Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. В. Самаркин.   Историческая география Западной Европы в средние века

Географическая среда и развитие общества в феодальную эпоху

Взаимодействие природно-географической среды и общества — важная методологическая проблема. Выше уже кратко говорилось о том, как ставилась эта проблема в домарксистской философии и истории. Советская историческая наука, основываясь на принципах исторического материализма, полагает, что окружающая среда воздействует на исторический процесс, однако ее воздействие нельзя считать главным и определяющим. Природа, окружающая среда участвует в развитии общества: любая социально-экономическая формация, базисом которой являются производительные силы и производственные отношения, включает в себя природный, географический фактор как одну из производительных сил. Естественно поэтому, что действие этого фактора не может быть всеобъемлющим и решающим, так как в процессе общественного развития участвуют многие факторы, в первую очередь — другие производительные силы (производственные навыки человека, орудия труда и пр.) и производственные, общественные отношения. Окружающая среда может наложить и накладывает определенный отпечаток на процесс исторического развития — ускоряя или замедляя его, формируя его специфические местные особенности, однако она не может в корне изменить его. Более того, природно-географическая среда как производительная сила сама во многом зависит от других факторов общественного [12] развития, в первую очередь от уровня развития производства и от характера общественных отношений. Ведь одни и те же физико-географические характеристики (горы, моря и реки и  т.д.) могут в одних случаях оказывать отрицательное, в других — положительное влияние на исторический процесс — в зависимости от уровня развития общества.

Природная среда как производительная сила зависит от развития общества еще и в том отношении, что на каждом этапе общественного развития природа используется по-разному. Те же реки в одном случае могут служить только средством передвижения, в другом — источником энергии. Одна и та же земля в родовом обществе используется как охотничье, например, угодье, позже — как объект земледельческого хозяйства, в другой же формации — как место разработки полезных ископаемых.

Анализируя природную среду как составную часть общественного развития, К. Маркс различал два основных вида природных ресурсов:

1) те, которые служат средством существования людей,— естественное плодородие почвы, рыба, звери, птица и  т.п.;

2) те, которые служат средствами труда,— металлы, уголь, строительный материал, энергия рек и пр. «На начальных ступенях культуры имеет решающее значение первый род, на более высоких ступенях — второй род естественного богатства» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., изд. 2, т. 23, с. 521.). Первой общественной формацией, в которой второй вид естественного богатства с самого начала имел решающее значение, был капитализм. Он «предполагает господство человека над природой. Слишком расточительная природа «ведет человека как ребенка на помочах»... Не область тропического климата с его могучей растительностью, а умеренный пояс был родиной капитала» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., изд. 2, т. 23, с. 522).

С этой точки зрения феодальная формация занимает промежуточное место, включая черты и того, и другого способа использования природных ресурсов.

В эпоху господства натурального хозяйства земледелие — основное занятие людей — зависело от природной среды. Тогда использовались и природные ресурсы второго рода (например, дерево — для построек и орудий [13] труда), однако в целом хозяйство приспосабливалось к окружающему миру. Так, естественные различия плодородия почв способствовали развитию чересполосицы, недостаток богатых кормом пастбищ был одной из причин выпаса скота по пару и, как следствие этого, принудительного севооборота. В других местах скудность почв и иные природные факторы заставляли местное население заниматься рыболовством, и оно становилось главным средством существования. Зависимость средневекового человека от естественных природных ресурсов была чрезвычайно велика.

По мере развития феодальной формации все большее значение приобретали ресурсы другого рода, те, которые служат основой производства. То же самое земледелие требовало более совершенных орудий, а следовательно, развития горнодобывающего дела и металлообработки, разнообразных усовершенствований во всех отраслях производства. Характерное для феодализма общественное разделение труда, все более углубляясь, вело к широкому использованию природных ресурсов, а нередко и к их истощению (например, истребление лесов). Так, уже в средневековье были заложены основы хищнического отношения к природе, которые затем, при следующей, капиталистической формации достигли наивысшего развития. Вместе с тем овладение естественными богатствами земли, широкое использование природных ресурсов приводило средневековое общество к умножению «его собственных потребностей, способностей, средств и способов труда» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., изд. 2, т. 23, с. 522), делало его все более независимым от «милостей природы».

Прямое воздействие географического фактора на общественное развитие, весьма значительное на первых этапах человеческой истории, по мере развития общества постепенно уменьшалось. Это положение исторического материализма ярко подтверждается на примере феодальной формации. В раннее средневековье зависимость общества от природы была особенно сильной: урожаи полностью определялись естественным плодородием почвы и климатическими колебаниями, охота и рыболовство целиком зависели от окружающих лесов и протекающих рек. По мере развития феодального общества основное занятие населения — земледелие стало меньше [14] определяться природно-климатическими факторами, и сельское хозяйство постепенно приобретало все большую независимость от стихийных сил природы. Еще меньше влияли природные условия на развитие ремесла; так, например, наиболее развитые районы шерстяного дела в Западной Европе того времени — Тоскана и Фландрия — не обладали особо благоприятными условиями для скотоводства и основная масса сырья для производства тканей доставлялась туда из других, порой весьма отдаленных мест. В дальнейшем эта относительная самостоятельность хозяйственного развития, ее сравнительная независимость от естественногеографических условий стала сказываться еще больше. Наиболее яркий пример этого применительно к позднему средневековью — сравнение природных условий и экономики Испании и Нидерландов. Последние не обладали ни достаточным количеством земель, ни какими-либо полезными ископаемыми, однако нидерландская промышленность эпохи разложения феодализма заняла ведущее место в Европе. И наоборот, трудно подыскать более богатый природными ресурсами район, чем Пиренейский полуостров, но промышленность Испании при Габсбургах находилась в полном запустении. Тем не менее не следует преувеличивать степень этой «независимости» хозяйства: в тех же Нидерландах экономика (торговля, рыболовство, судостроение) во многом определялась именно географическим положением страны; влияние природного фактора на хозяйственное развитие феодального общества оставалось весьма значительным.

В эпоху феодализма начинается и обратный процесс — воздействие человека на природу, и хотя он носил стихийный характер, последствия его были очень велики. Меняется флора и фауна, речная система сообщений дополняется искусственными каналами, люди отвоевывают землю у моря, и вообще ландшафт континента постепенно приобретает иной вид.

В извечной борьбе средневекового человека с природой особенно показательна деятельность по осушению болот. Массовое наступление на болота начинается в эпоху развитого феодализма. Так, процесс внутренней колонизации в Англии выражался, в частности, в освоении болотистых земель. В XII—XIII вв. большие массивы земли были отвоеваны у болот в Восточной Англии, Соммерсетшире, Суссексе, Кенте. В соммерсетских болотах [15] к началу XIV в. от трети до половины заболоченной территории было превращено в пашню, в районе норфолкских маршей было осушено около 30 тыс. акров земли. Еще большего успеха достиг этот процесс в Северной Италии, в частности в Ломбардии, где уже в XIII в. болота почти полностью исчезли. В целом это было только начало активной борьбы по осушению низин; она растянулась на много столетий и не всегда завершалась успехом. В XV—XVI вв., например, неоднократно предпринимались попытки освоения Агро Романо, но новые поселенцы спустя какое-то время, как правило, бежали с этих мест, не будучи в состоянии вынести тягот каторжного труда и малярийного климата. Знаменитые Понтийские болота, протянувшиеся на 30 км в окрестностях Рима и питавшиеся сточной водой Альбанских и Вольских гор, вплоть до конца XIX в. так и оставались источником малярийной опасности, постоянно угрожавшей «Вечному городу».

Влияние физико-географических условий на развитие общества было самым разнообразным — прямым и непосредственным, как это чаще всего случалось в хозяйственных вопросах (условия для земледелия или скотоводства, наличие полезных ископаемых и  т.д.), опосредованным (воздействие на политическую историю, складывание определенного уклада быта, материальной культуры и пр.). Это влияние прослеживается на многих сторонах жизни общества. В раннее средневековье, например, оно сказалось на Великом переселении народов. Не исключено, что одной из причин, способствовавших, передвижению германских племен с Балтики на юг Восточной Европы, было изменение климатических условий в том регионе. Та же причина, по мнению иных авторов (усыхание закаспийских степей и увлажнение южнорусской зоны), вызвала передвижение кочевых народов Азии в Северное Причерноморье. Потепление климата, сделав более доступными карпатские и альпийские перевалы, облегчило многочисленные набеги германцев, гуннов, аваров, венгров на территорию Западной Европы. Отступление льдов создало благоприятные условия для походов викингов в Исландию, Гренландию и Америку. Физико-географические особенности наложили отпечаток и на политическую историю. Отдаленность и труднодоступность территории способствовали длительному сохранению политической независимости отдельных народов — [16] басков, шотландцев, ирландцев — или приобретению ими государственной самостоятельности — швейцарцы. Суровость или ограниченность окружающей территории помогла выработке отличных мореходных качеств у жителей прибрежных областей — скандинавов, генуэзцев, далматинцев, населения Бискайского побережья Пиренейского полуострова, придав, в свою очередь, своеобразные черты их хозяйству, быту и политической истории. Географические условия определили направление и характер внутренней колонизации во многих странах (наступление на лес и горы во Франции, на лес и болота в Англии). В более позднее время природные факторы часто создавали возможности для той или иной хозяйственной специализации отдельных территорий, например перегонное скотоводство внутренних областей Испании или горно-приморских комплексов Италии и Южной Франции. На протяжении всего средневековья удобство географического расположения было непременным условием торговой активности любого крупного города. Количество подобных примеров можно было бы увеличить до бесконечности, однако и эти достаточно ярко подтверждают, сколь многообразно и порой сложно было воздействие окружающей среды на особенности исторического развития каждой области. В целом, несмотря на ограниченность воздействия природно-географического фактора, его влияние на специфику общественного развития феодальной эпохи было весьма и весьма значительным.

Однако определение степени этого воздействия требует конкретного анализа каждого отдельного случая, исследования всей совокупности причин, влиявших на особенности исторического развития данной территории.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

Сьюард Десмонд.
Генрих V

М. А. Заборов.
Введение в историографию крестовых походов (Латинская историография XI—XIII веков)

Мария Згурская.
50 знаменитых загадок Средневековья

Д. П. Алексинский, К. А. Жуков, А. М. Бутягин, Д. С. Коровкин.
Всадники войны. Кавалерия Европы

Марджори Роулинг.
Европа в Средние века. Быт, религия, культура
e-mail: historylib@yandex.ru
X