Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Сюмпэй Окамото.   Японская олигархия в Русско-японской войне

ВНУТРЕННИЙ ФРОНТ

   Русско-японская война стоила Японии в целом 1 730 050 000 иен, что в 8,5 раза больше суммы, потраченной на войну с Китаем. Это в 6,6 раза превышает средний доход за 1903 год (260 220 000 иен) и в 11,7 раза правительственный доход от налогообложения (146 160 000 иен).

   Национальная экономика Японии, несмотря на свое быстрое развитие после войны с Китаем, все же не обладала достаточными ресурсами, чтобы без посторонней помощи справиться с военными расходами. Поэтому более 80 процентов военных расходов было восполнено займами, как внешними, так и внутренними. Больше половины займов было размещено в Лондоне, Нью-Йорке и некоторое количество – в Берлине. В качестве гарантий этих займов выступали таможенные платежи и табачная монополия. Они были получены под высокие проценты. Из 800 570 000 иен займов, размещенных за границей, Япония реально получила 689 590 000 иен[40].

   Было выпущено шесть внутренних займов на сумму 783 460 000 иен, из которых правительство реально получило 729 137 000 иен. Это более чем в шесть раз превышало сумму, полученную от выпуска займов во время войны с Китаем, и равнялось примерно 84 процентам оплаченной части акционерного капитала всех японских банков и компаний того времени.

   Несмотря на успешные попытки правительства увеличить доходы от налогообложения более чем на 100 миллионов иен за время войны, эти доходы покрыли всего лишь одну пятую от общих военных расходов. Они принесли 146 160 000 иен в 1903-м, возросли до 194 360 000 иен в 1904-м и составили 251 280 000 иен в 1905 году. Основным источником возрастания дохода служили земельный налог (около 43 000 000 иен и 32 процента роста) и различные акцизные сборы (около 63 000 000 иен и 46 процентов роста). Косвенные налоги тоже росли. Доходы от государственных монополий и авуаров собственности увеличились с 55 700 000 иен в 1903-м до 76 400 000 иен в 1904-м и до 99 880 000 иен в 1905 году.

   Объявление войны было запоздалым ответом на требования народа. Правительство могло ожидать от подданных максимальной сплоченности и сотрудничества в ведении войны. Хотя основной груз повышенных акцизных сборов лег на плечи разнорабочих и мелких фермеров, люди не возражали против огромных налогов и с готовностью возмещали все военные расходы[41]. Из десяти миллионов рабочих (мужчин) – экономической опоры нации – примерно два миллиона были отправлены на ту или иную разновидность военной службы. Больше половины от этого числа попали в армию, и не менее чем 999 868 ушли на фронт. Из них: 60 083 убиты в сражениях, 21 879 – жертвы болезней, 29 438 – демобилизованы из-за слабого здоровья или увечий[42].

   Японский народ переносил эти людские и финансовые потери стоически. За границей не слышали ни малейшего ропота. Иностранный наблюдатель, объездивший в военное время всю Японию, писал:

   «...страна безропотно отдает свою лучшую плоть и кровь для насыщения войны... страна может умереть обескровленной, а мир даже не узнает об этом. О, японцы! Вы прекрасные люди и могучие воины».

   Однако под маской мужества скрывались боль и отчаяние. Закрывались магазины и фабрики, возрастали задолженности по налогам. В 1906 году министерство земледелия и торговли опубликовало размеры заработной платы и цены начиная с 1903 года[43]:





   То есть в 1904 году, когда средняя зарплата была на 1,8 процента ниже по сравнению с 1903 годом, расходы на самые необходимые товары увеличились на 11 процентов. В 1905 году средняя зарплата повысилась на 2,3 процента относительно 1903 года, но цены возросли на 21 процент. Незначительное увеличение зарплаты в 1905 году не соответствует внезапному скачку цен. Средним и высшим слоям общества приходилось терпеть высокие военные налоги и другие финансовые обязательства; но, как показывает статистический анализ, самые тяжелые испытания выпали на долю низшего класса.

   Условия, в которых жили семьи солдат и моряков, стали еще хуже после того, как у этих семей отобрали их главных кормильцев. Без помощи извне у многих семей просто не осталось средств к существованию. Если бы не помощь благотворительных организаций, некоторые умерли бы от голода. Но, несмотря на столь бедственное положение народа, масштаб работы благотворительных организаций был сильно ограничен. Помогали только крайне нуждающимся, спасая их от голодной смерти. Крестьянским семьям, откуда происходило большинство солдат, оставалось надеяться лишь на поддержку друзей и родственников. Тогда как семьи солдат терпели нужду, те, кто был прямо или косвенно связан со снабжением армии, получали, как и в годы войны с Китаем, огромную прибыль от войны[44].

   Что поддерживало дух народа в это тяжелое время? Отчасти – преданность императору и государству. Но больше всего – победоносные новости о ходе войны и ожидание победы, которую обещали все газеты подряд. Более того, в противовес победам на фронте и описанию единства и высокого духа японского народа пресса сообщала о постоянно возрастающих беспорядках в России. Люди верили, что под всесторонним давлением российское правительство может в любой момент запросить мира.

   Сообщения о непрерывных победах, должно быть, опьянили японцев, долго живших в постоянном страхе перед русскими. Теперь же они наблюдали, как великая Россия склоняется перед героической атакой японских воинов. Каждая значительная победа на суше или на море служила поводом для всенародного празднования – это тоже укрепляло уверенность народа в собственной силе. С ликованием по поводу многочисленных успехов возникла иллюзия того, что абсолютная победа все ближе.

   Таким образом, народ продолжал поддерживать войну.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Игорь Муромов.
100 великих авантюристов

Юлия Белочкина.
Данило Галицкий

Алексей Шишов.
100 великих казаков

Ричард Уэст.
Иосип Броз Тито. Власть силы

Николай Непомнящий, Андрей Низовский.
100 великих кладов
e-mail: historylib@yandex.ru
X