынешнего никогда я не пренебрегал богами. Если божеству [горы] это ведомо, разве станет оно убивать меня?! Если же не ведомо, как же сможет оно убить человека?!»

И тогда, совершив омовение и очищение, плотно обмотал [голову тканью]251 и во главе пяти-шести человек поднялся [на гору]. Когда почти добрались до вершины, вдруг появились две пчелы; подлетели, намереваясь ужалить. Господин взмахнул рукавом и отогнал [их]. Послушные [его] руке, [пчелы] улетели прочь.

Все сопровождавшие его, сказали: «Добродетельное поведение тронуло божество. Несомненно, оно не причинит вреда».

Весь день было ясно. [Мутимаро и его спутники] гуляли и осматривали [окрестности]. И ветер, и дождь стихли, небо было чистым и безоблачным. Вот каково было могущество господина!

15. Чудесный меч

Впоследствии, когда выдалось свободное [от службы] время, [Мутимаро] посетил храм Сигасэндзи252. Он поклонился лику Будды и принес обет. Запечатлел [его] душой и телом и принес покаяние. Принес обет и соблюдал длительный пост. Приказал выковать чудесный меч и отправил посланца преподнести его [государыне Гэнсё:].

Государыня сильно обрадовалась и рекла указ: «Слышали мы: «Меч — это оружие, которым благородный муж защищает себя». Не устроить нынче пир — все равно, что утратить душу.

С обретением этого чудесного меча [Мы] стали особенно спокойно спать по ночам. Воистину это свидетельство того, что чудесный меч, преподнесенный управителем провинции Ооми — Мутимаро, оберегает Нас!

Прежние мудрецы говорили: «Добродетель непременно вознаграждается, слова обязательно находят отклик». Следует пожаловать 10 те полей, дабы вознаградить преданность [Мути-маро]»253.

16. Управлял справедливо

Господин управлял справедливо, добрая слава о нем множилась с каждым днем. Поэтому в 1-й луне 8-го года [715 г.] ему была пожалована верхняя степень младшего 4-го ранга. При нем провинция была избавлена от лишних забот, народ совершенно успокоился. Господин почитал путь недеяния, глубоко различал вкус тишины. Был спокоен и непринужден, сердце его не лежало к этому бренному миру. В конце концов, взобрался на гору Хиэяма254, задержался надолго и проводил [там] день за днем. Там посадил корень ивы и сказал своим спутникам: «Ах, друзья! Пусть потомки знают, что я здесь отдыхал».255

17. И тогда воздвиг храм

В этом году житель левой части столицы обнаружил чудесную черепаху. 8-й год Вадо [715 г.] был переименован в 1-й год Рэйки256.

Однажды во сне господин повстречался с удивительным человеком. Его облик был необычен. [Человек] сказал: «И люди, и боги знают, что ты почитаешь учение Будды. Окажи милость, построй для меня храм. Помоги исполнить мое желание. Из-за моей кармы я поистине давно являюсь божеством-коми. Ныне я вступил на путь Будды. Но хотя и стремлюсь к благоприятной карме, не в силах преодолеть предопределение. Поэтому и пришел просить [тебя] об этом».

Господин подумал, уж не божество ли это Кэхи-но ками257. Он хотел было ответить, но не смог и проснулся.

Тогда он стал молиться: «Пути людей и богов различны, явное и сокрытое не едины. Я не знаю, кто этот удивительный человек, [явившийся мне] во сне вчера ночью. Если боги дадут знак, непременно воздвигну для него храм».

И вот боги схватили упасаку258 Кумэ-но Кацутари и посадили его на верхушку высокого дерева. Так был получен знак [богов]. Тогда господин понял, что [сон был] истинным и воздвиг храм. Это нынешний храм Дзингу:дзи, что в провинции Эти дзэн.

18. Становится старшим помощником
министра Сикибусё:

В 10-ю луну 2-го года Рэйки [716 г.] был назначен старшим помощником министра Кадрового министерства259. В 9-ю луну 2-го года Ёро [718 г.] был назначен на должность министра [Кадрового министерства]260.

Кадровое министерство ведало аттестациями и назначениями [чиновников] в Поднебесной, устанавливало правила поведения для сановников и чиновников ста управ. Господин решал дела о назначении, стараясь руководствоваться [принципом] справедливости. Разыскивал способных, в подробностях был осведомлен обо всех результатах [аттестаций]. В зависимости от того, соответствовал или нет [чиновник предъявляемым требованиям], определялись увольнения и продвижения по службе. Благодаря этому злоупотребления и беспорядок в аттестационной документации, [поступавшей] из провинций и уездов, были надолго пресечены.

19. Становится наставником престолонаследника

В 1-й луне 3-го года [719 г.] [Мутимаро] был пожалован старший 4-й ранг нижней степени.

Вслед за тем наследник261 прошел [обряд] смены одежд262, [его] кровь и жизненная энергия ци постепенно укреплялись263.

Важнейшая [обязанность] наставника — наставлять в добродетели. Поэтому в 7-ю луну того же года [Мутимаро] был назначен наставником престолонаследника264. Когда господин бывал во дворце престолонаследника, он помогал [ему] и оберегал его. Поощрял [занятия наследника] изящной словесностью, исправлял [его своим] простым нравом. И тогда наследник перестал предаваться охоте, всецело устремившись к благому делу [изучения] литературы и совершенствованию своего образования.

Поэтому и после восшествия на престол [государь Сё:му] неизменно осуществлял добродетельное управление. Был милосерден к народу, почитал и возвеличивал учение Будды.

20. Назначен средним государственным советником

В 1-ю луну 5-го года [721 г.] [Мутимаро] был пожалован младшим 3-м рангом и назначен средним государственным советником265. В 9-ую луну того же года он был по совместительству назначен главой управления по сооружению дворца266. В то время ему было 32 года.

Взяв мастеровых и иже с ними, господин обследовал внутренние помещения дворца и заново перестроил прежние [постройки]. Поэтому дворец [получился] величественным и прекрасным, а люди узнали о величии государя.

Во 2-ю луну 1-го года Дзинги [724 г.] [Мутимаро] был пожалован старший 3-й ранг. Как и прежде, он ведал строительством дворца. В 7-ю луну 5-го года был назначен управителем [провинции] Харима и по совместительству ансэти267.

21. Назначен старшим, государственным советником

В шестом году [729 г.] был назначен старшим государственным советником. Господин был мягким человеком, сведущим во многих областях. Уже будучи советником268, воплощал и прославлял замыслы государя. Прислуживал во время высочайших выездов, ведал [решением] важнейших дел. На совещаниях при дворе проявлял беспристрастность и решал [дела] в согласии [со всеми]. Верхи и низы при дворе успокоились, в стране не стало злобы и клеветы.

22. Вместе помогали осуществлять управление

В это время принц Тонэри269 возглавлял Дадзё:кан, принц Ниитабэ270 был управляющим [столичного района Кинай], второй сын [Фудзивара-но Фухито], министр из северной [усадьбы]271 ведал важными делами272. Советниками-санги в это время были средний государственный советник Тадзихи-но Агата-мори273, третий сын [Фудзивара-но Фухито], министр Кадрового министерства Умакаи274, четвертый сын [Фудзивара-но Фухито], министр Военного министерства Маро275, министр министерства Казны принц Судзука276, левый главноуправляющий делами Государственного совета принц Кадзураги277. Высокоодаренных приближенных-дзидзю: было десять с лишним человек— принц Мутобэ278, принц Нагата279, принц Кадобэ280, принц Саи281, принц Сакураи282, Исикава-но Асоми Кимико283, Абэ-но Асоми Ясумаро284, Окисомэ-но Такуми285 и иже с ними. Знаменитыми учеными были Морибэ-но Мурадзи Оосуми286, Оти-но Атаи Хироэ287, Сё:на-но Ко:бун288, Ядзумэ-но Сукунэ Мусимаро289, Сиоя-но Мурадзи Эмаро290, Нарахара-но Мияцуко Адзумахито291 и иже с ними. Выдающимися знатоками изящной словесности были Ки-но Асоми Киёхито292, Яманака-но Фухито Миката293, Фудзии-но Мурадзи Хиронари294, Такаока-но Мурадзи Кавати295, Кудара-но Кими Ямамаро296, Ямато-но Имики Оадзумахито297 и иже с ними. Учеными-врачами были Кицута-но Мурадзи Ёроси298, Митати-но Мурадзи Гомё:299, Киноэ-но Мурадзи Мататэ300, Тё:фукуси301 и иже с ними. [Знатоками] инъ-ян были Цумори-но Мурадзи Тору303, Ё-но Махито303, Оо-но Тё:мон304, Ооцу-но Мурадзи Обито305, Кокуна-но Ко:-дзю306 и иже с ними. Составлением календаря и математикой ведали Ямагути-но Имики Тануси307, Сики-но Мурадзи Оод-зи308, Кисакибэ-но Ивамура309, Сии-но Мурадзи Митасуки310. Заклинателями были Ё-но Нинкун311, Каракуни-но Мурадзи Хиротари312. Буддийскими патриархами — со:го: — были — сё:со:дзу Синъэй, рисси — До:дзи313.

Следуя повелениям государя, [все] вместе помогали осуществлять управление того времени.

23. Усадьба Сугэ

Поэтому страна была богатой и процветающей, амбары были переполнены. Поднебесная пребывала в великом спокойствии, на улицах ярко сверкали красные и пурпурные [одежды]314, беспрерывно проезжали верховые и экипажи. В тюрьмах царила тишина, судные камни315 поросли мхом. Столица и все почтовые станции были отстроены и отделаны, народу было позволено крыть крыши черепицей и разукрашивать ее красным и белым цветом316.

С наступлением осени в усадьбе Сугэ317 неизменно собирались ученые, одаренные люди и устраивались литературные собрания. Ученые того времени соперничали [друг с другом], стремясь принять участие [в этих собраниях]. [Не получивших приглашения] называли не прошедшими врата Дракона318.

24. Становится правым, министром

В 9-й луне 3-го года Тэмпё: [731 г.] [Мутимаро] по совместительству был назначен главой Дадзайфу на Цукуси319. Цукуси — важнейший стратегический пункт страны. Это область, окруженная морем, [форпост] обороны от врагов.

Господин руководствовался этими общими принципами, [но] обыкновенно управлял милосердно. Хотя сам он пребывал [за] воротами императорского дворца320, чаяния людей словно воскресли.

И тогда император круглый год стал жить в великом изобилии, а в ведении дел не было небрежения. Сердцем [Мутимаро] был великодушен, стремился претворять добродетельное управление. [Кроме него] некого было назначить опорой престола. Поступки господина были тщательно продуманы и подготовлены, [он] скрывал свои достоинства и был честен.

Ему был пожалован младший 2-й ранг и назначение на должность Правого министра. Случилось это в 6-м году Тэмпё: [734 г.]. В то время [Мутимаро] было 55 лет.

25. Умиротворил страну

С утра до вечера господин неустанно занимался подбором [людей]. Умиротворил страну, благодетельствовал народу. И хотя [достиг] высокого положения, хранил верность убеждениям и стал еще скромнее.

Разделил родовое имущество и призрел бедных и сирот, раздавая [им] нитки, вату и прочее. Неизменно придерживался Трех сокровищ. Постоянно радел о делах управления, неизменно опасался упущений в управлении. Узнав, что дело послужит к общественной пользе, непременно воплощал его. Услышав государево повеление, непременно исполнял его. Поэтому небесные бедствия постепенно прекратились, а духи и боги не гневались. Народ жил в достатке. Государь, сложив руки, пребывал в недеянии.

26. Скончался в левой части столицы
в своей личной усадьбе

В 7-й луне 9-го года [737 г.] занемог и долго болел. Государь скорбел об этом. В 24-й день государыня [Ко:мё:]321 лично навестила [больного]322. Она огласила указ и справилась о болезни. [Мутимаро] был пожалован старший 1-й ранг и назначение на должность Левого министра. На следующий день [он] скончался в левой части столицы в своей личной усадьбе. Ему было 58 лет.

Услышав о кончине господина, государь долго скорбел всем сердцем. Три дня государь никого не принимал, затем были пожалованы верх погребального экипажа из птичьих перьев, барабаны и флейты. В 5-й день 8-й луны его останки были преданы огню на горе Сахо: в соответствии с ритуалом.

27. Сохранил благословение небес

Главной женой господина была внучка министра Абэ [по линии его дочери]323. Она родила двоих детей. Старшего по имени Тоёнари, и младшего — по имени Накамаро324. [Тоёнари и Накамаро] были отданы в обучение к [известному] ученому, часто подносили [ему] шелк, воздавая благодарность своему учителю. Поэтому оба мальчика были талантливы и образованы. Слава о них распространилась повсюду. На службе Тоёнари достиг [должности] Левого министра и старшего 2-го ранга. Впоследствии был вовлечен заговор325, и, зная [о нем], не доложил. За это был понижен в должности и назначен внештатным управителем Дадзайфу.

Имя Накамаро было изменено на Осикацу326. На службе [Накамаро] достиг [должности] Великого учителя327 и младшего 1-го ранга. Был опорой государя, успокоил-умиротворил Поднебесную.

В славословии говорится: «Приумножил добродетельные деяния, [сохранив для] потомков благословение небес и источаемое [небом] благоухание. Многие [представители рода] получали высокие ранги и должности, помогали государям. [Его] потомки всегда пребудут ушами и глазами [государя]. [Когда] верхи умиротворены, низы благоденствуют, а духи и боги успокоены и благосклонны. Тогда государство — [исправно] работает, а роды — объединяют силы. [Его] преданность и бескорыстность общеизвестны. Этот человек подобен драгоценности».

Примечания

1Великий учитель (яп. тайси) — в 758 году по предложению Фудзивара-но Накамаро были изменены названия должностей в государстве. Должность Главного министра (дайдзё: дайдзин), высшая в бюрократической иерархии, стала называться «великий учитель». Накамаро был назначен Великим учителем в 760 году.
2Прижизненное имя (имина) было табуировано и обнародовалось только после смерти.
3Согласно «Нихон сёки», должность Внутреннего министра была пожалована Каматари в 669 году [Тэнти, 8-10-15, 669 г.].
4Имя буквально означает «средний» сын. Далее, однако, Каматари назван старшим сыном.
5Амэ-но Коянэ-но микото — мужское божество, упоминаемое в «Кодзики» и в «Нихон сёки». Активно фигурирует в мифе о сокрытии Аматэрасу, вознося молитвословия, долженствовавшие способствовать возвращению солнечной богини. О той, что род Накатоми происходит от этого божества, говорится и в «Синсэн сё:дзироку» («Вновь составленные списки родов», 815 г.).— Перевод на русский язык, вступительную статью и комментарий М. В. Грачева см.: Синто. Путь японских богов. СПб., 2002, Т. 1, с. 170-193.
6Родовое имя Оонакатоми состоит из трех иероглифов: оо — большой, великий; нака— середина, центр, между; (т)оми— подданный, слуга, сановник, министр. По-видимому, в имени нашли отражение посреднические функции рода между миром богов и миром людей.
7[Накатоми-но] Микэко — упоминается в «Нихон сёки» в правление Дзёмэй (629-641).
8Род Оотомо был одним из наиболее влиятельных родов древней Японии.
9Ооми — великий оми, наряду с оомурадзи (великий мурадзи) высшая должность в древнеяпонском государстве или, согласно другой точке зрения, высший наследственный титул знатности (кабанэ). В любом случае, это маркер главенствующего положения в тогдашней государственной иерархии. Положение ооми занимал Сога-но Эмиси, а затем его сын Сога-но Ирука. Согласно «Нихон сёки», должность ооми была пожалована Каматари только в 669 году [Нихон сёки, Тэнти, 8-10-15, 669 г.].
10Государыня Суйко (592-628). Тоёмикэ — сокращенное (от Тоёмикэ Касикияпимэ) японское посмертное имя Суйко.
11Год киноэ-но ину (по шестидесятилетнему циклу) приходится на 22-й год правления Суйко, соответствующий 614 году. Поскольку и в «Нихон сёки» и в «Кадэн» дата смерти (669 г.) и возраст, в котором умер Каматари (56 лет), совпадают, а в некоторых списках «Кадэн» говорится о рождении Каматари в «24-м» или «22-м» годах, комментаторы вполне обоснованно усматривают здесь ошибку переписчика.
12Каматари.
13Военный трактат, составленный якобы по велению Тайгуна, сподвижника чжоуских Вэнь-вана и У-вана.
14Имеется в виду Сога-но Ирука (?-645), представитель самого влиятельного аристократического рода, контролировавшего правящий род с конца V до середины VII века. Сога были ревностными сторонниками распространения буддизма.
15Монах Мин (?-653) упоминается в «Нихон сёки» [Нихон сёки, Дзёмэй, 4-8, 632 г.; 9-2-23, 637 г.; 11-1-26, 639 г.]. В 608 году в составе посольства в Суй (581-618) отправился учиться в Китай, где пробыл 24 года.
16Как отмечают комментаторы, данное напутствие монаха Мин почти дословно повторяет напутствие Люй-гуна будущему основателю династии Хань Гао-цзу (206-194 гг. до н. э.), содержащееся как в «Ши цзи», т а к и в «Хань щу».
17Государь Дзёмэй (629-641), Окамото — название его резиденции.
18В данном случае текст «Кадэда расходится с «Нихон сёки», где назначение Каматари главным жрецом датируется 644 годом в записях о правлении императрицы Ко:гёку (642-645) [Нихон сёки, Ко:гёку, 3-1-1, 644 г.]. Отказ Каматари от должности главного жреца, вероятно, был продиктован его желанием активно участвовать в делах управления, что было несовместимо с данной должностью. В дальнейшем род Фудзивара отмежевывается от жреческих функций, которые были сохранены за родом Накатоми. См. об этом: Такасима Масато. Нара дзидай-но Фудзивара си то тёсэй. Токио, «Ёсикава кобункан», 1999, с. 13-19.
19Дальнейшие события излагаются в «Нихон сёки», Ко:гёку, З-1-1, 644 г. Данный эпизод совпадает с «Нихон сёки» почти полностью.
20Мари или кэмари — игра в мяч, смысл которой заключался в том, чтобы как можно дольше держать мяч в воздухе, подкидывая его ногами.
21То есть в правление государыни Ко:гёку, в 642 году. Ноти-но Окамото — название дворца Ко.тёку.
22В «Нихон сёки» вина за убийство Ямасиро-но Ооэ, одного из наиболее вероятных претендентов н а престол, всецело возлагается на Сога-но Ирука [Ко:гёку, 2-10-12, 2-11-1, 643 г.].
23Матерью принца Ямасиро-но Ооэ была дочь Сога-но Умако, деда Ирука. Сога-но Эмиси, отец Ирука, был дядей Ямасиро-но Оэ, а сам Ирука приходился ему двоюродным братом.
24Сакаибэ-но Оми Марисэ (? - 628 )— сын Сога-но Умако (?-626). После смерти государыни Суйко (592-628) поддерживал в качестве кандидата на престол принца Ямасиро-но Ооэ, за что и был убит по приказу Сога-но Эмиси (?-645). Данные события подробно излагаются в «Нихон сёки».
25В «Нихон сёки» мотивировка поступков Ирука не раскрывается.
26Тоюра-но Оми — другое и м я Сога-но Эмиси.
27Дун Чжо — военачальник конца эпохи Поздняя Хань (25-220 гг. до н. э.). После смерти императора Лин-ди (168-189) отстранил от власти императора Шао-ди (189-190), убил вдовствующую императрицу и возвел на престол императора Сянь-ди (190-220). Вскоре и сам Дун ; Чжо был убит, а империя Хань распалась.
28Треножник — бронзовый сосуд на трех ножках, один из символов власти в древнем Китае.
29Чжоу — древнекитайская династия, делится на Западное (XI в. — 771 г. до н. э.) и Восточное (771-256 гг. до н.э.) Чжоу.
30Ц з и — род Цзи-Сунь в эпоху Чуньцю (770-476 или 722-481 гг.), влиятельнейший род в царстве Лу. Здесь под родом Цзи подразумевается род Сога.
31Цзы Фан — детское имя Чжан Ляна, сподвижника Гао-цзу (206-194 до н. э.), основателя династии Западная Хань (206 до н. э. — 8 н. э.). В данном случае основатель рода Фудзивара уподобляется основателю династии Хань.
32Ямада-но Оми, другое (детское) имя Сога-но Кура-но Ямада-но Маро. Внук Сога-но Умако, брат Сога-но Ирука.
33Си Ши — красавица из княжества Юэ эпохи Чуньцю.
34Мому — четвертая жена мифического императора Хуан-ди, прославилась своим уродством, а также выдающимися талантами и добродетелями.
35Общая канва изложения сватовства совпадает с «Нихон сёки». Однако сопоставление с китайскими Си Ши и Мому, а также сцена увещевания Нака-но Ооэ отсутствуют.
36Данный фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
37То есть Сога-но Ирука.
38Нака-но Оэ обращается к Накатоми-но Каматари и Ямада-но Оми.
39Саэки-но Мурадзи Комаро упоминается в «Нихон сёки» [Тайка, 1-9-12, 645 г.; Тэнти, 5-3, 666 г.].
40В «Нихон сёки» упоминается Кацураги-но Вакаинукаи-но Мурадзи [Ко:тёку, 3-1-1, 644 г.]. В правление Тэмму (673-686) роду Вакаинукаи-но Мурадзи было пожаловано кабанэ сукунэ [Тэмму, 13-12-2, 684 г.].
41Букв, «обладать силой, чтобы поднять треножник» — образное выражение о людях, обладающих недюженой физической силой.
42Сога-но Эмиси, отец Ирука.
43Хо:ко:дзи — другие названия Асука-дэра, Ганго:дзи, первый буддийский храм в Японии, основанный Сога-но Умако. Его строительство было завершено в 596 году [Нихон сёки, Суйко, 4-11, 5 96 г.]. Напротив него располагалась усадьба Сога-но Эмиси (Тоюра-но Оми).
44Ая-но Атаи — иммигрантский род китайского происхождения. Упоминается в «Нихон сёки» как род, ответственный за охрану рода Сога [Ко:гёку, 3-11, 644 г.], а затем перешедший на сторону Нака-но Ооэ и Каматари [Ко:гёку, 4-6-12, 645 г.].
45Косэ-но Оми Токода — упоминается в «Нихон сёки» [Ко:гёку, 1-12-13, 642 г., 2- 11-1, 643 г., 4-6-12, 645 г.; Тайка, 1-7-10, 645 г., Котоку, 5-4-2, 649 г.].
46Такамуку-но Оми Куниоси — упоминается в «Нихон сёки», он отказывается выполнить приказ Сога-но Ирука и схватить принца Ямасиро-но Ооэ [Нихон сёки, Ко:гёку, 2-11-1, 643 г.]; а также в «Сёку нихонги» в сообщении о смерти его сына Такамуку-но Асоми Маро [Вадо,1-8-8, 708 г.].
47Т. е. Сога-но Ирука.
48Здесь Сога-но Эмиси.
49В «Нихон сёки» говорится, что Сога-но Эмиси был казнен [Ко:гёку, 4-6-13, 644 г.].
50Ко:току (прав. 645-654).
51Алтари земли и злаков — образное обозначение государства.
52Князь — кит. гун.
53Выражение, встречающееся в 28-й главе «Чжун юн» («Срединное и обыкновенное») — тексте, входящего в «Тринадцатикнижие». Подразумевает централизацию государства.
54Ранг дайкин — 7-й по счету ранг в 13-ти ступенчатой шкале ранжирования чиновников, введенной в 647 году.
55в «Нихон сёки» данный указ отсутствует, а пожалование ранга дайкин и должности внутреннего министра зафиксировано в правление Тэнти в 669 году [Тэнти, 8-10-15, 669 г.].
56Т. е. в глухих местах.
57Девять управлений. В переносном смысле — государственный аппарат управления.
58Конфуцианские пять постоянств (кит. у чан). Человечность (жэнъ), справедливость (и), ритуал (ли), рассудительность-сознательность (чжи), надежность (синь). «Девять управлений и пять постоянств были упорядочены» — имеется в виду, что управление осуществлялось в соответствии с конфуцианскими идеалами.
59Хакухо — букв, «белый феникс». В официальной хронике «Нихон сёки» такого девиза правления нет. Девиз Хакухо встречается также в «Манъёхю:», «Когоскки» (IX век) и «Фусо: рякки» (IX век). Предполагается, что Хакухо — другое написание девиза Хакути (белый фазан) — 650-654 гг.
60Данный указ отсутствует в «Нихон сёки».
61Такэ-но Ути-но сукунэ — в «Кодзики» и «Нихон сёки» упоминается как правнук императора Когэн (трад. 214-158), служивший при дворе пяти (согласно «Нихон сёки») или четырех (согласно «Кодзики») государей. Прославился как военачальник, отличившийся в войнах с эмисии во время военного похода в Корею. Считался предком таких влиятельных родов, как Сога, Косэ, Хэгури.
62В «Сёку нихонги» встречается похожее высказывание о Фудзивара-но Фухито: «...Заслуги [Фухито] объемлют собою мир, люди полагают, что он вознагражден двором еще не в должной мере....» [Тэмпё:Хо:дзи, 4-8-7, 760 г.].
63Ранг сики — в 19-ступенчатой системе ранжирования, введенной в 649 году, ранг сики (существовали старшая и младшая степени этого ранга) занимал верхнюю ступень. В «Нихон сёки» также сообщается о пожаловании Каматари этого ранга и дворов (без указания их числа) в 654 [Хакути, 5-1-5, 654 г.]
64То есть скончался.
65Государыня Амэ Тоётакара Икасипи Тарасипимэ дважды восходила на престол. Посмертные имена китайского типа — Ко:гёку (642-645) и Саймэй (655-661).
66Жан — древнекитайский глиняный музыкальный инструмент. Словосочетание «играть на жан» можно перевести и как «играть в чурбачки» (игра наподобие городков). И в том и в другом случае подразумевается праздное и благополучное существование.
67То есть жили сыто и праздно. См. предыдущее примечание.
68То есть Каматари.
69В «Нихон сёки» о пожаловании Каматари ранга сики говорится в записях правления Тэнти [Тэнти, 8-10-15, 669 г.]. О пожаловании титула князя (кит. гун) в «Нихон сёки» ничего не сказано. В «Сёку нихонги» есть указ о пожаловании титула князя Авадзи Фудзивара-но Фухито [Тэмпё: Хо:дзи, 4-8-7, 760 г.].
70в «Нихон сёки» точное число пожалованных Каматари дворов не приводится, но в записях правления Котоку дважды говорится о пожаловании Каматари нескольких тысяч дворов. Японские комментаторы считают невероятным пожалование такого количества дворов. Как бы то ни было, информация о пожаловании Каматари 15 тысяч дворов повторяется в более поздних источниках (Руйдзю: сандай кяку, Ко:нин, 11-1-6, 820 г.].
71Данный отрывок почти полностью совпадает с «Нихон сёки».
72Согласно «Нихон сёки», это произошло в 660 году.
73Выходец из корейского государства Пэкче, принадлежал к знати. В 660 году Пэкче было захвачено объединенной коалицией другого корейского государства Силла и Танского Китая. Поксин обратился за помощью к Ямато (самоназвание древнеяпонского государства). В результате предпринятой военной экспедиции в 663 году войска Ямато потерпели сокрушительное поражение. «Кадэн» однако умалчивает об этой неудаче.
74Согласно «Нихон сёки», это произошло в 661 году.
75Внешние дела управления — букв, «дела управления за морем».
76Данный фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
77До:кэн (кор. Тохён) — выходец из Когурё, ему приписывается составление не дошедшего до нас памятника «Нихон сэйки». Неоднократно упоминается в «Нихон сёки» [Саймэй, 6-7-16, 660 г.; Саймэй, 7-4, 661 г.; Тэнти, 1-4, 662 г.].
78Имеется в виду следующие предания из «Шоюань» («Сад рассуждений»). Во время охоты Циского Чэн-вана заскрипела ось колеса его экипажа. Телохранитель, который должен был отвечать за экипаж, покончил с собой. Юн Мэнь-ди попросил у своего вана разрешения покончить с собой, когда армия царства Юэ подошла к границам Ци, так как был возмущен оскорблением, нанесенным его господину. Прося о разрешении покончить с собой, он привел в пример поступок телохранителя Чэн-вана. Похожие примеры преданности приводятся в жизнеописании Ли Гуана и Сы Цзяня в «Хань Шу». — Courter and «Кадэн». Жизнеописание рода Фудзивара 239 Commoner in Ancient China. Selections from the History of the Former Han by Pan Ku. Tr. by Burton Watson. New York-London, 1974, с 38-39.
79Имеется в виду чуский военачальник Гунцзы Чжэнь (другое имя Цзы Нан). Гунцзы Чзкэнь получил от чуского Кан-вана приказ завоевать царство У. Из-за того, что у него было мало солдат, был вынужден уклониться от боя, нарушив тем самым приказ вана. Вернувшись, испросил у вана позволения покончить с собой. По приказу вана был похоронен в тунговом гробу в 3 цун толщиной, к которому были приложены сёкира и плаха. Эта история приводится в «Шоюань», «Ши цзи», и «Цзо-чжуань» («Толкования Цзо» к «Чуньцю», наиболее авторитетное толкование к «Чуньцю», автором считается Цзо Ци-мин, живший в конце V — начале VI в.).
80Когда чуский Чжао-ван (515-489) заболел, солнце закрыли облака, напоминающие очертаниями красных птиц. Тайши (начальник придворных летописцев) сказал, что это предзнаменование того, что вана постигнет болезнь, но болезнь может перейти на сыма (военачальник, начальник военного приказа) Лин Инь. Узнав об этом, Лин Инь прошел очищение и стал молиться богам прося, чтобы болезнь перешла на него.
81Сокращенное название от Асакура-но Татибана-но Хиронива, упоминается также в 24 отрывке.
82Белый цвет — цвет траура на Дальнем Востоке.
83Танский военачальник, выходец из Цзичжоу (совр. провинции Хэбэй и Шанси), прославившийся военными победами на Корейском полуострове.
84Данный фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
85Вэй Чжэн — знаменитый сановник начала эпохи Тан, служил при дворе Гао-цзу (618-627) и Тай-цзун (627-650).
86Кэгым — или Ён Кэсомун (?-665), государственный деятель и военачальник государства Когурё. В 642 году Кэсомун убил вана и стал фактическим главой Когурё. Его биография помещена в «Самгук саги» Ким Бусика [Ким Бусик. Самгук Саги, 2002, Т. 3, с. 191-192].
87Не установлено, кто здесь имеется в виду.
88Ким Юсин (595-673) — выдающийся государственный деятель и полководец эпохи объединения корейских государств. В разделе биографий «Самгук саги» ему посвящены 3 главы — Самгук Саги. Исторические записи..., М., 2002, Т. 3.
89То есть всем им далеко до Каматари. Выражение «пролезть под чужим задом» (или «пролезть между ног») встречается в «Ши цзи» и в «Хань шу» в жизнеописании Хуайинь-хоу (Хань Синь), одного из соратников основателя династии Хань Гао-цзу.
90Фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
91В действительности же в этом году войска Ямато потерпели сокрушительное поражение на Корейском полуострове. См. прим. 73.
92В других источниках об этом послании ничего не говорится. Со ссылкой на «Кадэн» текст послания приводится в «Фусо: рякки».
93Возможно, имеется в виду ван Когурё Поджан (прав. 642-646).
94Т. е. Фудзивара-но Каматари. Как уже говорилось, Каматари был назначен ооми и внутренним министром только в 669 году.
95Похожее выражение есть в «Хоу хань шу» и «Вэнь сюань».
96Данное выражение может также быть понято к а к «лодки и мосты». Имеется в виду осуществление Каматари руководства народом.
97Афуми — позднее Ооми. В «Нихон сёки» сообщается о многочисленных протестах против переноса столицы [Тэнти, 6-3-19, 667 г.].
98Японское посмертное имя Тэнти (668-671).
99Фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
100Смута года дзинсин— такое название получила междоусобная война за трон между сыном Тэнти принцем Оотомо и его дядей О:ама (будущий император Тэмму), завершившаяся победой последнего. Дзинсин — название соответствующего года 60-летнего цикла (672 год).
101Ким Юсин — см. примеч. 94. Об этом факте сообщается в «Нихон сёки» [Тэнти, 7-9-12, 668 г.].
102Примеры идеального законодательства древности.
103О составлении законов в правление Тэнти говорится в данном фрагменте, в докладной записке Фудзивара-но Накамаро (Сёку нихонги, Тэмпё: Хо:дзи, 1-8 (вст.)-17, 757 г.], в предисловии к китаеязычной поэтической антологии «Кайфу:со:» (751 г.), т. е. исключительно в источниках второй половины VIII века, к составлению которых непосредственное отношение имели представители рода Фудзивара.
104Болезнь «обострилась» — в «Нихон сёки» такое выражение употребляется по отношению к императору Ю:ряку (456-479) [Нихон сёки, Ю:ряку, 23-8, 479 г.].
105«Нихон сёки» ничего не сообщает об усердных мольбах Тэнти.
106Каматари имеет в виду поражение на Корейском полуострове в 663 году.
107Данный указ не приводится в «Нихон сёки».
108Согласно «Нихон сёки», Каматари были пожалованы ранг дайсики, должность ооми, родовое имя Фудзивара [Нихон сёки, Тэнти, 8-10-15, 669 г.]. Кабанэ Асоми было пожаловано роду Накатоми (от которого отделилась ветвь Фудзивара) в 684 году, при Тэмму [Нихон сёки, Тэмму, 13-11-1, 684 г.], непосредственно после проведения реформы титулов - кабанэ. Должность главного министра (дайдзё: дайдзин), высшая в бюрократической иерархии, была учреждена в 671 году, через 2 года после смерти Каматари. На эту должность назначались представители императорского рода. Дед Накамаро — Фудзивара-но Фухито — получил эту должность посмертно в 720 году. Сам Накамаро был назначен на эту должность в 760 году (в соответствии с переименованием должностей, инициированным Накамаро, должность стала называться тайси (великий учитель). Стараниями Накамаро в том же 760 году должность главного министра была также пожалована его отцу Мутимаро и дяде Фусасаки [Нихон сёки, Тэмпё: Хо:дзи, 4-1-4; 4-8-7, 760 г.]. Таким образом, в действиетельности ни должность главного министра, ни кабанэ асоми Каматари пожалованы не были.
109Приходится на 19 день 10-й луны.
110Данный указ не приводится в «Нихон сёки».
111Восемь пределов — четыре стороны света плюс северо-западное, юго-западное, северо-восточное и юго-восточное направления, т. е. вся Поднебесная.
112Вэнь-ван — основатель династии Чжоу.
113Шан Фу — прозвище Люй-шана (Тай-гун вана), отца Вэнь-вана и наставника его преемника У-вана.
114Имеется в виду Гао-цзу (прав. 202-195 гг. до н. э.).
115См. прим. 31.
116«Судно и весла», «конек крыши и стропила» — в переносном смысле столп, основа государственного управления.
117Фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
118То есть, Киммэй (539-571 ) и Коггёку (642-645, 655-661).
119Афуми и Хира-но Ура-но Мия— Афуми старое название провинции Ооми (совр. Сига). Дворец под названием Хира-но Ура в «Нихон сёки» не упоминается, но сообщается о выездах Дзёмэй и Ко:гёку (Саймэй) в место с таким названием [Саймэй, 5-3-3, 659 г.]. Это место на западном берегу озера Бива, на территории современной префектуры Сига.
120в «Нихон сёки» золотая курильница была пожалована Сога-но Акаэ-но Оми, по-видимому, в связи с похоронами Каматари [Тэнти, 8-10-19, 669 г.].
121Четвертое небо мира страстей, царство удовлетворенности.
122Мироку (Майтрейя) — бодхисаттва, пообещавший прийти в мир спустя 5 миллиардов 670 миллионов лет после смерти Шакьямуни, чтобы спасти людей. Возродился на небе Тушита, где проповедует буддийское учение и ждет момента сошествия на землю.
123Вращать круг дхарм — проповедовать учение Будды.
124Фрагмент отсутствует в «Нихон сёки».
125Хо:со: — человек, который шел впереди похоронного экипажа, и был призван отгонять злых духов. Во время погребального обряда он надевал шкуру медведя, поверх черной одежды надевал одежды цвета киновари, держал в руках копье и щит.
126Согласно «Тайхо:рицурё:» (XXVI-8), погребальный экипаж и хо:со: полагались при погребении только принцев первого класса и главного министра {дайдзё: дайдзин}
127В «Нихон сёки» ничего не говорится о кремации Каматари, сообщается лишь о том, что Каматари был временно захоронен к югу от горы Ямасина [Тэнти, 8-10-16, 669 г.].
128Ямасина-дэра (Ко:фукудзи) — храм был основан вдовой Каматари в местечке Ямасина в провинции Ямасиро и стал родовым храмом (удзи-дэра) Фудзивара. В 710 году был перенесен в новую столицу. В «Сёку нихонги» сообщается, что в Ямасина был похоронен государь Тэнти [Тэмпё: Сё:хо:, 6-3-10, 753 г.].
129Ки-но Уси-но Оми —дважды упомянут в «Нихон сёки» в правление Тэнти, в первый раз сообщается о назначении его помощником министра (не указывается какого), во второй — о его участии в принесении клятвы верности государю [Тэнти, 10-1-5; 10-11-23, 671 г.].
130Фиолетовый цвет ценился особенно высоко.
131Шелковые зонты (кинугаса) — могли вывешивать над буддийскими статуями, над гробом и т. д.
132Юима— санскр. Вималакирти. Имеется в виду проповедь, разъясняющая «Сутру Вималакирти».
133Ганго:дзи (Хо:ко:дзи) — буддийский храм, основанный в 596 году Сога-но Умако, родовой храм Сога. После переноса столицы в Нара (Хэйдзё) был перенесен в новую столицу (в 7 1 8 году) и стал называться Гангогдзи.
134Пять школ — буддийские секты Хоссо, Санрон, Дзёдзицу, Куся, Рицу. Существование этих школ во времена Каматари маловероятно, их оформление относят к VIII вв. — Буддизм в Японии, М., 1993, с. 46-54.
135Сатхэк Сомён упоминается в записи «Нихон сёки» за 671 год, где говорится о пожаловании ему младшей ступени ранга дайкин [Тэнти, 10-1-13, 671 г.], что на три ранга (или пять ступеней) ниже ранга сики.
136Не сохранился.
137Дзё:э — старший сын Каматари, о нем речь пойдет ниже.
138Фухито (659-720) — отец Мутимаро, Фусасаки, Умакаи, Маро, каждый из которых основал соответственно южную, северную, церемониальную и столичную ветви рода Фудзивара. Дочь Фухито — Мияко — стала одной из жен императора Момму (697-707), другая — Коме: — стала женой императора Сё:му (724-749) и императрицей. Сам Фухито к 708 году достиг должности Правого министра, поскольку две более высокие должности Левого и Главного министров были вакантны, Фухито фактически возглавлял бюрократическую иерархию.
139Не сохранилось.
140Фудзивара-но Каматари.
141Меч Тань Цзяна — в переносном смысле «драгоценный меч». Тань Цзян — знаменитый оружейник эпохи Чуньцю.
142Стрелы куаицзи. Превосходные стрелы, сделанные из бамбука, росшего на горе с одноименным названием (юго-восток современной провинции Чжэцзян), метафора выдающегося, широко образованного человека.
143Согласно «Нихон сёки», посольство в Тан было отправлено в 653 году. В китайской хронике «Сун шу» говорится о прибытии японского посольства в 654 году.
144Согласно «Нихон сёки», в 653 году Дзё:э в числе монахов-студентов был отправлен в Тан вместе с японским посольством [Хакути, 4-5-12, 653 г.].
145Шэнь Тай — в 645 году принимал участие в работе по переводу сутр в чанъаньском храме Хунфу, в 657 году стал настоятелем храма Симин. Автор нескольких буддийских сочинений.
146Соответствует 653 году правления Гао-цзун (650-683).
147Внутренний канон — буддийские священные тексты.
148Под «внешними установлениями» подразумевается конфуцианский канон.
149Эта же дата возвращения Дзё:э указана и в «Нихон сёки» [Хакути, 5-2, 654 г.].
150Т. е. в Асука, тогдашнюю резиденцию Тэнти.
151Оохара — родовая усадьба Фудзивара, здесь же родился Фудзивара-но Каматари. Оохара упоминается в «Манъё:сю:» (№ 103).
152Пурпурный дворец — императорский дворец. «Сматывает нить», т. е. помогает государю осуществлять управление.
153Чжоу-гун — младший брат У-вана, считающегося основателем династии Чжоу (XI в. — 256 гг. до н. э.). В конфуцианской традиции стал образцом праведного советника государя.
154Цинь — Бо Цинь, сын Чжоу-гуна.
155Чжун-ни — имя Конфуция (551-479 гг. до н. э.).
156Ли — сын Конфуция.
157Два учения — стихи (ши) и ритуал (ли).
158Здесь До:кэн восхваляет Каматари.
159«Семь сводов» (кит. «Ци люэ») — первый библиотечный каталог, составителями которого считаются отец и сын Лю Сян (79-8 гг. до н. э.) и Лю Синь (около 53-23 гг. до н. э.).
160Гексаграммы упадка и расцвета, несчастного рока и счастливой судьбы.
161Бамбуковые дощечки — использовались в древнем Китае приблизительно с III века до н. э. В отличие от Японии, где деревянные дощечки никогда не сшивались, и текст не переходил с одной дощечки на другую, в Китае дощечки сброшюровывались и на них записывались длинные тексты. Такое различие обусловлено, в частности, тем, что в Китае начало использования бамбуковых дощечек в качестве писчего материала предшествовало распространению бумаги (изобретена во II веке до н. э, широкое распространение получила с I в. н. э). В Японии же бумага и деревянные дощечки (моккан) существовали параллельно.
162Т. е. повеление от китайского императора Гао-цзун (650-683). Никаких точных сведений об этом эпизоде в отношениях между Тан и Ямато не сохранилось.
163Китайские чиновники, оба упоминаются в «Нихон сёки» в качестве прибывших из Тан посланцев [Тэнти, 3-5-17, 3-10-4, 3-12-12, 664 г.; Тэнти, 4-9-23, 665 г.; Тэнти, 10-11-10, 671 г.].
164Японские комментаторы предполагают, что имеется в виду Асука, противопоставляемая здесь новой резиденции государя Тэнти — Ооми-но Ооцу-но мия.
165Чтобы проверить, не прервалось ли дыхание, ко рту больного подносили кусочек ваты.
166Как говорилось ранее, в возрасте двадцати трех лет.
167Великая основа — образное обозначение императорского трона.
168Восхваляется добродетельное управление государя Тэнти.
169Т. е. порицал чрезмерное увлечение охотой и несвоевременные жертвоприношения.
170Река Сы — находится в провинции Шаньдун, именно здесь, согласно преданию, Конфуций наставлял своих учеников. Здесь, таким образом, подчеркивается конфуцианская образованность Дзё:э.
171Букв, «сидел на циновке, отстоявшей от циновки учителя на один чжан (чжан — около 3 метров)».
172Бянь-ши — другое имя Хэ-ши. Человек из Чу, преподнесший правителю необработанную драгоценность. По обвинению во л ж и был наказан ампутацией обеих ног. Впоследствии же выяснилось, что его дар — настоящая драгоценность. Эта история излагается в «Хань фэй-цзы» (трактат, авторство которого приписывают известному ученому-легисту Хань Фэй-цзы), а также упоминается в «Вэнь сюань».
173Ссылка на китайскую легенду о князе Суй. Однажды князь помог огромной змее, а т а отблагодарила его, преподнеся жемчужину со дна реки, упоминаемую, в частности, в «Вэнь сюань».
174Т. е. повеление государя Тэнти.
175Жезл — символ посольских полномочий.
176«Прибыл» — записано двумя иероглифами, данным выражением обычно обозначали появление чудесной птицы феникс. Таким образом, прибытие Дзё:э в Тан сопоставляется с появление благой птицы феникс.
177Буквально — сиби (кит. Цзывэй), один из центров звездного неба, в переносном смысле — место пребывания государя. Восхваляется двор Тэнти.
178Три кончика— кисть, меч, язык. Т.е. процветали искусства каллиграфии, воинское и ораторское.
179Банан базьо (Musa basjoo Sieb.), яп. басё.
180Ссылка н а историю из «Фанъи минъи-цзи» («Собрание имен и толкований к измененным переводам») о двух крысах — белой и черной (символ солнца и луны, дня и ночи), грызущих стебель глицинии. Метафора краткости человеческой жизни.
181История из «Фанъи минъи-цзи» о четырех змеях из одной шкатулки. Четыре змеи — символы четырех первоэлементов (земля, вода, огонь, ветер). Метафора быстротечности человеческой жизни.
182И феникс, и жар-птица считались бессмертными, однако и их жизни грозит опасность.
183Янь-Хуэй (Янь Юань) — лучший ученик Конфуция, рано умерший. О реакции Конфуция на его смерть говорится в «Лунь юй» [XI-7, 8, 9, 10, 11]. — Л. С. Переломов. Конфуций. Лунь юй. М., 2000.
184в «Ши цзи» в жизнеописании Чжан И, рассказывается о том, как Чжан И был заподозрен в краже регалии из яшмы у чуского сяна и несправедливо наказан. — Сыма Цянъ. Исторические записки, 1996, М., Т. 7, с. 120.
185Эта история излагается в «Ши цзи» («Исторические записки»). В княжестве Чжао была драгоценная яшма. Циньский Чжао-ван предложил в обмен на эту яшму 15 городов. — Сыма Цянъ. Исторические записки, 1996, М., Т. 7, с. 247-250.
186Назначение на эту должность Мутимаро получил на следующий день после смерти [Сёку нихонги, Тэмпё, 9-7-25, 737 г.]. В 760 году, стараниями стоявшего на вершине власти сына Мутимаро — Фудзивара-но Накамаро, Мутимаро посмертно была пожалована должность Главного министра (дайдзё: дайдзин) [Сёку нихонги, Тэмпё: Хо:дзи, 4-8-7, 760 г.]. В «Кадэн» об этом ничего не говорится, что позволяет предполагать, что составление «Кадэн» было завершено до 760 года.
187Мутимаро (680-737) — см. раздел «Персонажи „Кадэн"» во вступительной статье.
188Т. е. был старшим сыном Фудзивара-но Фухито (659-720), второго сына Фудзивара-но Каматари. Должность Главного министра и первый ранг были пожалованы Фухито посмертно [Сёку нихонги, Ё:ро:, 4-10-23, 720 г.].
189Сога-но Кура-но Оми — в первом свитке фигурирует под детским именем Ямада-но Оми Маро. Внук Сога-но Умако и сын Сога-но Исикава Маро. Примкнул к заговору принца Нака-но Оэ (будущий император Тэнти) и Каматари, направленному на свержение Сога-но Ирука. Согласно «Нихон сёки», умер в 664 году [Нихон сёки, 3-5-17, 664 г.]. Однако в «Фусо: рякки» говорится, что он умер в 662 году в возрасте 54 лет.
190Тэмму (673-686). До сих пор имена японских правителей давались по-японски или по месту резеденции. Тэмму — китайское имя.
191Имеется в виду, что младенец отказывался пить рисовый отвар взамен материнского молока.
192В жизнеописании Ван-Янь в «Цзинь шу» (сост. в VII веке) говорится: «В возрасте девяти лет лишился матери, плакал горючими слезами три года и едва-едва не умер» (Цит. по: Фудзи(вара) си кадэн (Жизнеописание рода Фудзивара). Под редакцией Сато Макото. Токио: «Ёсикава кобункан», 1999, с. 195.
193Парафраз из жизнеописания Лу Чжун-ляня «Ши цзи», где сказано: «Кроме того, я слышал, что тот, кто преследует малую выгоду, не в состоянии заслужить славное имя, а тот, кто пренебрегает мелочами, не в состоянии добиться больших заслуг». — Сыма Цянь. Исторические записки, М., Т. 7, 1996, с. 273.
194Сюдан, или го — игра, цель которой — завладеть фишками соперника, окружив их. Для нее использовались доска и камешки двух цветов.
195Три сокровенных трактата — «Чжуан-цзы», «Дао дэ цзин», «И цзин». «Чжуан-цзы» и «Дао дэ цзин» — важнейшие тексты китайского даосизма, создание которых приписывается соответственно Чжуан Чжоу (около 369-268 гг. до н. э.) из царства Чу и Лао-цзы.
196Т. е. увещевал господина, не прибегая к лести.
197По одной из версий, это усадьба Тамура, принадлежавшая впоследствии Фудзивара-но Накамаро, второму сыну Мутимаро.
198Принц Ходзуми — пятый сын государя Тэмму, его мать была из рода Сога. С 706 года — правый министр. С 715 года — принц крови первого класса, в том же году скончался.
199Четверо сыновей Фудзивара-но Фухито — Мутимаро (680-637), Фусасаки (681-737), Умакаи (694-737), Маро (695-737) — занимали высокие должности и входили в высший орган власти Дадзёкан.
200Об этом сообщается в «Сёку нихонги» [Тайхо:, 1-6-2, 701 г.]. Утонэри — приближенные государя, находившиеся в его непосредственном подчинении. Несли караульную службу во дворце, сопровождали государя во время выездов и выполняли различные поручения. Входили в ведомство министерства центральных дел (Тю:мусё:). Согласно «Тайхо: рицурё:», штат утпонэри насчитывал 90 человек [И-3].
201Буквально — три гуна. Три высших сановника в государстве. Подразумеваются должности главного, левого и правого министров.
202В «Сёку нихонги» такого указа не приводится. В это время действовало «право тени», согласно которому молодые аристократы, начиная служить, автоматически получали ранг, высота которого зависела от высоты ранга родителя. По закону о праве тени Мутимаро должен был получить младший 6-й ранг верхней степени, т. к. его отец Фухито обладал в это время старшим 3-м рангом. Комментаторы полагают, что в данном случае тень на Мутимаро «отбросил» его дед Каматари.
203Фудзивара-но Фухито имел самое непосредственное отношение к составлению этого законодательного свода. По девизу правления свод называется «Тайхо: рицурё:», его составление было завершено в 700 году, а введен в действие свод был в 701 году.
204Согласно «Тайхо: рицурё:», должность управляющего предусматривалась в штате принцев и сановников с первого по третий ранг [V].
205Не указан девиз правления. В «Сёку нихонги» это назначение не зафиксировано. Скорее всего подразумевается второй год Тайхо: — 702 год.
206Должность в составе министерства наказаний (Гё:бусё:).
207Тэмму.
208Конфуция.
209Рё:гу-но Коникиси — Кудара-но Коникиси Рё:гу. Правнук вана Пэкчэ — Ыйджа. Упоминается в «Нихон сёки» и в «Сёку нихонги», однако сведения о его службе в качестве главы высшей школы в этих источниках отсутствуют. Кабанэ «Коникиси» (записывается тем же иероглифом, что и слово ван, т. е. правитель) на протяжении VIII века жаловалось трижды. Все три раза потомкам правящего рода корейских государств Пэкче и Когурё, что должно было символизировать зависимость территорий этих государств от Японии. Подробнее см.: Танака Фумио. «Коникиси» но кабанэ сиё то Нихон-но кодай кокка (Пожалование кабанэ коникиси и древнеяпонское государство). — Кокуси гаку, 1994, № 152.
210О проведении этого ритуала говорится в «Тайхо: рицурё:». Официальный ритуал, проводившийся в государственных школах чиновников в 4-й день второй луны и восьмой луны, т.е. соответственно весной и осенью [XI-3). О первом случае проведения этого ритуала говорится в «Сёку нихонги» [Тайхо:, 1-2-14, 701 г.].
211Упоминается в «Сёку нихонги» [Вадо:, 3-1-13, 710 г.], один из авторов китаеязычной антологии «Кайфухо:».
212Парафраз и з «Лунь юй».
213В жизнеописании Киби-но Асоми Макиби (695-775) утверждается, что ритуал поклонения Конфуцию в Высшей школе чиновников был учрежден его стараниями в 766 году, когда Киби-но Макиби был назначен Правым министром. Утверждается также, что до этого ритуал поклонения Конфуцию не проводился [Сёку нихонги, Хо:ки, 6-10-2, 775 г.].
214Сюань-Фу — посмертное имя Конфуция, означающее «Всеобщий отец».
215Сыкоу — название должности эпохи Чжоу. Один из шести министров, управлял судебными и сыскными делами.
216Марсилия четырехлистная (Marsilia quadrifoli) — редкое водное растение.
217Ни-шань — гора на юго-востоке провинции Шаньдун. На этой горе мать Конфуция молилась о рождении сына. См.: Сыма Цянъ. Исторические записки, 1992, М., Т. 6, с. 126.
218Т. е. Конфуций.
219Согласно «Ши цзи», когда в княжестве Лу началась смута, Конфуций отправился в княжество Ци и стал служить правителю. — Сыма Цянъ. Исторические записки, 1992, М., Т. 6, с. 126-151.
220Куан — город Куанчэн, находился на территории нынешней провинции Хэнань. Жители Куана по ошибке продержали Конфуция в плену 5 дней. — Сыма Цянъ. Исторические записки, 1992, М., Т. 6, сс. 126-151.
221Сяцай — название местности на территории нынешней провинции Аньхуй.
222Примерно такие же цифры приводятся в «Ши цзи» и в «Люйши чуньцю». Съила Цянъ. Исторические записки, 1992, М., Т. 6, с. 146; Люйши чуньцю. Весны и осени господина Люя. Пер., предисл., примечания Г. А. Ткаченко, М., 2 0 0 1 , с. 2 1 1 . «Достигшие понимания» — такой перевод предложен Г. А. Ткаченко в «Люйши чуньцю».
223Чжусы — район двух рек — Чжушуй и Сышуй — в княжестве Лу, считающийся родиной Конфуция и местом возникновения конфуцианства.
224Правители княжеств Тан и Юй эпохи Чжоу — мифические императоры Яо и Шунь.
225Оды и гимны — разделы «Ши цзин» («Книга песен»).
226«Песни лян» — кит. лян гэ, на горе Лянфу хоронили покойников, а у подножия горы возглашали плачи по ним. Отсюда появилось выражение «песни лян».
227«Совершенный путь почитается и проникновение в него глубоко» — парафраз «Лунь юй». «Янь Юань со вздохом сказал:
— Чем больше [я] всматриваюсь в учение [Учителя], тем возвышеннее оно кажется; чем больше стараюсь проникнуть в него, тем тверже оно оказывается». — Л. С. Переломов. Конфуций. Лунь юй. М., 2000, с. 365, IX-11.
228Это повышение в ранге зафиксировано и в «Сёку нихонги» [Кэйун, 2-12-27, 705 г.].
229Назначение не зафиксировано в «Сёку нихонги». Архивное управление входило в состав министерства центральных дел (Тю:мусё:, или Накацукасасё:). Согласно «Тайхо: рицурё:», начальник архивного управления: «Ведает [хранением] китайских классических сочинений, рукописей и карт; сбором и приведением в порядок государственных хроник, переписыванием, исправлением, обновлением, переплетом священных [буддийских] писаний; [хранением] изображений Будды и ритуальных буддийских свитков; снабжением бумагой, кисточками для письма и тушью» (Н-6). — Свод законов «Тайхо:рё:». 702-718 гг. Перевод и коммент. К. А. Попова, М., 1985, Т. 1, с. 26.
230Дзидзю: — «всегда присутствуют [во дворце], наставляют и увещевают, исправляют упущения, восполняют недостатки». — Рё:-но гигэ, с. 33.
231«И цзин», «Ши цзин», «Шу цзин», «Лэ цзи», «Чуньцю», «Чжоу ли».
232дзинсин — смута 673 года, когда противостояние двух претендентов на трон — принца Оотомо (сына государя Тэнти) и его дяди Ооама (младший брат Тэнти, будущий государь Тэмму), вылилось в междоусобную войну, закончившуюся победой Ооама.
233Назначение не зафиксировано в «Сёку нихонги».
234Фува — одна из трех важнейших застав на пути из провинций в центральный район Кинай и столицу. Находилась в провинции Мино, вблизи границы с провинцией Ооми.
235Цуруга — застава на границе провинции Этидзэн. Первые упоминания о ней встречаются в «Нихон сёки» и «Кодзики».
236Т. е. в Хэйдзё:кё:, другое название — Нара.
237Озеро Бива.
238Плодородность земель оценивалась по девятибалльной шкале — было три разряда (высший, средний и низший), в свою очередь делившиеся на три подразряда.
239Т. е. государь Тэнти и Фудзивара-но Каматари.
240в «Нихон сёки» об этом событии говорится следующее. «Столица была перенесена в Апуми [Ооми. — Е. С ] . В это время люди в Поднебесной не хотели переноса столицы. Многие предостерегали против того, многие распевали издевательские песни. Каждый день и каждую ночь случалось множество пожаров» [Тэнти, 6-3-19, 667 г . ] .— Нихон сёки. Анналы Японии. Пер. и комм. Л. М. Ермаковой и А. Н. Мещерякова. СПб., 1997.
241Даосская идея о «недеянии» (кит. у вэй), когда благодаря добродетели правителя государственная машина функционирует сама по себе.
242Японские комментаторы предполагают, что имеются в виду две заставы — Фува (провинция Мино, располагавшаяся восточнее Ооми) и Арати (провинция Этидзэн, находившаяся севернее и северо-западнее провинции Ооми).
243Т. е. был знаком с нуждами простого народа.
244Использование народа в надлежащее время — один из основных принципов управления государством, зафиксированный в «Лунь юй» [1-5].
245Назначение зафиксировано в «Сёку нихонги» [Вадо:, 6-1-23, 713 г.].
246Ср. высказывание из «Лунь юй»: «Благородного мужа даже на время трапезы не покидает человеколюбие — оно постоянно с ним: когда он спешит и когда у него трудные времена». — Л. С. Переломов. Конфуций. Лунь юй. М., 2000, с. 327, IV-5.
247Данный указ помещен в «Сёку нихонги» [Рэйки, 2-5-15, 716 г.]. Приводим его в переводе А. Н. Мещерякова.
248В «Лунь Юй» говорится: «Добродетель благородных людей — ветер, добродетель маленьких людей — трава. Куда дует ветер, туда и склоняется трава». — Л. С. Переломов. Конфуций. Лунь юй. М., 2000,XII-19, с. 385.
249Уезд Саката — уезд, входивший в состав провинции Ооми; располагался к востоку от озера Бива.
250Встреча Ямато-такэру с божеством горы Ибуки описана и в «Нихон сёки» и в «Кодзики». Согласно «Нихон сёки», Ямато-такэру встретил бога горы Ибуки в образе белой змеи, остался жив, но с этого времени сила его пошла на убыль. — Нихон сёки.., СПб., 1997, Т. 1, с. 250-251. Согласно «Кодзики», божество горы предстало перед Ямато-такэру в образе белого кабана. Некоторое время спустя после восхождения на гору Ямато-такэру умер. После смерти он обернулся птицей и улетел». — Кодзики. Записи о деяниях древности. Пер., предисл., коммент. Л. М. Ермаковой и А. Н. Мещерякова, 1994, т. 2, с. 73-77.
251Японские комментаторы отмечают, что смысл этого фрагмента не вполне ясен. Возможно, Мутимаро и его спутники обмотали головы тканью, защищаясь от пчел. Допускается также, что в данном фрагменте переписчик допустил ошибку.
252Сигасэндзи — храм, основанный государем Тэнти, после переноса резиденции в провинцию Ооми. Храм был очень влиятелен в эпохи Нара и Хэйан.
253в «То:дайдзи кэнмоцу те:» («Реестр даров храму То:дайдзи») упоминается меч, подаренный Фудзивара-но Фухито наследным принцем Кусакабэ (662-689). После смерти принца Фухито преподнес этот меч взошедшему на престол Момму (прав. 697-707). После смерти Момму меч вновь был пожалован Фухито. Когда же умер Фухито, меч был преподнесен будущему государю Сё:му (прав. 724—749). Наконец, после смерти Сё:му меч в числе прочих даров был подарен То:дайдзи вдовой Сё:му Ко:мё: (701-760). Дарение меча должно было символизировать прочную связь правящего рода и рода Фудзивара. — Такасима Масагпо. Нара дзидай-но Фудзивара си то тёсэй. Токио: «Ёсикава кобункан», 1999, с. 63.
254Хиэяма — гора на стыке двух древних провинций — Ямасиро и Ооми. Божество этой горы Ооямакуи-но ками упоминается в «Кодзики», а храм Хиёсидзиндзя, посвященный этому божеству, зафиксирован в храмовых списках «Энгисики». В период Хэйан н а этой горе возникает монастырский комплекс Энрякудзи школы Тэндай.
255помещено стихотворение Мата-но Мурадзи Ясу, написанное в 749-751 гг., когда управителем провинции Ооми был Фудзивара-но Накамаро, содержащее аллюзию на данный эпизод биографии Мутимаро. — Киси Тосио. Фудзивара-но Накамаро. Токио: «Ёсикава кобункан», 1969, с. 24-26.
256Рэйки — буквально «чудесная черепаха».
257Кэхи-но ками — это божество упоминается в «Кодзики» и в «Нихон сёки». Храм, посвященный этому божеству, зафиксирован в храмовых списках «Энгисики».
258Санскр. упасака — «послушник».
259Назначение не зафиксировано в «Сёку нихонги».
260Назначение зафиксировано в «Сёку нихонги» [Ё:ро:, 2-9-19, 718 г.].
261Будущий государь Сёму.
262Так называемый обряд гэмпуку, во время которого на мальчика надевали церемониальный головной убор. Согласно «Сёку нихонги», Сё:му (тогда именовавшийся принцем Обито) прошел обряд совершеннолетия в 714 году [Вадо:, 7-6-25, 714 г.].
263Т. е. он взрослел и мужал.
264Назначение не зафиксировано в «Сёку нихонги».
265Назначение зафиксировано в «Сёку нихонги» [Ё:ро:, 5-1-5, 721 г.].
266Данных об этом назначении в «Сёку нихонги» нет. Под строительством дворца подразумевается строительство дворца Хэйдзё:.
267Эта должность (кит. аньчаши) была введена в 719 году по китайскому образцу, в обязанности ансэти входило инспектирование провинциального и уездного чиновничества. Как и в Китае, чиновник, назначавшийся на эту должность, был также управителем одной из вверенных ему для инспектирования провинций. Однако в дальнейшем эта должность исчезла, сохранившись лишь на северо-восточных окраинах, где приобрела военные функции (ансэти провинций Муцу и Дэва). В «Сёку нихонги» назначение Мутимаро управителем Харима и ансэти не зафиксировано.
268Советник, доверенное лицо правителя, буквально — «горло и язык».
269Принц Тонэри (676-735) — третий сын государя Тэмму, отец будущего государя Дзюннин (758-764). Был одним из основных участников составления первой официальной японской хроники «Нихон сёки». С 720 года возглавлял высший орган государственного управления в древней Японии — Государственный Совет. Посмертно был пожалован должностью Главного министра. А в 759 году, в правление своего сына Дзюннин, Тонэри стал именоваться государем [Сёку нихонги, Тэмпё:Хо:дзи, 3-6-16, 759 г.].
270Принц Ниитабэ (?-735) — был седьмым ребенком государя Тэмму, его матерью была дочь Фудзивара-но Каматари. В 719 году Ниитабэ возглавил пять столичных воинских частей и дворцовую охрану. В 724 году стал принцем 1-го разряда (всего было 4 разряда принцев и принцесс). В 731 году стал управляющим района Кинай.
271Фудзивара-но Фусасаки (681-737)— второй сын Фудзивара-но Фухито, основатель северной ветви рода Фудзивара. Усадьба Фусасаки была севернее усадьбы его старшего брата Мутимаро. В 717 году стал государственным советником, в 718 г о д у— внутренним министром, в 732 году — военный губернатором округов То:сан и То:кай. Умер будучи государственным советником, министром Народных дел.
272Комментаторы предполагают, что под «ведением важных дел» подразумевается назначение Фусасаки в 721 году на пост министра внутренних дел.
273Тадзихи-но Агатамори (668-737) — в 716 году возглавил посольство в Тан, после возвращения в 718 году был назначен управителем провинции Мусаси и инспектором {ансэти) провинций Сагами, Кодзукэ, Симоцукэ. В том ж е 718 году стал министром Центральных дел. В 729 году стал старшим помощником управителя Дадзайфу и государственным советником, а в 732 году — военным губернатором Санъиндо: и средним государственным советником.
274Фудзивара-но Умакаи (694-737) — основатель церемониальной ветви рода Фудзивара. В 716 году был заместителем посла в Тан, в 719 году назначен управителем провинции Хитати и инспектором провинций Ава, Кадзуса, Симооса. В 724 году становится министром Кадрового министерства и главнокомандующим. В 729 году — государственный советник и заместитель управляющего Кинай. В 732 году назначен военным губернатором Сайкайдо:. В 737 году занимал должности государственного советника, министра Кадрового министерства, управителя Дадзайфу.
275Фудзивара-но Асоми Маро (695-737) — четвертый сын Фудзивара-но Фухито, основатель столичной ветви рода. В 729 году — государственный советник и министр Военного министерства.
276Принц Судзука (?-745) — внук Тэмму, младший брат принца Нагая (684-729). В 731 году назначен государственным советником и министром Министерства казны, в 737 году — возглавил Дадзёкан и стал министром Кадрового министерства.
277Принц Кадзураги — в 736 году был отделен от императорского рода и получил имя Татибана-но Сукунэ Мороэ (684-757). В 731 году становится государственным советником, в 737 году — старшим государственным советником, в 738 году — Правым министром, в 743 — Левым министром. В 745 году по совместительству становится главным наместником Дадзайфу.
278Принц Мутобэ — не упоминается в «Сёку нихонги».
279Принц Нагата (?-737) — в 716 году назначен управителем провинции Ооми, в 732 — управителем провинции Сэццу.
280Принц Кадобэ (?-745; впоследствии также Оохара-но Махито Кадобэ) — правнук Тэмму, в 719 году назначен управителем провинции Исэ и инспектором провинций Ига и Сима. В 745 году становится министром Министерства казны.
281Принц Саи (Оохара-но Махито Саи) — в 736 году вместе с принцем Кадзураги, приходившимся ему старшим братом, принцу Саи было пожаловано родовое имя Татибана-но Сукунэ. К 737 году дослужился до должности начальника управления дворца государыни и командира правой гвардии.
282Принц Сакураи (или Оохара-но Махито Сакураи) — правнук императора Тэмму, в 744 году — министр Министерства казны.
283Исикава-но Асоми Кимико — по данным «Манъё:сю:» известно, что в годы Дзинги (724-728) служил младшим помощником управителя Дадзайфу.
284Абэ-но Асоми Ясумаро — в 715 году управитель провинции Тадзима, в 716 году был назначен послом в Тан, но в том ж е году вместо него послом был назначен Оотомо-но Сукунэ Ямамори.
285Окисомэ-но Такуми (принц Такай) — упоминается в «Манъё:сю:», где помещены два его стихотворения (св. XVI, № 3819-3820).
286Морибэ-но Мурадзи Оосуми — в 720 году назначен младшим помощником управителя Министерства наказаний, одно его стихотворение помещено в китаеязычную поэтическую антологию «Кайфу:со:».
287Оти-но Атаи Хироэ — в 720 году служил преподавателем отделения права в Высшей школе чиновников, в том же году был определен на службу во дворец престолонаследника. В 723 году — младший помощник управителя Министерства наказаний.
288Сё:на-но Ко:бун — потомок иммигрантов из Когурё, в «Кайфу:со:» помещено 2 его стихотворения, в «Манъё:сю:» — одно. Служил преподавателем, а затем помощником начальника Высшей школы.
289Ядзумэ-но Сукунэ Мусимаро — один из участников составления «Ё:ро: рицурё:». В 738 году стал главой Высшей столичной школы чиновников. В «Кайфухо:» помещено два его стихотворения.
290Сиоя-но Мурадзи Эмаро — в 721 году был определен на службу во дворец престолонаследника, участвовал в составлении «Ё:ро: рицурё:». В «Кайфу:со:» помещено одно его стихотворение, из которого известно, что он дослужился до должности главы Высшей столичной школы чиновников.
291Нарахара-но Мияцуко Адзумахито — в 738 году служил старшим инспектором провинции Ооми, в 747 году назначен управителем провинции Суруга, в 750 году за обнаружение золота в провинции Суруга ему было пожаловано новое родовое имя — Иссоси-но Оми.
292Ки-но Асоми Киёхито — согласно «Сёку нихонги», в 720 году был определен на службу во дворец престолонаследника, в 721 году в числе прочих знатоков законов ему были пожалованы шелк, полотно, нитки и мотыги. Одно его стихотворение помещено в «Манъё:сю:».
293Яманака-но Фухито Миката — в правление Дзито ездил в Силла, где обучался в качестве монаха. В 710 году был назначен управителем «Кадэн». Жизнеописание рода Фудзивара 253 провинции Суо. В 720 году был определен на службу во дворец престолонаследника. В «Кайфухо:» помещены три его стихотворения, согласно этому же источнику, он дослужился до должности главы Высшей столичной школы чиновников.
294Фудзии-но Мурадзи Хиронари— в 719 году был назначен послом в Силла, в 734 году — управителем провинции Бинго, в 749 году — младшим помощником министра Центральных дел. Его стихи помещены в «Кайфухо:» (2) и в «Манъё:сю:« (1).
295Такаока-но Мурадзи Кавати — представитель иммигрантского рода, переселившийся в Ямато из Пэкче. В 721 году был определен на службу во дворец престолонаследника, в 731 — заместитель управляющего правой части столицы, в 746 — управитель провинции Хоки, из биографических сведений о сыне Такаока-но Кавати — Хирамаро (в «Сёку нихонги»), известно, что Кавати дослужился до должности главы Высшей столичной школы чиновников. В «Манъё:сю:» помещены два его стихотворения.
296Кудара-но Кими Ямамаро — потомок иммигрантов из Пэкче, в «Кайфу:со:» помещены три его стихотворения и говорится, что их автор служил управителем провинции Тадзима.
297Ямато-но Имики Оадзумахито (689-769) — входил в состав посольства в Тан 716 года, участвовал в составлении «Ё:ро: рицурё:», в 737 году становится младшим помощником министра Министерства наказаний, а 749 — помощник управителя провинции Сэццу, в 754 — управитель провинции Микава, в 752 году — управитель Кавати, в 769 году назначен куни-но мияцуко провинции Ямато.
298Кицута-но Мурадзи Ёроси — потомок иммигрантов из Пэкче, первоначально был буддийским монахом (монашеское имя Эсюн), но в 700 году вернулся в мир по приказу государя. В 721 году был награжден за искусное врачевание. В 730 году ему и другим врачевателям было приказано взять себе учеников, дабы их искусство не прервалось. В 733 году был назначен начальником Архивного управления, в 737 — начальником лекарственного управления. В «Кайфу:со:» и в «Манъё:сю:» помещены по два его стихотворения.
299Митати-но Мурадзи Гомё: (также Годзюку Коме:). В 721 году был награжден за искусное врачевание.
300Киноэ-но Мурадзи Мататэ — в 730 году был с т а р ш им инспектором провинции Ямато, по совместительству придворным врачом.
301Тё:фукуси— предположительно автор одного из стихотворений «Манъё:сю:» (№ 829), согласно этому предположению в 730 году был врачом в Дадзайфу.
302Цумори-но Мурадзи Тору — в 714 году был назначен управителем провинции Мимасака. В 721 году награжден в числе искусных в своем деле. Упоминается в «Манъё:сю:» как гадатель.
303Ё-но Махито — потомок иммигрантов из Пэкче.
304Оо-но Тё:мон — потомок иммигрантов из Когурё, первоначально был монахом (То:ро:), в 701 году по повелению государя вернулся к мирской жизни. В 721 году награжден в числе знатоков инь-ян.
305Ооцу-но Мурадзи Обито — в качестве монаха (монашеское имя Гихо:) обучался в Силла, вернулся в 707 году. В 714 году ему было приказано вернуться к мирской жизни в связи с тем, что он был гадателем. В 721 году награжден в числе искусных в своем деле. В «Кайфу:-со:» упоминается в должности начальника Астрологического управления (Оммёрё:).
306Кокуна-но Ко:дзю — согласно «Сёку нихонги», в 724 году ему было пожаловано родовое имя Нанива-но Мурадзи.
307Ямагути-но Имики Тануси — в 721 году был назначен служить во дворец престолонаследника, в том же году награжден как знаток математики. В 730 году ему в числе прочих было приказано взять учеников, дабы передать своё искусство.
308Сики-но Мурадзи Оодзи — в 721 году награжден как знаток математики. В 730 году ему в числе прочих было приказано взять учеников, дабы передать своё искусство.
309Кисакибэ-но Ивамура — упоминается в «Сёку нихонги» в 721 году как знаток математики [Сёку нихонги, Ё:ро:, 5-1-27, 721 г.]. В 730 году ему в числе прочих было приказано взять учеников, дабы передать своё искусство.
310Сии-но Мурадзи Митасуки — в 721 году награжден как знаток математики. В 730 году ему в числе прочих было приказано взять учеников, дабы передать своё искусство.
311Ё-но Нинкун — согласно «Сёку нихонги», в 723 году ему был пожалован младший 5-й ранг нижней степени.
312Каракуни-но Мурадзи Хиротари — потомок иммигрантов, в 732 году был назначен главой Лекарственного управления.
313в «Сёку нихонги» эти два назначения зафиксированы в 729 году: «Монах Бэндзё: назначен дайсо:дзу. Монах Синъэй назначен сё:со:дзу. Монах До:дзи назначен рисси» [Сёку нихонги, Тэмпё:, 1-10-7, 729 г.]. Оба монаха в 693 году были отправлены в Силла в качестве монахов-студентов.
314Цвет одежд знати, чиновников 5-го ранга и выше.
315Касэки — камень с нравоучительным текстом, ставился у места суда. Т. е. в стране не совершалось преступлений.
316Согласно «Сёку нихонги», в 724 году было предписано крыть черепицей красного и белого цвета дома чиновников 5-го ранга и выше, а также дома богатых людей [Дзинги, 1-11-8, 724 г.].
317Усадьба Мутимаро, располагавшаяся на западе столицы.
318Врата Дракона — легендарное место, где собирались карпы. Те из них, кому удавалось пройти через врата, превращались в драконов, остальные же возвращались обратно ни с чем. В переносном смысле «пройти врата Дракона» означает прославиться, стать знаменитым.
319Цукуси — старое название острова Кюсю. Назначение зафиксировано в «Сёку нихонги» [Тэмпё:, 3-9-27, 731 г.].
320Имеется в виду тот факт, что Мутимаро не отправился н а новое место службы, а остался в столице.
321Ко:мё: — супруга императора Сё:му (624-749), младшая сестра Мутимаро.
322Данный факт не зафиксирован в «Сёку нихонги».
323Японские комментаторы предполагают, что под министром Абэ подразумевается Абэ-но Асоми Миуси (?-703), влиятельный сановник в правление Дзито: (690-697), дослужившийся до должности Правого министра.
324От других жен у Мутимаро было еще два сына и одна дочь.
325Имеется в виду участие в заговоре (757) Татибана-но Нарамаро (721-757), который якобы хотел убить Накамаро, вынудить наследного принца отречься от престола и возвести на трон другого кандидата.
326Это произошло в 758 году [Сёку нихонги, Тэмпё: Хо:дзи, 2-8-25, 758 г.].
327Тайси (или дайдзё: дайдзин) — Главный министр.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Эдвард Вернер.
Мифы и легенды Китая

Чарльз Данн.
Традиционная Япония. Быт, религия, культура

В.М. Тихонов, Кан Мангиль.
История Кореи. Том 1. С древнейших времен до 1904 г.

Леонид Васильев.
Древний Китай. Том 2. Период Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.)

Дж. Э. Киддер.
Япония до буддизма. Острова, заселенные богами
e-mail: historylib@yandex.ru
X