Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.   Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Джон Маркс — Операции ЦРУ за ширмой корпораций

Эта статья впервые опубликована
в газете «Вашингтон пост» 11 июля
1976 г.




На дверной табличке фирмы «Барвелл, Хансен энд Мэнли» было указано имя Джефри Мэнли, но ему не разрешалось пользоваться копировальной машиной «Ксерокс» в собственной фирме. Дело, по словам Мэнли, заключалось в том, что он не имел допуска к секретным материалам, а копировальная машина находилась в комнате, полной секретных документов.

Мэнли, молодой человек с усами, юрист, выпускник Гарвардского университета, заметил, что с помощью замкнутой системы телевизионного контроля за приёмной комнатой фирмы в центре Вашингтона ведётся наблюдение и что монитор находится в той части конторы, куда он никогда не входил.

Эти чрезвычайные меры предосторожности в «Барвелл, Хансен энд Мэнли» существуют потому, что фирма делит помещение конторы с «Сазерн кэпитал энд мэнэджмент корпорейшн», а «Сазерн кэпитал» является тем, что на языке разведки называют «предприятием». Это, другими словами, заведение, полностью принадлежащее и управляемое ЦРУ.

Насколько известно, «Сазерн кэпитал» является самым крупным предприятием ЦРУ. Его работа по управлению 30-миллионным инвестиционным фондом ЦРУ так засекречена, что ЦРУ убедило сенатскую комиссию по расследованию разведывательной деятельности не публиковать настоящее название компании, а именовать её «Страховой комплекс».

Более двух десятилетий ЦРУ широко использовало предприятия, подобные «Сазерн кэпитал», в качестве прикрытия для проведения своих операций. В легализации и управлении этой «деловой» империей ЦРУ полагалось на юристов. Вашингтон — город юристов. Поэтому неудивительно, что в местной адвокатуре полно юристов, которые выполняют секретную службу в сетях связанных между собой и перекрывающих друг друга компаний — прикрытий ЦРУ. След от юристов ведёт к «Сазерн кэпитал» и ещё к более чем пятнадцати недавно раскрытым предприятиям только в районе Вашингтона. Одни были ликвидированы, другие, подобно «Сазерн капитал», ещё существуют.


«Страховой комплекс». От «Сазерн кэпитал», нашей отправной точки, след ЦРУ ведёт прямиком на Уолл-стрит. Это инвестиционный аппарат ряда принадлежащих ЦРУ финансовых компаний, расположенных главным образом в иностранном налоговом рае — на Багамских, Бермудских, Каймановых островах и в Панаме. «Сазерн кэпитал» была создана в 1962 году под видом страховой компании, чтобы предоставлять прикрытие для агентов и снаряжения, используемых в тайных операциях, в частности в тех, которые были связаны с принадлежащими ЦРУ авиакомпаниями. «Страховой комплекс» позднее распространил свою деятельность на другие предприятия. Он получал деньги от страховых премий ЦРУ, от вычетов из зарплаты секретных агентов и, по крайней мере, однажды за последние десять лет, по словам специалиста по бюджету ЦРУ, из фондов, оставшихся от ассигнованных конгрессом сумм для ЦРУ.

К концу 60-х годов «Сазерн кэпитал» имела на руках от 25 до 30 миллионов долларов, которые она вложила в разные акции, боны и другие ценные бумаги — как иностранные, так и американские. В первые годы, по словам одного бывшего служащего, решения об инвестированиях принимала главным образом маклерская фирма «Скаддер, Стивенс и Кларк» (не имеется свидетельств, что эта фирма знала о связях с ЦРУ). Но в 1969 или 1970 году, изучив вопрос, ЦРУ пришло к выводу, что можно получать более высокие дивиденды, если эксперты ЦРУ сами будут решать, что покупать и что продавать. Специальный совет директоров ЦРУ, возглавляемый Лоуренсом Хьюстоном, в то время генеральным советником управления, взял на себя выбор ценных бумаг для «Сазерн кэпитал».

В этой комиссии, которая получила название MUTUAL, состояли начальник бюджетного отдела ЦРУ, директор финансового управления и начальник отдела экономических исследований. Согласно одному источнику из ЦРУ, этот последний участник был особенно важен, поскольку он дал «Сазерн кэпитал» право получать советы от экспортеров-экономистов (ЦРУ). Каждый биржевой маклер был бы не против иметь триста опытных экспертов для дачи рекомендаций.

Как вспоминает один бывший служащий, лучшие поступления были от евродолларовых вложений, сделанных через брюссельскую контору «Морган Гэранти бэнк» с 13 процентами дохода на один пункт. После того как комиссия MUTUAL приступила к работе, «Сазерн кэпитал» перешла от обычных закупок наиболее популярных акций в более спекулятивные области, включая краткосрочную покупку швейцарских франков и мексиканских песо на несколько сот тысяч долларов. Другой источник сообщает, что в начале 70-х годов, когда ЦРУ тайно сотрудничало с транснациональной корпорацией ИТТ, чтобы помешать приходу к власти в Чили Альенде, «Сазерн кэпитал» владела акциями ИТТ. Председатель группы MUTUAL Хьюстон рассказал сенатской комиссии: «Да, пару раз наш советник по вопросу инвестиций рекомендовал приобрести акции компаний, с которыми мы имели крупные контракты, и я говорил совету «нет». Это приведет к конфликту интересов. Мы не трогали этого».

Чистая прибыль в портфеле «Сазерн кэпитал», согласно докладу сенатской комиссии, составляла в 1974 году более полутора миллионов долларов. Однако большая часть этих денег так и не получила отражения в балансовых ведомостях «Сазерн», поскольку они принадлежали страховым и финансовым компаниям ЦРУ в зарубежном налоговом раю. «Сазерн кэпитал», подобно «Делавэр корпорейшн», делая бизнес в округе Колумбия, подчинялась налоговым нормам США, но не была обязана указывать дохода, направленного на содержание родственных ей компаний. Как рассказывает бывший служащий «Сазерн», компания держала трёх-четырёх юристов, занятых полный рабочий день. «Г-н Эванс был ярым сторонником законности», — говорит он.

«Господин Эванс» — это Марвин Эванс, который руководил «Сазерн кэпитал» по указанию ЦРУ до ухода на пенсию в 1973 году. Эванс протянул щупальца предприятия среди прочих районов в Африку. Его управление показывает, как трудно бывает отделять частные интересы управляющих предприятиями от «официальных» интересов ЦРУ. По словам бывшего сотрудника фирмы «Барвелл, Хансен энд Мэнли», Эванс руководил не только данным предприятием ЦРУ, но также и «клубом домашних инвестиций» для лиц, работавших в конторе.

Один из частных клиентов Эванса как юриста — человек из Майами по имени Томас Грин — руководит рядом авиакомпаний во Флориде, Африке и Карибском бассейне. «Эфрикэйр» — компания, управляемая Грином, видимо, не является прямой собственностью ЦРУ, но делает для него большой бизнес. Марвин Эванс сейчас владеет 15 процентами акций «Эфрикэйр» Грина; Грин входил в состав директоров «Сазерн кэпитал».

Один из самых крупных филиалов «Эфрикэйр» — «Панэфрикэн эйрлайнз», находящаяся в Лагосе (Нигерия). По данным комитета гражданской авиации (КГА), эта компания получает 80 процентов своего годового дохода от единственного контракта правительства США по организации воздушного сообщения с отдалёнными пунктами Западной Африки. ЦРУ является крупнейшим участником этого контракта. По словам сотрудника государственного департамента, годовой доход ЦРУ составляет 575 тысяч долларов. Информированные источники из ЦРУ сообщают, что «Панэфрикэн» была создана в 1962 году в тесном сотрудничестве с управлением и считается в ЦРУ его тайным «активом».

В 1975 году «Эфрикэйр» добивалась согласия комитета гражданской авиации на слияние с «Саутист эйрлайнз», совершающей полёты во Флориде и Карибском бассейне. В своём заявлении «Эфрикэйр» указывала, что её компании получают прибыль от африканских операций в размерах «более чем достаточных, чтобы покрыть убытки, которые она ожидает от «Саутист». «Эфрикэйр» получила согласие Комитета гражданской авиации, и прибыль, полученная большей частью от негласного бизнеса ЦРУ, была использована для субсидирования авиационной службы во Флориде.

Ни Грин, ни Эванс не откликнулись на неоднократные телефонные звонки репортёров, просивших различную информацию. Телефон Эванса был отключён через день после первой попытки установить с ним контакт. Даже прямое обращение к вашингтонскому адвокату «Эфрикэйр» Джеймсу Бастиану (тоже давнему адвокату принадлежащей ЦРУ «Эйр Америка») с просьбой получить ответы от Эванса и Грина не дало результата.


Связи с авиакомпаниями. Создание «Панэфрикэн эйрлайнз» не единственный случай. ЦРУ использовало свою собственность для оказания влияния на многие международные авиакомпании, особенно в странах третьего мира. Чтобы увидеть, как это делается, достаточно проследить за людьми, связанными с «Сазерн кэпитал». Двое из её директоров также состояли в совете родственной компании «Юнайтед бизнес ассошиэйтс» (ЮБА). В середине 60-х годов ЮБА имела контору в доме № 818 на 18-й стрит Нью-Йорка, и на этом же этаже размещались две другие фирмы, контролируемые ЦРУ.

Бывший служащий ЮБА рассказывает, что одной из их самых крупных операций было соглашение о финансировании национальной авиакомпании Ливии, в то время королевства. «Наш интерес заключался в том, чтобы дать деньги взаймы в целях установления контроля над авиакомпанией, — говорит он. — Делалось это для того, чтобы помешать проникновению коммунистов».

По словам этого бывшего служащего, деньги, предположительно несколько миллионов долларов, должны были поступить от других принадлежащих ЦРУ фирм, и ЮБА намеревалась склонить ливийское правительство на свою сторону. «Путь, который мы избрали, был следующим: мы должны были предложить ему контроль над 20 процентами акций корпорации и дать взаймы деньги. Затем мы поставили бы по одному ливийцу рядом с каждым американцем на такой же должности. Речь шла о взятках, именно так это называется у нас. Таким образом, мы прикрыли бы людей из правительства... И если бы нам когда-нибудь пришлось отказаться от этой практики, они лишили бы нас привилегий».

ЮБА не получила привилегий, но не получила их и авиакомпания «Трансуорлдэйрлайнз», которая, по крайней мере косвенно, конкурировала с ЮБА, принадлежащей ЦРУ.

Почему разведка проявляла такой большой интерес к авиакомпаниям? Орвис Нельсон, ветеран авиации, который сотрудничал с ЦРУ при создании «Иранэйр» в начале 50-х годов, объясняет: «Если бы я занимал пост, где имел возможность узнать, что происходит в беспокойных зонах, то меня заинтересовали бы две вещи. Первая — это информация, вторая — это перевозки туда и обратно, чтобы получать информацию и, пожалуй, выполнять некоторые другие авиационные задачи. Вы обладаете мобильностью. Вы знаете, кто и что перевозит. Вы знаете, кто кому союзник. Вы располагаете возможностью перебрасывать своих людей в нужное место».

Орвис Нельсон, которому сейчас 69 лет, организовал в своё время 16 авиакомпаний и имеет собственную транспортную контору. Иногда он сотрудничал с ЦРУ, но решительно заявляет, что никогда не находился под контролем управления. Он не захотел сообщать, какие его сделки с авиакомпаниями были связаны с ЦРУ. Он говорит, однако, что участие правительства США в деятельности иностранных авиакомпаний так же велико, как было всегда.

Некоторые из американских коммерческих авиакомпаний в прошлом тесно сотрудничали с ЦРУ. Отставной сотрудник ЦРУ, с двадцатилетним опытом оперативной работы, рассказывает: «Когда нам что-то требовалось от «Панамерикэн», мы шли прямо к Хуану Триппе» (бывший шеф корпорации). В Панаме в середине 50-х годов, рассказывает бывший оперативный сотрудник, управление имело соглашение с «Панамерикэн», на основе которого люди из ЦРУ могли рыться в багаже пассажиров во время остановок в пути. Авиакомпания даже снабжала их комбинезонами техников.

«Юнайтед бизнес ассошиэйтс» располагала другими путями для получения информации из иностранных государств и засылки агентов в ключевые места. Один бывший служащий вспоминает: «Мы руководили компаниями по всему миру как управляющий концерн, нанимали и направляли управляющих в компании, и они должны были информировать нас по финансовым вопросам. В свою очередь мы должны были информировать инвеститора». Инвеститором было ЦРУ.

Подобным образом в последние годы ЦРУ создало управленческо-консультативные фирмы в области международных энергетических проблем. Служащий одного из самых важных инвестиционных банков Уолл-стрита подтверждает, что некоторые консультативные фирмы, связанные с разведкой США, получили государственные и частные контракты на Ближнем Востоке как эксперты по вопросам управления и используют эти позиции для сбора секретной экономической информации. Эти сведения затем передаются, по крайней мере частично, американским компаниям для извлечения выгод.

Конечно, с точки зрения ЦРУ, главная ценность проникновения фирм в международный бизнес заключается в получении сведений и последующем приобретении рычагов влияния. Собрана объёмистая информация как об американцах, так и об иностранцах — информация, которая хранится в оранжевых картонных папках, известных как досье «201». Согласно источнику, знакомому с экономическими отчётами ЦРУ, досье «201» только на международного манипулятора акциями Роберта Веско имеет больше шести дюймов толщины.


Запутанные ходы. Управляющие и служащие предприятий ЦРУ — чрезвычайно подвижные люди, часто снующие от компаний в государственные учреждения и обратно. Свою деятельность они должны осуществлять тайно, не обнаруживая связей с ЦРУ, и эти требования иногда ставят государственные учреждения в компрометирующее положение.

Например, в 1973 году гражданин Таиланда по имени Путтапорн Храмхруан был арестован по обвинению в ввозе в США 59 фунтов опиума. Прокуратура Чикаго была вынуждена прекратить дело, так как таиландец был агентом ЦРУ и управление не хотело предъявлять суду данные о его биографии и деятельности. Бывший директор ЦРУ Уильям Колби сообщил следственной комиссии конгресса в прошлом году: «Нетрудно видеть, что его деятельность для нас будет раскрыта в ходе процесса. По этой причине мы попросили министерство юстиции не судить его. Оно согласилось».

На суде могло бы быть раскрыто, что Путтапорн осуществлял свою якобы разведывательную работу против торговцев наркотиками под прикрытием кустарного предприятия, организованного для него Джозефом Тэйлором и компаньонами. Эта фирма была ещё одним предприятием ЦРУ, ответственный секретарь правления которой когда-то работал для «Юнайтед бизнес ассошиэйтс».

Работа фирмы Тэйлора в качестве прикрытия ЦРУ скомпрометировала другое государственное учреждение — Управление международного развития. Тогдашний директор этого ведомства Джон Хэнна заявил в 1970 году, что управление не предоставляло прикрытия ЦРУ нигде, кроме Лаоса. В действительности с явного ведома Хэнны предприятие ЦРУ «Тэйлор энд ассошиэйтс» в то время уже седьмой год выполняло миллионную программу по обучению таиландской пограничной полиции под прикрытием контракта Управления международного развития. В 1974 году сам Джозеф Тэйлор получил высокий пост в государственном департаменте от президента Никсона.

Меры ЦРУ по защите своих предприятий распространялись значительно дальше министерства юстиции или УМР — на другие федеральные ведомства. По указанию ЦРУ прекращались или начинались финансовые дела фирм. Оно успешно отстаивало своих подопечных на самых высших уровнях министерства финансов, торговли, в Комитете гражданской авиации, федеральном управлении гражданской авиации и даже в полиции парков. ЦРУ также оказывало влияние на заключение доходных контрактов с военно-воздушными силами на военные авиационные перевозки.

Юристы, связанные с предприятиями ЦРУ, представляли широко известных людей на политических судебных процессах. До прихода Джефри Мэнли фирма-прикрытие «Барвелл» была известна как «Барвелл, Хансен и Маккэндлес». Роберт Маккэндлес отказался от партнёрства в 1973 году, чтобы стать вторым юрисконсультом Джона Дина во время уотергейтского процесса. Джеб Магрудер, другой важнейший свидетель против помощников Никсона на уотергейтском процессе, имел в качестве адвоката Джеймса Биербауэра, который был вице-президентом «Сазерн эйр трэнспорт» — одного из самых крупных авиационных предприятий ЦРУ. Чтобы замкнуть круг, скажем, что Биербауэр проходил в середине 60-х годов испытательный срок в той же конторе, что и Марвин Эванс из «Сазерн капитал», а фирма Эванса позднее размещалась вместе с фирмой Маккэндлеса. (На вопрос репортёра Маккэндлес ответил, что ему не было известно об отношениях ЦРУ с его фирмой. Биербауэр отказался отвечать, заявив, что не может говорить о клиентах.)

«Юристы создают ореол законности в мире собственности», — замечает бывший штатный адвокат ЦРУ и продолжает, что самые престижные адвокаты обеспечивают наивысшую законность. Как показывают следы, идущие от «Сазерн кэпитал», ЦРУ пользовалось услугами самых знаменитых адвокатов. Двое служащих компании были адвокатами из вашингтонской юридической фирмы «Перселл энд Нельсон». Четверо адвокатов из «Перселл энд Нельсон» служили в качестве директоров или сотрудников компании ЦРУ по крайней мере в семи случаях.

Трое адвокатов из другой известной вашингтонской фирмы — «Либейр, Лэм энд Лейби» — служили в 60-х годах в другом предприятии — «Форин эйр трэнспорт дивелопмент», которое было организовано, согласно данным округа Колумбия, для «инвестиций в иностранные авиационные компании». Два юриста из фирмы «Джон Мэйсон и Джеральд Малиа» служили в нескольких компаниях ЦРУ. Список может быть продолжен.

Управление явно желало иметь членами правлений своих предприятий людей из американского истэблишмента. Правления таких предприятий ЦРУ, как «Радио "Свободная Европа"», включало в 60-х годах широко известные имена из мира коммерции, финансов и прессы, в том числе Ричарда Мэллона Скейфа из семьи питтсбургских банкиров, председателя правления «Дженерал моторс» Джеймса Роче, издателя Джона Хэя Уитни, бывшего президента «Юнайтед фрут» Томаса Кэбота, президента Си-Би-Эс Фрэнка Стэнтона и видного общественного деятеля Уинстона Геста. Среди них были также и отставные генералы, вроде Люсиуса Клея, и служащие таких компаний, как «Америкэн эйрлайнз», «Интерконтинентал Хотелс», «Белл хеликоптерс» и «Вирджиниа джентлмэн дистилериз». Президентами «Сазерн кэпитал» были Генри Кох — финансовый директор «Уорлд бэнкс интернейшнл файненс корпорейшн» и Ли Креймер — бывший вице-президент «Ферст нэшнл сити бэнк».

«Вы оплачиваете своих консервативных сотрудников большей частью по высшей статье, — замечает бывший сотрудник ЦРУ. — Но даже в этом случае вы должны проверять их благонадёжность, чтобы быть уверенными, что они не поддерживают каждую демонстрацию радикалов на улице».

Иногда эти проверки благонадежности, которые проводятся без ведома проверяемого лица, могут иметь неожиданные последствия. Некий адвокат, чья фирма организовывала предприятия для ЦРУ в 60-е годы, рассказывает, что сыщики управления добыли информацию о том, что секретарша этой фирмы была содержательницей группы проституток «по вызову». «В том, что наша секретарша вела массу телефонных разговоров, не было ничего необычного, — говорит юрист, — но нам было сказано, что она является «слабым звеном» и надо от неё избавиться».


Молчаливая команда. Большинство из примерно сорока юристов и руководителей различных учреждений, с которыми мы встречались в связи с этой статьей, не захотели говорить о своих связях с ЦРУ или о чём-либо подобном. Один отрицал, что связан с ЦРУ, но потом признался. Юристы были склонны ссылаться на тайну сведений, сообщенных адвокату клиентом, как на причину своего молчания, даже тогда, когда служили в корпорациях. Некоторые адвокаты умоляли не выдавать их имён, заявляя, что разоблачение деятельности ЦРУ может повредить их карьере.

Почему же при такой уязвимости столь многие юристы валом валили на службу в ЦРУ? Один бывший сотрудник ЦРУ говорит, что адвокаты тянулись к работе в прикрытиях, поскольку им доставляло удовольствие «чувство интриги», которое адвокат не испытывает, составляя завещание. Один осведомлённый адвокат называет более практическую причину, которая может двигать отдельными людьми. «Работа на ЦРУ может быть важной, потому что производит впечатление на клиентов. Она позволяет вам сказать: «Я связан с важными делами в области национальной безопасности».

Покойный Говард Хьюз, чьи компании выполняли крупные контракты ЦРУ, по-видимому, считал, что связи с ЦРУ помогают бизнесу. Согласно свидетельству его бывшего помощника Роберта Мэхью, Хьюз считал, что, «если ему когда-либо придётся иметь проблемы с правительством, ему было бы выгодно служить крышей».

Деньги — это стимул для тех юристов, которым платят в соответствии с размером их обычных гонораров. Чаще всего, однако, в качестве причины сотрудничества с ЦРУ называли патриотизм. Арлингтонский юрист Ли Бин объясняет свои связи с ЦРУ так: «Я болел полиомиелитом и остался инвалидом, но пытался попасть на войну как одержимый. Один мой близкий друг сказал мне, что, если бы я работал для ЦРУ, это было бы помощью для моей страны... Я думал, это было патриотическим делом, и продолжаю так думать... не обращая внимания на то, что произошло с ЦРУ. В конце концов сделана хорошая работа».

ЦРУ никогда не испытывало проблем с приобретением нужных «людей для прикрытия». Отставной генеральный советник Лоуренс Хьюстон сказал репортёру, что он делал предложения сотням юристов в течение многих лет и только один отказался, да и то только потому, что ЦРУ недостаточно платило. Согласно источникам ЦРУ, пока нет недостатка в именитых новобранцах.


Добровольные рекруты. Это означает не то, что в самом правительстве США существовал широкий заговор или что юристы и видные фигуры истэблишмента энали о незаконной деятельности ЦРУ, а лишь то, что сотни, если не тысячи, людей хотели работать на ЦРУ. В этих условиях ЦРУ удалось создать широко простиравшуюся коммерческую империю, которая пополняет как собственные доходы, так и государственную казну. Согласно докладу сенатской комиссии, доходы от предприятий, контролируемых ЦРУ, давали свыше 30 миллионов долларов ежегодно. Это деньги, полученные независимо от конгресса и не отражённые в бюджете ЦРУ, который всегда сохраняется в тайне.

Сейчас, согласно докладу сенатской комиссии, крупные авиакомпании ЦРУ распроданы, и «Сазерн кэпитал» является последним большим доходным прикрытием. В докладе сенатской комиссии, однако, не говорится, что ЦРУ сбыло акции авиационных предприятий компаниям и отдельным лицам, с которыми поддерживает тесную связь, и что управление может почти наверняка постоянно использовать эти активы, размещённые в различных районах мира.

Кроме того, есть основания сомневаться в том, имела ли сенатская комиссия даже доступ к операциям и запутанным связям «Сазерн кэпитал». Согласно двум источникам, знакомым с работой комиссии, она фактически вела расследование не независимое, а почти исключительно основанное на материалах, предоставленных самим ЦРУ. Как заявляет с неподдельной горечью один из источников, «раздел доклада о предприятиях был подготовлен эа последние месяц-два и базировался на том, что сообщило ЦРУ... Управление не захотело показать им, например, основные досье по авиационным предприятиям».

Что касается «Сазерн кэпитал», то сенатская комиссия нашла, что остаются «серьёзные вопросы относительно предприятия, использовавшего такой механизм для страхования и пенсионного обеспечения сотрудников управления». Тем не менее комиссия рекомендовала, чтобы было разрешено продолжать инвестиционные программы компании с некоторыми ограничениями, которые ЦРУ уже само установило. «Сазерн кэпитал» больше не сможет покупать акции американских компаний и, говорят, не будет использоваться для обеспечения оперативной деятельности управления.

ЦРУ отказалось, однако, ответить на письменные вопросы репортёра о том, почему деньги, инвестируемые в настоящее время фирмами-прикрытиями, не могут быть вложены в надёжные государственные облигации или почему его платежи не могут быть сделаны через обычные каналы управления вместо корпораций.

Ясно, что ЦРУ не отказалось от «Сазерн кэпитал». Как отмечается в докладе сенатской комиссии, управление планирует создать внутри комплекса «Сазерн кэпитал» несколько новых корпоративных прикрытий, которые могут быть «приспособлены для различных новых задач ЦРУ».


Вашингтонские юристы. Богатые вашингтонские адвокатские конторы, казалось бы, стояли в стороне от грязных и зачастую незаконных тайных операций, но предприятия ЦРУ могли служить посредником в этом деле. Рассмотрим опыт одной арлингтонской адвокатской фирмы.

В начале 60-х годов с её старшим партнером Ли Бином установил контакт его старый друг по учёбе в Вирджинском университете Роберт Харпер. Харпер работал в конторе на 17-й стрит, принадлежащей фирме «Перселл энд Нельсон», и заручился помощью фирмы Бина в создании двух предприятий ЦРУ.

Одно называлось «Зенит текникэл энтерпрайсез» и до 1966 года предоставляло прикрытие всей резидентуре ЦРУ в Майами, которая была крупнейшим подразделением управления за пределами Вашингтона. «Зенит текникэл» было одним из более чем 50 предприятий, созданных ЦРУ только во Флориде для проведения операций против Кубы. Под прикрытием «Зенит текникэл» ЦРУ вело тайную войну против Кастро, в которой главное место занимали диверсии, уничтожение посевов и многочисленные покушения на убийство.

Другим предприятием, созданным фирмой Бина, стало «Андерсон секьюрити консалтентс», находившееся вначале в Арлингтоне, а позднее в невысоком современном здании в Спрингфилде. Внешне функции этой компании заключались в предоставлении услуг по страхованию частным предприятиям, банкам и школам, но в действительности она являлась скрытым отделением службы безопасности ЦРУ в районе Вашингтона. Сенатская комиссия по расследованию упоминает в своем докладе «Андерсон секьюрити», но называет её просто «страховым бизнесом».

Начиная с 1967 года «Андерсон секьюрити» пыталась собирать информацию и проникать в группы борцов за мир и за гражданские права в районе Вашингтона с целью, как заявило впоследствии ЦРУ, заранее предупреждать о демонстрациях, которые могли угрожать зданиям управления. В самом ЦРУ эта программа внутренней слежки была закодирована как «Мерримак». Через несколько месяцев после начала осуществления этой программы агенты ЦРУ, действовавшие под её прикрытием, получили указания собирать сведения о тех, кто предоставлял деньги группам — объектам наблюдения, что не имело ничего общего с охраной зданий.

Комиссия Рокфеллера установила, что деятельность по программе «Мерримак» «выходила за рамки установленного статуса ЦРУ».

Другой арлингтонский юрист, который помогал Бину создавать «Андерсон секьюрити» и «Зенит текникэл», так излагает свои нынешние впечатления: «Когда я теперь смотрю на это, то вижу потенциальный вред, но где провести черту? Как справиться с коммунистами? Надо взглянуть в корень того, как обстояли тогда дела». На вопрос, не чувствует ли он себя неловко после создания компаний, замешанных в попытках убийства и незаконном внутреннем шпионаже, адвокат ответил: «Да, очень неловко. Они играли на моём патриотизме. Моя верность своей стране была использована неправильно — всё под видом «мы не можем ничего сказать вам из-за секретности, но поверьте нам, всё это делается во имя добра. Мы хорошие парни, мы стараемся помочь, и вы помогите нам». Я попался на удочку. Никогда не думал, что наша ничтожная, мелкая работа может кончиться таким образом... Мы делали это, как адвокаты, каждый день, так и не зная, какова судьба законных предприятий, которые мы создавали».
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Юрий Бегунов.
Тайные силы в истории России

Дуглас Смит.
Работа над диким камнем: Масонский орден и русское общество в XVIII веке.

Этьен Кассе.
Ключ Соломона. Код мирового господства
e-mail: historylib@yandex.ru
X