Эта книга находится в разделах

Список книг по данной тематике

Реклама

В. В. Самаркин.   Историческая география Западной Европы в средние века

Этническая карта средневековой Европы

Под этническим делением обычно подразумевается деление населения на особые группы — этносы,— отличающиеся своим языком, общностью территории и экономических связей, а также культурно-бытовыми особенностями и этническим самосознанием. Основное этническое образование периода феодализма — народность, сменившая племенные объединения доклассового общества и народности рабовладельческой эпохи. Народность в период феодализма проходит долгий путь становления и развития и окончательно формируется только к концу его; ее сменяет зарождающаяся нация. Помимо народностей средневековье знало и другие формы этнических образований — этнические (или этнографические) группы, входившие в состав народностей, и более крупные этнические объединения, состоящие из нескольких народностей.

Народность феодальной эпохи обладает рядом специфических особенностей. Пути ее становления в разных странах были разнообразны. Так, в одних местах отсутствовали или запаздывали в развитии одни ее характерные черты (общность территории, экономики), в других — другие. На протяжении всего средневековья на формирование народностей оказывало большое влияние существование внутри них отдельных этнических групп, [42] нередко также приобретавших характер народностей (саксонцы, баварцы, швабы в Германии; галисийцы, баски, каталонцы в Испании). Основу каждой народности составляло трудовое население — крестьяне, ремесленники,— и именно особенности их культуры, быта выступали в качестве характерных этнографических признаков всего народа; что же касается феодальной верхушки общества, то ей нередко был присущ своего рода космополитизм и иногда в ее среде господствовали язык и культура другого народа (английские феодалы после норманского завоевания, онемеченная часть чешских феодалов).

Еще одной особенностью этнической структуры средневековья было отсутствие резких и твердых границ между различными этническими группировками. Феодализм, особенно раннее средневековье, характеризуется постоянным взаимопроникновением и ассимиляцией разных этнических групп, что было связано с непрекращавшимися войнами, походами, завоеваниями. Современные европейские нации сложились в процессе многовекового взаимовлияния разнообразных этнических комплексов средневековой Европы.

Этническая карта Западной Европы к началу средневековья представляла чрезвычайно пеструю картину. В ее формировании нашли отражение самые разнообразные этнические слои античности: лигуры, этруски, италики, кельты, иберы. Наибольший отпечаток на дальнейшее этническое развитие Европы наложили кельты. Во времена Поздней Римской империи кельты занимали большую часть современной Франции (аквитаны, галлы, белги), Англии (бриты), Северной Испании (кельтиберы), Швейцарии (гельветы). Самыми многочисленными из них были галлы, насчитывавшие около 80 племен. Значение кельтского элемента в средневековой истории огромно. Многие из кельтских племен (бриты, галлы, белги) явились ядром формирования некоторых средневековых народностей и оказали значительное воздействие на их культуру. Особая роль среди них принадлежит галлам, которые раньше и больше других кельтских племен подверглись романизации, поэтому именно они часто выступали носителями римских традиций, сыгравших столь важную роль в средневековой истории. Кельты оказали значительное воздействие и на топонимическую карту Европы; многие из названий европейских государств, областей и населенных пунктов кельтского происхождения: [43] Британия, Бельгия, Бретань, Аквитания, Овернь, Пуату, Реймс, Нант и др.

На протяжении средневековья Западная Европа испытывала воздействие самых различных этнических групп. Наибольшей сложностью состав европейского населения отличался в период Великого переселения народов. В это время (и позже) на территории Западной Европы жили представители самых разнообразных народов, настоящий конгломерат этнических группировок: тюрки (гунны, авары), угры (венгры), семиты (арабы), славяне и германцы.

Важную роль в формировании этнического облика средневековой Западной Европы сыграли германцы. Прародиной древних германцев считается Восточная Прибалтика — Скония (Южная Швеция), побережье и острова Балтийского моря. Отсюда в III—II вв. до н. э. германские племена двинулись на юг: по Эльбе к верховьям Рейна и Дуная и по Висле к нижнему течению Дуная, в Северное Причерноморье. Причины этой миграции, положившей начало постоянным перемещениям племен, населявших земли Восточной и Центральной Европы, были разнообразными. Возможно, немалую роль в них сыграли физико-географические факторы (начавшийся период увлажнения степной зоны Восточной Европы), но еще большее значение, очевидно, имели внутренние мотивы: экономические потребности экстенсивного хозяйства и резко возросшее в условиях внутренней дифференциации племен стремление к обогащению, наиболее естественно удовлетворявшееся грабежом и завоеваниями.

В результате этих перемещений в первые столетия нашей эры на территории Центральной, Восточной и отчасти Западной Европы сложились две основные группировки германских племен, находившиеся в постоянном движении, — восточные и западные германцы. Они перемещались преимущественно на запад, на плодородные земли римских провинций и самой метрополии. Первая волна германских завоеваний, начало которой было положено еще вторжениями кимвров и тевтонов, достигла своего наивысшего размаха во времена Цезаря и в последующие десятилетия; именно тогда западные германцы основали первые устойчивые поселения в районе Верхнего и Среднего Рейна, Майна, Неккара, Саара, Верхнего Дуная, где лесостепная флора и плодородные лёссовые почвы явились базой оседлого земледельческого хозяйства. [44]

Следующая волна германских завоеваний приходится на период Великого переселения народов; в результате ее была разрушена Римская империя и германские племена расселились по всей территории Западной Европы. Плацдармом их вторжений были Десятинные поля (область между Верхним Рейном и Дунаем), нижнее течение Рейна и южные проходы (главным образом Паннония). Крупнейшими были передвижения восточногерманских племен — вандалов и свевов, готов, бургундов, лангобардов и западногерманских племенных объединений саксов, англов и ютов, алеманнов, франков, баваров. Многие из них привели к образованию собственных племенных королевств на территории бывшей империи. На новых землях «варвары» иногда подселялись в имения к прежним римским собственникам или отбирали у них лучшие земли (бургунды в Лионской Галлии, вестготы в Южной Франции и Испании); нередко они расселялись и по свободным пространствам (франки, бургунды в Савойе, частично остготы); иногда же завоевание принимало характер массового истребления прежнего населения (лангобарды). О характере расселения германских племен помимо письменных источников дает нам ценные сведения и топонимика; например, наименования, включающие суффикс или окончание ingen, ing, ange, равноценные русскому «ичи»,  т.е. «сыновья такого-то лица», или общегерманский элемент heim, франкский fere, лангобардский fara, указывают на первоначальное компактное расселение какой-либо родовой группы; формирование названия из римского «вилла» и имени германского происхождения (например, Бузонвиль — Busonis villa) чаще всего говорит о совместном поселении покоренного населения и завоевателей.

Германское завоевание оказало огромное влияние на этническую историю средневековья, оно повлияло на состав населения европейских стран, на его быт, экономику, язык и культуру, даже на его внешний облик. Главное же значение германских завоеваний заключалось в том, что, оседая как на захваченных римских, так и на нероманизированных землях, эти племена давали толчок развитию новых общественных отношений.

К концу раннего средневековья по многим районам Западной Европы прокатилась еще одна волна нашествий северогерманских племен — норманское завоевание. Скандинавские викинги совершали набеги почти по всему [45]  северному и западному побережью Европы, обосновывались в Средиземноморье и проникали далеко в глубь континента, поднимаясь по течению Рейна, Сены, Луары и Роны. Особую роль норманские завоевания сыграли в истории Англии, Южной Италии и Нормандии, где завоеватели основали свои государства. Германским племенам датчан, например, захватившим в начале X в. устье Сены и дважды (в IX и XI вв.) завоевавшим Англию,


Набеги норманов в VIII—X вв.:
1 — места постоянных поселений норманов; 2 — территории, наиболее часто подвергавшиеся набегам; 3 — даты набегов [46]

принадлежит важное место в процессе формирования английской и северофранцузской народностей. Наибольшей активностью среди скандинавов отличались выходцы из Норвегии, основавшие свои колонии на огромном пространстве от Сицилии и Африки до Исландии, Гренландии и Ньюфаундленда. Экспансия шведов была направлена на юг и восток, в славянские земли.

Другим большим этническим пластом, следы которого обнаруживаются на территории ряда стран Западной Европы, были славяне. В раннем средневековье племена западных славян занимали значительную часть земель Центральной Европы, местами заходя далеко на запад от Эльбы; южные славяне колонизовали территорию Балкан. Славянские племена проявляли большую активность, проникая на земли соседей как мирным путем, так и совершая продолжительные военные походы. Немалый отпечаток на историю средневековой Италии наложила славянская колонизация Фриуля и южного побережья Апеннинского полуострова, а славянские политические образования на территории Польши и Чехии (впоследствии составившие важную часть Священной Римской империи), а также Австрии (герцогства Каринтия и Крайна) сыграли большую роль в истории западноевропейского средневековья.

Несколько меньшая роль в формировании этнического состава европейского населения принадлежит угро-финнам и арабам. Хотя венгры в IX—X вв. неоднократно совершали набеги на страны Западной Европы (Северную Италию, Германию, Францию), их влияние на этническую картину европейского населения было незначительным. Своеобразным было воздействие арабов. Как известно, они захватили обширные европейские территории — большую часть пиренейских земель, главные острова Средиземноморья и отдельные города на Апеннинском полуострове и в Южной Франции; в моменты наивысшей экспансии на континенте их отряды доходили до Роны и Луары. Но религия ставила непреодолимый барьер ассимиляции местного христианского и пришлого мусульманского населения; влияние арабов на западноевропейские страны шло главным образом по линии культурного и научно-технического воздействия; в этих сферах оно было весьма велико.

Такова в самых общих чертах картина этнических напластований в Западной Европе в средние века. [47] Естественно, что этническая неустойчивость в большой степени сказалась на процессе формирования основной этнической ячейки той эпохи — народности. Можно полагать, что народность в основных своих чертах сложилась только к концу развитого средневековья и лишь в наиболее феодально развитых странах Западной Европы — Англии и Франции. Но и в них к этому времени окончательно сформировались далеко не все признаки народности. Что же касается большинства западноевропейских стран, то в них этот процесс принял гораздо менее четкие формы и растянулся на гораздо больший промежуток времени. В результате этническая карта средневековой Европы отличалась чрезвычайной пестротой.

На территории современной Франции до XIII в. существовала тенденция к образованию двух народностей — северофранцузской (земли langue d'oil) и южнофранцузской (области, где господствовал langue d'ос). Кроме этого главного языкового различия области также отличались культурой, экономическими связями, господствовавшими типами сельскохозяйственных орудий и пр. Гегемония северных областей определилась лишь после Альбигойского погрома, нанесшего непоправимый ущерб экономике Южной Франции, и после консолидации основной массы французских земель вокруг королевского домена. К концу Столетней войны и в период, последовавший за ней,  т.е. в XV — начале XVI в., мы уже можем говорить о формировании основных черт единой общефранцузской народности. Однако и в это время внутри нее существовали различные группы, обладавшие своими специфическими этническими особенностями: фламандцы, бретонцы, гасконцы, пикардийцы и  т.д. Так, например, к концу развитого средневековья на территории Французского государства кроме господствующего французского языка (к тому же дробившегося на ряд диалектов) были распространены провансальский, кельтско-бретонский, фламандский (диалект нижнегерманских языков), баскский и каталонский языки.

Приблизительно в это же время складывается и английская народность на территории Средней, Восточной и Южной Англии; на остальной части английских земель жило кельтоязычное население, отличавшееся своей культурой, бытом и особенностями экономического и социально-политического склада. Это, в первую очередь, относится к шотландцам и кельтскому населению Уэльса, [48] которое, впрочем, в большей степени испытывало англосаксонское влияние. Что же касается самой английской народности, то становление ее главных этнических признаков относится к концу XIV — началу XV в.,  т.е. даже к несколько более раннему времени, чем во Франции; это объясняется более благоприятными условиями политического развития на островах.


Различия в языке, праве, орудиях производства на территории средневековой Франции:
1 — разграничительная полоса между langue d'oc и langue d'oil; 2 — граница между областями письменного и устного (кутюмного) права; 3 — южная граница распространения тяжелого плуга как доминирующего орудия производства; 4 — южная граница топонимов франкского происхождения (типа «имя + court»)

Картина становления немецкой народности гораздо сложнее. До XI в. этническое и государственное развитие немецких земель шло по пути создания благоприятных условий для становления народности и единого государства. Однако в эпоху развитого средневековья в [49] Германии победили децентрализаторские тенденции и Империя превратилась в формальное объединение территориальных княжеств, что лишило зарождающуюся немецкую народность реальной территориальной (а также экономической и культурной) основы. Четко проявилась этническая консолидация по отдельным областям — Бавария, Алемания (Швабия), Франкония, Саксония, Фрисландия; связи же этих областей между собой были чрезвычайно слабыми. Особенно ярко это видно на примере формирования общенемецкого языка. До XIII в. языком письменности (государственных актов и литературы) в Германии оставался латинский язык; наряду с ним нередко использовался и местный язык данной территории. Позже в качестве наиболее распространенного письменного языка стал использоваться разговорный язык одной из областей Верхней Германии, Алемании, однако не он был положен в основу общегерманского литературного языка. Немецкий литературный язык возник только в XVI в. и на базе средневерхнегерманского диалекта, на котором говорили немецкие колонисты захваченной у славян Мейсенской области. В результате в средневековой Германии, несмотря на наличие определенной языковой близости отдельных областей, так и не сложилось языкового единства — этого необходимого условия для формирования национальной общности. Еще более велика была экономическая и политическая разобщенность немецких земель.

Важной особенностью исторических условий, в которых формировалась немецкая народность, было значительное воздействие других национальных элементов. На территории Империи кроме германцев проживали представители многих этнических групп: население Верхней Лотарингии и Эльзаса, гораздо более близкое зарождающейся французской, а не немецкой народности, будущее нидерландское население Нижней Лотарингии, романское население Бургундии, наконец, многочисленные славяне; все они оказали большое влияние на этнический облик формирующейся немецкой народности. Особенно велико было влияние славян. Славянские поселения были разбросаны почти по всей территории Германии вплоть до Рейна; несмотря на жесточайшую насильственную ассимиляцию, славяне наложили значительный отпечаток на быт, культуру и обычаи своих завоевателей. [50] В целом основные характерные этнические особенности немецкой народности сложились уже к концу развитого средневековья; однако они сложились в такой незавершенной и неустойчивой форме, что вполне правомерно сомнение в самом факте существования сформировавшейся немецкой народности в эту эпоху.

Столь же сложное положение существовало в Италии. Отсутствие политического единства, своеобразие экономического развития Северной, Южной и Центральной Италии, наличие сильных влияний других этнических групп (арабы, германцы, славяне и пр.) ставили непреодолимые преграды на пути формирования общеитальянской народности. Процессы этнической консолидации шли главным образом в рамках отдельных областей и преимущественно за счет развития местных локальных этнических особенностей. В масштабах же всей страны складывались лишь элементы этнического единства (единый литературный язык, отдельные проявления национального самосознания).

На территории Пиренейского полуострова формирование испанской народности было надолго задержано арабским завоеванием. Лишь в последние века Реконкисты началось складывание этнического ядра из населения Новой Кастилии, захватившего отвоеванные у арабов земли. Однако этот процесс растянулся на многие столетия. Помимо испанской народности, на территории полуострова существовали и другие этнические комплексы: португальцы, близкие к ним галисийцы, а также баски и каталонцы. В целом складывание испанской народности шло по такому же сложному и замедленному пути, как и в других странах Южной (отчасти Центральной) Европы.

Еще более сложную этническую картину представляли другие, более мелкие территории средневековой Западной Европы. Так, на землях Шотландии в средние века постепенно складывались две родственные этнические группы: южные, низинные шотландцы, испытавшие большое влияние английской народности и говорящие на английском языке, и хайлендеры, горцы, кельтоязычное гэлльское население Северной Шотландии, в средние века создавшее собственное королевство на Гебридах и западном побережье Шотландии. На землях современной Бельгии, Голландии и Люксембурга в средневековье стали складываться этнические группы валлонов, [51] фламандцев и голландцев. Но, пожалуй, наиболее сложным продуктом этнического синтеза являются мальтийцы, наследники финикийцев, карфагенян, греков, римлян, арабов, европейских крестоносцев, венецианцев, турок, в разное время завоевывавших этот остров.

загрузка...
Другие книги по данной тематике

В. В. Самаркин.
Историческая география Западной Европы в средние века

Игорь Макаров.
Очерки истории реформации в Финляндии (1520-1620 гг.)

Н. Г. Пашкин.
Византия в европейской политике первой половины XV в. (1402-1438)

И. М. Кулишер.
История экономического быта Западной Европы. Том 2

А. А. Сванидзе.
Средневековый город и рынок в Швеции XIII-XV веков
e-mail: historylib@yandex.ru
X