Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. В. Самаркин.   Историческая география Западной Европы в средние века

Церковная география средневековой Европы

Средневековая католическая церковь играла большую роль в жизни современного ей общества — и как крупнейший феодал-землевладелец, и как могущественная политическая сила, и как господствующая, монопольная организация в области идеологии и культуры. Эти стороны церковной организации наложили свой отпечаток и на историческую географию средневекового общества.

Территориальное распространение христианства было следующим. К VII в. оно исповедовалось лишь к югу от Дуная и к западу от Рейна; в других местах, кроме кельтских областей Британских островов, его практически не знали. В VII—VIII вв. начинается экспансия католичества на востоке, и оно захватывает территории между Рейном и Эльбой (принятие христианства фризами, саксами, алеманами, тюрингами), а на Британских островах — англосаксонские королевства. Наибольший размах это движение приняло в IX—XI вв., когда были обращены в католичество чехи, поляки, венгры, народы Скандинавии, Дании и другое население Восточной и Северной Европы. К концу этого периода почти все население Западной, Центральной и значительной части Восточной Европы было христианским. В последующие столетия христианская церковь победила во всех землях континента — на Пиренейском полуострове, в Померании, Пруссии и Восточной Прибалтике. Обращение местного населения в католичество проходило в разных формах — от добровольного до насильственного, под угрозой истребления, нередко проводившейся в жизнь. Одним из самых жестоких методов борьбы с нехристианами и отколовшимися от «истинной» церкви еретиками были крестовые походы. Всего было предпринято несколько десятков походов; практически все страны средневековой Европы испытали на себе их бремя.

Формальное церковно-административное деление католической Европы было следующим. Центр [107] католического мира находился в Риме (в 1308—1378 гг. в Авиньоне). Крупнейшими региональными ячейками церкви были архиепископства и патриархаты (последних было несколько — Венеция, Аквилея, Лиссабон); некоторые из архиепископов неофициально считались главами (примасами) своих национальных церквей: в Испании — Толедский, во Франции — Лионский, в Англии — Кентерберийский. Количество архиепископов в разных странах было различным; в некоторых их число оставалось постоянным (в Англии — 2, во Франции с X в.— 17), в других оно росло за счет присоединения некатолических земель (Германия, Испания, Португалия). Из архиепископств наиболее


Распространение христианства (VII—XIII вв.):
1 — в эпоху Григория I (590—604 гг.); 2 — в VII—VIII вв.; 3 — в IX—XI вв.; 4 — в XII—XIII вв. [108]

важную роль в политической жизни своих стран играли: во Франции — Реймское, в Англии — Кентерберийское, в Скандинавии — Лундское, в Испании — Толедское и Сант-Яго де Компостела, в Германии — архиепископы-курфюрсты Кельна, Майнца, Трира. Самыми обширными церковными владениями обладали папы, под управлением которых находилось их государство, и немецкие архиепископы Майнца, Трира, Кельна, Бамберга. Немецкие архиепископства Бременское, Магдебургское, Зальцбургское были одновременно центрами военной экспансии в южные и восточные земли; позже форпостами этой экспансии стали архиепископства Гнезно и Риги.

Архиепископства состояли из епископств; их было в средневековой Европе несколько сот (во Франции — более ста). Некоторые из них по своему значению не уступали архиепископствам (например, Миланское в Италии, Лан, Нуайон во Франции). Низшую ячейку церковно-административной структуры составляли приходы. Их число было очень велико; в одной Франции в первой половине XIV в. их насчитывалось около 32,5 тыс. В каждом приходе располагалась церковь, посвященная какому-либо святому. Картина территориального размещения этих святых, патронов приходских церквей нередко позволяет сделать интересные наблюдения и выводы, касающиеся разных сторон жизни общества. Территориальная картина размещения приходов, епископств и архиепископств отличалась исключительной консервативностью: подавляющая часть их вела свое начало еще от эпохи раннего христианства, и их границы на протяжении столетий не подвергались никаким изменениям. В результате этого нередко возникали своего рода анахронизмы, когда статус церковного владыки не соответствовал значению и роли его резиденции; особенно часто это явление наблюдалось в Италии, где бурный рост новых городов приходил в противоречие с церковной структурой, оформившейся еще в античную эпоху.

Очень пестрой была картина размещения средневековых монастырей и аббатств. Вообще монастыри разных орденов были распространены практически во всех странах Европы, но нередко основная часть их концентрировалась в одной какой-нибудь области. Так, Клюнийский орден в XI в. насчитывал около 1200 монастырей, из которых главная масса (около 900) располагалась на территории Бургундии, Нормандии, Иль-де-Франса, [109] Лангедока; основная часть цистерцианских монастырей (всего их в конце XIII в. насчитывалось около 700) была размещена в Центральной и Южной Франции. Такое своеобразное размещение монастырей этих орденов сыграло определенную роль в событиях средневековой эпохи. Становится понятным, например, почему в XI—XII вв. во главе оппозиционного папству движения стали именно клюнийцы, главная масса владений которых была практически недосягаема для Рима. Цистерцианцы, устав [110] которых предписывал занятия хозяйством, предпочитали основывать свои монастыри на свободных землях; поэтому их деятельность была тесно связана с освоением окраин и Центрального Французского массива. Аббатства других орденов (например, наиболее древнего — бенедиктинского — или более поздних — доминиканского и францисканского) были более или менее равномерно разбросаны по разным областям. Так, доминиканский орден в начале XIV в. состоял из 18 провинций, в основном соответствующих разным областям и странам, в них было расположено около 700 монастырей; духовным центром ордена считался Париж (Сорбонна). Сфера влияния францисканцев делилась на две области, «фамилии» — итальянскую и континентально-европейскую (Цисмонтана и Ультрамонтана), — каждая из которых состояла из 12 провинций. Крупнейшими из средневековых европейских монастырей были: на территории Германии — Лоршский, Прюмский, Сен-Галленский, Фульда; Франции — Корби, Сите, Клерво, Сен-Жермен, Флери, Сен-Дени; Италии — Боббио, Фарфа, Монте-Кассино; Испании — Сант-Яго де Компостела; Англии — Сент-Олбанский в Хертфорде, Абингтон, Сент-Эдмондский в Суффолке, Гластонбери, Петерборо в Нортхемптоншире, Вестминстерское в Лондоне, св. Августа в Кенте.


Крупнейшие монастыри континентальной Западной Европы (900—1200 гг.):
1 — Бенедиктинский орден; 2 — Цистерцианский; 3 — Августинский; 4 — Клюнийский; 5 — центры диоцезов (крупнейшие епископства и архиепископства)

Религиозное паломничество сыграло большую роль, в истории средневековой торговли, особенно раннесредневековой. Паломники тогда нередко выполняли функции мелких розничных торговцев, а по их стопам затем отправлялись купеческие караваны; так складывалась сеть торговых путей во времена, когда торговля носила эпизодический характер. Крупнейшим центром паломничества в средневековье был Рим, и ведущая к нему «дорога пилигримов» была хорошо известна европейским купцам. Из разных стран Западной Европы жаждущие поклониться святому престолу стекались к центральным и западноальпийским перевалам. Затем, перевалив Альпы, они концентрировались в Сузах или Турине, откуда через Болонью — Ареццо — Витербо (древняя римская «Виа Эмилия») или Парму — Лукку — Сиену отправлялись в Рим. Этот маршрут, естественно, действовал и в обратном направлении, связывая торговые центры Тосканы, Ломбардии и Лигурии с самыми разнообразными местами континента. Дорога паломников из Англии в Рим шла по следующему маршруту. Из Лондона по [111] старым римским дорогам через Рочестер и Кентербери толпы паломников достигали Дувра и переправлялись через Ла-Манш во французские порты (чаще всего Кале и Булонь). Отсюда разными путями (через Пикардию, Париж, Реймс, шампанские города) они добирались до Шалони или Лиона и затем поднимались в Альпы. В Италию они проникали через перевал Мон-Сени; далее шел уже знакомый «путь пилигримов». Еще один путь паломничеств — в Сант-Яго де Компостела, место погребения св. Якова: из разных мест северной части континента (Лондон, Брюгге) через Париж в Орлеан, Бордо и далее в Северную Испанию. Особым почтением пользовались также места погребения мощей святых Бенедикта (Монте-Кассино), Франциска и др. Вообще при огромном количестве католических святых средневековые города не страдали недостатком патронов-покровителей. Чудодейственные свойства, приписываемые святым, привлекали тысячи поклонников св. Антония в Падую, Амвросия — в Милан, Марка — в Венецию, Януария — в Неаполь, Павла — в Нарбонну, Дени — в Париж и  т.д. Одновременно с ними по ими проложенным маршрутам шли купцы. Нередко под покровительством этих святых в городах организовывались ярмарки (Сен-Дени под Парижем).

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Б. Т. Рубцов.
Гуситские войны (Великая крестьянская война XV века в Чехии)

Джуэтт Сара Орне.
Завоевание Англии норманнами

Н. П. Соколов.
Образование Венецианской колониальной империи

Жан Ришар.
Латино-Иерусалимское королевство

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)
e-mail: historylib@yandex.ru
X