Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама




В. В. Самаркин.   Историческая география Западной Европы в средние века

Отличительные черты физической географии средневековья

В целом физическая география средневековой Западной Европы (рельеф, реки, климат, растительность и  т.д.) принципиально не отличалась от современной. Однако, несмотря на значительное сходство, мы можем найти и некоторые отличия, сложившиеся на протяжении более тысячи лет господства феодальных отношений. [30]


Возникновение залива Зёйдер-Зе


Изменение береговой линии Северного моря в районе Нидерландов

Хотя рельеф Европы за последние тысячелетия подвергся наименьшим изменениям, контуры береговой линии континента в отдельных местах изменились довольно значительно. Данные естественных наук показывают, что в связи с относительной мягкостью нашей геологической эпохи уровень вод Мирового океана постепенно повышается. По вычислениям последних лет средняя скорость этого подъема приблизительно равна 1 мм в год,  т.е. метру в тысячелетие. Правда, эти данные применимы далеко не ко всем районам земного шара, но в Атлантическом регионе они, вероятно, близки к действительности. Во всяком случае остатки многих римских и греческих поселений, сейчас полностью или частично ушедших под воду, подтверждают это. Так, например, современный Амальфи в раннее средневековье — крупный центр морской торговли Средиземноморья; сейчас этот город занимает лишь часть средневековой территории, основная ее часть находится под водой. Другим примером является судьба бывшего озера, а теперь морского залива, Зёйдер-Зе, отделяющего провинцию Северная Голландия от Западной Фрисландии. Еще в римскую эпоху морское побережье этих  [31] областей представляло собой ровную линию, а на месте современного залива находилась суша. Крупнейшее озеро, лежащее в этой местности, соединялось с морем одним из восточных рукавов Рейна. Постоянный приток морской воды во время частых штормов и наводнений расширил территорию этого озера, и в конце XIII в. оно постепенно превратилось в морской залив. В XIV столетии размеры его резко увеличились, и внутри нидерландских земель образовалась обширная морская акватория. Непосредственной причиной всех этих явлений было относительное потепление Арктики, достигшее своего максимума в XIII в., когда даже Гренландия оправдывала свое название «зеленого» острова.


Изменение береговой линии в устье Тибра за последние два тысячелетия

Вместе с тем во многих местах Европейского побережья шел и обратный процесс — наступление суши. [32] Чаще всего это было вызвано подъемом отдельных участков земной поверхности, наносной деятельностью рек или, начиная с развитого средневековья, трудовой деятельностью человека. Последнее, например, характерно для Нидерландского побережья. Иногда эти изменения накладывали существенный отпечаток на географию эпохи; так, некоторые южнофранцузские города (Нарбонна, например), еще в раннее средневековье стоявшие на берегу моря, к концу феодальной эпохи были отделены от него значительной полосой суши и перестали быть портами. Римские порты Равенна и Аквилея также превратились в сухопутные города, причем особенно велики были изменения в районе Равенны. Здесь в результате речных наносов береговая линия отодвинулась на несколько десятков километров и контуры северо-западной части Адриатики в корне изменились. Немалым изменениям подвергалась также береговая линия озер, меняли свои русла и многие реки (особенно на Пиренеях). Впрочем, более точное установление характера всех этих изменений требует комплексного изучения каждого конкретного случая.


Северо-западное побережье Адриатики в античности и в настоящее время; пунктиром показаны современная береговая линия и современное течение рек

Остальные элементы рельефа не подверглись серьезным колебаниям, хотя, конечно, и здесь имели место некоторые перемены. Примером этого может служить судьба Феннланда (Северо-Восточная Англия), дважды на протяжении средневековья (в начале V и второй четверти XIII в.) испытавшего понижение суши; в результате этого колонизованная в римскую эпоху область превратилась в безлюдную заболоченную низменность. Постепенно опускалось также и морское побережье Нидерландов.

Очень сложно определение климатических колебаний прошлого. Как и в современную эпоху, в средние века [33] на территории Западной Европы существовало несколько климатических регионов — скандинавский, средиземноморский, континентальный и  т.д., — обладавших значительными особенностями. Так, например, Южная Европа и тогда характеризовалась влажной зимой и засушливым летом (средиземноморский климат). Но вместе с тем в этих рамках наблюдались серьезные отклонения. В Сицилии, в частности в мусульманскую эпоху, произрастали финики, водились верблюды, в Испании — львы.

Для определения климата прошлого существует несколько методов: гляциологический (по изменению ледяного покрова гор), дендрохронологический (по ежегодным кольцам деревьев), астрофизический (связь с солнечным излучением) и др. Но результаты их, как правило, очень неопределенны; так, астрофизики выделяют циклы солнечных колебаний в 11, 22 1/2, 37, 83, 300 лет, причем средняя разница температуры внутри этих циклов не превышает десятых долей градуса. Такие же неопределенные сведения чаще всего содержат и письменные источники, так как выражения типа «жаркое лето» или «холодная зима» не могут служить базой для точных выводов.

Однако историка-медиевиста интересуют не только общие колебания климата; для него представляют большую важность именно те климатические характеристики, которые влияют на урожайность сельскохозяйственных культур, — ведь именно она в известные эпохи во многом определяла различные стороны жизни феодального общества. В целом на Европейском континенте можно выделить три основные сельскохозяйственно-климатические зоны: южную (Средиземноморье), северную (Скандинавия, северные острова) и умеренную, континентальную. В каждой из них на урожайность оказывали влияние разные факторы, но для первой решающим были осадки, для второй — температура, для третьей же одинаково важную роль играли оба эти момента. Естественно, что воссоздать полную картину средневекового климата и его влияния на урожаи практически невозможно; мы можем лишь в общих чертах определить, были ли данные годы благоприятны или же они препятствовали земледению. Причем уже априорно, исходя из общего знакомства с аграрным развитием феодальной Европы, можно сделать вывод, что в целом природные условия не слишком благоприятствовали земледелию. Так, ряд [34] исследователей полагают, что в раннем средневековье,  т.е. в те времена, когда хозяйство крестьянина находилось в наиболее тесной зависимости от погодных факторов, в среднем только один год из трех (а иногда даже из пяти) приносил хороший урожай.


Колебания ледового покрова Атлантики в районе Исландии (IX—XVII вв.)

В общих чертах картина колебаний осадков и температуры в средневековой Европе выглядит следующим образом. Первые столетия до и после нашей эры на территории Римской империи были относительно влажными, но в III в. наступает период сравнительной сухости. Затем к VI в. климат снова увлажняется, а в VII—X вв. опять становится сухим. С XI столетия и до конца развитого средневековья влажность резко повышается; особенно дождливой была первая половина XIV в. В эпоху позднего феодализма в Европе относительная влажность сохраняется.

Несколько иной была картина температурных колебаний. В целом эпоха V—XIII вв. характеризуется относительным потеплением по сравнению с предыдущими временами (но, конечно, это не означает, что в эти годы не было отдельных периодов похолоданий, суровых зим, заморозков и т.п.). Максимум потепления приходится на XI—XIII вв.; именно в это время идет интенсивное [35] таяние ледников, создавшее благоприятные условия для скандинавской навигации, колонизации Гренландии и других северных земель. Позже, с XVI в., начинается похолодание, особенно сильное в конце этого столетия; с известной долей преувеличения его иногда называют «малым ледниковым периодом». В это время опускаются границы снежного покрова гор и ледников, смещаются к подножью зоны растительности и средняя температура во внутренних областях континента падает сразу на несколько градусов.

Таким образом, если взять XII—XIV вв., например, то они были благоприятным временем для роста зерновых и других культур в северных районах и в горных местностях континента. Но одновременно эти же факторы (излишняя влажность и жара) были неблагоприятны для созревания посевов в основной части континентальной Европы. И этот факт очень показателен: ведь именно в эти годы (ообенно в XIII в.) сельскохозяйственное производство большинства стран Европы достигает своего рода максимума; следовательно, мы можем предположить, что извечная борьба человека с природой начала входить в стадию, при которой общество становится относительно независимым от окружающих его стихийных сил.

Для большей конкретизации картины климата средневековья несколько подробнее охарактеризуем некоторые его хронологические рубежи.

Считается, что в XI в., климат континента в целом напоминал современный, хотя в отдельные периоды температура и была несколько выше. Во втором десятилетии, например, на меридиане Гринвича средняя температура января составляла около +10°C. Летом довольно часто шли затяжные дожди, а отсюда — наводнения и паводки: за 110 лет (конец X — начало XII в.) в одной только Франции 27 лет сопровождались крупными наводнениями. В то же время засухи были относительно редки: за это же время насчитывают всего 9 засушливых лет.

Наибольшими климатическими аномалиями отличались XIII и XIV века. В это время на Балтике и в Северном море преобладает штормовая погода, значительно меняется береговая линия Фризии, Ютландии, Голландии. На побережье Линкольншира, например, разбушевавшаяся стихия смыла в море несколько деревень и [36] даже небольшой городок. В 1280 г. большой портовый город Уинчелси в Суссексе почти весь был затоплен морем; это же повторилось в 1283 г., и в 1292 г. город пришлось перенести в другое, более безопасное место. С арктических широт потянули холодные ветры; в Исландии и Гренландии ледники сдвинулись к югу, что привело к эмиграции местного населения и упадку гренландских поселений. Начали смещаться обычные маршруты как рыбных косяков, так и рыбацких судов. На континенте резко усилились перепады температур. Летом нередко продолжала стоять жара, зимой же климат стал гораздо суровее: несколько недель и даже месяцев в году держался лед на Темзе, иногда замерзали такие реки, как По, Адидже, Брента, Тибр. Одновременно участились суховеи, и вместе с тем нередки были дождливые холодные лета. Неустойчивость климата была столь велика, что современные летописцы постоянно вспоминают о грядущем «конце света».

Рубеж XVI—XVII вв. характеризуется резким похолоданием на всей территории Европы, особенно в ее континентальной части. На том же гринвичском меридиане температура января падает в среднем до 0°. На значительном протяжении и на большой срок замерзают Рейн, Маас, Шельда, Сена. В Южной Франции за полвека семь раз вымерзали виноградники и оливковые рощи (за все предыдущее столетие это случалось только дважды). Низкие температуры сочетаются с большим количеством осадков, в результате чего зимы переносятся с большим трудом. Холодные снежные зимы дополняют прохладные дождливые лета. Впрочем, последние штрихи этой климатической картины во многом основаны на субъективных ламентациях современников, поэтому некоторые исследователи позднего средневековья не склонны слишком пессимистически относиться к общей оценке климата той эпохи.

Флора Западной Европы со времен средневековья претерпела кардинальные изменения. В начале средних веков на континенте абсолютно преобладал лесной ландшафт. Леса покрывали подавляющую часть территории Англии, Германии, Франции, Испании и даже Италии, где в рабовладельческую эпоху площадь культивируемых земель была относительно велика; Альпы, Абруццы, Апеннины и многие холмистые районы были заняты огромными лесными комплексами. По последним [37] данным, в раннее средневековье насчитывалось не менее двухсот лесных массивов, каждый размерами в сотни тысяч гектаров. Леса дали имя многим районам континента: Угольный Лес, Богемский Лес, Провинция Сильвана (Чешский Лес), Сильва Лонга (Иль-де-Франс), знаменитый Герцинский Лес, простиравшийся, по словам Цезаря, на сотни километров, и многие другие. Ориентировочно считается, что лесной покров начала средневековья составлял не менее 3/4 всей площади Западной Европы. Позже, в эпоху развитого средневековья, повышенная влажность климата создавала благоприятные


Лесной покров Западной Европы в раннее средневековье [38]

условия для дальнейшего роста лесов; однако именно в это время начинается процесс сокращения их площади. Основной причиной этого является хозяйственная деятельность людей.

Лес и его продукты играли огромную роль в жизни средневекового человека; по крылатому выражению М. Блока, лес сопровождал крестьянина «от колыбели до гроба». Лес был основным строительным материалом, он давал свет и тепло жилищам, из него изготовлялись орудия труда, предметы ремесла и обихода, лесные продукты составляли сырьевую базу разнообразных промыслов: кора деревьев шла на дубление кож, зола использовалась в мыловарении, древесный уголь — в кузнечном деле, из молодых побегов деревьев изготавливались плетни и фашины, незаменимые для ремонта дорог и прочих хозяйственных нужд; упряжь скота, обувь и одежда крестьянина — все это и многое другое так или иначе было связано с лесом. Лес давал и значительную часть продуктов для стола средневекового жителя, причем не только крестьянина, но также горожанина и даже феодала: мясо, грибы, мед, дикие груши и яблоки, ягоды и множество других плодов шло из леса. Особо велика была роль леса как природного пастбища для скота. Свежая листва, молодые побеги, кустарник, желуди, трава перелесков служили основным кормом для многочисленных стад свиней, коз, крупного скота и лошадей, свободно бродивших по окрестным рощам и наносивших им (особенно козы и свиньи) непоправимый ущерб. Хищническое отношение к лесам не могло не отразиться на их размерах; так, в западных областях Германии лесной покров начал сокращаться уже с VII в., именно тогда начался, по выражению немецких историков, «период великого корчевания». Однако главный удар средневековым лесам был нанесен земледелием эпохи развитого феодализма. Процесс внутренней колонизации, развернувшийся в ту эпоху во всех европейских странах, означал рост посевных площадей в значительной части за счет корчевки, рубки, выжига и других видов сведения леса. Наступление на лес приобретало массовый характер. Документы того времени пестрят сведениями об освоении новых земель, отнятых у леса и кустарника, хуторах и заимках в лесистых районах, основании новых деревень. Так, по подсчетам К. Д. Авдеевой, относящимся только к 21 английскому графству, [39] там в XII—XIII вв. возникло более 3,5 тыс. поселений, носящих «лесные» или родственные им имена. Этот пример тем более показателен, так как возможности внутренней колонизации в Англии до известной степени ограничивались существованием заповедных королевских лесов, занимавших в то время от четверти до трети всей территории страны. В других областях Европы «лесная» колонизация, как правило, шла в более благоприятных условиях и самых широких масштабах; в качестве примера можно вспомнить хотя бы массовые переселения немецких крестьян на восточные земли. Значительный урон лесам нанесли в ту эпоху и возросшие потребности судостроения, городского строительства, расширившиеся масштабы ремесленного производства и зарождающейся промышленности. Достаточно сказать, что в самой Западной Европе мачтовый лес для постройки судов, например, к позднему средневековью практически исчез, и он импортировался из других районов континента (Восточная Европа, Балканы и  т.д.).

В результате всех этих процессов лесистый покров континента сократился в несколько раз. Мы не имеем точных сведений о размерах потерь леса в период средневековья, однако некоторые данные позволяют приблизительно представить их масштаб. Почти полностью (за исключением отдельных горных мест) были сведены средиземноморские леса; в результате уже в XVII в. в Италии и Испании типичным видом «лесного» ландшафта стал кустарник. На основной части континента леса сохранились в большей степени. В Германии, например, как полагают современные географы, лесистость страны с XV в. не менялась; сейчас она составляет 20-25% всей территории. Если исходить из того, что современный лесной покров Западной Европы равен приблизительно 22% ее территории и если принять мнение некоторых специалистов о том, что он с XVIII в. почти не менялся (разве только в сторону увеличения за счет новых культурных посадок), то следует признать, что в феодальную эпоху площадь европейских лесов сократилась в 3-4 раза.

Другим следствием средневековой эпохи было изменение характера лесов. В древности в Западной Европе господствовали широколиственные дубово-буковые леса, занимавшие относительно плодородные почвы и обладавшие ценной древесиной. Их уничтожение привело к увеличению удельного веса хвойных пород, и сейчас [40] большая часть лесного фонда западной части континета состоит из хвойных лесов.

Изменились со времени средневековья и другие виды ландшафта: расширилась зона лесостепи, резко увеличились области, занятые кустарником (особенно в Средиземноморье, но также и на Британских островах).

Значительным изменениям подверглась также фауна континента. Во времена Тацита и в последующие столетия в западноевропейских лесах обитало множество оленей, кабанов, туров, медведей, лосей, зубров, лис, волков и др. Охота на них носила промысловый характер: мясо диких животных являлось одним из основных источников питания населения феодального поместья вплоть до последних столетий эпохи развитого средневековья. Не меньшее значение имело и рыболовство. Безжалостное истребление зверей, а также уничтожение лесов постепенно привели к уменьшению видов животных и падению их численности. В период позднего средневековья прежнее изобилие фауны сохранилось только в отдельных глухих местах, преимущественно на окраинах континента. Так, на Корсике еще в XVI в. население вело ожесточенную борьбу со стадами кабанов, диких оленей, травивших посевы, и волков, нападавших на домашний скот. В большинстве же областей Европы картина животного мира неузнаваемо изменилась; наиболее распространенными видами стали кролики, зайцы, в некоторых местах еще встречались редкие косули, кабаны, волки, олени (преимущественно в охотничьих парках). Уменьшилось также число представителей пернатых. В дальнейшем судьба животного мира Западной Европы сложилась трагично: с лица континента почти исчезли лоси, медведи, зубры, бобры, олени и многие другие животные, сохранившись лишь в количествах, обреченных на вымирание (сейчас, например, по всей Западной Европе насчитывают 7-8 диких медведей, во всей Скандинавии — 15 волков и  т.д.). В целом считается, что за последние столетия в Европе практически вымерло около 200 видов различных животных и птиц. Резко сократилось и количество пресноводных рыб. [41]

загрузка...
Другие книги по данной тематике

А. Л. Станиславский.
Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории

Я. С. Гросул.
Карпато-Дунайские земли в Средние века

Жорж Дюби.
История Франции. Средние века

В.И. Фрэйдзон.
История Хорватии

Под редакцией Г.Л. Арша.
Краткая история Албании. С древнейших времен до наших дней
e-mail: historylib@yandex.ru
X