Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Составители Ф. Эйджи и Л. Вулф.   Грязная работа ЦРУ в Западной Европе

Янис Рубатис, Карен Уинн — Операции ЦРУ в Греции

Эта статья впервые была опубликована
в афинской газете «Неа» 22, 23 и 24
февраля 1978 г.




Прошлое ЦРУ в Греции. После окончания второй мировой войны Греция была одним из самых важных оперативных центров Центрального разведывательного управления. В течение 60-х годов ЦРУ использовало Грецию как свою базу для широких операций, направленных против стран Средиземноморья. Американские разведывательные операции в Греции в тот период были наиболее крупными среди стран такой же величины и рассматривались в ЦРУ как одни из важнейших на всём Европейском континенте. В том же десятилетии глава резидентуры ЦРУ в Афинах руководил деятельностью свыше 200 оперативных сотрудников и других служащих. ЦРУ осуществляло свои операции в Греции по крайней мере из пяти мест:
1) из американского посольства в Афинах;
2) из здания Метохикон Тамион Страту на улице Панепистимиу;
3) с базы связи Неа-Макри;
4) с базы связи Татой;
5) из американского консульства в Фессалониках.

Средства, использовавшиеся американским разведывательным ведомством для обеспечения своих операций в 60-х годах, теперь оговорены в соглашении о военном сотрудничестве между греческим и американским правительствами. Это соглашение было подписано летом 1977 года в Афинах представителями правительства Караманлиса и администрации Картера, но ещё не вступило в силу.

Интервью с бывшими сотрудниками ЦРУ и другими лицами, наблюдавшими за деятельностью американских разведывательных служб в районе Средиземноморья, теперь показывают, что Греция являлась центром разведывательных операций против таких государств, как Ливия, Эфиопия, Иран, Ирак, Иордания, Саудовская Аравия, Ливан, Турция, Кипр и Сирия. На сегодняшний день нет доказательств, что такие операции больше не осуществляются.

Насколько можно понять из интервью, эти акции Центрального разведывательного управления начались ещё в 1960 году, а возможно, и раньше. Джон Моури, бывший руководящим сотрудником ЦРУ в Афинах с 1962 по 1968 год, выступая с лекцией в американском университете в Вашингтоне 1 октября 1977 года, публично подтвердил, что Греция использовалась ЦРУ как оперативная база. Он заявил, что «Греция была удобной и дружественной базой для развёртывания деятельности ЦРУ в прилегающих регионах...». Моури, однако, пытался создать впечатление, что она касалась социалистических стран, расположенных к северу от Греции, против которых было направлено большинство операций, подготавливаемых в Греции. Это заявление вводит в заблуждение, поскольку в период службы Моури Греция была базой главным образом для деятельности на Средиземноморье, а не против восточноевропейских стран.

Резидентура ЦРУ в Афинах была создана в конце 40-х годов сотрудником ЦРУ, американцем греческого происхождения Томасом Карамессинесом, который позднее стал заместителем директора ЦРУ по планированию (третий пост по значению в управлении), руководителем подразделения, которое координирует работу всех тайных служб. Необычно большой штат, содержащийся ЦРУ в Афинах, координировал работу подразделений обеспечения и центров связи, обслуживающих разведывательные операции Соединённых Штатов в упомянутых выше странах, которыми занимался отдел БВ (Ближнего Востока) Центрального разведывательного управления. Персонал обеспечения групп принадлежал к отделу технических служб, или ОТС, одному из пяти «оперативных подразделений» резидентуры ЦРУ в Греции. Центры связи входили в отдел коммуникаций, или MENCA, полуавтономной группы, руководимой из штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли (штат Вирджиния).

До 1967 года ОТС размещался на пятом этаже Метохикон Тамион Страту. Позднее он был переведён в большее помещение на шестом этаже. Отдел технических служб обеспечивал операции ЦРУ с помощью специальных средств. Помощь ОТС другим подразделениям ЦРУ включала предоставление электронной подслушивающей аппаратуры, различных приспособлений для ведения слежки, специального оружия и наркотиков для тайных операций, фальшивых документов и других подобных материалов. Большинство сотрудников ОТС были специалистами по радио и электронике, некоторые из них — инженеры.

Поездки были важным аспектом жизни сотрудников ОТС в Греции. Как главная группа обеспечения тайных операций за пределами Греции, сотрудники ОТС были очень заняты. Когда кто-либо из оперативных сотрудников ЦРУ в одной из упомянутых выше стран решал, что проводимые им операции требуют каких-то специальных средств, он мог обратиться в резидентуру ЦРУ в Греции за помощью. Ответственный за оперативную работу в афинской резидентуре направлял тогда в резидентуру или оперативную базу, запрашивающую помощь, одного или более специалистов ОТС (резидентура эквивалентна посольству, а Фессалоники — это «оперативная база», эквивалентная консульству). Такой специалист вылетал в район, где нуждались в его услугах, находился там необходимое время, затем возвращался в Грецию. По словам бывшего сотрудника ЦРУ, люди из ОТС не могли пользоваться дипломатическими паспортами государственного департамента из-за его отрицательной позиции в этом вопросе. Им предоставлялись общегражданские и военные паспорта. Другой источник вспоминает, что сотрудники ОТС «очень часто сами изготовляли паспорта. Они были способны на такие дела. Они умели подделывать документы, поэтому изготовление фальшивых паспортов не представляло для них особой проблемы».

Деятельность ОТС включала агрессивные операции, готовившиеся в Греции и направленные против региона, страны или отдельных лиц за пределами Греции. Неясно, знали ли разные правительства Греции 60-х годов о деятельности ОТС и дипломатическом риске, связанном с разрешением ЦРУ использовать Грецию как базу для этих наступательных операций в других странах.

Было бы заблуждением предполагать, что специалисты ОТС работали только за пределами Греции. Во многих случаях опыт сотрудников ОТС использовался внутри страны. Например, когда в 1966 году заместитель резидента ЦРУ в Греции Харрис Грин рассматривал план дескридитации Андреаса Папандреу, именно специалисты ОТС дали ему знать, что располагают возможностями доставить в Грецию наркотик ЛСД и подбросить его Папандреу в питьевую воду на одном из общественных приёмов. По словам знающих людей, эта затея была оставлена только тогда, когда медицинские специалисты сообщили Грину, что нет гарантий, что наркотик даст желаемый результат.

Деятельность ОТС в самой Греции включала также установку электронной подслушивающей аппаратуры, перехват телефонных разговоров и обычное, негласное проникновение в частные дома и учреждения.

Доктор Сидней Готлиб, который недавно был назван в американском сенате одним из главных исполнителей в проводимых ЦРУ на американских гражданах секретных испытаниях наркотиков, воздействующих на сознание, являлся директором ОТС в описываемый период. Он разрабатывал среди прочих вещей высокотоксичные препараты, подобные яду из моллюсков, который секретно хранился сотрудниками ЦРУ невысокого ранга, вопреки советско-американской договорённости о запрещении использования бактериологического оружия. Доктор Готлиб совершил в течение 60-х годов несколько поездок в Афины.

Кроме ОТС в Греции действовал отдел коммуникации. Этот отдел, штаб-квартира которого размещалась в подвальных помещениях американского посольства в Афинах, по численности персонала был самым большим подразделением ЦРУ в Греции. Он имел и имеет до сих пор две релейные станции. Местонахождение релейной станции «А» — Татой, станции «Б» — Неа-Макри. Персонал MENCA занимался главным образом приёмом и передачей информации по всему Среднему Востоку как ЦРУ, так и госдепартаменту. Например, когда сотрудник ЦРУ в Сирии направляет сообщение в штаб-квартиру ЦРУ в Вашингтоне, это сообщение принимается в подвале американского посольства в Афинах. Из посольства оно будет передано в Соединённые Штаты одной из двух релейных станций. Релейная станция в Неа-Макри использовалась как ЦРУ, так и ВМС США, станция же в Татое была исключительно в распоряжении ЦРУ.


Создание резидентуры. Томас Карамессинес создал первую резидентуру ЦРУ в Афинах примерно в конце 40-х годов. С самого начала эта резидентура считалась одной из наиболее важных во всей Европе из-за стратегического значения Греции на Средиземноморье. С течением времени резидентура стала не только одной из самых важных, но также одной из крупнейших, выполняя роль вспомогательной базы для операций на Ближнем Востоке. К середине 60-х годов в этой резидентуре было не менее двухсот кадровых сотрудников ЦРУ, не считая служащих (греков и не греков), которые работали по контрактам.

Руководитель резидентуры в то время (1962—1968 годы) Джон Моури имел кабинет как в американском посольстве, так и в Тамион-билдинг. (Резидентом бывает, как правило, опытный мастер шпионажа, непосредственно руководящий операциями. Стать руководителем резидентуры означает достигнуть высшей ступени в профессиональной карьере шпиона.)

Помощник Моури, его заместитель Джеймс Поттс, также имел кабинеты в обоих зданиях. Он занимал этот пост с 21 ноября 1960 года до 24 мая 1964 года. Поттс был заменен Харрисом Грином, который прибыл в Афины 27 мая 1964 года и покинул город в начале 1969 года, когда его перевели в Берн. (Поттс вернулся в Афины в качестве резидента в середине 1968 года и пробыл до августа 1972 года.) Оба, резидент и его заместитель, имели дипломатические прикрытия. Моури выступал как первый секретарь, сотрудник политического отдела, специальный помощник посла, в то время как его заместитель имел должность атташе, сотрудника политического отдела.

Большинство оперативных сотрудников ЦРУ имели кабинеты в Тамион-билдинг, вблизи площади Конституции.

Резидентура ЦРУ в Греции подразделялась на две части: административную, или материального обеспечения, и оперативную. Около 40 вспомогательных служащих занимались хозяйственными и канцелярскими делами. В известном смысле они представляли административный аппарат ЦРУ в Греции. Остальные люди ЦРУ принадлежали к оперативной части, включая 125 человек, работавших в MENCA.

Стив Милтон был ответственным за оперативную работу в описываемый период. В конце 60-х годов его заменил Петер Коромилас. Милтон, американец греческого происхождения, был принят в ЦРУ в конце 40-х годов. Он имел привычку говорить людям, что он «лучший в Америке специалист по Греции». В Вашингтоне ходили слухи, что Милтон переведён из Греции после 1970 года в связи с его ошибочной оценкой диктатора Георгия Пападопулоса. Говорят, что среди оперативных сотрудников ЦРУ Милтон был самым горячим сторонником Пападопулоса. Когда Пападопулос повёл себя не так, как ожидалось, Милтона послали в Сайгон и Тегеран. Назначение в Сайгон считалось в то время понижением для находившихся в Европе оперативных сотрудников, которые до этого не имели опыта работы в Юго-Восточной Азии.

Милтон руководил деятельностью четырёх подразделений, каждое из которых имело свои, специфические оперативные задачи. Во главе подразделения стоял начальник, отвечавший перед Милтоном за всю проводимую работу. Милтон в свою очередь подчинялся заместителю резидента Харрису Грину. Иногда начальники подразделений обходили Милтона и обращались непосредственно к заместителю резидента. По словам одного сотрудника, Милтон в то время стал посмешищем. (Милтон был однажды взбешён, когда охранник на пятом этаже Тамион-билдинг не узнал его и не впустил. Милтон отдал распоряжение убрать охранника и поставить в двери замок с цифровым кодом.)

Как уже говорилось, под командой Милтона находилось четыре оперативных подразделения: греческое отделение, отделение советского блока (ОСБ), отдел технических служб (ОТС) и полувоенных операций (ОПО). Отдел коммуникаций управлялся отдельно, но предоставлял оперативную поддержку четырём другим. ОТС и MENCA занимались обеспечением операций ЦРУ в странах за пределами Греции, то есть на Ближнем Востоке (БВ). Греческое отделение и отделение полувоенных операций действовали внутри страны. Отделение СБ проводило операции в Греции против объектов Советского Союза и восточноевропейских стран.

MENCA было самым крупным подразделением ЦРУ в Греции, имеющим 125 сотрудников. ОТС имел около 15 человек, отделение советского блока — 7, греческое отделение — 12 и отделение полувоенных операций — от 1 до 2 сотрудников. Оперативный работник — это сотрудник ЦРУ, обученный вербовке и «руководству» лицами, располагающими информацией, полезной для американской разведки. Подобными лицами могут быть министры кабинета, видные бизнесмены, дипломаты, шофёры, государственные служащие, сотрудники туристического бюро, репортёры, горничные и бармены. В Греции в 60-х годах большинство агентов и связных были греки, но использовались и иностранцы. Оперативный работник руководил группой, объединяющей от одного до двадцати или более источников, в зависимости от его энергии и амбиций. Источниками являлись агенты или связные. На оперативного работника возлагается также проведение чисто технических операций, таких, как телефонное и микрофонное подслушивание.

Оперативные работники использовали опыт сотрудников ОТС для сбора информации с помощью электронной аппаратуры. Однако, согласно сообщениям осведомлённых лиц, в период между 1965 и 1969 годами ЦРУ установило контакт с людьми из греческого телефонного ведомства (ОТЕ), так что, когда оперативный работник нуждался в организации телефонного подслушивания, он мог «набрать номер контакта в ОТЕ и работа была бы сделана». Нельзя подтвердить, что подобная договорённость между ЦРУ и служащими ОТЕ существует и сегодня.

Оперативные работники ЦРУ обычно допускали, что, когда ОТЕ устанавливало подслушивающие устройства, Центральное информационное бюро (KIP) — греческий эквивалент ФБР и ЦРУ — об этом будет информировано. Есть предположения, что KIP и ЦРУ имели «джентльменское соглашение» об обмене информацией, собранной в Греции. Однако резидент ЦРУ был убеждён, что в KIP проникли иностранные агенты. В результате, когда ЦРУ в Греции хотело избежать так называемых «проблем безопасности КIР», люди из ОТС устанавливали подобные устройства, где было нужно, без ведома KIP. Специалисты ОТС в течение того периода установили электронные подслушивающие устройства к телефонным аппаратам высших дипломатов и военных атташе восточноевропейских стран. При установке таких устройств техники ОТС использовали, когда требовалось, автомашины, окрашенные так же, как автофургоны ОТЕ.

Большинство сотрудников ЦРУ назначались в Грецию на четыре года. Как правило, только сотрудники греческого отделения, отделения полувоенных операций и отделения советского блока бегло говорили по-гречески. Резидент Джон Моури совсем не знал греческого. Многие изучали этот язык в институте внешних сношений в Вашингтоне. ИВС, как сокращенно называют институт, — учебное заведение, существующее под эгидой государственного департамента США, где дипломаты, военные и сотрудники ЦРУ проходят языковую подготовку и курсы, знакомящие их с историей и политикой тех стран, куда они получают назначение. Назначение и замена сотрудников ЦРУ обычно происходят в июле или августе, чтобы их дети могли посещать школу без перерыва.

Джон Моури в своей речи в американском университете сказал, что интересы резидентуры в основном были нацелены только на север, на социалистические страны, и что в течение 60-х годов заинтересованность управления в политических событиях в Греции была минимальной. Он пытался создать впечатление, что деятельность ЦРУ в Греции была главным образом вспомогательной, обеспечивающей операции за пределами страны. Но ЦРУ очень активно действовало в самой Греции. В греческом отделении и отделении полувоенных операций было больше оперативных работников, чем в отделении советского блока. Сотрудники ЦРУ, которые работали с Моури в Афинах, были весьма удивлены, узнав, что он представлял себя в своей речи «специалистом по советскому блоку». Во время пребывания в Афинах Моури очень мало интересовался операциями советского блока, но активно участвовал в работе греческого отделения. На приёмах и общественных мероприятиях ЦРУ он обнаруживал глубокий интерес к политической жизни Греции и полную осведомлённость, обычно в форме анекдотических замечаний, подобных сделанному неделю спустя после захвата власти в стране военными. В беседе с Моури американский посол Филипс Талбот заметил, что переворот «изнасиловал демократию». Моури ответил следующим вопросом: «Как можно изнасиловать шлюху?»


Отделение полувоенных операций. Среди более чем 200 сотрудников тайных служб ЦРУ в Греции удивительно незаметное место занимало подразделение под названием «отделение полувоенных операций». Пожалуй, никакая другая служба ЦРУ не была связана так явно с внутренней подрывной деятельностью, как эти подразделения. Подобные группы подразделения существовали не только в Греции. Аналогичные полувоенные группы, руководимые сотрудниками ЦРУ, действовали в 60-е годы по всей Европе. Обычно сотрудники ЦРУ, как только могли, избегали назначения в подобные группы — разоблачение такого сотрудника перед иностранцами означало конец всякому продвижению внутри ЦРУ, и его сторонились даже товарищи по службе.

В Греции отделение полувоенных операций появилось приблизительно в начале 50-х годов. С 1963 по 1967 год руководил действиями отделения сотрудник ЦРУ, американец греческого происхождения, имевший до этого значительный опыт военной службы в армии США. В 1967 году этот сотрудник был переведён во Вьетнам, и отделение возглавил его подчинённый. Этот американец греческого происхождения завербовал несколько групп греческих граждан в так называемое ядро для гражданской армии против угрозы левого переворота. Каждая из этих групп была обучена и снаряжена как самостоятельная партизанская часть, способная к организации и ведению партизанских действий с минимальным руководством со стороны.

Члены каждой такой группы были обучены ЦРУ военному делу. Насколько можно установить, большинство полувоенных групп проходило подготовку в двух лагерях: один вблизи Волоса, другой на горе Олимп. После начальных учебных занятий группы продолжали обучение уже в других районах: в горах Пинд и около Флорины. Они были снабжены автоматическим оружием и даже небольшими горными миномётами.

Оружие хранилось в нескольких местах. Почти всё военное снаряжение было укрыто в земле и в пещерах. Каждый член группы знал, где находятся эти тайники с оружием, чтобы в случае необходимости самостоятельно добраться до места. Трудности возникали в связи с тем, что эти тайники необходимо было держать в секрете от посторонних. Один сотрудник ЦРУ назвал это кошмаром. «Только успеешь закопать оружие в землю, как кто-нибудь из завербованных греков напьётся в баре и начнет болтать об этом», — рассказывал он. Это вынуждало перемещать склад и искать замену болтуну. Кроме тайников с оружием подготавливались тайники с продуктами питания и медицинскими средствами.

В период с 1963 по 1967 год отделение полувоенных операций ЦРУ в Греции было совершенно самостоятельной группой. Видимо, оно не имело никаких контактов с аппаратом военных советников США в Греции. Неизвестно, существовали ли в то время контакты между этими полувоенными группами и теми элементами в греческих вооружённых силах, которые в 1967 году приняли участие в государственном перевороте.

По словам одного бывшего сотрудника тайных служб ЦРУ, у которого ещё не истёк срок подписки о неразглашении секретов, новый руководитель отделения полувоенных операций, назначенный в 1967 году, не имел опыта военной службы и ранее не участвовал в полувоенных операциях. Вскоре после назначения он обратился к сотруднику по снабжению с необычной просьбой. Он представил аккуратно отпечатанный, с использованием номеров и описаний из каталога армии США заказ на целый полевой госпиталь, включая современное хирургическое оборудование, непригодное в условиях партизанской войны. В заказ были включены также лекарства с весьма короткими сроками хранения, например пенициллин. Запрашивались также операционные столы и другие предметы, слишком крупные для хранения в подземных складах.

Снабженец, бывший военный, сведущий в вопросах материального обеспечения, спросил руководителя отделения полувоенных операций, соответствует ли заказ задачам отделения. Прежде чем ответить на вопрос снабженца, руководитель отделения сказал, что «разберётся», и больше к этому не возвращался. Что делает историю ещё более необычной — это момент запроса. Константин, бывший король, только что вернулся после визита в Соединённые Штаты, где он имел несколько встреч с высшими американскими государственными деятелями, в том числе и с президентом Джонсоном. Можно подумать, хотя это и бездоказательно, что сотрудник ЦРУ хотел иметь полевой госпиталь к моменту монархического переворота, неудачная попытка которого произошла позднее в том же году.

Отделение полувоенных операций, насколько можно судить, так и не было распущено. По мнению руководящих сотрудников ЦРУ, группы под руководством отделения полувоенных операций должны рассматриваться как долговременная «страховка» интересов Соединённых Штатов в Греции и использоваться для поддержки или руководства возможным свержением «не симпатизирующего» греческого правительства. «Не симпатизирующего», конечно, американским манипуляциям.
загрузка...
Другие книги по данной тематике

В.С. Брачев, А.В. Шубин.
Масоны и Февральская революция 1917 года

Дэвид Кортен.
Когда корпорации правят миром

Чарлз Райт Миллс.
Властвующая элита

Росси Джанни и Ломбрасса Франческо.
Во имя ложи
e-mail: historylib@yandex.ru
X