Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.   Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Эдуарде Чаморро, Гало Фрейкот, Консуэло Альварес де Толедо, Николь Шульц, Стив Вейсман — ЦРУ в Испании после Франко

Эта статья впервые опубликована
в журнале «Камбио-16» 12 января
1976 г. в Мадриде под названием
«ЦРУ здесь и сейчас».




С верхних этажей американского посольства в Мадриде из-за плотно запертых дверей так называемого отдела политической связи шеф ЦРУ в Мадриде Роберт Гейхаген и его команда тайных операций внимательно наблюдают за динамичной политической жизнью Испании в эру, которая наступила после смерти Франсиско Франко.

Что они говорят о противоречивых требованиях левых, правых и центристов? Каковы их планы для страны, которая не является их собственной?

После провала в Юго-Восточной Азии и в условиях продолжающейся бури на Ближнем Востоке картина, которую наблюдает и анализирует Гейхаген, имеет решающее значение для американцев, понимающих недавние события в Испании как последствия, которые (от Турции до Португалии) могут представить серьёзную угрозу их интересам.

Перед лицом этих событий у Гейхагена возникают свои проблемы. В настоящий момент американские дипломаты и политики, особенно в конгрессе, испытывают сильную усталость от своей прошлой деятельности во внешней политике. Вьетнам и Уотергейт охладили их интервенционистский пыл. Вот что сказал один ветеран дипломатических войн журналу «Камбио-16»: «Устаёшь выписывать рецепты от всех мировых зол, особенно когда понимаешь, что лекарства, которые предписываешь, не всегда действуют».

Однако Испания — это не Тибет и не Лаос, откуда ЦРУ было вынуждено ретироваться, но когда американцам приходится защищать свои базы, бизнес, идеологию и влияние, они не намерены отступать и смиряться с опасностью того, что страна может уплыть из их рук... Тем более, когда речь идет об Испании, стране, бывшей в течение многих лет объектом первостепенной важности.

Таким образом, американцы далеки от мысли об отказе от своего интервенционистского подхода, даже когда это могло бы привести к новому всплеску «холодной войны». Таким был смысл киссинджеровского публичного предупреждения Советам о недостаточном сотрудничестве, продемонстрированном португальскими коммунистами или ангольской МПЛА, предупреждения даже более язвительного в заявлениях лидеров демократической партии, которые, видимо, исполнены ещё большей решимости блокировать любой успех левых сил в Западной Европе.

Как видно из заявлений США о будущем Испании, они одобряют только «тесные связи Испании с европейскими группировками». Или, иными словами, в перспективе американцы видят вступление Испании в НАТО и в Общий рынок, так же как и установление демократии путём введения в стране монархии. И тогда Соединённые Штаты были бы готовы поддержать короля Хуана Карлоса I, как они делали до смерти Франко. В этой обстановке усталости, международных неудач, реальной необходимости вмешательства и ограниченной поддержки Гейхаген взвешивает круг своих решений. Негласным, хотя и не секретным, образом его команда совместно с дипломатами госдепартамента поддерживает систематические контакты с широким кругом испанских политиков, от твердолобых франкистов из «бункера»1 до лидеров социалистической и христианско-демократической оппозиции. Многие из этих людей регулярно посещают американское посольство в Мадриде, хотя некоторые предпочитают встречаться в других местах, и в течение последних лет такие контакты привели к потоку приглашений занимающим хорошее положение политикам, независимым журналистам и лидерам умеренной оппозиции посетить Соединённые Штаты в качестве участников «международной программы визитов». И хотя все приглашения поступают от посла, Гейхаген и его люди принимают участие в поддержании контактов и отборе визитеров, часть которых принадлежит даже к «Хунта демократика». Идут ли эти контакты с оппозицией дальше дружеских улыбок и поездок в США? Скорее всего, идут сознательно или по неведению, но большинство лидеров испанской оппозиции в течение многих лет тяготели к группам, финансируемым ЦРУ, — группам вроде Конгресса за свободу культуры и Международной комиссии юристов.

В настоящее время, согласно газете «Нью-Йорк таймс», ЦРУ передало миллионы долларов группам португальских социалистов и христианских демократов, которые имели тесные связи в Испании. И, как стало известно, часть этих средств поступила через каналы, которые ЦРУ установило в социалистических партиях Западной Европы.

Некоторые обозреватели без каких-либо доказательств даже спекулируют на том, что американцы поддерживают официальные контакты с Сантьяго Каррильо и Коммунистической партией. В недавней статье во влиятельном журнале «Форин афферс», который часто отражает внешнюю политику американского правительства, высказывалось мнение, что Каррильо, может быть, не так уж плох, и подчёркивалось, что «Европа и США, если они в конце концов хотят иметь дело с Испанией, должны, очевидно, считаться с присутствием коммунистов около центра власти».

По широко распространившимся из Вашингтона слухам, ЦРУ серьёзно продумывает возможность проведения новой политики в отношении более «умеренных европейских коммунистических партий».

Действительность, однако, резко противоречит таким предположениям. Государственный департамент недавно наложил вето на выдачу визы широко известному лидеру Итальянской коммунистической партии, а американское посольство в Испании открыто запретило установление контактов с Коммунистической партией Испании (КПИ). Таким образом, американский антикоммунизм явно продолжается. И как ни парадоксально, в то время как американцы искусственно раздувают миф о коммунистической угрозе, они, видимо, недооценивают нынешнюю мощь и потенциальное влияние КПИ. Действительно, американцы, кажется, почти уверены, что умеренное цивилизованное переходное правительство может повлечь за собой исчезновение левых как проблемы. «Соединённые Штаты продолжают считать, что не имеет смысла иметь дело с коммунистами где-либо в Западной Европе, — сообщил хорошо осведомлённый источник журналу «Камбио-16». — Политика остаётся прежней — подвергать Сантьяго Каррильо, насколько возможно, остракизму и надеяться, что это сохранится постоянно».

Ну а что, если остракизм не сработает? Что, если апертуристы2 и умеренная оппозиция не смогут сдержать политического брожения? Что, если прокатится волна массовых забастовок и коммунисты войдут в своего рода коалиционное правительство? Ответ, как каждый знает, был бы один — вмешательство той или иной военной группы. Военные атташе в американском посольстве, по-видимому, уже установили тесные контакты с испанскими военными и специальными службами, а все атташе — офицеры разведывательного управления министерства обороны (РУМО), которое соперничает и сотрудничает с ЦРУ.

Кроме того, Соединённые Штаты имеют обширные программы военной подготовки и сотрудничества и, согласно хорошо информированному источнику, стараются использовать эти программы для приобретения влиятельных связей среди испанских военных и всячески помочь им продвинуться по служебной лестнице. В настоящий момент, однако, ни РУМО, ни ЦРУ, кажется, не используют свои связи для разрешения военным путём испанских политических проблем. Тайные операции редко уходят слишком далеко от открытой политики, а политика, по крайней мере пока, заключается в поддержке умеренных граждан.

Тем не менее, если провалятся умеренные или апертура зайдет слишком далеко, американцы знают, на кого из военных ориентироваться. И если у этих военных появится малейшая склонность к вмешательству, американцы, и особенно ЦРУ, точно знают, как пришпорить их хорошей дозой хаоса. В Чили ЦРУ помогло сделать всё: от создания дефицита туалетной бумаги до поддержки забастовок, терроризма и провокаций. В Испании оно может попытаться сделать что-нибудь ещё. Но любые грязные трюки остаются, по выражению Киссинджера, «дестабилизацией», и на верхних этажах американского посольства в Мадриде продолжают этим заниматься.

Согласно некоторым источникам, ЦРУ сейчас рассматривает обстановку в Испании в основном так же, как американцы рассматривали развитие событий в послевоенной Европе. При такой перспективе они должны бы направлять помощь группам социалистов и христианских демократов для их укрепления и сплочения против коммунистической партии, которая, как предполагается, превосходит их в организационном плане. Подобная программа, несомненно, совпала бы с прогнозами государственного департамента о будущем Испании в 70-х годах, сделанными до смерти Франко. Рассмотрев три политические группы — социалистов (СРПИ), христианских демократов и коммунистов, — государственный департамент пришёл к выводу, что КПИ (с предполагаемым числом членов в 30 тысяч человек) является ядром проблемы во многом благодаря её организованности, а также контакта с католиками и более умеренными левыми.

По этой схеме СРПИ являлась самой важной партией в стране, а КПИ — её главным противником слева. Но, согласно мнению официальных лиц в Вашингтоне, противоречия могут быть смягчены благодаря позиции молодых членов СРПИ, для которых КПИ является естественным союзником. Эти нюансы, учитывая планы созыва будущего съезда социалистов, конечно, будут определять деятельность американских разведывательных служб.

Что касается христианских демократов, Вашингтон считает их неспособными выполнять роль, которую их старший брат в Италии играл в течение послевоенных лет. Для американских разведывательных ведомств испанские христианские демократы — слабая организация, к тому же слишком разрозненная идеологически, что делает их неспособными на роль антикоммунистического тормоза. Как явствует из заявлений источников, близких к этим ведомствам, эту роль могли бы сыграть с большими шансами на успех другие группировки, такие, как «Революционная организация трудящихся» и «Всеобщий союз трудящихся» в Мадриде и на севере Испании, «Рабочее профсоюзное объединение» в Баскской провинции и «Профсоюзная рабочая оппозиция» в Мадриде и Валенсии.

Естественно, что ЦРУ и государственный департамент, проанализировав роль каждой группы, предусмотрели возможность их использования и оказания им «тайной помощи». Но в этой ситуации почва становится скользкой, поскольку в большинстве случаев получатели не знают, а американские разведывательные службы не хотят, чтобы они знали, что им оказывается поддержка.

Американские разведывательные службы прекрасно осведомлены о преимуществе оставаться незамеченными: явная связь с любой организацией, которой они сейчас помогают, имела бы роковые последствия. Таким образом, заявления о невиновности со стороны получателей часто так же обоснованны, как и реальна тайная помощь, в получении которой их обвиняли.

Но американские интересы в Испании таковы, что их нельзя не заметить. Действительно, американские разведывательные службы сняли, фигурально выражаясь, свои шляпы, тёплые шинели и тёмные очки и бросились танцевать при фонарях, как уже бывало в Мадриде, где, пожалуй, главная их цель не играть, а выигрывать. Как можно понять из заявлений Киссинджера, самое главное для американских интересов в Испании — это не предотвращение коммунистического переворота, который не стали бы терпеть определённые внутренние группы, а стремление избежать перехода к нейтрализму в испанской внешней политике. Это реальная опасность для США.

Новые стратегические планы Вашингтона разработаны с учётом позиции Испании, поскольку Иберийский полуостров является продолжением африкано-атлантического шельфа. Сахара, Ангола, движение за независимость на Азорских и Канарских островах, ось Париж — Мадрид — Рабат — всё это часть той же проблемы. Главной становится не проблема противодействия Советам, а проблема создания сверхмощного кулака, «очагов» активности для блокирования процесса нормализации в международных отношениях.

Всё это объясняет позицию американцев в вопросе о Сахаре и их поддержку «зелёного марша», который государственный департамент осуществил методом столь же осторожным, как и эффективным. Передачей Сахары Марокко сотрудники американских разведывательных служб добились изоляции Алжира, раскола третьего мира и безопасности станций перехвата в Сеуте и Мелилье и на базе на Тенерифе, о которых некоторые говорят как о якобы несуществующих, но которые в странах третьего мира уже известны как полностью функционирующие.

Разрешение проблемы Сахары означает возобновление американского надзора за жизненно важной зоной, которая была вне поля зрения в период эскалации войны во Вьетнаме. Американцы уже обезопасили нефтяной маршрут, который проходит через Лас-Пальмас и вдоль берегов Анголы, и обеспечили наблюдение за советским флотом в Средиземном море с юга, что укрепляет самую уязвимую зону НАТО. И всё это может подвергнуться опасности, если Испания станет по-настоящему нейтральной.

Демократизация Испании так же реальна, как и то, что она может стать нейтральной. И в том и в другом случае американские базы должны быть эвакуированы, что повлечёт коренные геополитические изменения в этом регионе. Столкнувшись с такой возможностью и не считаясь с тем, что больше приемлемо для правительства в Мадриде, Соединённые Штаты не стали бы терпеть Средиземноморскую Швейцарию.

Предотвратить этот нейтрализм, по-видимому, самая явная цель тайной деятельности американских разведывательных служб в Испании, которая, что бы ни думал любой теоретик из «бункера», не основывается на гипотетической опасности захвата власти коммунистами.





1 «Бункер» — самая реакционная часть испанского общества. — Прим. пер.
2 Апертуристы (от испанского apertura — открытие) — участники широкой демократической коалиции за прогрессивные изменения в Испании во время франкистского режима и сразу же после смерти Франко. В эту коалицию входили также коммунисты, социалисты и другие демократические прогрессивные слои. Они противостояли стремлению «бункера» сохранить франкизм без Франко. — Прим. пер.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Боголюбов.
Тайные общества XX века

Дэвид Кортен.
Когда корпорации правят миром

Борис Башилов.
Масоны и заговор декабристов
e-mail: historylib@yandex.ru
X