Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

Сюмпэй Окамото.   Японская олигархия в Русско-японской войне

ПАРЛАМЕНТ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

   В этой волне правительства не были исключением и политические партии. До войны они были настроены мстительно из-за внезапного роспуска девятнадцатой сессии парламента, начавшегося с беспрецедентных беспорядков из-за необычного ответа спикера Коно Хиронаки на официальное обращение императора. Однако, когда начались военные действия с Россией, партии забыли про свое враждебное отношение и, подобно шовинистическим группам и прессе, объединились с правительством.

   1 марта 1904 года прошли девятые по счету всеобщие выборы. Они прошли на удивление организованно – по-видимому, провозглашение войны и последующие события должны были пресечь все внутренние беспорядки. Люди, полностью поглощенные войной, едва обратили внимание на голосование, поэтому оно никак не повлияло на политический баланс в парламенте.

   Двадцатый созыв парламента состоялся вскоре после выборов. Перед открытием обе партии подписали соглашение о выдаче любых необходимых ассигнований для ведения войны. Во время сессии принимались все счета и практически без обсуждения одобрялись даже чрезмерные запросы правительства. Так же прошла и двадцать первая сессия, созванная в конце ноября 1904 года, когда несколько ужесточившаяся по отношению к правительству позиция Кэнсэйхонто более чем компенсировалась еще более сотрудническим отношением Сэйюкай. Период между этими созывами отличался, по крайней мере внешне, сплоченной работой партий, которые всеми силами пытались поддерживать правительство. Лозунг киекоку итчи (национальное единство) казался панацеей. С таким отношением парламент легко отказался даже от права косвенно контролировать ведение правительством войны и дипломатии.

   Со своей стороны правительство старалось держать конгресс в неведении относительно хода войны и дипломатических предприятий. Это вызывало недовольство некоторых членов парламента, утверждавших, что война против России – это война всего народа, а не личная война кабинета. Когда в начале двадцать первого созыва министр иностранных дел отказался выступить с речью касательно внешних отношений, участники потребовали, чтобы «министр не скрывал от народа правды о развитии дипломатических отношений в ходе войны и требовал от людей поддержки на основе реальных знаний». Однако им не удалось изменить позицию правительства, которое имело конституционное право пресекать вмешательство парламента в военные и дипломатические дела. Политикой правительства по информированию политических партий о ходе войны было выдавать сведения только в таких пределах, в такие сроки и таким образом, которые оно считало «подходящими». Короче говоря, в атмосфере всеобщего увлечения национальным единством и поддержкой войны от парламента осталось, по-видимому, только имя.

   За внешним национальным единством продолжались политические разногласия между правительством и партиями. Даже во время войны главной силой партий являлась власть парламента над бюджетом. Несмотря на всеобщий дух сотрудничества, необходимость и желание постоянно увеличивать расходы сделали положение правительства уязвимым по отношению к жадным до власти политическим партиям. Таким образом, воспользовавшись желанием правительства поддерживать видимость национального единства, политические партии действовали только в своих интересах[46].

   Как мы уже видели, война с Китаем послужила началом новых сотруднических отношений между партиями и правительством. Впоследствии эти отношения постоянно развивались, и появление Сэйюкай в 1900 году укрепило их еще больше.

   С помощью Ито Хиробуми, гэнро и премьер-министра, основателя и руководителя Сэйюкай, перед членами партии открылось множество путей к политической власти. Однако после того, как в мае 1901 года кабинет Сэйюкай был вынужден уйти в отставку из-за внутрипартийной борьбы за бюджет, дела партии пришли в упадок. Тогда же Ито отказался от должности премьер-министра. Его президентский абсолютизм (сосай сэнсэй) заметно ослаб[47]. Компромисс Ито с правительством по поводу бюджета на восемнадцатой сессии парламента в мае 1903 года вызвал дальнейшее недовольство внутри партии, влияние которой вновь уменьшилось, когда по распоряжению императора Ито стал президентом Тайного совета. В связи с этим ему пришлось покинуть партию. Своим преемником Ито выбрал бывшего тогда президентом Тайного совета Саендзи Киммоти.

   Прежде чем принять эту должность, Саендзи потребовал выполнения следующих трех условий. Во-первых, его власть как президента партии должна быть равной по возможностям власти Ито (сосай сэнсэй); во-вторых, он не отвечает за сборы денег; и, наконец, члены партии должны осознавать, что роль Саендзи ограничена из-за его слабого здоровья. Саендзи родился в дворянской семье в Киото. Он был личным другом Ито, его протеже и бюрократом. У нового президента Сэйюкай были два способных заместителя: Мацуда Масахиса (1854 – 1914) и Хара Такаси (1856-1921).

   Дружба Мацуды и Саендзи завязалась еще в 1870-х годах в Париже, когда они были студентами. В 1881 году, когда Саендзи основал «Тою дзию симбун» («Либеральные новости Востока»), Мацуда присоединился к нему. В 1890 он стал членом парламента либеральной партии от Сага, Кюсю. Его назначили министром финансов при кабинете Окумы и министром образования при четвертом кабинете Ито в 1900 году.

   Однако самым главным из заместителей был Хара Такаси, внук главного вассала клана Намбу в Северной Японии. Ему было двенадцать лет, когда волна Реставрации Мэйди уничтожила семисотлетние владения клана. Заняться политикой его потолкнуло то, что правительственные силы под руководством Сэт-Те поработили его родину. Около пятнадцати лет Хара проработал в министерстве иностранных дел. За это время он близко познакомился с Иноуэ Каору и Муцу Мунэмицу, который был министром иностранных дел в период войны с Китаем. Это был решающий момент в карьере Хары. В 1897 году Муцу умер, Хара ушел с поста посла в Корее и присоединился к «Осака Майнити симбун». В то время Ито готовился к учреждению Сэйюкай, должность редактора и директора газеты занимал Хара. В 1900 году Хара вступил в Сэйюкай, как главный помощник Ито, а затем занял пост министра связи при кабинете Ито[48]. На седьмом всеобщем голосовании в августе 1902-го он был избран членом палаты представителей от своей родины Мориока.

   При содействии триумвирата Саендзи – Мацуда – Хара Сэйюкай обратился к кабинету Кацуры, чей престиж возрос после удачного заключения англояпонского союза в 1902 году.

   С приближением девятнадцатой сессии парламента Сэйюкай и Кэнсэйхонто договорились выступить против правительства. Они собирались обвинить его в неумелых дипломатических переговорах с Россией, а также раскритиковать политику административного ограничения. Это соглашение было заключено, несмотря на серьезные противоречия между рядовыми членами обеих партий. Наиболее ярко противоречия проявлялись в Кэнсэйхонто, которая разделилась на две группы: меньшинство во главе с Хираокой Котаро и Комути Томоцунэ планировало поддержать кабинет Кацуры в проведении сложных дипломатических переговоров с Россией, в то время как большинство утверждало, что кабинет не способен руководить страной в период национального кризиса. Большинство, в свою очередь, тоже разделилось на два лагеря. Первый выступал против сотрудничества с Сэйюкай, объясняя на примере прошлого опыта, что подобное сотрудничество опасно для Кэнсэйхонто. Поэтому его представители требовали, чтобы партия противостояла правительству без посторонней помощи. Другая группа под руководством таких высокопоставленных чиновников, как Оиси Масами и Инукай Цуеси, наоборот, призывала к объединению сил с Сэйюкай. Второму лагерю удалось в конце концов доминировать над всей оппозицией[49]. Но «бомба» спикера Коно и последующий неожиданный роспуск девятнадцатой сессии парламента расстроили совместные планы двух партий.

   После объявления войны России, 10 февраля 1904 года, сложилась новая политическая ситуация. 1 марта в спокойной обстановке состоялось девятое голосование. Сэйюкай увеличила свое преимущество, собрав 130 голосов.

   Результаты выборов были следующими:





   Ее позиция по отношению к правительству заметно улучшилась, поскольку последнему требовалось сотрудничество с партией для более гладкого проведения войны.

   В то время Хара Такаси начал свое маневрирование. Талантливый политический стратег, Хара всю жизнь медленно, но верно искал способ захвата власти и выбирал время для этого. Пытаясь увеличить влияние своей партии, чтобы со временем свергнуть олигархов, он не колеблясь договорился с правительством клана (ханбатсу)[50]. И даже внезапное начало войны не остановило его.

   До начала военных действий Хара резко критиковал политику тайной дипломатии. Когда война разразилась, он обвинил в этом правительство, которое, по его словам, злоупотребляло шовинистическими взглядами общественности по поводу России. Когда по просьбе Ито Хиробуми Канэко и Суэмацу были отправлены соответственно в Америку и в Англию, Хара усмотрел в этом намерение правительства разрушить партию. Он крайне подозрительно и критично относился к обеспечиваемому правительством комитету по экономическим связям (Канмин Конва Каи), в котором были представлены как правительство, так и партия.

   С приближением двадцать первой сессии парламента отношение Сэйюкай постепенно смягчалось. Во время двадцатой сессии обе партии сотрудничали с правительством и приняли его просьбу о восполнении военных затрат. Впоследствии отношение Кэнсэйхонто стало жестче.

   Двадцать первая сессия парламента была назначена на 28 ноября 1904 года. Как и в прошлый раз, правительство обратилось к исполнительным представителям партий с просьбой составить совместный компромиссный бюджет до того, как принимать бюджет на предстоящий год в парламенте.

   Сэйюкай и Кэнсэйхонто, прежде чем прийти к соглашению, провели партийные собрания. 26 ноября каждая из партий сообщила о своем решении. Эти решения указали на совершенно разное отношение партий к правительству. Сэйюкай выразила готовность сотрудничать с правительством, заявив: «...мы ничего не пожалеем ради восполнения военных издержек». На том же партийном собрании Саендзи сообщил своим сторонникам о согласии на сотрудничество, когда Кацура обратился к партии с просьбой помочь правительству в финансовых вопросах. Саендзи побуждал их «суметь вытерпеть нестерпимое ради своей страны» и принять законопроект на предстоящей сессии.

   В отличие от Сэйюкай Кэнсэйхонто раскритиковала бюджетную политику, предложенную правительством. Вот ее ответ на ключевой вопрос о пополнении финансовых фондов: «...В планируемый правительством рост затрат мы должны внести должные поправки. Мы сэкономим на правительственных издержках, проведя административную реорганизацию, и обеспечим баланс посредством выпуска облигаций...» В своем выступлении на партийном собрании Окума назвал правительство «медлительным и неуклюжим», особенно в делах, касающихся Китая и Кореи. Он заявил, что в военных вопросах правительственная дипломатия находилась не на должном уровне. Критикуя финансовую политику, он предупредил, что непрекращающийся рост налогов вскоре истощит народ и таким образом уничтожит важные источники средств. Он убеждал правительство изменить административную организацию, чтобы сэкономить расходы.

   28 ноября Кацура описал ситуацию в письме к Ито Хиробуми:

   «Что касается выступления графа Окумы на генеральном собрании партии Кэнсэйхонто, я получил информацию о нем позапрошлой ночью и внимательно изучил все сообщения об этом во вчерашних утренних газетах. Граф слишком легкомысленно относится к нашей стране. И хотя эта речь может просто служить еще одним доказательством его педантизма, никого из людей, действительно обеспокоенных сложившейся ситуацией, она не тронула. Поэтому я заставил редактора «Кокумин симбун» раскритиковать это выступление в сегодняшнем выпуске. Речь главы партии Сэйюкай, наоборот, оказалась самой подходящей при сложившихся обстоятельствах, и поэтому я выразил свое искреннее одобрение... Тебе следует знать об обстановке в парламенте. Что касается Сэйюкай, мне удалось побеседовать с маркизом Саендзи. Мы ничего не скрывали друг от друга и, несомненно благодаря твоим советам маркизу, обстановка казалась вполне удовлетворительной. Кэнсэйхонто, однако, судя по выступлению Окумы, играет на галерку... как я уже заметил, в сложившейся ситуации правительство ничего не будет скрывать и без всяких манипуляций возьмется за достижение «национального единства»!»

   Существует две причины, объясняющие столь разные позиции двух партий. Во-первых, цельность Сэйюкай поддерживалась триумвиратом Саендзи – Мацуда – Хара. Бесспорно, некоторые фракции выступали против триумвирата, но в основном они враждовали только между собой и боролись лишь за то, чтобы получить от правительства более выгодные условия сотрудничества и получить тем самым лидерство в партии. Поэтому ни одна из этих фракций не оспаривала позицию поддержки правительства. Более того, ведущая роль триумвирата сохранялась. Наоборот, внутри Кэнсэйхонто обострились противоречия. И хотя вся партия находилась в оппозиции по отношению к правительству, разногласия возникли в связи с самой спецификой такого положения. Сторонники Оиси и Инукая пытались противостоять через союз с Сэйюкай. Другие, включая фракцию президента Окума, требовали открытой оппозиции по отношению к кабинету Кацуры. Такой раскол ослабил позицию партии, а также позволил наконец Харе манипулировать Кэнсэйхонто.

   И вторая, более значительная, причина связана с источниками информации, доступной для каждой из партий, и с достоверностью тех сведений, которые они получали. Сэйюкай имела огромное преимущество перед своим противником – она находилась в тесной связи с теми, кто принимал решения. Ее бывший президент Ито стал главным советником, как при кабинете министров, так и при троне. Другой представитель, Гэнро Иноуэ, с которым Хара поддерживал близкие отношения, являлся консультантом Кацуры по финансовым вопросам, вместе с гэнро Мацукатой[51]. Дневник Хары содержит достаточно доказательств того, что лидеры Сэйюкай были очень хорошо информированы о политической, военной и дипломатической обстановке, сложившейся в то время.

   У Кэнсэйхонто не было таких источников, поэтому она придерживалась требований более жесткой военно-дипломатической политики, особенно по отношению к Корее и Китаю. Более того, отчуждение Окумы от других лидеров партии, которые поддерживали контакты как с Сэйюкай, так и с правительством, оказалось причиной еще большей его неосведомленности в политических и военных делах[52]. Окума, чьи отношения с гэнро были, мягко говоря, напряженными, оставался в полном неведении о том, что происходит, и продолжал досаждать своими возвышенными речами тем, на ком действительно лежала ответственность.

   Так или иначе, Кацура, который в течение марта осторожно выяснял мнение Сэйюкай, решил более открыто наладить контакты с партией. Когда Кэнсэйхонто окончательно решилась урезать бюджет в три раза сильнее, чем Сэйюкай, Кацура предложил сотрудничать только с Сэйюкай.

   6 декабря 1904 года Кацура сообщил Харе, что решение Кэнсэйхонто слишком расходится с политикой правительства, в то время как предложение Сэйюкай правительство находит приемлемым. Поэтому правительство намерено действовать по плану Сэйюкай, и, если две партии так и не придут к соглашению, правительство последует совету Сэйюкай. Кацура также попросил Хару консультировать правительство в переговорах по поводу бюджета, поскольку считал неразумным открыто действовать в союзе с Сэйюкай. Хара ответил, что находит разлад между партиями крайне нежелательным, и добавил, что им необходимо найти хоть какой-то компромисс.

   На следующий день Хара сказал Мацуде Масахисе: «Если правительство, доверившись нам, начнет действовать согласно нашему решению, этот факт неизбежно отдалит нас от Кэнсэйхонто. Поскольку это очень серьезный вопрос для нашей партии, нам необходимо выяснить подлинные намерения Кацуры». Они тотчас же обратились за советом к Саендзи. Все трое подозревали, что попытки Кацуры наладить контакты с ними – всего лишь стремление использовать партию в своих собственных интересах. Они также опасались, что это может повредить положению Сэйюкай. Поэтому они решили использовать Ито Хиробуми как посредника. 8 декабря Ито провел частную беседу с Кацурой, который «заявил, что готов возложить большие надежды на Сэйюкай». Услышав это, Хара и Мацуда сразу же сообщили Саендзи все детали беседы. В тот же день Хара посетил Кацуру в его частной резиденции, где они обменивались откровенными мнениями с 22.30 до 1.30. Они пришли к тайному соглашению. Во-первых, Сэйюкай будет поддерживать кабинет Кацуры во время войны, даже если это будет означать, что партия отстранится от Кэнсэйхонто; во-вторых, когда Кацура уйдет в отставку после войны, он рекомендует Саендзи на пост премьер-министра, а также поддержит его кабинет. Так начался «период Кацуры – Саендзи» (Кей-Ен Дзидай), во время которого бразды правления передавались туда-сюда между этими двоими вплоть до прихода Тайсе.

   Будущую политику по отношению к Кэнсэйхонто Хара объяснял так:

   «Пока вы доверяете нам, мы вам помогаем, даже если это означает отчуждение от Кэнсэйхонто. Однако я нахожу выгодным для нас как можно дольше сотрудничать с этой партией. А значит, мы намерены поддерживать хорошие отношения с Кэнсэйхонто, но не следует считать, что мы все еще находимся в тесной связи с ней». Об этом соглашении должны были знать только Кацура, министр финансов Сонэ Арасуки и министр военно-морского флота Ямамото Гоннохиоэ – из правительства; Хара, Саендзи и Мацуда – из партии. Хара написал о беседах с Кацурой в дневнике: «Что бы ни случилось в будущем, я верю, мой сегодняшний визит к министру Кацуре – великое событие как для кабинета, так и для Сэйюкай».

   На следующий день, 9 декабря было принято компромиссное бюджетное соглашение между правительством и обеими партиями. 15 декабря Эрвин Бэлз записал в своем дневнике:

   «Сегодня состоялось бракосочетание Аоки и Хацфелда. Брак зарегистрировал посол. Князь Кацура, премьер-министр, был одним из свидетелей. После праздничного завтрака я сделал комплимент тому, как он замечательно выглядит, несмотря на все его волнения и тяжелую работу, и выразил сожаление по поводу проблем, связанных с политическими партиями. «О, теперь все наладилось», – сказал он, улыбаясь и похлопывая себя по груди. – Здесь, в кармане, лежит договор с партиями. Они отказались почти от всех своих возражений насчет нашего бюджета. Отсюда я направляюсь в парламент, где все должно пройти гладко».

   Как он сказал, так и произошло. Две главные партии, до недавнего времени – его яростные противники, отступились от всех своих принципов.

   Налоги по-прежнему были огромными. Налог на землю под застройку увеличился в два раза, налог на сельскохозяйственные угодья – на 50 процентов. Монополия на соль, повышенные импортные пошлины, налог на предпринимателя, повышенный налог на пиво и спиртное, подоходный налог, налоги на наследство, а также налоги на средства сообщения, например налог на трамваи, составляет не менее 35 процентов от валового дохода!»

   За внешним одобрением проекта бюджета парламентом лежит подозрительная сделка правительства и Сэйюкай. Это не просто «период подчинения и единодушия в парламенте», как утверждали Скалапино и другие. Одних лишь призывов к «национальному объединению» недостаточно для того, чтобы гарантировать правительству подлинное сотрудничество с партиями и парламентом.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Николай Непомнящий.
100 великих загадок Африки

В. М. Духопельников.
Ярослав Мудрый

Анатолий Москвин.
Сицилия. Земля вулканов и храмов

Алексей Шишов.
100 великих казаков

Джеффри Бибб.
Две тысячи лет до нашей эры. Эпоха Троянской войны и Исхода, Хаммурапи и Авраама, Тутанхамона и Рамзеса
e-mail: historylib@yandex.ru
X